STRUCTURAL AND FUNCTIONALL APPROACHES TO SEMANTIC FIELDS ANALYSIS

Abstract


Functional-semantic description of vocabulary as a system of paradigms (procedural fields, semantic classes) develops the idea of modern linguistics about function as a way of uncovering semantics. Something inherent in the system is contained in function; something that the signs hide their use shows; implicit ideas of semantic fields become explicit in field units functioning. This determines the relevance of the study. The practical significance of the results is seen in the field of compiling dictionaries of Russian language compatibility, semantic dictionaries, for working out computer programs for teaching Russian as a foreign language.A comprehensive structural-functional analysis of semantic fields units in this article is based on the model of “text system (meaning)”, in a more general sense - as analysis of links “extensional (allocation) intensional (seme composition)”. In other words, the complex method of analysis relies heavily on units syntagmatic relations , their “spilt” in text semantics and includes methods of component analysis, metalinguistic descriptions, distributional analysis.Structural analysis of semantic fields (network of relations, oppositions between language system elements) allows you to allocate text units invariant and relate them to particular speech segments on the basis of strict implementation of the rules, which determine the variation limits of semantic field units. The rules of lexical units in semantic fields are shown as rules of positional distribution of specific lexical-semantic variants of units, or semems. The principle of subsidiarity is based on the method of language research of the environment (distribution - distribution context) of the individual units in the text and does not use information about all lexical or grammatical meaning of these units.The author reveals how in the semantic field of verbs of transfer some verbs express real transfers from the subject to the addressee, others suggest transfer and implement it in a special diagnostic contexts. On the one hand, transfer is presented as explicit, implicit, i.e. contextually expressed. Basing on the conducted research the author proposes the application of techniques that allow to trace the operation of semantic fields, study the processes of semantic fields formation in the context of their structure and dynamics.


