IRONIC NARRATIVE IN THE LITERARY TEXT: PARAMETERS OF COGNITIVE MODELING

Abstract


The article discusses the ironic narrative from the viewpoint of cognitive linguistics that allows us to refine the model parameters irony realized in the semantic space of a literary text. Ironic narrative regarded by s the author of the article as verbal and text-forming irony, objectifying language personality characteristics and individual author’s view of the world. Decisive importance for the cognitive modeling ironic narrative become “interpretive” markers of mental spaces, which represented in the micro- and macrocontext.

Современная лингвистическая парадигма, антропоцентрическая по своему характеру, трактует сложившиеся терминологические системы в инновационном ключе, что детерминировано в том числе и акцентированием внимания на реа- лизации когнитивной функции языка. К такому кругу проблем принадлежит и ирония, исследованная в координатах структурно-функционального подхода, но недостаточно изученная с позиций теории нарратива. Сейчас уже очевидно, что функционирование языка происходит в соответствии с риторическими законами прежде всего на основе четырех основополагающих ассоциаций, организующих когнитивную деятельности индивида - тождества, сходства, смежности и кон- траста. Поэтому мышление человека, как, впрочем, и язык, неизбежно обладает эстетической спецификой, художественно по своей природе. Данный постулат вполне применим и к любому научному знанию, которое функционирует в фор- ме некоего художественного текста, а сама «художественность» придает этому знанию стройность и завершенность. Именно поэтому нарратив как таковой ста- новится важнейшей характеристикой человеческого бытия. Наиболее влиятель- ными теоретиками нарратологии являются Жан-Франсуа Лиотар [6] и Фредрик Джеймисон [2], благодаря которым мир начинает осознаваться как «литератур- ный», «художественный» дискурс, в котором представители любых научных сфер«повествуют» об изучаемых объектах, а весь мир предстает в рецептивно-интер- претативной деятельности языковой личности как совокупность рассказов о нем. С теорией нарратива связана и так называемая постмодернистская чувствитель- ность, в координатах которой утверждается значимость художественного мыш- ления и его жанровых форм для любой области знаний.Ирония в этой связи выступает как фактор, формирующий сюжетный модус и топос с целью упорядочивания последовательностей событий, а признаки жан- ров, включенных в координаты иронического нарратива, вступают во взаимо-117Вестник РУДН, серия Вопросы образования: языки и специальность, 2016, № 3действие с модальностью и интенциональностью иронического нарратива. На наш взгляд, уточнение параметров иронического нарратива позволит выявить не только особенности функционирования иронии в семантическом пространстве дискурса / текста, но и установить координаты иронии в языковой и индивиду- ально-авторской картинах мира.Ж. Женетт, один из ведущих теоретиков нарратива, в своей фундаментальной работе «Нарративный дикурс» (1972) указывает, что поэтика и критика тесно свя- заны и взаимообусловлены, при этом формирование поэтики как теории форм может быть непротиворечиво осуществлено только посредством применения дедуктивно-индуктивного метода на всех уровнях филологического исследования. Понимание нарратива как «лингвистического производства, которое предназна- чено для рассказа об одном или более событиях» [4], расширенного словесного утверждения, позволяет установить три конституирующие категории в его струк- турно-семантической структуре: «время» как временные отношения словесного дискурса и событий, о которых он повествует; «наклонение» как совокупность модальностей нарративной репрезентации, «голос», посредством которого рас- сказчик осуществляет нарратив, направленный на конкретную аудиторию. Ис- толкование нарратива с позиций этих трех категорий позволяет осмыслить язык как структурированное явление, а сам нарратив - как модель, имеющую опре- деленные лингвистические параметры, прежде всего бытийность.Отметим также, что такой ракурс позволяет выявить зависимость нарратив- ного знания от культурного контекста, в пределах которого оно реализовано, и от культурного кода, который применяется в его сфере. Подтверждение данному тезису находим прежде всего в том, что не существует ни одной культуры, которая бы транслировалась без помощи нарратива, и поэтому нарратив представляет собой универсальную характеристику культуры.