WORD CREATION BY PROSE V. TOKAREVA

Abstract


The article considers adjectival neologisms of V. Tokareva, through which the author verbalizes her attitude and aesthetic views. The paper presents a typology of such neologisms considering the ways of word formation and derivation formants. It is noted that the predominantly words, created according to productive word-formation models have clear meaning shown in their structure. The authors note that prefixes sub-, super- and suffixes -ovat-, -sk-, n- are the most productive ones. Among active prepositional formants are super-, semi-. The specific feature of V. Tokareva’s prose is the use of grammar forms. The article also identifies and analyzes structural, semantic, and functional features of neologisms. Special attention is drawn to the subjects and objects of reality receiving non-standard definitions.


ВведениеЖенская проза Виктории Токаревой более пятидесяти лет востребована ши- роким кругом читателей. Внимание к проблемам отдельного человека, разноо- бразие ситуаций, сложность взаимоотношений мужчины и женщины, рассмо- тренные сквозь призму легкого юмора, - все это входит в формулу читательско- го успеха В. Токаревой. Бытоописательные произведения с элементами психологизма и драматизма основаны на достоверном отражении современной русской жизни [1. С. 573-574].В. Токарева вошла в литературу на волне «семейно-бытового бума» [2. С. 502]. Со второй половины 1960-х гг. ее рассказы регулярно печатались на страницах молодежных журналов «Смена», «Юность», «Аврора», а также в журналах «Новый мир», «Знамя», «Дружба народов», «Огонёк».Сюжет произведений основан на необычных и непредсказуемых обстоятель- ствах. «Своеобразие и прелесть токаревской фантазии в том и состоят, что на страницах ее книг невозможное возможно, а нелепое вполне “лепо”. Порой труд- но установить, где именно реальное событие перетекает в столь же реальную чер-товщину… Правда характеров, эта обычность в необычном поражают, пожалуй, больше всего» [3. С. 245-246].Творчество В. Токаревой неоднократно становилось объектом отдельных работ, посвященных разным аспектам лингвистического анализа. В работах проведен анализ межтекстовых связей [4], выделены особенности включения библейских цитат [5], исследованы автологические и металогические приемы [6], проанали- зированы способы психологической характеристики персонажей [7], способы выражения аргументации [8], представлена типология концептов афористики В. Токаревой [9]. Серия работ по лингвистике посвящена исследованию прозы В. Токаревой в гендерном аспекте [10-12]. Синтаксические особенности худо- жественных текстов В. Токаревой описаны в диссертационных исследованиях [13-15].Указанные работы свидетельствуют об актуальности исследования языковых особенностей прозы В. Токаревой, однако специфика словотворчества данного автора исследователями не раскрывалась, в частности, не получили научного освещения многочисленные новообразования-прилагательные.ЦельЦель статьи - представить специфику словотворчества В. Токаревой, опреде- лить и научно описать структурно-семантические особенности и роль новооб- разований-прилагательных, зафиксированных в текстовом пространстве В. То- каревой.Методы и материалы исследованияМатериал исследования извлечен методом сплошной выборки из художествен- ных текстов В. Токаревой, созданных с 1964 г. по настоящее время. Языковой материал проверен по различным словарям и справочникам русского языка.Методологической базой исследования послужили принцип системности язы- ка и концепция о соотношении языка и речи. Для реализации поставленных за- дач в работе использован метод системного научного описания, включающий приемы полиаспектной систематизации, сопоставления и теоретической интер- претации результатов анализа языкового материала; приемы деривационного, структурно-семантического, семантико-стилистического и функционального анализов зафиксированных новообразований.РезультатыНаучная новизна данной статьи заключается в том, что в ней впервые прове- дено исследование адъективных новообразований в текстовом пространстве В. То- каревой, представлена типология новообразований-прилагательных В. Токаревой с учетом словообразовательных способов и деривационных формантов. В работе также выявлены и проанализированы функциональные особенности авторских адъективов. Материал данной статьи может быть полезен при составлении сло- варя языка современных писателей.