ON LITERARY TRANSLINGUALISM (BASED ON CHINGIZ AITMATOV’S NOVEL “MOTHER EARTH”)

Cover Page

Abstract


This article is devoted to the problem of translingualism which typically means the author’s ability to use two languages in equal measure in his works. Chingiz Aitmatov, creating his literary masterpieces in Kyrgyz and Russian languages, had been never limited by ordinary translation. He was seeking transfer of the national image in the context of a particular culture resorted to various stylistic techniques and means of artistic expression.The titles’ comparison of the Chingiz Aitmatov’s novel “Mother Earth” in Kyrgyz and Russian languages is testified on a deep understanding by the author of the originality of two peoples’ worldview. Figurative-semantic representations and values underlying that this understanding influenced the formation of these cultures and peculiar to native speakers. It suggests the presence of two national-cultural traditions in the image of the world and in creativity of the outstanding writer.


1. ВВЕДЕНИЕ В исследованиях, посвященных текстам, создаваемым писателями-билингвами, встречается относительно новый термин «транслингвизм», подразумевающий способность использовать в равной степени в литературном творчестве оба языка [1. С. 151]. Интерес к своеобразию создания художественного мира билингвальной личностью в литературных текстах на русском языке активизировался с 70-х гг. XX в. В литературоведении данная проблема рассматривалась в работах Г.Д. Гачева, А.А. Гируцкого, Ч.Г. Гусейнова, Н.Г. Михайловской, Б. Хасанова, Т.К. Черторижской и др. В начале XXI в. появились диссертационные исследования М. Б. Амалбековой, У.М. Бахтикереевой, С.А. Гринберг, Е.Н. Кремер, Р.О. Туксаитовой. Следует отметить, что в современной филологии интерес к данному уникальному феномену обусловлен «размышлениями о том, как создается в исследуемом типе текстов особая национальная картина мира в “языковой оболочке” иного этноса» [2. С. 62]. По мнению Н.Л. Лейдермана, русскоязычные тексты нерусских авторов «несут в себе доведенную до рефлекса родовую память этноса: они порождены условиями жизни - природой, бытом, трудом, нравами и теми ценностными представлениями, которые сложились за многие века» [3. С. 21-22] У.М. Бахтикереева определяет транслингвизм как «особый вид речемыслительной деятельности творческой билингвальной личности, которая путем усвоения способов осмысления действительности, выработанных предшествующими поколениями первичной и вторичной культур, получает доступ к достижениям общественного сознания обеих и способам их выражения/описания двумя языковыми системами. Обусловленные речевой деятельностью билингвального автора тексты, описывающие художественный образ первичной культуры на языке приобретенной, имеют свои особенности и кодируются в сознании носителей обоих языков как “необычные”» [4. С. 5]. 2. ОБСУЖДЕНИЕ В полной мере проявление данного феномена прослеживается в литературнохудожественном творчестве Чингиза Айтматова, одного из крупнейших писателей ХХ в. Создавая свои произведения на киргизском и русском языках, он стремился к передаче национального образа мира на другом языке и в контексте иной культуры, прибегая к различным стилистическим приемам и средствам художественной выразительности. Как следствие, оттенки значений и сами значения в русском варианте обнаруживают отличия от киргизского текста [5. С. 25-26]. Чтобы проиллюстрировать отражение русской и киргизской самобытных культурно-языковых картин мира в творчестве Ч. Айтматова, рассмотрим названия повести «Саманчинын жолу» («Дорога соломщика»), которая в русском переводе получила у писателя иное заглавие - «Материнское поле» [6. С. 94]. За подобным несовпадением в названиях произведения лежат не только различия в киргизском и русском мироощущениях, но и особенности архаичных ценностных представлений о сакральном единстве человека с миром природы, которые служили в древности абсолютным законом бытия. Описанные в повести события относятся к XX в., но главная героиня Толгонай, наследница древней киргизской устно-поэтической традиции, воспринимается как образ хранительницы народной культуры. Это, как представляется, и обусловило выбор писателем русского заглавия произведения. Толгонай делилась воспоминаниями о своей нелегкой жизни с полем, на котором трудилась всю жизнь. Обращаясь к нему, она рассказывала о переломных моментах своей жизни. При этом Толгонай смотрела на Млечный путь, и он казался ей огромной охапкой соломы на ночном небе, в ее воображении возникала картина мифического хлебороба, могучего и доброго, который шел, оставляя за собой осыпавшуюся мякину и зерна. В этой связи отметим, что образ космонима «Млечный путь» восходит к архаичным представлениям первых земледельцев на территории Средней Азии и Ирана. Не удивительно, что светлая звездная полоса отождествлялась ими с небесной дорогой, по которой постоянно перевозят солому, мякину или сено и, шире, с ежедневным, тяжелым трудом хлеборобов [7. С. 78]. В этой связи примечательно, что у памирского народа, шугнанцев, и в наши дни бытует фразеологизм пройти Млечный путь, который характеризует человека, добившегося своей цели ценой неимоверных усилий. Появление у этих народов ассоциации Млечного пути с рассыпанной на небе соломой было вполне предсказуемо, так как соломе в хозяйственной деятельности на этой азиатской территории отводилось особое место. В частности, из нее изготавливали необожженные саманные кирпичи из глины с добавлением соломы, которые служили основным строительным материалом. Очевидно, что русский перевод киргизского названия «Саманчинын жолу» как «Дорога соломщика» или «Млечный путь» абсолютно не соответствовал авторскому замыслу писателя, который написал свою повесть о полной драматизма судьбе простой киргизской женщины. Поэтому, как представляется, в название вошел образ «материнского поля», восходящий к древнейшему славяно-русскому архетипу матери сырой земли, который был общим у различных славяно-русских племен. Что же касается эпитетообразного наименования «мать сыра земля», изначально принадлежавшего языческой богине Мокоши, то со временем оно вытеснило из русского народного сознания ее образ. А после принятия христианства культ матери сырой земли слился с почитанием Богородицы, а также с муками матери, испытываемыми при рождении ребенка [8. С. 192]. 3. ВЫВОДЫ Таким образом, различные названия повести - «Материнское поле» на русском и «Дорога соломщика» («Млечный путь») на киргизском языках - свидетельствуют о глубоком осмыслении Чингизом Айтматовым специфики мировидения и миропонимания носителей двух различных культурных традиций, за которыми стоят самобытные образно-смысловые ассоциации и мифопоэтические представления о мире и бытии.

