PSYCHOSOCIOLINGUISTIC APPROACH TO STUDYING THE PROCESS CODE SWITCHING IN BILINGVAL ENVIRONMENT

Abstract


Linguists have recently started to explore code switching as a separate aspect. It can be more thoroughly traced in the speech of the bilinguals - people who can operate both languages equally and choose one of them in a suitable situation. However, linguists argue if code-switching is always moti-vated or are bilinguals influenced by the language factors.


Переключение кода - это процесс перехода индивида с одного языка на другой в процессе коммуникативного акта, чтобы яснее передать свои коммуникативное интенции. Для успешного осуществления процесса переключения кода между языками должен происходить непосредственный контакт. Психолингвистический подход к изучению переключения кода среди билингвальной среды объясняет, какие аспекты языковой способности билингвов позволяют менять коды. Изучение психологического аспекта переключения кода представляет особый интерес для лингвистов, так как это явление до своего формального выражения в речи проходит определенный алгоритм в сознании человека. Чаще всего лингвисты обращаются к психолингвистическим моделям билингвальной речи, чтобы выявить связи между структурными параметрами, характеризующими ее с грамматической точки зрения. Следовательно, они помогают оценить, насколько сильно переключение кода ассимилируется в грамматический строй языка-приемника, то есть языка, на который билингвы переходят, чтобы яснее донести свои коммуникативное интенции. И. Матрас считает, что во время монолингвального разговора билингв стоит перед выбором, может ли он переключаться на иной язык или нет [Matras 2012]. Одна из самых важных моделей речепорождения в психолингвистике принадлежит В. Левельту. Он делит процесс речепорождения на три стадии: 1) стадия подготовки довербального сообщения, которое становится основой для непосредственных процессов когнитивно-лингвистической формулировки; другими словами, это сообщение рассматривается как нелингвистическая реперезентация, состоящая из концептов и их соответствующих ролей (агент, тема, рецепиент); 2) процессы грамматического кодирования, которые определяют синтаксическую структуру будущего высказывания; 3) фонологическое кодирование, или создание фонологической формы высказывания; 4) произнесение высказывания [Levelt 1989]. Параллельно с грамматическими и фонологическим кодированием происходит процесс извлечения лексических единиц из ментального лексикона. Этот процесс состоит из двух составляющих: выбор леммы и извлечение конкретной словоформы. Во время извлечения словоформы говорящий определяет ее фонологические сегменты и метрическую рамку. Метрические рамки комбинируются и образуют фонологические слова. На основе такого понимания фонологического координирования, мы можем сделать два вывода: 1) фонологическая форма слова не извлекается говорящим как некая законченная единица, она выстраивается из более мелких единиц - фонем; 2) слогоделение происходит на более позднем этапе. Силлабическая структура слов не извлекается из ментального лексикона, а определяется когда извлеченные фонологические сегменты связываются с метрической рамкой фонологического слова. К. Де Бот, применяя модель Левелта для билингвальной речи, предположил, что лексиконы различных языков и их филологические характеристики хранятся вместе, в рамках единой системы, при этом каждый элемент этой системы обладает свойством указывать на свою принадлежность к какому-либо языку, образуя тем самым две подсистемы в рамках одной [De Bot 1992]. Таким образом, К. де Бот предлагает решение одного из основных вопросов психолингвистики в отношении места хранения информации о различных языках, помещая их в единую систему связанных между собой элементов. Эту точку зрения разделяют и другие лингвисты [Clyne 2003 и др.]. Адаптированная модель билингвальной речи согласно К. де Боту [De Bot 2000] выглядит так: сначала билингв обращается к единой концептуальной системе двух лексиконов посредством концептуализатора, однако уже на этапе грамматического кодирования он задействует различные формуляторы, которые обрабатывают разноязычные леммы в соответствии с правилами кодирования того или иного языка. Наконец, на этапе артикуляции речь получает либо монолингвальное оформление, либо билингвальное (происходит кодовое переключение), в зависимости от интенций говорящего. Итак, принципиальное отличие механизмов монолингвальной и билингвальной речи, согласно модели Де Бота, заключается в наличии нескольких формуляторов, число которых соответствует количеству языков, на которых способен изъясняться говорящий. В поиске необходимого слова активируется сразу несколько вариантов вербализации (включая варианты из альтернативных лексиконов), и говорящий делает выбор в пользу наиболее подходящего, при этом все возможные альтернативы подавляются. Рассмотрим пример: The 25-year-old founder of the hit faux-fur label Shrimps [Vogue UK July 2015] (25-летняя основательница популярного бренда искусственного меха - «Шримп»). В данном случае слово «faux» заменяет английское слово artificial, которое длиннее и намного сложнее для произношения. Следовательно, вводится французский термин для обозначения искусственного меха, который должен быть известен всем индивидам, связанным с миром моды или проявляющими к нему интерес. В этом случае переключение кода вводится для удобства говорящего. Если же говорящему не хватает энергетических ресурсов, чтобы подавить неприемлемые варианты (например, в случае усталости или при патологических заболеваниях), происходит непреднамеренное переключение кодов (так называемая «оговорка билингва»). М. Грин полагает, что производство лексем и языковых структур проходит процедуру, в ходе которой данные структуры, ограниченные рамками контекста, подвергаются отбору, в то время как языковые формы, которые считаются не подходящими по контексту, блокируются [Green, 1999]. Структура, которая получается в ходе данного процесса, является функциональноправильной согласно семантико-прагматической теории, но неправильной исходя из контекстуальной теории. Например: In this scene Chloe looks like the sort of jeune femme that would write one of those unfortunate books, whereas Carrie looks like the girl who bought it [Instagram: @everyoutfitonsatc]. (В этом эпизоде Хлоя выглядит как молодая женщина, написавшая одну из таких неудачных книг, в то время как Керри выглядит как девушка, которая ее купила.) В данном примере французская фраза jeune femme вкрапляется в структуру английской фразы. Развивая идеи Д.В. Грина, Ф. Грожан уточняет, что в зависимости от степени активации альтернативного языка билингв может находиться как в монолингвальном, так и в билингвальном режиме, при котором один из языков всегда будет базовым, а другой - второстепенным. Данная предпосылка лежит в основе понятия матричного. Многие современные исследователи склонны считать, что ко-активация двух языков - довольно распространенное состояние, обусловливающее наличие таких языковых вариаций, где постоянное кодовое переключение является нормой. Одновременная активация семантических подсистем на концептуальном уровне - типичное состояние, которое наглядно проявляется при интерпретации метафоры, иронии и других приемов, построенных на взаимодействии разноязычных семантических значений [Tracy 2000; Gardner-Chloros 2009]. Рассмотрим пример метафорического переключения кода: With ambassadors such as Julia Roberts and Lupita Nyong’o it has become the epitome of radiance and joie-de-vivre. (Elle July 2015 ZA) (С такими звездными посланниками, как Джулия Робертс и Люпита Нионго, бренд стал образцом великолепия и красоты жизни.) В этом предложении используется знаменитая французская фраза joie de vivre, то есть она вводится, чтобы отразить яркую картину радости жизни, тем самым представляет собой концептуальный образ всего самого лучшего, что есть в жизни. Если считать, что билингвизм есть особый случай более широкого явления стилистической вариации, то переключение между языками должно рассматриваться как отличающееся лишь по степени стилевой окрашенности от переключения внутри одного языка, и действительно, в коллективах, где большинство говорящих двуязычно. Следовательно, в правилах выбора языка можно увидеть действие в точности тех же параметров, которые появляются при попытке соотнести монолингвальный выбор языковых элементов с ситуативными факторами преимущественно социологического характера. Граница кодов может проходить даже внутри тесно связанного словосочетания, так что определение принадлежит одному языку, определяемое - другому, глагол одному языку (с соответствующей морфологией), а зависимые от него слова - другому и т.п. [Елоева, Русаков, 1990]. Например: I like to meet my interior-designer friend at Lady M’s Boutique, a patisserie so high-class it’s the Tiffany’s of cakes [Harper's Bazaar UK April 2015]. (Я люблю встречаться с моим другом дизайнером интерьеров в бутике «Леди М», очень пафосной кондитерской, которую можно назвать Тиффани среди магазинов тортов.) Английское слово bakery заменяется французским аналогом patisserie, чтобы подчеркнуть высокий статус заведения. Это существительное согласуется с английским прилагательным high-class, тем самым подверждая теорию о границе различных языковых кодов. И. Матрас опровергает теорию о том, что иноязычные вкрапления являются «престижными», «социально-мотивированными» и «подверженными социальному давлению» без определенной связи с социальными условиями, влиянием разговорного языка и коммуникативных интенций, а также особой функциональной роли заданной структуры или категории [Matras, 2012]. Итак, следует отметить, что переключение кода используется билингвами не только для удобства, но зачастую и для того, чтобы подчеркнуть свою социальную роль, статус или принадлежность к какой-либо языковой группе. Как правило, один язык несет до минирующий характер, хотя оба языка находятся в рамках одной коммуникативной системы. Выбор языка в каждой отдельной ситуации не всегда маркирован, на него могут оказывать влияние такие аспекты, как уровень владения языками, коммуникативное интенции говорящего и даже психологическое состояние самого билингва.