ВведениеТрадиционная лингвистика в основном оперирует парадигмой, инновацион- ная все больше тяготеет к функциональному аспекту. В связи с этим наблюдает- ся расширение лингвистического анализа от значения к функции. Функция - это важнейший способ раскрытия семантики. Функциональная лексикология рас- сматривает функцию как активный фактор лексической семантики: те свойства, которые выводятся из системных связей лексемы, формируют функции; то, что имплицитно или потенциально содержит знаки, выявляет их употребление; то, что имплицирует такая крупная единица, как семантическое поле эксплицирует функционирование единиц поля. Этим определяется актуальность данной статьи, в которой решается проблема функционально-семантического описания лекси- ки как системы парадигм (процессуальных полей, семантических классов). Ре- зультаты исследования могут найти практическое применение в области состав- ления словарей сочетаемости русского языка, семантических словарей, разра- ботки компьютерных программ, обучения русскому языку как иностранному.Значение и знак связаны как единство переменной и постоянной составля- ющих языковой единицы. Знаку свойственно постоянство и тождество в рамках определенного отрезка истории, диахронии, а значение зависит от контекста и потому переменно, оно определяется через многообразные связи человека и окру- жающей действительности, реальной или виртуальной. Процедура определения значения лексемы подразумевает установление совокупности семантических ком- понентов, связанных со знаком в речевом отрезке.Л. Витгенштейн в «Философских исследованиях» обосновывает идею о том, что значение языковой единицы выявляется не только текстовыми связями, вну- триязыковым контекстом, но также во многом - и внеязыковой ситуацией [1]. Концепция Л. Витгенштейна плодотворна в плане развития лингвистической семантики, однако она охватывает только одну из сторон значения, тогда как есть несколько аспектов, раскрытие которых позволяет определить переход от текста к смыслу и от смысла к тексту: значение - не только употребление (синтагмати- ческий параметр), но и отражение действительности (семантический параметр). Значение лексемы устанавливается не только путем соотнесения его с тем по- нятием, которое выражается с помощью данного слова: по словам В.В. Виногра- дова, «оно зависит от свойств той части речи, той грамматической категории, к которой принадлежит слово, от конкретных лексических связей его с другими словами, обусловленных присущими данному языку законами сочетания словес- ных значений, от семантического соотношения этого слова, от экспрессивной и стилистической окраски слова» [2].Проблемы функционального моделирования языка выдвинули на передний край порождающие грамматики, в которых развернутое абстрактное синтагма- тическое представление словоформ играет основную роль. Н. Хомский попытал- ся применить к исследованию семантики естественного языка методы матема- тической логики, возводя поверхностные синтаксические структуры к глубинным структурам-схемам обобщенного представления мыслей. Пути исследования глубинных структур языка, их превращение в поверхностные структуры, которые предлагает порождающая грамматика Н. Хомского, состоят, с одной стороны, вдетальном вычленении компонентов (компонентном анализе) синтаксической структуры, а с другой - в описании возможных трансформаций (семантических вариантов) данной конструкции. Порождающая грамматика обращена к дина- мическим структурам языка, что является чрезвычайно важным, так как именно изучения динамики, механизма деятельности не хватало всем предыдущим тео- риям поля. Представления о наличии и связях глубинных и поверхностных струк- тур непосредственно подводят и к функциональному аспекту лексикологии, и к идеям языкового моделирования [3].Если Н. Хомский ориентировал порождающий процесс на поверхностную структуру заранее заданного предложения и первым «шагом» такого порождения являлось расчленение структуры предложения на группу подлежащего и группу сказуемого, а окончательным результатом - порождение описания заданного предложения, то У.Л. Чейф руководствуется иным подходом к порождающим процессам, более приближенным к процессам речепроизводства. Ключевым эле- ментом, открывающим процесс порождения высказывания, является, по его мне- нию, глагол, в значении которого потенциально содержится все предложение. Отношения между предикатом и его аргументом, как, например, отношение между предикатом действия и агенсом, между предикатом обладания и аргумен- том и т.п. У.Л. Чейф называет «семантическими измерениями», или семантиче- скими осями. Первые фазы в развертывании порождаемого высказывания сво- дятся к выбору глагола, или, точнее, предиката и конкретизации предлагаемых предикатом аргументов. Что же касается преобразования одного из аргументов (или единственного аргумента) предиката в субъект предложения, то этот про- цесс осуществляется только на фазе «линеаризации», предваряющей переход к поверхностной структуре [4].Если говорить о лексической реализации (лексикализации) валентностей это- го или иного глагола, то можно заметить, что лексикализация предсказывается в известной степени семантикой глагола; здесь определяющую роль играют так называемые интегрируемые семы, которые предопределяют субкатегориальную семантику имен, заполняющих позиции при глаголе, однако можно отметить и такое явление, когда конкретное лексическое значение слова, занимающего по- зицию при глаголе, оказывает влияние на количество и характер (обязанность - факультативность) синтаксических валентностей глагола [5].Для современных работ по семасиологии характерно расширенное понимание значения - в концепциях единства парадигматики, синтагматики и прагматики. Синтагматические и парадигматические свойства лексем взаимосвязаны, это позволяет выводить значение слова из его употребления. Структура синтагмати- ки характеризует значение через линейные отношения семантически согласу- ющихся знаков, эти знаки и их актуализированные значения образуют в тексте определенную последовательность одновременно (точнее, «одноконтекстуально») соотнесенных друг с другом языковых единиц [6].