COMMUNICATIVE STEREOTYPES OF REPRESENTATIVES OF DIFFERENT CULTURAL AND LINGUISTIC COMMUNITIES DELIVERING OFFICIAL PUBLIC SPEECH IN ENGLISH

Abstract


The article analyses some national communicative peculiarities of realizing universal communicative actions of contact, persuasion and informing, becoming apparent when representatives of diverse cultural and linguistic communities deliver an official public speech in English.

Все участники международных конференций, осуществляющие официальное англоязычное публичное выступление, стремятся (независимо от их культурно- го своеобразия) оказать максимальное воздействие на сознание партнеров с тем, чтобы произвести изменения в системе их потребностей, интересов, ценностей и приоритетов. При этом все многообразие коммуникативных действий, реали- зуемых представителями различных культурно-лингвистических сообществ для достижения указанной стратегической цели своего англоязычного выступления, сводится к установлению, закреплению, поддержанию и прекращению контакта, убеждению и информированию.Вместе с тем «национальные» представления о наиболее эффективных спосо- бах реализации перечисленных универсальных коммуникативных действий, опре- деляющие специфику их содержательного наполнения, зависят от существующих в различных культурах понятийно-ценностных доминант в отношении контакта, убеждения и информирования как универсальных категорий дискурса.Как следствие, находясь в инвариантной коммуникативной ситуации и реа- лизуя для достижения одной и той же цели одни и те же коммуникативные дей- ствия, партнеры наполняют эти действия разным содержанием. Остановимся на этом более подробно.Установление и прекращение контакта. Действия установления и прекращения контакта при приветствии, обращении или прощании не имеют целью обмен содержательной информацией и проявляют себя в способах называния комму- никантов, взаимного распознания для последующего общения [3. С. 134] и фор- мального выражения уважения аудитории в соответствии с существующими пра- вилами международных конференций. Ритуальное использование участниками конференций социально дифференцирующих форм обращений при установлении контакта подчеркивает официальную дистанцию и формально обозначает их ста- тусные роли.В английском языке существует весьма разветвленная система социально диф- ференцирующих форм обращений (Miss, Mrs, Мadam, Ms; Mr, Sir; Doctor и т.д.), что свидетельствует о значимости отображения социальных отношений для пред- ставителей американской и британской культур и о чувствительности американ- ского и британского контакта к социальному статусу партнера.Во всех культурах речь при реализации коммуникативного действия «контакт» считается тем более вежливой, чем более она пространна. Однако этот универ- сальный признак опосредуется различными представлениями участников между- народных конференций о допустимых пределах этой «пространности», что при реализации текстов официальных публичных выступлений проявляется в пред- почтении (при инвариантной ситуации приветствия или прощания) более про- странных или менее пространных формул контакта.Наиболее пространные формулы контакта стереотипно реализуют представи- тели мусульманских и дальневосточных культур (в которых формальной стороне общения и взаимному обозначению социальной позиции придается такое же значение, как и содержательной стороне выступления). Поэтому, например, япон- ским или арабским представителям американское или британское речевое по- ведение может представляться «необычным» из-за «краткости» (по мнению япон- ских или арабских представителей) британских или американских контактных реплик при приветствии или прощании.В то же время для представителей русской культуры даже американская или британская «краткость» может показаться избыточной ввиду того, что наши пред- ставители (не придающие в «естественных» для них условиях общения большого значения взаимному обозначению социальной позиции) стереотипно использу- ют еще более короткие формулы контакта, чем американцы или британцы.Перечисленных выше (и всех других) представителей объединяет то, что никто из них не считает собственное коммуникативное поведение при установлении и прекращении контакта необычным: оно осознается как наиболее предпочтитель- ный в данных обстоятельствах способ поведения, но выбор именно этого пред- почтительного способа реализуется автоматически, «без осознания истории его мотивировки» [2. С. 7].