Теория нарратива представляет собой ту исследовательскую парадигму, кото- рая позволяет изучать многоуровневый феномен иронии в новом ракурсе. Так, ирония в художественном тексте, осмысленная посредством акцентирования внимания на понятиях контекста, подтекста, текстовой импликации, оказыва- ется «втянутой» в категориальную систему нарратологии. Кроме того, важное место в изучении иронического нарратива занимает также взаимодействие с те- орией речевых жанров, что позволяет рассматривать иронию с позиций комму- никативно-прагматического подхода [3].Для лингвистики принципиально важным оказывается дискурсивная приро- да нарратива как повествования, цель которого - репрезентация последователь- ности связанных между собой событий. Поскольку художественный текст всегда личностен, характеризуется субъективностью, что отражается и на уровне мани- фестирования модальности (эксплицитной или имплицитной), события в нем предстают как события жизни, а сам нарратив в таком тексте представлен в виде жизнеописания литературной личности (автора или персонажа). На наш взгляд, вербализация личного нарратива структурирует в семантическом пространстве художественного текста особую нарративную идентичность личности. Реальность текста и реальность внутреннего мира литературной личности становятся в нар- ративе тождественны. Концептуальная значимость нарратива для структуриро-118Заврумов З.А. Иронический нарратив в художественном тексте: параметры когнитивного...вания нарративной идентичности литературной личности состоит в его детерми- нированности ее спецификой - национальной и индивидуальной.Иронизирование как одна из когнитивных способностей манифестирована в определенных механизмах, задействующих иронически маркированные язы- ковые единицы. Ироническое преобразование смысла находит свое объяснение в основных категориях нарратива, что уточняет в том числе и онтологический статус семантических типов слов, наиболее частотно применяемых в ироническом нарративе, и те лексические значения, которые являются результатом реализации иронии в дискурсе / тексте.Рецептивно-интерпретативная деятельность, осуществляемая по отношению к ироническому нарративу, основана не только на языковых компетенциях, но и на знаниях о мире в целом. Тем не менее стоит здесь упомянуть об известном по- стулате, выдвинутом Е.С. Кубряковой, о том, что сколько бы сведений помимо языковых ни требовалось для правильного понимания дискурса / текста, отправ- ной точкой адекватной интерпретации служит изначальная языковая форма, и других оснований, кроме репрезентированных языком, для изучения глубинных когнитивных структур не существует: «Вопрос заключался всегда лишь в том, что конкретно можно извлечь из языкового материала и как далеко могут зайти про- цессы абстракции в ходе его описания» [5. С. 42].Иронический нарратив реализуется как посредством применения классиче- ского антифразиса, возникающего на основе семантического конфликта словар- ного и контекстуального значений слова, так и более широким набором языковых единиц, маркированных иронически в определенных коммуникативных услови- ях (таковы, например, каламбуры, метафоры, аллюзии и пр.). Безусловно, иро- нический нарратив - это и ирония в «узком смысле», т.е. вербальная, и ирония в «широком смысле» как текстообразующий фактор, характеристика языковой личности и ее картины мира.Моделирование когнитивных структур, посредством которых реализуется иро- нический нарратив, на наш взгляд, возможно прежде всего на основе осмысления вербальной иронии. Такие когнитивные структуры могут быть в дальнейшем транспонированы на организацию иронического нарратива в целом как отдель- ного вида повествования.Продуцент иронии обращается к широкому репертуару средств, при этом для распознавания и декодирования иронии, разумеется, необходим достаточный объем фоновых знаний реципиента. Художественный текст содержит некоторые маркеры, которые позволяют декодировать иронический смысл в нужном ракур- се: тем самым, возможные варианты интерпретации смысла приобретают опре- деленные координаты, и их выбор становится в известной мере ограниченным.