Обратимся к функции, которой оперирует логика и лингвистика и которая дает понимание общих закономерностей функционирования языка и внутренней связи ее единиц. Понятие «функция» было заимствовано из математики и логи- ки [7]. Понятие функции в лингвистике зародилось в недрах Копенгагенскойшколы и восходит к работам Л. Ельмслева [8]. Функция выражает определенную зависимость одной переменной от другой. Этот закон, согласно которому мно- жество элементов М (область значений независимого переменного аргумента Х) можно ставить в соответствие элементов множества М1 (область значений зави- симого переменного Y)Y = F (Х),где F (Х) - выражение закона, согласно которому устанавливается вполне определенное соответствие между элементами множеств М1 и М, а Y и Х принимают значения соответ- ственно из М1 и М.Определенным понятием в функции является независимая переменная - ар- гумент (Х), а сама функция есть не что иное, как операция, которая, будучи при- менена к чему-то как аргументу, дает некоторую вещь в качестве значения функ- ции для данного аргумента [9].Е. Курилович [10] предложил разграничивать первичные семантические функ- ции, которые базируются на основе первичного элементарного значения, мини- мально зависимого от контекста, и вторичные семантические функции, которое зависят от контекста максимально.Исследователи лексических функций рассматривают их в рамках модели вза- имного перехода «смысл ↔ текст», где неочевидная семантическая общность слов в системе языка предстает наглядно, выявляется общее глубинное значение, раз- лично реализуемое в поверхностных структурах в зависимости от варьирования слов, выступающих роли аргументов лексической функции [11-13].Каждое употребление слова вызывается необходимостью объективировать его значение как определенную информацию о действительности, полученную че- ловеком в процессе его познавательной и общественной деятельности, поэтому современная семантика оперирует также понятиями психологии и когнитологии [14-16]. Дж. Брунер пишет: «Существуют определенные классы значений, на которые люди настроены внутренним слухом и которые они активно ищут. На доязыковой стадии эти знания существуют в примитивной форме как протоязы- ковые представления о мире, полное же постижение его зависит от языка как орудия культуры…» [Цит. по: 17]. Поэтому еще одно правило анализа лексико- семантического поля - это правило учета экстенсионала и интенсионала, кото- рое базируется на дифференциации и соотношении терминов «значение» (дено- тативный аспект) и «содержание понятия». По Р. Карнапу, экстенсионал - это класс предметов (отношений), которые обозначает знак, а интенсионал - это учитываемые свойства, соответствующие предметам данного класса в сознании носителей языка [18]. Под семантическим классом (множеством) понимается совокупность единиц языка с общим значением и соответствующей данному клас- су типовой синтагматикой, или общей структурной формулой. Дистрибутивный анализ состоит из деления текста на речевые отрезки - сегментации и последу- ющей идентификации в них языковых единиц с помощью их субституции. Вы- делить и описать состав классов семантического поля и его структуру позволяет структурно-семантический анализ.Мы придерживаемся положения о том, что лексические единицы одной па- радигмы употребляются в одинаковых позициях (контекстах) и что характер их употребления определен экстенсионалом. Инструментом, реализующим область определения синтагматики лексической единицы (экстенсионал), служит валент- ность (лексико-семантическая сочетаемость). Поэтому описание значения (ин- тенсионала) лексической единицы возможно дать на основе экстенсионала, ре- ализующего валентные связи.Цель данной статьи дать структурное и функциональное описание единиц про- цессуального семантического поля (СП).Материалы и методыМатериалом исследования послужили единицы поля «передача» в русском языке. Комплексный структурно-функциональный метод анализа единиц семан- тического поля в данной статье основывается на модели «текст → система (смысл)», в более общем понимании - как анализ связей по линии «экстенсионал (соче- таемость) → интенсионал (семный состав)». Иными словами, комплексный ме- тод анализа в значительной степени опирается на синтагматические связи единиц, их «разлитую» в тексте семантику и включает методы компонентного анализа, метаязыкового описания, дистрибутивного анализа.Итак, правила реализации лексических единиц одного семантического поля учитывают позиционную дистрибуцию лексико-семантических вариантов еди- ниц, или семем.РезультатыАнализ структуры лексико-семантического поля, выделяемого на основе оп- позиций формирующих его единиц в системе языка, дает возможность находить в текстах лексико-семантические варианты (семемы), объединенные инвариант- ным значением и реализующие это значение в конкретных контекстах на основе структурных формул, задающих пределы варьирования единиц поля.По правилам речевой реализации инварианта семантического поля включен- ными в данное поле лексическими единицами дистрибуции их лексико-семан- тические варианты подводятся под общие структурные формулы. Дистрибутив- ный анализ опирается на принцип дополнительности, позволяющий определять имплицитную семантику отдельных лексем в тексте без информации обо всей их эпидигматике.Вариант общего значения (инварианта) СП, реализующийся в определенном классе, соответствует определенной модификации общей структурной формулы. Иными словами, семантические различия при избранном методе анализа оказы- ваются структурно выраженными.