S V Yakovleva

Peoples’ Friendship University of Russia

Author for correspondence.
Email: smsfamily2@mail.ru
Miklukho-Maklaya str., 6, Moscow, Russia, 117198

Yakovleva Svetlana Vasil’evna is an assistant at the Department of Russian Language and Intercultural Communication, Faculty of Humanities and Social Sciences, RUDN University.

  • Karakuts-Borodina L.A. Translingvizm i yazyikovaya igra (na materiale proizvedeniy V.V. Nabokova) [Translingualism and Word Play (based on the texts by V.V. Nabokov)]. Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Seriya 9. Filologiya. Vostokovedenie. Zhurnalistika. 2007. № 3-II. SPb.: Izd-vo Sankt-Peterburgskogo universiteta, 2007. S. 151—155
  • Kremer E.N. Hudozhestvennyiy bilingvizm i translingvizm — russkoyazyichie (bibliograficheskiy obzor) [Literary (creative) bilingualism and translinguaism (bibliographic review)]. Gumanitarnyie issledovaniya. 2014. № 1. S. 61—67.
  • Leyderman N.L. Russkoyazyichnaya literatura — perekrestok kultur [The Russian-Language Literature — A Clash of Cultures]. Filologicheskiy klass 2015. № 3. S. 19—24.
  • Bahtikireeva U.M. Hudozhestvennyiy bilingvizm i osobennosti russkogo hudozhestvennogo teksta pisatelya-bilingva [Literary bilingualism and the peculiarities of the Russian literary text of the writer-bilingual]: diss. … dokt. filol. nauk. M., 2005. 387 s.
  • Kairbekov B. Perevodchiki kultur [Cultures’ Translators]. The International Conference “In memory of Chingiz Aitmatov” (8—9 June 2012 / Orleans House Gallery, Twickenham, TW1 3DJ). London, 2012. S. 25—27.
  • Mamyirov A. O meste i roli rodnogo yazyika v tvorcheskoy deyatelnosti Chingiza Aytmatova [The place and the role of the native language in Chingiz Aitmatov’s creative activity]. The International Conference “In memory of Chingiz Aitmatov” (8—9 June 2012 / Orleans House Gallery, Twickenham, TW1 3DJ). London, 2012. S. 93—94.
  • Yakovleva S.V. Obraz solomennogo puti v mifopoeticheskoy kartine narodov mira [The Image of the Straw way in Mythopoetic Picture of the World’s People]. Vestnik TsMO MGU. Filologiya. Kulturologiya. Pedagogika. Metodika. 2015. № 1. S. 76—79.
  • Vladimirova T.E. Russkiy kod byitiya: tendentsii stanovleniya i razvitiya [The Russian Code of Being: Establishment and Development]. Metafizika. 2011. № 1. S. 185—203.

Views

Abstract - 134

PDF (Russian) - 68

PlumX


Copyright (c) 2017 Yakovleva S.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.