ОбсуждениеНовообразования-прилагательные играют значительную роль в текстах В. То- каревой. Адъективные новообразования служат для обозначения особых, неха- рактерных признаков лица, предмета или явления. Квантитативный прием вы- являет, что среди неузуальных прилагательных преобладают префиксальные и суффиксальные образования. Префиксальные образования мотивированы име- нами прилагательными, суффиксальные, как правило, - именами существитель- ными.Новообразования-прилагательные, мотивированные именами прилагательными. Данная группа новообразований представлена потенциальными словами, обра- зованными приставочным и суффиксальным способами. Среди префиксальных образований высокую степень активности проявляет префикс до-, например:Это было возвращение к прежней, добеременной жизни, и эта жизнь так поманила, что Наташа опоздала на дачу [16. С. 108].Слова с данным формантом отличаются довольно прозрачными структурой и значением.Новообразования-прилагательные позволяют автору наиболее ярко выразить особенности характера героя. Созданное слово привлекает внимание читателя, ср.:НАДО - для таких, как Боря Мамин, - выше общепонимаемой человеческой мо- рали. Если надо, он может мгновенно выключить прежние чувства и включить другие, как телевизионные программы… Какая-то неведомая Бочарову надчеловеческая или подчеловеческая мораль [17. С. 260].Выразительность данного примера основана на антонимии префиксов над- ипод-.Собранный языковой материал свидетельствует о высокой активности отдель- ных словообразовательных элементов, которые участвуют в словопроизводстве новообразований-прилагательных. К ним относятся препозитивные форманты сверх-, полу-, супер-. Формант полу- обозначает сочетание двух признаков в одном лице или предмете, например:И мама Феликса, хоть и актриса, - тоже не из сложных, полудеревенская девушка [18. С. 11].Отметим, что указанный формант, как правило, вносит отрицательный оттенок в лексическое значение авторского слова. Форманты сверх- и супер- вносят в про- изводное слово увеличительное значение. Экспрессивность инноваций с данны- ми элементами обусловлена структурой. Общее значение слов подобного рода -«что-либо важное, непреходящее», «что-либо очень хорошего качества», «чрез- мерно заметное», «превосходящее подобное», ср.:Это был уже сверхпрезидентский уровень, если только такой существует [19. С. 48]; Голос у певца был могучий, супермужской - должно быть, певец ассоциировал себя с самим Степаном Разиным [20. С. 47].Новообразования-прилагательные позволяют охарактеризовать человека по самым разнообразным признакам. Так, для детальной портретной характеристи- ки автор создает новое слово:И такие же, как у рыбки, большие, чуть-чуть подвыпученные глаза [21. С. 202].Префикс под- указывает на степень проявления признака, выраженного моти- вирующим словом. В другом примере суффиксальное отадъективное новообра- зование с суффиксом -оват- выражает слабую степень проявления признака:Старушка была сдержанна, противновата [17. С. 87].Приведенное новообразование помогает автору выразить отношение к персонажу.В повести «Первая попытка» писатель создает слово усерьезненный для описа- ния особенностей поведения и внешнего вида советских людей, узнавших о смер- ти И.В. Сталина:Люди смотрели с мрачным недоумением и не понимали, как можно в такой день есть и смеяться. А девочки, в свою очередь, не понимали, как можно в столь сверка- ющий манящий весенний день быть такими усерьезненными [22. С. 8].Инновация усерьезненный мотивирована прилагательным серьезный, так как в рус- ском языке глагол усерьезнить возможен только потенциально, ср.: сложный - усложнить, серьезный - усерьезнить.Инновации-прилагательные, мотивированные именами существительными. Сре- ди индивидуально-авторских новообразований, мотивированных именами су- ществительными, отмечены суффиксальные дериваты, характеризующие героя по внешним особенностям:Солдат любил девочку со своей улицы, обнимал ее восьмеркины округлости, родил с ней ребенка, не хотел ничего другого [16. С. 302].В контексте раскрывается значение данного образования:Фигура походила на цифру восемь: один кружок на другом. Нижний побольше [16. С. 266-267].