Лексическое значение определяется путем анализа совокупности семантиче- ских компонентов, которые связаны со знаком в определенном речевом отрезке.ОбсуждениеЕсли понимать значение как совокупность связей, которые реализуются в ре- гулярных и релевантных для данной единицы отрезках текста и смысла, то воз-можно определить алгоритм изучения закономерностей перехода от текста к его смыслу и наоборот. Связи знака и значения специфичны в каждом языке, поэто- му для обучения русскому языку как иностранному необходимы не только учеб- ные тексты, упражнения, отражающие особенности употребления лексики, но и особые учебные словари, представляющие парадигматику и синтагматику слов кК единиц семантических полей.Семантика глагола предопределяет его синтагматику как с синтаксической, так и с семантической стороны. Это представляется так: семантика глагола пред- сказывает глубинную модель, которая разными способами репрезентируется на поверхностный уровень и, следовательно, предопределяет количественно (коли- чество позиций) и качественно (характер позиций в терминах членов предложе- ния) поверхностную модель глагола. Валентность - важнейшее свойство лекси- ческой единицы. Валентность определяет синтагматику данной единицы с дру- гими (полную сочетаемость и дистрибуцию).При анализе любой системы принято говорить о ее единицах и об их значи- мости. Основная единица словаря языка - лексема, но она входит в разные СП лишь одним своим определенным элементарным значением. Ср. СП «передача»:Он дал ему тетрадь (неспециализированная передача); Ему дали орден за храбрость (специализированная передача - «награды»); Он отдал пальто по дешевке (специали- зированная передача - «продажа») и т.п.Соотнесенность синтагматики и парадигматики лексики, т.е. связь определен- ной специфики ее употребления и семантики, дает возможность определить ал- горитм анализа СП. Например, для процессуальных полей на синтаксическом уровне исследуются дистрибутивные свойства глагольных единиц, выявляется общее для каждого из классов и особенное для каждой из его единиц.Поскольку в семантическое поле входят единицы с однородной семантикой, постольку полисеманты своими семемами распределяются по нескольким полям. Итак, в семантическом поле на первом этапе анализа выделяются единицы с ин- вариантной семантикой. Затем производится группировка единиц в семантиче- ские классы, каждому из которых свойственно общее для класса усложненное,«специализированное» значение.Структуру поля описывают через сочетания парадигматических структур еди- ниц с одним специализированным значением и синтагматических структур (со- гласовательных классов), которые отражают свойства поля как сложного систем- но-функционального образования.Синтагматическая структура поля может быть представлена через систему се- мантических классов. С усложнением значения лексических единиц для соот- ветствующих классов закономерно ограничиваются контексты их употребления. Например, лексема «сделать», входящая в СП «созидание», сочетается с большим классом слов: сделать салат, солянку, мясо, рыбу; дорогу; дом; танк; машину... А слова «сварить», «поджарить», «приготовить» будут сочетаться только с классом наименования еды, так как структура СП - парадигма - это система взаимос- вязанных классов, а в синтагматическом аспекте - это система согласовательныхклассов, которые представляют собой взаимодействие глагола и соответствующего класса объектов.Глагол «варить», который входит в СП «созидание», отчетливо противопостав- ляется глаголам типа «жарить» его регулярной совместной встречаемостью с клас- сами, обозначающими жидкую среду приготовления пищи:варить кашу на воде, на молоке; варить яйца в кипящей воде; варить суп в кастрю- ле (с водой). Каша подгорела: вся вода выкипела: кроме того, надо было убрать ком- нату, сварить матери жидкую кашу, купить хлеба и молока, глядеть за двумя братьями… (А. Платонов. Происхождение мастера); Бородатые казаки... разжигали костры, вари- ли уху из выловленной тут же рыбы (В. Распутин. Прощание с Матерой); Семен, вер- нувшись, развел на загнетке огонь под таганом и начал варить пшенный кулеш на ужин (А. Платонов. Происхождение мастера).Ср.: жарить шашлык на шампурах, жарить мясо на вертеле, на сковородке и т.п. Отсюда и определение глагола «варить»: приготовлять кипячением, т.е. в кипящей воде.Другой пример. Глаголы типа «солить» («засаливать»), «сушить», «коптить»,«квасить» очень часто сопровождаются в тексте сирконстантами со значением«на длительное время»:насолить на зиму грибов, наквасить на целый год капусты, намариновать до самой весны огурцов и т.п. - «Сколько вы на зиму насаливаете огурцов?» (Н.В. Гоголь. Иван Федорович Шпонька и его тетушка).Это дает право на основании закона семантического согласования «приписать» сему (на) длительное время («впрок») глаголам этой подгруппы.Разумеется, этот процесс анализа не всегда осуществляется в явном виде: он подразумевается, и на основании его даются определения семантики глагольных и других единиц поля.Единицы в одинаковых позициях объединяются в дистрибутивные (согласо- вательные) классы, которые в дистрибутивных формулах обычно обозначают грамматическими символами при формальной записи (N1 - существительное в форме именительного падежа, V - форма глагола, N4 - существительное форме винительного падежа и т.п.).В зависимости от семантики лексической единицы, обозначающей объект (N4), и от инвариантного значения и дистрибутивной формулы выделяем семан- тические классы глаголов, существительных, прилагательных (подмножеств мно- жества). Ср.: классы глаголов передачи «дать», «вручить», «предоставить» и др. - неспециализированная передача и класс глаголов специализированной пере- дачи - дарения - «подарить», «преподнести»,«презентовать» и т.д. в СП передачи: Он передал тетрадь преподавателю: N1 Vпер N4 N3.