Однако при обучении анализируемым коммуникативным действиям студенты должны сознательно овладевать способами установления и прекращения кон- такта, стереотипно предпочитаемыми партнерами, и сравнивать эти способы с собственными стереотипами. В результате студенты приобретают умения опре- делять различия, выявлять их причину и учитывать эти различия в будущей про- фессиональной деятельности.Поддержание и закрепление контакта. Поддержание и закрепление контакта имеет целью сообщение содержательной информации при убеждении и прояв- ляется в анализируемом виде деятельности в основном в двух стереотипах, а имен- но: стремлении к уменьшению межличностной дистанции (что характерно, на- пример, для американских партнеров, реализующих выступление в соответствии с постулатами «позитивной» рациональной вежливости: «осуществляй сближение с партнером»); сохранению межличностной дистанции (что характерно, в част-ности, для российских представителей, осуществляющих выступление в соот- ветствии с постулатами «негативной» рациональной вежливости, а именно: «со- храняй дистанцию по отношению к партнеру»).Стереотипное стремление к уменьшению межличностной дистанции, про- являющееся в постоянной апелляции к аудитории и использовании для этой цели в речи разнообразных средств обращения; «излишней» (по мнению других участ- ников) детализации информации; рекурсивных повторах и т.д., объясняется сте- реотипным представлением об официальном выступлении как о совместном вза- имодействии оратора с конкретными слушателями как личностями.Подобное коммуникативное поведение стереотипно вызывает недоверие у партнеров, в культурах которых в официальной публичной речи акцентируется именно ее официальность, а не публичность (а аудитория воспринимается «аб- страктно»).Таким образом, при обучении студентов реализации действия «контакт» сле- дует нацеливать обучаемых на сознательное овладение как способами построения стратегий, так и (через эти способы) особенностями «национальных» представ- лений партнеров о категории «контакт». Это позволит будущему специалисту устанавливать, закреплять, поддерживать и прекращать контакт с учетом спец- ифики выполнения указанных коммуникативных действий партнерами, что, в свою очередь, увеличит общую воздействующую силу речи в процессе реализации действия убеждения [1. С. 56].Убеждение. Поскольку стремление произвести изменения в системе потреб- ностей, интересов, ценностей и приоритетов партнеров при реализации убежда- ющего действия не может не ассоциироваться с давлением на личность убежда- емых, данное коммуникативное действие по определению связано с представле- нием о культурных моделях вежливости [3. С. 168], а также о соответствующих стратегиях и способах убеждения.В различных культурах существует разное представление о способах убеждения, поэтому специфику национальных предпочтений в выборе и способах реализации участниками международных конференций стратегий убеждения следует рас- сматривать на основе универсальных параметров убеждающего действия, таких как типы доводов (аргументов, служащих доказательством) и методов, которым участники конференций отдают предпочтение.Универсальный характер типов аргументов (прямой логико-причинный, пря- мой эмоциональный; косвенный логико-причинный, косвенный эмоциональ- ный), а также существующих методов аргументации (аналогии и оппозиции, ме- тафоричность, дедукция и индукция, степень экспликации содержания) отнюдь не означает их универсальной приемлемости в национальных культурах [2. С. 170]. Поскольку вопрос приемлемости (или преференций) в использовании того или иного способа убеждения чрезвычайно объемен и зависит от массы факторов, в его решении не может быть единых оценочных стандартов и критериев. Можно определенно говорить лишь о предпочтительности тех или иных способов реа- лизации убеждающего действия как о наблюдаемой тенденции в тех или иных культурах.Многие исследователи, например М. Кунихиро, Л.Дж. Ловдэй, Дж. Альтен, Дж. Гибальди, Т. Хакин и др. полагают, что убеждение через эмоциональные ар- гументы более приемлемо для представителей мусульманских и дальневосточных культур, так как соответствует существующим в указанных культурах нормам и стандартам, а убеждение через логико-рациональные аргументы более типично для представителей западных культур.