E V Tutova

RUDN University

Author for correspondence.
Email: lazareva_ov@rudn.university
6, Miklukho-Maklaya str., Moscow, Russia, l l7198

  • Galperin, I.R. (1974). Informativity of units of language. Moscow: High School. (In Ru ss.)
  • Clyne, M. (2003). Dynamics of language contact. English and immigrant languages. Cambridge: Cambridge Un iversity Press.
  • Elle South Africa, July 2015.
  • Gardner-Chloros, P. (2009). Code-switching. Cambridge: Cambridge University Pr ess.
  • Levine, Robert D., and Georgia M. Green. “Introduction”. Studies in contemporary ph rase s tructure grammar. Cambridge: Cambridge University Press, 1999.
  • Levelt, W.J.M. (1989). Speaking: from intention to articulation. Cambridge, MA: M.I.T. Press.
  • Levelt, W.J.M. (1992). Accessing words in speech production: stages, process and representations, Cognition, 42.
  • Matras, Yaron. (2012). An activity oriented approach to contact-induced language change. In: Leglise, Isabelle; Chamoreau, Claudine, (ed.). Dynamics of contact-induced change. Berlin: Mouton de Gruyter.
  • Matras, Yaron. 2012. Loanwords in the world's languages: A comparative handbook (review). In: Language. Vol. 88(3).
  • Myers-Scotton, C. & Ury, W. (1977). “Bilingual Strategies: The Social Functions of Codeswitching”. Journal of the Sociology of Language, 13. pp. 5—20.
  • Myers-Scotton, C. (1992). Codeswitching as socially motivated performance meets structurally motivated constraints In Thirty Years of Linguistic Evolution, Piitz, Martin (ed.). Amsterdam: John Benjamins. pp. 417—428.
  • Myers-Scotton, C. (1993). Duelling languages. Grammatical structure in Codeswitching — Clarendon Press. Oxford.
  • Myers-Scotton, С. (2002). Contact linguistics. Oxford: Oxford University Press.
  • Vogue UK July 2015.
  • Vogue USA September 2015.

Views

Abstract - 28

PDF (Russian) - 21


Copyright (c) 2017 Tutova E.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.