Ситуацию передачи можно представить в следующем виде: некое лицо Х отторгает от себя некий конкретный или абстрактный предмет Z другому лицу Y. При этом передача реализуется как взаимодействие ряда актантов; субъект передачи, объект передачи, адресат передачи.ПЕРЕДАВАТЬ (Vпер)Х Z YВ лексико-семантическом аспекте может быть установлена определенная за- висимость актантов и единиц соответствующего класса, который замещает син- таксическую позицию (особенно объект N4).Вариант общего значения СП, реализующийся в определенном классе, какправило, соответствует определенной модификации общей структурной форму- лы. Иными словами, семантические различия при избранном методе анализа оказываются структурно выраженными.Сравним реализацию структурной формулы СП передачи и ее значение:СтруктураЗначениеСтруктура глаголов передачиN1 Vпер N4 N3N1 Vпер но N5 N3Он дал ему деревянную ложку... (К.М. Станюкович. Максимка). Обоим вам по яблочку я дам... (В.А. Жуковский. Тюльпанное дерево)Структура глаголов даренияN1 Vпер N4 N3 N1 Vпер N4 N3N1 Vпер N4 N3 на N4N1 Vпер N4 N3 по N2N1 Vпер N4 N3 в N2N1 Vпер N4 N3 в связи с N5и т.п.Он преподнес ей цветы ко дню рождения.В связи с днем рождения он подарил ему часы. По случаю юбилея он преподнес ей цветы.В знак признательности и расположения он презентовал каждому по великолепной мотоциклетке (А. Бек. Талант (Жизнь Бережкова))Структура глаголов продажиN1 Vпер N4 N3 за N4 N1 Vпер N4 N3 по N3...Я тебе продал часы за десять рублей... (М. Горький. На дне). Перекупщики сбывали билеты по двойной и тройной цене (М. Жаров. Жизнь, театр, кино)Мы видим, что контекст позволяет выявить как общие, так и специфические для каждой разновидности типы дистрибуций рассматриваемых единиц СП.Связь характера дистрибуции единиц и их принадлежности к определенным семантическим классам позволяет перейти к дальнейшему исследованию единиц уже на содержательном уровне, с использованием элементов компонентного ана- лиза.Члены каждого класса, входящего в СП, отождествляются и различаются на основе сходства и различий дифференциальных признаков и стилевых характе- ристик. Сравним основную единицу СП передачи «(пере)дать» и близкие по се- мантике основной единице их синонимы «вручить» и «предоставить». Значение глагола «вручить» как члена семантического поля передачи определяется в сло- варях как «отдать в руки непосредственно», «передавать из рук в руки»; «отдавать, выдавать непосредственно, лично» с явно ощущаемой внутренней формой - «от- дать в руки». Иными словами, в текстах мы наблюдаем, что значение лексической единицы «вручить» включает, помимо содержания «(пере)дать (а)», еще сему «не- посредственно адресату в его руки» (а1); «вручить» = «(пере)дать» + «непосред- ственно в руки адресату», т.е. «а + а1».В смысловом содержании ЛСВ «предоставить» обнаруживается, кроме значе- ния «(пере)дать», сема «цель пользования» («в распоряжение»), «представить» -«отдать в распоряжение, пользование» [19], т.е. «передать» + «для пользования» («в распоряжение определенного лица») + обычно «временно», т.е. а + а2 + (а3) и т.п.Следовательно, единицы СП «вручить», «предоставить» имеют общее значе- ние - «а» - «передать что-либо кому-либо» и следующие дифференцирующиесемы - «а1» - «непосредственно в руки»; «а2» - «для использования (в распоря- жение определенного лица)» + «а3» - «временно» и т.п.Таким образом, применяемый анализ семантического поля ведется в направ- лении «текст → система». На основании учета специфических условий употре- бления устанавливается их принадлежность к тому или иному классу, а внутри данного класса определяются их специфические семантические особенности, отличающие их друг от друга.Сравним в контекстах употребление глаголов «продать», «всучить» и «спустить».Мы же как-то карабкаемся благодаря тому, что я продал две своих картины в два провинциальных музея (И.Э. Грабарь. Письма. 1917-1941); Обходительность и ла- сковость были не более как средство отвести покупателям глаза, заговорить зубы и всучить тем временем гнилое, линючее (Г.И. Успенский. Книжка чеков); Этим ком- мерсантам или придется мерзнуть около своих петушков да яичек; или спускать их вполцены, или поворачивать оглобли домой, а там - милости просим участвовать в воскреснике (В.Ф. Тендряков. Падение Ивана Чупрова).Из употребления этих глаголов и из специфики контекста мы делаем вывод о наличии в них сем «обманом», «плохое», «ненужное» для глагола «всучить»; «ниже стоимости», «вполцены» для глагола «спустить». Это делается на основании за- кона семантического согласования. Если слова спустить за бесценок часто со- четаются, то сема «дешево» должна находиться в глаголе. Если с каким-то словом часто употребляется другое слово, а его значение совершенно ясно - «за бесце- нок», «задешево», «просто так», «почти даром» и т.д., то это значит, что по закону семантического согласования, когда два слова соединяются, они соединяются на основании повторения их семантических признаков.Анализируя семантические поля, следует учитывать области их пересечения на периферии, где осуществляется переход лексических единиц (знаков) из од- ного поля в другое: знак в первичной семантической функции относится к одно- му полю, а во вторичной семантической функции - к другому [20].Именно такая взаимосвязь обнаруживается, например, между полями сози- дания и передачи: ср., например, семантику таких глаголов, как «надписать»,«черкнуть», «телеграфировать» и т.п., в которой слиты значения «созидание» (тек- ста) и его «передача»: «Он написал письмо» и «Он написал об этом другу». Ср.: различие значений ЛСВ в словарях: писать - «воспроизводить от руки, изобра- жать специальные графические знаки; передавать посредством таких знаков сло- ва, текст» и т.п. и писать - «сообщать, извещать о чем-либо в письменной или печатной форме»:Любезнейший Степан! Письмо это пишу у твоего брата, в присутствии Наумова и Павлова, которые уверены, что я, если не в эту минуту, так ввек не поспею отправить к тебе мое послание (А.С. Грибоедов. Письмо С.