Однако в реальных условиях международной конференции высокой степенью эмоциональности может отличаться речь представителя любого государства. По- этому определенно можно сказать следующее: если в процессе реализации дей- ствия убеждения сам выступающий осознает свое речевое поведение необычным (или если его поведение осознается необычным партнерами, имеющими опыт общения с представителями данной культуры), оно является способом реализа- ции определенных манипулятивных стратегий для достижения конкретных праг- матических целей. Если же речевое поведение выступающего не осознается им как необычное (и не осознается таковым его партнерами, имеющими опыт обще- ния с представителями данной культуры), оно является результатом влияния по- нятийно-ценностных доминант национальной культуры.Одним из основных параметров, по которому можно судить о культурном сво- еобразии участников международных конференций в процессе реализации ими действия убеждения, мы считаем стереотипное стремление к прямоте или кос- венности выражения намерения убеждающим. Анализ деятельности участников конференций при реализации убеждающих действий показывает, что стереотипом убеждения представителей западных культур является «косвенность, заложенная в фактуальных аргументах в форме иносказательности (метафоричности, идио- матичности); документальности (подтверждающих примерах из реальной жизни); аналитичности (сравнениях, аналогиях, оппозициях); некатегоричности (модаль- ности, предоставляющей выбор позиции; использовании риторических вопросов и т.д.)» [3. С. 171].Убеждающие действия представителей западных культур характеризует раз- вернутость и концептуальная сложность, а также образность и идиоматичность. Стремясь заинтересовать партнеров и уменьшить межличностную дистанцию, представители этих культур нередко сознательно предваряют процесс аргумен- тации разговорными формулами (пословицами, поговорками, обращениями к собственному опыту и т.д.). Данный метод (по мнению западных представителей) не отвлекает от предмета убеждения, активизирует мышление и служит средством косвенного убеждения.Эффективным приемом, используемым большинством участников междуна- родных конференций для подтверждения надежности аргументации, являются ссылки. Ссылки (на документы, свидетелей событий и т.д.) экономят интеллек- туальные усилия, снимают ответственность за достоверность аргументов и соз- дают эффект большей объективности информации.В целом, «документализм» убеждения маскирует давление на личность пар- тнеров, создавая у них впечатление, что их не убеждают, а лишь сообщают не- обходимую информацию. Следует отметить, что представителям западных куль- тур больше присуще доказательство через реальные жизненные примеры, в товремя как мусульманские представители стереотипно предпочитают ссылаться на мнение всевышнего, пророка, лидера нации и т.д., например:According to the words of our leader, the tragedy is a defining moment for the United States and for the world.; Finally the President of our country, expressing the unanimous feeling of our people, stated, ‘Our independence, our principles and our social victories - we will defend them with honoиr’ [1.С. 59].Стереотипным способом убеждения, проявляющимся в косвенных фактуаль- ных аргументах, является приверженность к аналогиям, сопоставлениям, оппо- зициям, что в целом создает впечатление весомости и объективности аргумента- ции (Like many others delegations…; We’re deeply concerned that…; Those who wish to destabilize the situation will have to choose between the two ways: to join these agreements or to collapse the Middle East and put it into chaos.).Стремление к анализу при убеждении проявляется в использовании участни- ками международных конференций концептуальных опор (включенных вопросов и т.д.). Данные приемы активизируют внимание, упрощают понимание и сокра- щают межличностную дистанцию (You may ask…; We don’t think…; We presume…; If the super powers can’t, who can? и т.д.). Следует отметить, что частое использо- вание данных методов убеждения (типичное для представителей западных куль- тур) может создавать впечатление «излишней» детализированности и разверну- тости убеждающего действия (в частности, у представителей русской культуры, использующих данные методы в меньшем объеме). Объясняется это тем, что, к примеру, американское убеждение строится индуктивно, стереотипно начинаясь с вступления (часто образного или в форме риторического вопроса), структури- руется концептуальными опорами, постепенно накапливает аргументы (часто возвращая внимание к одним и тем же аргументам) и заканчивается концовкой, содержащей вывод или наиболее важный аргумент [3. С. 174]. Однако подобная логика построения убеждения противоположна русскому, дедуктивно строяще- муся убеждающему действию, которое стереотипно начинается с наиболее важ- ного аргумента (а концептуальные опоры и включенные вопросы для нашего представителя представляют меньшую значимость).