IMPLICATION OF DIFFERENCES IN GENERAL FREQUENCY OF PERSONAL AND POSSESSIVE PRONOUNS IN RUSSIAN AND ENGLISH FICTION

Abstract


The scientific relevance of the paper is justified by the lack of known research on frequency and functioning of the Russian and English personal and possessive pronouns in authentic and translated fiction (from English into Russian). The paper deliberates on the differences in frequency named pronouns, by conducting a statistical analysis of British and American fiction with its high-quality Russian translations, along with original Russian fiction of the same period. By means of quantitative and correlation dependency analyses, the author assumes that ‘good’ Russian translations contain fewer personal and possessive pronouns than their English originals, while the figure correlates with the pronoun rate in original texts by Russian authors. The paper concludes with corroborating the proposed hypothesis and setting goals for future research based on the achievedresults, which will enable us to further examine frequency and functioning of the Russian and English personal and possessive pronouns and formulate recommendations for fiction translators, which might help them to avoid common mistakes and improve the overall quality of their translations.

ВведениеСогласно законам стандартизации, сформулированным известным переводо- ведом Моной Бейкер, переводные тексты тяготеют к «центру континуума» [6.181]. Это означает, что в своем языковом своеобразии и средствах выражения они тем или иным образом проигрывают оригинальным текстам, созданным но- сителями переводящего языка. Это проявляется как в нивелировании индивиду- ально-авторской специфики, так и в упрощении и конвенционализации языка перевода. Тем не менее под воздействием другого основополагающего закона перевода, закона интерференции переводчик (особенно, если речь идет о неопыт- ном начинающем специалисте) может забывать о различиях в функционировании и частотности употребления тех или иных элементов в языке оригинала и языке перевода, т.е., испытывая сильное давление со стороны языка оригинала, по сути воспроизводит в той или иной мере в переводном тексте черты, свойственные языку оригинала.Цель данной статьи - рассмотреть проблему с точки зрения частотности упо- требления личных (ЛМ) и притяжательных местоимений (ПМ) в английском и русском языках на материале художественной прозы, что еще не было сделано в известной нам отечественной и зарубежной научной литературе.В исследовании мы будем опираться на квантитативный метод, обратимся к параметрическому методу Стьюдента и построим графики корреляционной за-висимости ЛМ и ПМ в оригинальных англоязычных текстах и их переводах на русский язык. Ядром исследования станет следующая рабочая гипотеза: англо- язычным художественным произведениям (АЯ) свойственно более частотное употребление ЛМ и ПМ, чем русскоязычным (РЯ), из чего следует, что в доброт- ных переводах на русский язык, созданных в соответствии с нормами и узусом языка перевода, частотность ЛМ и ПМ также должна быть ниже, чем в англоя- зычных оригиналах.Местоимение как высокоупотребительная часть речиПо мнению З.З. Толгуровой, «местоимение часто выглядит как просто под- собный материал… на самом деле являющиеся интереснейшим, оригинальным и достойным образцом, в котором скрыта глубина, гармоничность и мудрость языка» [5. C. 170]. В силу привычки мы порой не замечаем, насколько «высоко- частотно употребляемой частью речи» [5. С. 4] является местоимение. Это до- казывают и результаты анализа, представленные в различных частотных словарях литературного русского языка [приводится по: 3, 7], на основании которых мож- но сделать следующие выводы:местоимения как класс - самые распространенные и частотные слова в письменном художественном тексте;ядром употребительности ЛМ и ПМ являются местоимения «я», «он» и«она»;ПМ употребляются гораздо реже, чем ЛМ, причем среди них можно особо отметить уникальное для русского языка местоимение «свой»;ЛМ «оно» имеет на общем фоне ЛМ и даже ПМ относительно низкую ча- стотность (ср. с употребительностью английского ‘it’).Сделанные выводы и разнообразие частотных словарей подводят нас к заклю- чению о важности при работе с языковым материалом частотно-статистического, или квантитативного, метода, который С.