Н.Бегичеву. 9 сентября 1818); Разговор делается общим. Отец рассказывает, что в газетах пишут о какой-то необычной коме- те, которую ожидают в предстоящее лето (М.Е. Салтыков-Щедрин. Пошехонская ста- рина).Под первичной функцией семантического поля мы понимаем реализацию основного значения лексической единицы в типовых контекстах, ср.: «Он подалему книгу»; «Ребенку подарили игрушку»; «Продавец продал товар» и т.п. Все гла- голы, в прямом или переносном употреблении реализующие основное значение (инвариант), входят в центр семантического поля.Сравним реализацию первичной и вторичной функции в следующих примерах:Функция IФункция IIЭтот же конверт с деньгами ты передашь от меня по адресу (Л.Н. Толстой. Детство)Государство построило ему дом, и он прожил в нем до глубокой старости (построить кому-нибудь » создать, сделать + передать что-либо кому-либо)Она достает из кармана кофточки пачку махорки,передает Дрябину (К.Я. Горбунов. Ледолом)Добрую сигару я отдам приятелю; стакан вина раз- делю с ним же! (М.Е. Салтыков-Щедрин. Сатиры в прозе) (Ср.: разделить » разъединить на части + передать кому-то)Эти запонки, - сказал он, - незадолго до своей смерти подарил мне Антоша Чехов, а я дарю их тебе (Н.А. Морозов. Сорок лет с Гиляровским)На этот раз нас угощали мужики, и мы все пили, - даже те, кто никогда не брал в рот капли вина, долж- ны были выпить по две или по три полрюмки слад- кой водки (Н.С. Лесков. Детские годы) (угостить кого-нибудь ≈ предложить + дать что-либо кому- либо и т.п.На периферии СП могут находиться лексические единицы, реализующие свои значения в определенных контекстуальных условиях благодаря закону асимме- трического отношения знака и значения и способа реализовать семантику опре- деленного СП в своих вторичных функциях.Рассмотрим СП передачи, где ситуацию передачи можно представить в сле- дующем виде: некое лицо Х отторгает от себя некий конкретный или абстрактныйНарезатьХ Z Yпредмет другому лицу: Продавец → продает → товар → за день- ги другому лицу: Х → V → N4 → за N4 → N3. Например, у гла- гола «нарезать», который в своем значении относится к СП«разделять что-то на части», оказывается следующий набор и характер валентностей: субъект, объект и потенциальный, воз- можный адресат. Валентность передачи у этого глагола в обыч- ных контекстах не выражена, она может реализовываться толь-ко в специальных контекстах: Она нарезала ребятам халвы, и они довольные стали есть (нарезать кому-нибудь имплицитно предполагает - «нарезать и дать кому- либо»), т.е. глаголы в данном примере способны своими вторичными функциями (в определенных контекстуальных условиях) выражать передачу, ср.:Тимофей: Андрюшка пшеницу разводит, во всем мире такой пшеницы нет. Вот какой домишко ему отгрохали за пшеницу (А.Н. Афиногенов. Накануне).Такую же потенциальную передачу обозначает глагол «взвесить» (исходное, основное значение «определить вес», вторичная функция «для продажи кому- то»). Как мы видим, значение передачи у этих глаголов либо вообще не выраже- но, либо мыслится как виртуальное и может реализовываться в специальном диагностическом аспекте передачи.Анализируя контексты, мы наблюдаем в них своеобразный «семантический эллипсис» глагола передачи, функции которого берут на себя глаголы «взвесить»,«отгрохать», «заказать» и т.п., функционально связанные с первым как обозна- чение действий, предшествующих во многих случаях передаче, как бы подготав-ливающих ее. Можно допустить, что в предложении Он взвесил ей конфет, и она вышла из магазина есть известный эллипсис, т.е. он взвесил ей конфеты, продал их, она их купила и вышла из магазина. Глаголы в своих вторичных функциях замещают позицию глагола передачи, как бы «расширяя» свое первичное значе- ние до значения передачи, которое «достраивается» средствами контекста. Имен- но поэтому (при маркированном в тексте результате получения передачи) глагол«взвесить» получает контекстуальное значение передачи.Сравним глаголы «заказать» и «заготовить». Глагол «заказать» толкуется в сло- варях в своей первичной функции как «поручить кому-нибудь изготовить, сделать что-нибудь» [21]. В реализации вторичной функции в специальных контекстах СП «передача» предполагается потенциальная валентность передачи (Z → Y), ср.:Вчера зашел в кафе на углу. Сидят немцы. Один заказал коньяку, выпил залпом (И.Г. Эренбург. Буря).Аналогичная реализация II функции значения передачи наблюдается и в глаголе«заготовить» - не только «заранее, заблаговременно приготовить» [21], но и «осу- ществить передачу»: Он заготавливал нам дрова, и мы жгли целый месяц - здесь«заготовить» - заранее приготовить + дать кому-нибудь (получить от кого-ни-будь).Между классами глаголов, обозначающих первичную функцию, и классами слов, обозначающих вторичную функцию, существует определенная закономер- ная связь. С одной стороны, такие классы семантически близки словам, реали- зующим первичную семантическую функцию, с другой стороны, функциональ- но подобны в том смысле, что они в определенных контекстах могут обозначать значение вторичных функций, которые в определенных условиях могут нахо- диться на периферии СП (ср. заказать и передать).Таким образом, класс слов, образующий вторичную функцию, может иметь лишь потенциальную валентность слов, обозначающих первичную функцию определенного СП. Своими вторичными функциями такие единицы будут вхо- дить в определенные СП только тогда, когда значение этого поля будет у них реализовано дополнительными средствами. В таких случаях слово, обозначающее вторичную функцию, как бы втягивается в «семантическую сферу слов, обозна- чающих первичную функцию», в общий смысл текста.