Образную функцию авторских слов могут усиливать изобразительно-вырази- тельные средства и приемы. Так, интерес представляет пример, в котором автор- ское слово наряду с необычным сравнением передает особенности речи героя:Разговаривал утробным роботным голосом, как чревовещатель [17. С. 230].Примечательно, что производящее слово робот является индивидуально-автор- ским новообразованием (придумано чешским писателем Карелом Чапеком), од- нако затем оно прошло процесс узуализации, т.е. языкового закрепления.При создании отыменных прилагательных, образованных в том числе от слож- ных основ, продуктивным является суффикс -н-, например:Зубы у нее белые, крупные, кинозвездные [23. С. 72].Среди суффиксальных отыменных новообразований особое место занимают отантропонимические прилагательные. От фамилий персонажей или известныхличностей при помощи суффикса -ск-/-(ев)ск- создается значительное количество новообразований, например:Хотя нечаевское противостояние - тоже не метод [17. С. 120]; Один архитектор строил, - мягко нажал Мельников и простодушно посмотрел в прозрачные «ботти- челлевские» глаза Вероники [17. С. 81]; В тот, киреевский, период - от восемнадцати до двадцати - разговаривала как помешанная [17. С. 221].Прилагательное нечаевский характеризует силу и упорство героя, «боттичеллев- ские» глаза выражают внешнюю красоту и простоту Вероники, авторское слово киреевский передает особый период в жизни пианистки Артамоновой - время первой безответной любви, девичьих страданий, мечтаний о конкретном молодом человеке. При замене новообразования узуальным прилагательным не в полной мере раскрываются необходимые автору смысловые нюансы.Выразителем уникальности героя становится отантропонимическое прилага- тельное егоровский, которое неоднократно повторяется в тексте:Вероника снова услышала егоровское «да» [17. С. 105]; Егоровская рука легла на ее плечо [17. С. 114]; Он бы взял ее в свой егоровский клан, она бы чувствовала себя в нем уверенно и спокойно, как в родительском доме [17. С. 130].Для главной героини весь мир наполнен Егоровым, поэтому в тексте довольно часто встречаются прилагательные, образованные от этой фамилии.Отметим высокую словообразовательную активностью суффикса -ск- в других словообразовательных моделях:Но Ирина Дмитриевна послала ответное письмо на адрес гороно, где возмущалась мерзавским (она так и написала - «мерзавским») поведением педагога Павла Петро- вича Руденко, который влезает в сердце ее семьи и может разрушить ячейку общества, созданную с таким трудом [16. С. 142].Вставной конструкцией автор обращает внимание читателя на необычность это- го оценочного новообразования. Инновация мерзавский становится производящей базой для адвербиального новообразования:Паше стало «мерзавско» на душе [16. С. 144].Сложные и сложносуффиксальные прилагательные. Языковой материал свиде- тельствует о высокой продуктивности сложения при образовании индивидуаль- но-авторских прилагательных, например:Никакой обреченности в нем нет, - заключил Колька. - Для стовосьмидесятиру- блевого инженера он неплохо приспособился [21. С. 134]; Финал - самоигральный. Провалиться невозможно. Так что уже можно сказать: ты выиграл этот фильм [18. С. 172-173].Автор довольно часто создает на базе словосочетания сложносуффиксальные инновации с суффиксом -н-, например:Небольшой экскурс в прошлое: мы познакомились с ней пять лет назад в скоропо- мощной больнице, где лежали по поводу острого аппендицита [23. С. 105].Как свидетельствует языковой материал, в прозе В. Токаревой достаточно ши- роко представлены как узуальные, так и авторские колоративные прилагательные. Среди узуальных прилагательных можно выделить такие продуктивные основы, как светло-, темно-, черно-, ярко-:Моя роза - темно-бордовая, бархатная, юная, только что выплеснувшая из бутона свою красоту, на длинном крепком стебле [17. С. 193]; Мир с некоторых пор стал ка- заться ему черно-белым, а не цветным [17. С. 109].Для сложных индивидуально-авторских прилагательных характерны свободные объединения собственно колористических и эмоциональных характеристик, за счет чего создается необычный чувственно-наглядный образ номинируемого предмета, например:За забором росла высокая трава с радостно-желтыми лакированными цветочками куриной слепоты [17. С. 272].