В. Серебрякова характеризует как «опе- рационную исследовательскую универсалию» и «надежный инструмент лингви- стического анализа» [4. С. 10]. Анализ такого типа является формальным, т.е. осуществляется без обращения к семантике анализируемых форм и содержанию текста в целом. Целью использования квантитативного метода служит получение объективных количественных данных об исследуемых единицах, а также выяв- ление меры связи между их особенностями в англоязычных художественных тек- стах и их переводах.Анализ рабочего материала: критерии отбора и результатыНасколько нам известно, ЛМ и ПМ пока не подвергались специальному кван- титативному исследованию в рамках лингвистического переводоведения. Основ- ным материалом для нашей работы послужила художественная проза первой и второй половины XX в.: английская (Д.Г. Лоуренс, Дж. Фаулз, С. Моэм, А. Мер- док, У. Бойд и др.), американская (Дж. Лондон, Ф.С. Фитцджеральд, Э. Хемин- гуэй, Г. Миллер и др.), русско-советская (А. Куприн, М. Булгаков, А. Платонов, С. Гандлевский и др.), а также переводы некоторых англоязычных произведений на русский язык, выполненные признанными мастерами художественного пере-вода (М.Ф. Лорие, М.Д. Литвинова, Б.Н. Кузьминский, Е.Д. Калашникова). Объ- ектом анализа являются личные и притяжательные местоимения, извлеченные из указанных текстов путем сплошной выборки.Исходя из простого наблюдения, зачастую в переводах англоязычных текстов на русский язык (в данной статье переводы с РЯ на АЯ не рассматриваются, од- нако отметим перспективность подобного исследования), особенно переводов не самого высокого качества, можно заметить избыточность местоимений имен- но этих двух классов, вызванную упомянутыми нами законами стандартизации и интерференции. Поскольку выводы, сделанные на основе простых наблюдений, не являются научно достоверными, было решено проверить гипотезу с помощью частотно-сравнительного анализа, для чего мы установили следующие параметры анализа:объем выборки- 22 англоязычных произведения с переводами на русский язык, 22 русскоязычных произведения (всего 66 исследуемых единиц);объем текстов - 15 000 знаков (включая пробелы), а именно по три отрез- ка длиной 5 000 знаков из начала, середины и конца каждого произведения (для повышения чистоты эксперимента). Для оригинальных текстов отрезки для под- счета ЛМ и ПМ выбираются случайно, для переводных - соответствуют по объ- ему и содержанию отобранным отрывкам из оригиналов;тип текста - повествование с элементами описания;отсутствие развернутых диалогов, минимальное количество одиночных ре- плик;эпоха - современная литература от начала до конца XX в.При подсчете учитываются разговорные и диалектные формы местоимений (евойный, маво, ихний, ‘im, ‘em), но не включаются формы, входящие в состав междометий местоимения (ах ты, вот те на).Отметим, что выбор произведений обусловлен чисто практическими сообра- жениями (признанность автора и произведения, наличие опубликованных пере- водов), поэтому не может быть признан единообразным: в выборке представлены разные жанры художественной прозы (роман, повесть, рассказ), повествование как от 3-го, так и от 1-го лица.Тем не менее, как мы увидим из таблиц 1, 2 и 3, разницы тенденций в зависи- мости от хронологии, жанра или типа повествования не наблюдается. Для на- глядности в скобках указан процент, который ЛМ и ПМ составляют от общего объема исследуемого текста у каждого автора.Частотность личных местоимений в англоязычных произведениях и их переводов на русский языкТаблица 1ПроизведениеГод созданияАнглийские авторыАнглийский оригиналПеревод на РЯ1. Lady Chatterley’s lover (Lawrence)1928190 (7%)98 (4,5%)2. Theatre (Maugham)1937369 (13%)205 (10%)3. Lord of the flies (Golding)1954151 (5%)113 (4,9%)4. Quiet American (Greene)1955112 (4%)100 (4%)5. Island (Huxley)1962138 (5%)80 (4%)6. Magus (Fowles)1965220 (8%)154 (6,6%)Окончание табл. 1ПроизведениеГод созданияАнглийские авторыАнглийский оригиналПеревод на РЯ7. The sea, the sea (Murdoch)1978218 (7,7%)159 (7%)8. Waterland (Swift)1983109 (4%)89 (3,4%)9. London Fields (Amis)1989188 (6,8%)162 (5,8%)10. Possession (Byatt)1990124 (4,7%)89 (3,6%)11. Restless (Boyd)2006214 (8%)131 (5,7%)ПроизведениеГод созданияАмериканские авторы1. Call of the Wild (London)1903161 (5,8%)137 (5,6%)2. The Great Gatsby (Fitzgerald)1925160 (6%)137 (5,6%)3. A Farewell to arms (Hemingway)1929143 (5%)105 (4,6%)4. Light in August (Faulkner)1932228 (8,4%)145 (6,7%)5. Tropic of Cancer (Miller)1934271 (10%)198 (9%)6. Grapes of Wrath (Steinbeck)1939175 (6%)151 (6%)7. You can’t go home again (Wolfe)1940164 (6%)115 (5%)8. On the road (Kerouac)1957226 (8%)195 (7,8%)9. A Confederate General from Big Sur (Brautigam)1964246 (8,7%)172 (7,6%)10. Cider House Rules(Irving)1985155 (5,7%)105 (5%)11. The New-York Trilogy (Auster)1986260 (9%)160 (7,5%)Частотность притяжательных местоимений в англоязычных произведениях и их переводов на русский языкТаблица 2ПроизведениеГод созданияАнглийские авторыАнглийский оригиналПеревод на РЯ1. Lady Chatterley’s lover (Lawrence)192859 (2%)29 (1,3%)2. Theatre (Maugham)193758 (2%)32 (1,3%)3. Lord of the flies (Golding)195474 (2,6%)13 (0,6%)4. Quiet American (Greene)195550 (1,8%)34 (1,5%)5. Island (Huxley)196258 (2%)25 (1,3%)6. Magus (Fowles)196564 (2%)30 (1,3%)7. The sea, the sea (Murdoch)197839 (1,4%)24 (1%)8. Waterland (Swift)198360 (2%)29 (1,1%)9. London Fields (Amis)198970 (2,5%)54 (2%)10. Possession (Byatt)199081 (3%)41 (1,6%)11. Restless (Boyd)200672 (2,7%)31 (1,3%)ПроизведениеГод созданияАмериканские авторы1. Call of the Wild (London)190362 (2%)49 (1,9%)2. The Great Gatsby (Fitzgerald)192550 (1,8%)31 (1,2%)3. A Farewell to arms (Hemingway)192916 (0,5%)15 (0,6%)4. Light in August (Faulkner)193244 (1,6%)18 (0,8%)5. Tropic of Cancer (Miller)193475 (2,6%)46 (2%)6. Grapes of Wrath (Steinbeck)193961 (2%)30 (1,2%)7. You can’t go home again (Wolfe)194070 (2,5%)35 (1,5%)8. On the road (Kerouac)195757 (2%)33 (1,3%)9. A Confederate General from Big Sur (Brautigam)196495 (3%)34 (1,5%)10. Cider House Rule (Irving)198557 (2%)25 (1,2%)11. The New-York Trilogy (Auster)198656 (2%)25 (1%)Таблица 3Частотность личных и притяжательность местоимений в русскоязычных произведенияхПроизведениеГод созданияРусская оригинальнаяЛМПМ1. Хождение по мукам (Толстой)1921-194163 (3%)17 (0,8%)2. Поединок (Куприн)192181 (4%)37 (2%)3. Одесские рассказы (Бабель)1923-1924136 (6%)54 (2,3%)4. Тихий Дон (Шолохов)1925-193273 (3,3%)25 (1,1%)5. Белая гвардия (Булгаков)192549 (2%)15 (0,6%)6. Котлован (Платонов)193077 (3,5%)38 (2%)7. Защита Лужина (Набоков)1930102 (5%)29 (1,3%)8. Как закалялась сталь (Островский)193477 (3,5%)25 (1,1%)9. Доктор Живаго (Пастернак)1945-1955128 (5,6%)27 (1,2%)10. Молодая гвардия (Фадеев)1946104 (4,5%)26 (1,1%)11. Жизнь и судьба (Гроссман)1950-1959133 (6%)25 (1,1%)12. Живые и мертвые, ч.1 (Симонов)195991 (4%)37 (1,6%)13. Любавины (Шукшин)196596 (4%)19 (0,8%)14. В круге первом (Солженицын)196866 (3%)22 (1%)15. Пикник на обочине (Стругацкие)1972139 (6%)14 (0,6%)16. Школа для дураков (Соколов)1976141 (6%)31 (1,3%)17. Пушкинский дом (Битов)1977-1978115 (5%)30 (1,3%)18. Заповедник (Довлатов)1983125 (6%)24 (1,1%)19. Дети Арбата (Рыбаков)1987112 (5%)39 (2%)20. Год великого перелома (Белов)1989-199169 (3%)13 (0,6%)21. Алька (Абрамов)1989106 (4,5%)30 (1,2%)22. Трепанация черепа (Гандлевский)1996141 (6%)23 (1%)Из таблицы 3 видно, что частотность ЛМ (6%) и ПМ (2%) в оригинальных англоязычных текстах превышает их частотность в переводах (4,5% и 1%) соот- ветственно, однако, чтобы убедиться в неслучайности полученных нами резуль- татов, осуществим проверку статистической значимости при помощи простейших элементов теории вероятностей. Для этого воспользуемся параметрическим ме- тодом Стьюдента, который применяют для проверки гипотез о достоверности разницы средних значений в нескольких выборках [1. С. 52]. Применяем следу- ющую формулу:t = M1 - M 2 ,1 2m2 + m2где М1 - средняя арифметическая первой сравниваемой группы; М2 - средняя арифме- тическая второй сравниваемой группы; m1 - средняя ошибка первой средней арифме- тической; m2 - средняя ошибка второй средней арифметической.Порядок наших подсчетов приведем на примере ЛМ.Согласно выдвинутой нами гипотезе, в «хороших» переводах на русский язык количество ЛМ должно быть меньше, чем в английском оригинале, и коррели- ровать оно должно с тем же показателем в русскоязычных оригиналах.M1 = 192; M2 = 136.