Таким образом, убеждающий эффект достигается определенной совокупно- стью универсальных стратегий. Однако в одних культурах эти стратегии воспри- нимаются как имеющие убеждающий эффект, в других - как не имеющие тако- го эффекта. Уже упомянутый нами американский способ убеждения часто вос- принимается представителями русской культуры как сообщение, а само поведение американских партнеров - как «избыточное», затянутое и неискрен- нее. В то же время наше речевое поведение при убеждении американские пар- тнеры нередко оценивают как неэффективное из-за того, что оно (по их мнению)«слишком формализованное» («абстрактное»).Следовательно, компетентный специалист в области конференционной ди- пломатии, стремящийся эффективно воздействовать на сознание партнеров, обя- зан учитывать в своей деятельности стереотипные способы построения партне- рами убеждающего действия и уметь корректировать свое речевое поведение в соответствии с национальными особенностями адресата. А это требует от негознания логики построения как дедуктивного, так и индуктивного способов убеж- дающего действия и умений сознательно перестраиваться с дедуктивного на ин- дуктивный способ развертывания аргументации в зависимости от целей и куль- турно-коммуникативного своеобразия объекта убеждения.Естественно, ни в одной культуре убеждение не строится на одном, идеальном стратегическом стереотипе, речь идет лишь о некотором уровне косвенности, динамичности, эмоциональной не/вовлеченности как преференциях [3. С. 181]. Однако при любом способе реализации убеждающего действия правила между- народной вежливости требуют от всех участников международной конференции избегать личностной вовлеченности, явной категоричности, эмоциональности или агрессивности: субъективное отношение к государству должно быть отделе- но от критикуемых потребностей и мотивов этого государства [1. С. 60].Компетентный специалист всегда неукоснительно следует этому правилу, так как понимает: излишние эмоции мешают восприятию и пониманию речи [4. С. 33], а агрессивность генерирует лишь конфронтацию и в принципе не способ- на повлиять на взгляды партнеров. В то же время убеждение, реализуемое через умелый подбор аргументов и разумную эмоциональную орнаментацию речи, спо- собно производить изменения в системе потребностей, интересов, ценностей и приоритетов партнеров.Информирование. Поскольку общей стратегической целью всех участников конференции является воздействие на сознание партнеров с целью произвести изменения в системе их потребностей, интересов, ценностей и приоритетов, ин- формирование выступает неотъемлемым компонентом убеждающего дискурса [3. С. 184].При реализации действия убеждения все выступающие, независимо от куль- турного своеобразия, стремятся продемонстрировать партнерам значимость, до- стоверность и релевантность своей информации. Однако национальные пред- ставления участников международных конференций об указанных универсальных качествах информации (значимости, достоверности и релевантности) опосредо- ваны существующими в их культурах понятийно-ценностными доминантами в отношении этих качеств, что проявляется в специфических способах: распреде- ления информации по степени важности (новизны); «предпочтении» описания или повествования (речь идет именно о предпочтении, так как в актуальном ре- чевом поведении эти два типа сочетаются в форме вкраплений одного в другое [3. С. 191]); способах объективации информации и т.д.К примеру, в сознании представителей западных культур социальную значи- мость в информации имеет действие, факт или действующее лицо. Это опреде- ляет порядок распределения информации в функциональной перспективе вы- ступления (фразы) по степени важности (новизны): информирование партнеров начинается с констатации сопутствующих событию причин, а само событие, лицо или источник информации определяется в конец функциональной перспективы выступления (в рему фразы), по принципу: второстепенное - важное (извест- ное - новое).