Особой смысловой насыщенностью отличаются сложные прилагательные- новообразования, которые создаются автором для характеристики эмоциональ- ного состояния героя, например:Егоров улыбнулся. Улыбка у него была детская, изумленно-радостная [17. С. 130]; Севка выпрямил спину, «посадил ее на позвоночник», выстроил каменно-презритель- ное выражение лица и пошел обратно, угадывая дорогу [23. С. 250].Необычность отдельных новообразований заключается в объединении основ с разной стилистической окраской, что приводит к юмористическому эффекту:Иногда телевизионный оператор переводил свою камеру на зрителей, и тогда были видны болельщики: веселые старики в значках, тщательно причесанные старухи, изы- сканно-патлатые красавицы… [22. С. 209].Широкие сочетаемостные возможности позволяют автору создавать неогра- ниченное количество оригинальных сложных прилагательных, например:Пианино было новое, клавиши безупречно-пластмассовые, как искусственные зубы [17. С. 207].Данное новообразование интересно тем, что его компоненты разнородны в се- мантическом плане: первый компонент характеризует степень проявления опре- деленного признака, второй компонент называет материал.Семантические новообразования. К группе семантических новообразований- прилагательных относятся слова, зафиксированные в узусе, но имеющие в текстах В. Токаревой иное значение. А.А. Брагина пишет о том, что довольно часто про- исходят «новые осмысления старых слов, обогащение их новыми значениями» [24. С. 21]. Примером семантического новообразования-прилагательного может служить слово подсолнечный, имеющее в контексте необычное значение, ср.:Все повторяется по спирали. Ничто не меняется в подлунном, подсолнечном мире [25. С. 44].Неузуальные грамматические формы. Яркой особенностью художественной прозы В. Токаревой является использование неузуальных грамматических форм.Среди отмеченных примеров наибольший интерес представляют отсубстан- тивные компаративы, например:Самый центр, центрее не бывает [26. C. 113].Как отмечает А.А. Потебня, формы подобного рода широко представлены в па- мятниках древнерусской литературы [27. С. 43]. Е.О. Борзенко указывает на то, что отсубстантивные компаративы функционируют в разговорной речи XXI в., представляют собой экспрессивную замену отсутствующего прилагательного,«описывают более высокий уровень всего обозначаемого существительным ком- плекса свойств» [28. С. 226].От относительных имен прилагательных автор образует формы сравнительной степени, например:Он не только не отличался от иностранцев, но был еще иностраннее: сухой, эле- гантный, в белом костюме из рогожки, с малиновым платочком в кармашке и таким же малиновым галстуком, пахнущий дорогим табаком и дорогим парфюмом [29. С. 165].Неузуальная форма иностраннее призвана усилить впечатление от образа. В дру- гом примере нестандартная форма завершает ряд прилагательных в сравнитель- ной степени, передающих внешние и внутренние изменения героя:С ней он казался себе сильнее, умнее, суперменистее [16. C. 207].Отдельные новообразования представляют собой форму-ошибку, необходимую автору для выражения оценочного значения, например:Это был ЕЕ костюм - идучий и очень удобный [20. С. 32].Неузуальные грамматические формы в значительной степени повышают экс- прессивность текста. Эта особенность обусловливает в необходимых случаях не- принужденность и эмоциональную насыщенность художественной прозы В. То- каревой, сближая ее с разговорным стилем.ЗаключениеКоличество зафиксированных новообразований-прилагательных, их струк- турно-семантическая необычность и функциональная значимость позволяют считать их яркой приметой идиостиля В. Токаревой.Индивидуально-авторские новообразования-прилагательные в художествен- ных текстах В. Токаревой созданы по продуктивным словообразовательным мо- делям. Ясность значения слов подобного рода способствует более живому вос- приятию текста. Наиболее активными способами образования индивидуально- авторских слов являются префиксация, суффиксация и сложение.Новообразования-прилагательные могут быть мотивированы разными частя- ми речи. Особый интерес представляют отсубстантивные компаративы и неузу- альные формы сравнительной степени.Таким образом, индивидуально-авторские новообразования-прилагательные являются важным средством, позволяющим вербализовать мироощущение и ми- ропонимание писателя.