Таким образом, можно сделать следующие выводы:если в контексте есть слово, входящее в определенное СП, и в тексте на- блюдаются или подразумеваются реализации этого «основного» значения, то слово реализует первичную семантическую функцию;если в тексте есть слово, обозначающее смежное значение СП, но нет сло- ва, реализующего первичную семантическую функцию этого поля, а есть резуль- тат, выражающий значение смежного глагола этого поля, то данное смежное слово выходит в своей вторичной функции как обозначение результата опреде- ленного СП;если в тексте есть слово, смежное со словами определенного СП, но нетслова, входящего в это поле своими первичными функциями, и нет контексту-ального значения этого поля, то значение этого смежного поля не реализуется даже контекстуально.Само значение передачи реализуется в определенном контексте, в котором подчеркивается результат состоявшейся передачи. В этом случае важно изучение типов контекстов глаголов, смежных с глаголами передачи, в которых реализу- ется значение передачи.Рассмотрим реализацию вторичных семантических функций семантического поля передачи.Значение передачи у глаголов смежных классов, а именно подтверждение фак- та состоявшейся передачи, реализуют следующие языковые средства:придаточное предложение: Крамин делится с ним своим сахаром, потому что Кольке дневной нормы не хватало (В.Ф. Панова. Спутники); Особенно бур- но проходили митинги переселенцев. Эти люди, не имевшие ни кола, ни двора и жившие большими лагерями, просили об устройстве, о том, чтобы им нарезали земли, которую они могли бы обрабатывать (Э.Г. Казакевич. Дом на площади); Отец построил детям дом, в котором они жили (из устной речи);прямая речь: У вас когда соберется собрание? Вопрос, видимо, застал Ер- моленко врасплох, потому что он вместо ответа стал мямлить что-то непонятное, а потом вдруг грубо отрезал: «Когда нужно, тогда и соберемся» (В.А. Солоухин. Рождение Зернограда); Недавно один дурак в лицо мне брякнул: «Ваша ставка на народ - бита, народа нет, есть только классы» (М. Горький. Жизнь Клима Сам- гина); Другие девушки тоже наряжались и прихорашивались. Только Наташа осталась в комбинезоне. - А ты что же? - матерински заботливо обратилась к ней Галиева. «Мне женихов не завлекать», - угрюмо отрезала Наташа (А.Д. Коп- тяева. Дружба);дополнительный глагол, выражающий передачу и контекстуально синони- мичный данному: Добрую сигару я отдам приятелю; стакан вина разделю с ним же! (М.Е. Салтыков-Щедрин. Сатиры в прозе); Перед уходом гостей отец доста- вал мешочек, развязывал и каждому высыпал в карман большую горсть табаку - угощал (В.Е. Афонин. Долгие зимние ночи);внеязыковой контекст: Отец Геннадия - седой, красный, в железнодорож- ной форме - подошел к нему: «Угости папиросой», - сказал он. Саша протянул ему коробку (В.Ф. Панова. Времена года); Васильков: Позвольте, в качестве же- ниха, поднести вам (Лилии). Я сегодня нечаянно купил эти вещи, и вот они и пригодились. (Подает коробку, в которой серьги и брошка) (А.Н. Островский. Бешеные деньги).Общий характер контекста создает в подобных случаях семантический слит- ный смысл передачи, при этом глагол, смежный с глаголом передачи, как бы втягивается в семантическую сферу передачи, в общий смысл текста и передачи.ЗаключениеКак мы видим, в СП глаголов передачи одни глаголы выражают реальную передачу, осуществляемую от субъекта к адресату, другие предполагают передачу и реализуют ее в специальных диагностических контекстах. С одной стороны, передача представлена как эксплицитная, с другой - как имплицитная, т.е. кон-текстуально выраженная. В последнем случае передача вытекает из общего смыс- ла контекста, в котором нет специального глагола передачи. Здесь контекст как бы компенсирует «недостаточность» рассматриваемых функционально смежных глаголов по сравнению с глаголами передачи.Применение приемов, позволяющих проследить функционирование семан- тических полей, дает исследователю объективные методы нового подхода к про- блемам семантики, к изучению процесса возникновения семантических полей, их структуры и динамики.В перспективе представляет интерес дальнейшее исследование данной про- блематики, включая изучение специфики формирования семантических полей единицами с разными экстенсиональными свойствами; характера семантических полей на разных ступенях формирования языковой компетенции учащихся; их зависимости от сформировавшегося жизненного (профессионального) опыта. Все эти проблемы ждут своего решения.В статье решается проблема функционально-семантического описания лек- сики как системы парадигм (процессуальных полей, семантических классов) и развивается идея современной лингвистики о функции как способе раскрытия семантики. То, что заложено в системе, содержится и в функции; то, что скры- вают знаки, показывает их употребление; то, что имплицирует семантическое поле, эксплицирует функционирование единиц поля. Этим определяется акту- альность исследования. Результаты исследования могут найти практическое при- менение в области составления словарей сочетаемости русского языка, семанти- ческих словарей, разработки компьютерных программ, обучения русскому язы- ку как иностранному.Комплексный структурно-функциональный метод анализа единиц семанти- ческого поля в данной статье основывается на модели «текст → система (смысл)», в более общем понимании - как анализ связей по линии «экстенсионал (соче- таемость) → интенсионал (семный состав)». Иными словами, комплексный ме- тод анализа в значительной степени опирается на синтагматические связи единиц, их «разлитую» в тексте семантику и включает методы компонентного анализа, метаязыкового описания, дистрибутивного анализа.Структурный анализ семантического поля (сеть отношений противопостав- лений между элементами языковой системы) позволяет выделить из текста ин- вариантные единицы и соотнести их с конкретными речевыми сегментами на основе строгих правил реализации, которые определяют границы варьирования единиц в семантическом поле. Правила реализации лексических единиц в семан- тическом поле формулируются как правила позиционного распределения кон- кретных лексико-семанти