Вычисляем в обеих группах стандартное (квадратическое) отклонение:δ1 = 68; δ2 = 33.Следующий этап - вычисление стандартной ошибки среднего арифметиче- ского значения (т) по формулеm = δn -1, когда n < 30;m1 = 15; m2 = 7;t = 192 -136 = 3,39.152 + 72Чтобы верно интерпретировать полученное значение t-критерия, находим чис- ло степеней свободы f по формуле: f = (n1 + n2) - 2:f = (22 + 22) - 2 = 42.Далее в таблице t-критерия находим значение, соответствующее рассчитанной степени свободы при p = 0,05 (вероятность 5%). Получаем, что t = 2,018.Так как полученный нами критерий больше табличного, принимаем величины как статистически значимые и считаем рабочую гипотезу подтвержденной.По тому же принципу рассчитываем t-критерий для данных по ПМ.t = 60 - 314,62 + 2,42= 5,8.Поскольку 5,8 > 2,018, наша гипотеза подтверждается.Обратим внимание, что результаты анализа ЛМ и ПМ в «хороших» переводах и оригинальных русскоязычных текстах действительно довольно близки (4,5% и 1% против 4% и 1% соответственно).Делая поправку на то, что мы сопоставляем разные тексты разных авторов, по методу Стьюдента подтверждаем также предположение, что в силу различного характера языков англоязычные авторы употребляют ЛМ и ПМ в своих произ- ведениях чаще, русскоязычные (t = 5,7 > 2,018 и t = 6,6 > 2,018 соответственно).Корреляционная оценка достоверностиНаконец, помимо такого критерия продуктивности, как частотность, прибег- нем к корреляционной оценке достоверности полученных данных. Для изучения силы связи между элементами рассматриваемых выборок построим графики кор- реляционной зависимости для англоязычных текстов и их переводов (ЛМ и ПМ) при среднем квадратичном отклонении S, коэффициенте вариации S/Rср, кото- рый для доказательства наличия связи должен быть меньше 15, и коэффициенте корреляции r, который должен быть больше 0,7 [2. С. 60] (рис. 1, 2).S = 17,84S/Rср (%) = 13,36 <15r = 0,87 >0,7250200150100РЯ (переводы)5000 50 100 150 200 250 300 350 400АЯ (оригинальные тексты)Рис. 1. Корреляционная связь ЛМ в оригинальных англоязычных текстах и их переводах (без сомнительных точек)S = 4,28S/Rср (%) = 14,65 <15r = 0,73 >0,7454035302520РЯ (переводы)1510500 10 20 30 40 50 60 70 80 90 100АЯ (оригинальные тексты)Рис. 2. Корреляционная связь ПМ в оригинальных англоязычных текстах и их переводах (без сомнительных точек)Что вполне логично, связь между двумя величинами есть. По графику можно рассчитать примерное количество ЛМ и ПМ, соответствующее заданному коли- честву этих местоимений в английском. Тем не менее необходимо помнить, что это лишь общая тенденция, не принимающая во внимание уникальный авторский стиль и уникальные переводческие решения, специфика которых в полной мере не поддается статистическим прогнозам.ЗаключениеПроведенный анализ подводит нас к следующему выводу: в добротных пере- водах англоязычных текстов художественной литературы ЛМ и ПМ меньше, чем в оригиналах, причем эти показатели коррелирует с количеством ЛМ и ПМ в русских оригинальных произведениях. Последнее представляется нам законо- мерным, если учесть, что при работе переводчики ориентируются на нормы, узус и структуру русского языка, стараясь создать у реципиентов перевода восприятие, близкое к восприятию ими произведений русской литературы. Однако наши на- блюдения позволяют предположить, что переводы, на первый взгляд не совсем удачные, в плане частотности и функционирования ЛМ и ПМ будут коррелиро- вать с русскими оригиналами в меньшей степени, чем «хорошие». Исходя из это- го определим задачи для следующего этапа нашего исследования:установить критерии определения не вполне благополучных переводов;применив механизмы, описанные в данной статье, установить количествен- ное соотношение ЛМ и ПМ в англоязычных оригиналах и их «неблагополучных» переводах;сопоставить полученные результаты с нашими выводами о частотности ЛМ и ПМ в «хороших» переводах.Поставленные задачи лишний раз подчеркивают глубину предмета исследова- ния и необходимость его дальнейшего изучения в рамках комплексного подхода.

O O Turinova

Moscow State Linguistic University

Ostozhenka str., 38, Moscow, Russia, 119034

Views

Abstract - 100

PDF (Russian) - 202


Copyright (c) 2016 Туринова О.О.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.