Y N Kireeva

Institute of Pedagogy Belgorod National Research University

Author for correspondence.
Email: Neverreplay@rambler.ru
Victory, 85, Belgorod, Russia, 308015

Post-graduate Department of Philology, Institute of Pedagogy

L I Plotnikova

Institute of Pedagogy Belgorod National Research University

Email: plotnikova@bsu.edu.ru
Victory, 85, Belgorod, Russia, 308015

Doctor of Philology, Professor Department of Philology, Institute of Pedagogy

  • Fateeva N.A. Yazyikovyie osobennosti sovremennoy zhenskoy prozyi. Podstupyi k teme. Russkiy yazyik segodnya: sb. statey. Vyip. 1 / Otv. red. L.P. Kryisin. Moscow: Azbukovnik, 2000. P. 573—585. (In Russ.)
  • Bikbulatova K.F. Tokareva V.S. Russkaya literatura XX veka: Prozaiki, poetyi, dramaturgi: biobibl. slovar: v 3 t. / Pod red. N.N. Skatova. Moscow: OLMA­PRESS Invest, 2005. T. 3. P­Ya. P. 500­502. (In Russ.)
  • Zhuhovitskiy L.A. Neudachlivost? Net — chelovechnost!: retsenziya na sbornik «Letayuschie kacheli». Znamya. 1980. № 1. P. 245—246. (In Russ.)
  • Zubakova N.V. Intertekstualnost v rasskazah V. Tokarevoy [Intertextuality in V. Tokareva’s short stories]. Filologicheskie nauki. Voprosyi teorii i praktiki. 2015. № 3 (45). Ch. 2. P. 90—93. (In Russ.)
  • Аfanaseva Yu.M. Bibleyskie tsitatyi v proze Viktorii Tokarevoy. Russkaya rech. 2009. № 1. P. 38—40. (In Russ.)
  • Schurova I.V. Avtologicheskie i metalogicheskie priYomyi v proze Viktorii Tokarevoy. Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta. 2010. № 21. P. 170—175. (In Russ.)
  • Tertyichnaya N.N. Psihologizm prozyi V. Tokarevoy (o nekotoryih aspektah problemyi) [Psychologism of V. Tokareva’s prose (On some aspects of problem)]. Filologicheskie nauki. Voprosyi teorii i praktiki. 2013. № 9­1 (27). P. 161—165.
  • Beketova E.A. Podtekst i sub’ektivnaya avtorskaya modalnost kak sposobyi vyirazheniya argumentatsii v hudozhestvennom tekste: na primere povesti V. Tokarevoy «Ptitsa schastya». Voprosyi gumanitarnyih nauk. 2007. № 4. P. 84—87. (In Russ.)
  • Kalashnikova N.M. Aforistichnost kak cherta idiostilya V. Tokarevoy: dis. … kand. filol. nauk. Rostov­on­Don, 2004. 246 p. (In Russ.)
  • Holomeenko O.M. Gendernyie dominantyi i ih yazyikovaya reprezentatsiya v «zhenskoy proze»: na materiale proizvedeniy V. Tokarevoy: avtoref. dis. ... kand. filol. nauk. Rostov­on­Don, 2013. 24 p. (In Russ.)
  • Streltsova E.A. Yazyikovyie osobennosti hudozhestvennyih tekstov V. Tokarevoy, L. Petrushevskoy, L. Ulitskoy. Vestnik Cherepovetskogo gosudarstvennogo universiteta. 2014. № 3 (56). P. 137—140. (In Russ.)