V P Abramov

Kuban State University

Author for correspondence.
Email: abramovkubgu@mail.ru
Stavropolskaya str., 149, Krasnodar, Russia, 350040

PhD, professor, chief of chair of Russian as a foreign language at Kuban State University

G A Abramova

Kuban State University

Email: galeks25@mail.ru
Stavropolskaya str., 149, Krasnodar, Russia, 350040

PhD, professor of chair of publishing business and mass media technologies at Kuban State University

  • Wittgenstein L. (1994) Filosofskie raboty [Philosophical works]. Moscow: Gnosis; Part 1. P. 97. (In Rus.)
  • Vinogradov V.V. (2001) Russkij jazyk. [Russian language]. Moscow: Russian language. P. 165. (In Rus.)
  • Chomsky N. (2005) O prirode i jazyke / perevod s anglijskogo [On nature and language / translated from English]. Moscow: LIBROKOM. 288 p. (In Rus.)
  • Chafe W. (2015) Jazyk i mysl’ [Language and thought]. Moscow: Languages of Slavic culture. P. 60—88. (In Rus.)
  • Gaisina R.M. Sintaksis prostogo predlozhenija v sovremennom russkom jazyke. Teorija, shemy i obrazcy analiza [The syntax of a simple sentence in the modern Russian language. Theory, schematics and sample analysis]. M.: Higher school, 2010. 424 p. (In Rus.)
  • Novikov L.A. (2001) Izbrannyje trudy [Selected works: in 3 volumes.] Vol. 1. Problemy jazykovogo znachenija [The problem of the language difference]. Moscow: Publishing house of Russian University of friendship of peoples. P. 87. (In Rus.)
  • Frege G. (2000) Logika i logicheskaja semantika [Logic and logical semantics]. Moscow: Aspect­Press. Pp. 220—46. (In Rus.)
  • Hjelmslev L. (2006) Prolegomeny k teorii jazyka [Prolegomena to the theory of language]. Moscow: KomKniga. 248 p. (In Rus.)
  • Church A. (2009) Vvedenie v matematicheskuju logiku [Introduction to mathematical logic]. Moscow: LIBROKOM. 482 p. (In Rus.)
  • Kuryłowicz E. Ocherki po lingvistike (2000) [Essays on linguistics]. Birobidzhan: IP “TRIVIUM”. 490 p. (In Rus.)
  • Mel’chuk I.A. (2012) Ot smysla k tekstu [From meaning to text]. Moscow: Languages of Slavic culture. 176 p. (In Rus.)
  • Mel’chuk I.A., Iordanskaya L.M. (2007) Smysl i sochetaemost’ v slovare [Meaning and collocation in the dictionary = Le sens et la dans le dictionnaire co­occurrence]. Moscow: Languages of Slavic cultures. 665 p. (In Rus.)
  • Apresyan U.D. (1995) Izbrannye trudy: v 2 t. T. 2. [Selected works: in 2 v. V. 2.] Moscow: Languages of Russian culture. P. 280. (In Rus.)
  • Kubryakova E.S. (2012) V poiskah sushhnosti jazyka: kognitivnye issledovanija [In search of the essence of language: cognitive studies]. Moscow: Znak. 208 p. (In Rus.)
  • Lurija A.R. (1979) Jazyk i soznanie [Language and consciousness]. Moscow: Publishing house of Moscow University. 320 p. (In Rus.)
  • Pinker S. (2013) Substancija myshlenija: Jazyk kak okno v chelovecheskuju prirodu / per. s angl. [The Substance of thinking: Language as a window into human nature / translated from English]. Moscow: LIBROKOM. 560 p. (In Rus.)
  • Wierzbicka A. (1999) Jazyk Kul’tura. Poznanie [Language. Culture. Knowledge]. Moscow: Languages of Russian culture. 416 p. (In Rus.)
  • Сarnap R. Znachenie i neobhodimost’. Issledovanija po semantike i modal’noj logike [The naming and necessity. Research in semantics and modal logic]. Moscow: Publishing house of foreign literature, 1959. 384 p. (In Rus.)
  • Bol’shoj tolkovyj slovar’ [Great Russian dictionary]. Pod redaktsijej S.A. Kuznetsova. Saint­Petersburg, 2014. 1536 p. (In Rus.)
  • Vasil’ev L.M. (2006) Teoreticheskie problemy obshhej lingvistiki, slavistiki, rusistiki [Theoretical problems of General linguistics, Slavonic studies, Russian studies]. Ufa: Publishing house of Bashkir State University, 2006. 520 p. (In Rus.)
  • Ozhegov S.I. (2016) Tolkovyj Slovar’ russkogo jazyka. [Russian dictionary]. Moscow: AST; Mir i obrazovanije. 736 p.

Views

Abstract - 1181

PDF (Russian) - 782

PlumX


Copyright (c) 2017 Abramov V.P., Abramova G.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.