В то же время для представителей русской или дальневосточных культур со- циальную значимость в информации имеют причины и сопутствующие действиюобстоятельства. Поэтому представители русской или дальневосточных культур более значимую (новую) информацию обычно определяют в начало функцио- нальной перспективы выступления (в тему фразы), а менее значимую - в конец (в рему фразы), следуя принципу: важное - второстепенное (новое - известное).В действии информирования, реализуемом представителями западных культур, преобладают внутренние характеристики объекта и действия, совершаемые объ- ектом. У представителей латиноамериканских, африканских, русской, дальнево- сточных культур, напротив, описание качеств и свойств объекта преобладает над описанием его действий.Все участники международных конференций стремятся к тому, чтобы их ин- формация расценивалась как объективная, так как объективность информации является критерием ее достоверности. Однако достигается эта объективность разными способами, считающимися в различных культурах наиболее эффектив- ными, а потому наиболее предпочтительными.Например, для представителей западных культур одним из наиболее предпо- чтительных способов объективации информации является ее детализация (пре- обладание действий и фактов над описанием; пространственно-временные ре- ференции; цитирование и ссылки на источник информации; включение лица в любую форму сообщений).К стереотипным приемам объективации информации, предпочитаемым пред- ставителями западных культур, также относится логическое построение высту- пления с помощью текстовых опор: вводных слов; перечислений тем и пунктов выступления; хронологических ссылок и суммирующих заключений (которым, по мнению представителей других культур, уделяется «слишком большое» вни- мание).Объективация информации у представителей западных культур неразрывно связана со стремлением уменьшить межличностную дистанцию. Поэтому их вы- ступления характеризуются постоянной референцией к партнерам, подачей ци- тируемой информации преимущественно в прямой речи (прямая речь считается у представителей западных культур более достоверной и, одновременно, более доступной для восприятия) и т.д.Особенности объективации информации, присущие представителям западных культур, в целом отражают стереотипное стремление указанных представителей к определенности и невосприимчивость двусмысленной информации. При этом не следует забывать, что «определенность» или «двусмысленность» (информации), являясь универсальными понятийными категориями, по-разному воспринима- ются и оцениваются в различных культурах. Как следствие, степень детализации информации, приемлемая, например, для англичанина или американца, неред- ко может представляться неприемлемой представителю русской культуры, а то, что англичанину или американцу представляется двусмысленным, российским представителем может восприниматься и интерпретироваться вполне одно- значно.Все выступающие, стремясь продемонстрировать объективность своей инфор- мации, в той или иной степени прибегают к семантическому повтору в форме цитируемых высказываний.Однако если западные представители используют этот способ как эффектив- ный прием, дополняющий профессионализм самого убеждающего, представи- тели некоторых латиноамериканских, африканских, дальневосточных государств (в частности, кубинские и северокорейские) нередко используют этот способ как замену собственному творчеству («перегружают» свои выступления цитатами из речей своих национальных лидеров) [1. С. 63].Как следствие, тексты таких выступлений не оказывают должного воздействия на партнеров по конференции и, соответственно, не выполняют своей коммуни- кативной задачи. И причиной коммуникативной неудачи в данном случае явля- ется не непрофессионализм выступающих, а их крайне низкая личная инициа- тивность, обусловленная внутриполитическими или национально-культурными факторами) [1. С. 64].Проведенный в данной статье анализ коммуникативных стереотипов участ- ников международных конференций позволяет констатировать следующее.