  • Rusinova L.V. Kontsept lyubov v sovremennoy zhenskoy proze (na materiale tekstov V. Tokarevoy, L. Ulitskoy i N. Gorlanovoy): avtoref. dis. ... kand. filol. nauk. Moscow, 2012. 30 p. (In Russ.)
  • Zelepukin R.O. Partsellyatsiya v hudozhestvennoy proze V. Tokarevoy: struktura, semantika, tekstoobrazuyuschie funktsii: avtoref. dis. ... kand. filol. nauk. Moscow, 2007. 26 p. (In Russ.)
  • Barteneva M.Yu. Sintaksicheskie i semantiko­stilisticheskie sredstva organizatsii teksta sovremennoy hudozhestvennoy prozyi (na materiale proizvedeniy V. Tokarevoy i T. Tolstoy): avtoref. dis. ... kand. filol. nauk. Mahachkala, 2000. 25 p. (In Russ.)
  • Kovtunenko I.V. Tekstoobrazuyuschaya funktsiya russkih i frantsuzskih sochinitelnyih soyuzov v slozhnom sintaksicheskom tselom: na materiale prozyi V. Tokarevoy i F. Sagan: avtoref. dis. ... kand. filol. nauk. Rostov­on­Don, 2009. 18 p. (In Russ.)
  • Tokareva V.S. Perelom [Broken]. Moscow: AST, 2004. 315 p. (In Russ.)
  • Tokareva V.S. Gladkoe lichiko [Plain little face]. Moscow: AST, 2011. 397 p. (In Russ.)
  • Tokareva V.S. Mezhdu nebom i zemlYoy [Between Heaven and Earth]. Moscow: AST, 2014. 320 p. (In Russ.)
  • Tokareva V.S. Ptitsa schastya [Bird of happiness]. Moscow: AST, 2011. 380 p. (In Russ.)
  • Tokareva V.S. Lilovyiy kostyum [The Lilac suit]. Moscow: AST, 2011. 315 p. (In Russ.)
  • Tokareva V.S. Prosto svobodnyiy vecher [Just free evening]. Moscow: AST, 2011. 299 p. (In Russ.)
  • Tokareva V.S. Pervaya popyitka [First try]. Moscow: AST, 2011. 284 p. (In Russ.)
  • Tokareva V.S. Zvezda v tumane [A Star in the fog]. Moscow: AST, 2011. 348 p. (In Russ.)
  • Bragina A.A. Neologizmyi v russkom yazyike: posobie dlya studentov i uchiteley. Moscow: Prosveschenie, 1973. 224 p. (In Russ.)
  • Tokareva V.S. Tihaya muzyika za stenoy [Gentle music behind the wall]. Moscow: AST, 2014. 350 p. (In Russ.)
  • Tokareva V.S. Korotkie gudki [Short beeps]. Saint Petersburg: Azbuka­Attikus, 2013. 240 p. (In Russ.)
  • Potebnya A.A. Iz zapisok po russkoy grammatike. T. 1­2. Moscow: Uchpedgiz, 1958. 535 p. (In Russ.)
  • Borzenko E.O. Semanticheskaya spetsifika otsubstantivnyih komparativov («zvezdee», «tsentree»). Russkiy yazyik: istoricheskie sudbyi i sovremennost: V Mezhdunar. kongress issledovateley russkogo yazyika: Trudyi i materialyi / Sost. M.L. RemnYova, A.A. Polikarpov, O.V. Kukushkina. Moscow: Izd­vo Mosk. un­ta, 2014. P. 225—226. (In Russ.)
  • Tokareva V.S. Salto­mortale [Flip­flap]. Moscow: AST, 2011. 318 p. (In Russ.)

Views

Abstract - 831

PDF (Russian) - 231

PlumX


Copyright (c) 2017 Kireeva Y.N., Plotnikova L.I.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.