Представление о наиболее эффективных способах реализации коммуника- тивных действий, определяющее специфику их содержательного наполнения, зависит от существующих в культурах партнеров по конференции понятийно- ценностных доминант в отношении универсальных категорий дискурса. Следо- вательно, свидетельством наличия межкультурной компетенции у специалиста в области конференционной дипломатии является способность данного специ- алиста сознательно изменять свое стереотипное коммуникативное поведение (как при реализации собственных коммуникативных действий, так и при вос- приятии соответствующих действий партнеров) и (при необходимости) приводить его в соответствие коммуникативным ожиданиям партнеров. Здесь мы считаем необходимым особо отметить тот факт, что эффективность выполнения комму- никативных действий определяется не только владением существующими в куль- турах партнеров понятийно-ценностными доминантами в отношении наиболее эффективных способов их реализации, но и соответствием языкового оформле- ния этих действий ожиданиям поликультурного адресата. В данной статье мы ограничиваемся анализом особенностей коммуникативного поведения предста- вителей различных культур, хотя в реальном процессе обучения специалистов в области конференционной дипломатии продуцированию англоязычных текстов официальных публичных выступлений речь, конечно же, должна идти не столь- ко о языковых или коммуникативных стереотипах как таковых, сколько об их взаимосвязи и взаимообусловленности.Коммуникативные стереотипы участников международных конференций представляют собой «национальные» способы целенаправленного манипулиро- вания языком и через него - сознанием партнеров [3. С. 55] для пропаганды своих потребностей, интересов, ценностей и приоритетов. Это выводит данные стереотипы из области подсознательного следования «общепринятому» и позво- ляет определить их как регулируемые и сознательно конструируемые способы поведения.Однако если для носителей указанных стереотипов они являются «интерак- тивными ритуалами» [8. С. 235] (т.е. реализуются автоматически, без осознания истории их мотивировки [2. С. 7]), представителю другой культуры приходитсясознательно овладевать системой речеповеденческих стереотипов партнеров и уметь связывать данную систему «с менталитетом, социальными отношениями и ценностями в обществе» [10. С. 104], которое партнеры представляют.В результате это позволяет специалисту в области конференционной дипло- матии заранее представлять образ коллектива, порождающего у него определен- ные коммуникативные ожидания; предвидеть истинные цели, преследуемые по- тенциальными партнерами; в соответствии с этим определять оптимальные стра- тегии коммуникативного взаимодействия и успешно реализовывать данные стратегии в дискурсе.Таким образом, для осуществления эффективной профессионально-комму- никативной деятельности в условиях поликультурного контекста международной конференции специалисту в области конференционной дипломатии наряду с профессиональной, психологической и лингвистической компетенциями необ- ходимо владеть совокупностью знаний, навыков и умений, составляющих со- держание межкультурной компетенции, а именно:знанием базовых потребностей и интересов государств (профессиональных групп), которые представляют партнеры по конференции;умением выявлять динамику потребностей и интересов государств (про- фессиональных групп), которые представляют партнеры; определять оперативные потребности и интересы государств (профессиональных групп) на определенном этапе профессионального взаимодействия с их представителями;знанием базовых ценностей и приоритетов партнеров;умением выявлять динамику ценностей и приоритетов партнеров; опреде- лять ценности, приоритетные для партнеров на определенном этапе професси- онального взаимодействия (в зависимости от изменения потребностей и интере- сов государств (профессиональных групп), которые партнеры представляют);знанием национальных стереотипов мышления, а также способов их вер- бализации и актуальной презентации в англоязычных выступлениях представи- телей различных лингвокультурных сообществ;умением осуществлять межличностные контакты с партнерами с учетом особенностей их стереотипного коммуникативного поведения; использовать культурно-коммуникативное своеобразие партнеров для реализации собственных профессионально-коммуникативных задач [1. С. 66].Перечисленные знания, навыки и умения (являющиеся показателем межкуль- турной компетенции) в своей совокупности являются неотъемлемой составляю- щей компетентности специалиста, в профессиональные обязанности которого входит продуцирование англоязычных текстов ОПВ, а потому нуждаются в сти- мулировании, развитии и совершенствовании.

Y A Ermoshin

Peoples’ Friendship University of Russia

Miklukho-Maklaya str., 10, Moscow, Russia, 117198

N V Alontseva

Peoples’ Friendship University of Russia

Miklukho-Maklaya str., 10, Moscow, Russia, 117198

Views

Abstract - 103

PDF (Russian) - 403


Copyright (c) 2016 Ермошин Ю.А., Алонцева Н.В.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.