Такие «интерпретативные» маркеры, присутствующие в художественном тек- сте, приобретают особую значимость в диалогах, описаниях места действия, внеш- ности персонажей, их внутренней речи, в целом на всех уровнях художественно- го мира, воссоздаваемого авторским сознанием. Тем самым индивидуально-ав- торская картина мира приобретает определенные черты в осуществлении диалога с читателем, а значит, и в структуре нарратива. Иронический нарратив в таком ракурсе предстает как совокупность маркеров, фиксирующих иронию -119Вестник РУДН, серия Вопросы образования: языки и специальность, 2016, № 3вербальную и текстообразующую, а определяющий характер приобретает тезаурус реципиента художественного текста и его фоновые знания. Когнитивное моде- лирование иронического нарратива может быть осуществлено при опоре на «ин- терпретативные» маркеры ментальных пространств.Рассмотрение иронического нарратива в терминологии теории дискурса по- зволяет выявить его синтаксические и семантические характеристики, представ- ляющие собой интегральные и дифференциальные признаки данного феномена по отношению к другим нарративам как семиотическим системам. Исходной классической моделью нарратива признается такая модель, в которой представ- лены в тесной связи принципы и ограничения, способствующие осуществлению семантической связности и логической корректности [1], в то же время ирони- ческий нарратив всегда демонстрирует определенные нарушения таких принци- пов и норм. В изучении иронии особое значение приобретает понятие тема, ко- торое акцентирует соотношения определенных типов нарративных структур, в том числе и их контрастивность, принципиально важную для формирования иронического нарратива. Нарративные контексты предстают как совокупности цитат, коллажи, в которых ирония как ведущий конструктивный принцип может быть реализована в полной мере. Кроме того, именно художественный текст ста- новится тем исследовательским полем, в котором иронический нарратив как объ- ект исследования обладает значительным эвристическим потенциалом.Определенные конфигурации позиций субъекта, объекта и адресата манифе- стированы в ироническом дискурсе как коммуникативное событие посредством нарративных стратегий. Любая нарративная стратегия отражает дискурсивную стратегию конкретной эпохи, лингвокультуры, языковой / литературной лично- сти, вследствие чего само повествование приобретает определенные параметры: таковы система эпизодов, характеризующаяся единством пространственно-вре- менных форм, набор актантов, а также микродискурсы, выделенные компози- ционно и объединенные субъектом речи и способом высказывания. В таком ра- курсе нарративные стратегии иронического дискурса предстают как определен- ные риторические индексы, способствующие манифестированию картины мира автора в соответствии с предполагаемыми свойствами его реципиента.Ключевым для выделения нарратива как особого вида текстов становится по- нятие события, совершение которого в тексте квалифицируется посредством ряда условий:идентичность изменяемого субъекта;семантическая сочетаемость нарративных высказываний;хронологическая последовательность фактов, представленных в простран- стве нарратива;фактичность / реальность события;осуществление события вплоть до достижения результата.Иронический нарратив, на первый взгляд, не отвечает ни одному из приве- денных требований, за исключением первого. Однако событийность художествен- ного текста позволяет нам осмысливать этот вид нарратива как самостоятельный, обладающий рядом параметров. Прежде всего наиболее важно здесь требование120Заврумов З.А. Иронический нарратив в художественном тексте: параметры когнитивного...нетривиальности события, которое реализуется в ироническом нарративе за счёт оценочной модальности как вида модальности субъективной. Субъективность художественного текста, как указывалось выше, неоспорима, а оценка имманент- но присуща в целом речемыслительной деятельности человека. Также облигатор- но требование непредсказуемости, осуществляемое в ироническом нарративе, прежде всего, в его авторской сфере. Безусловно, событийность иронического нарратива закономерно вовлекает в исследовательское осмысление требование консекутивности как возможности квалифицирования наиболее релевантных событийности изменениям во внутреннем и внешнем мире автора / персонажа. Облигаторными для иронического нарратива становятся также требования не- обратимости и неповторяемости.Одним из основных отличительных признаков нарративного подхода следует считать вовлечение в исследовательскую парадигму широких контекстов, что позволяет моделировать и трансформировать событийность, саму оценку внеш- него и внутреннего мира, что с необходимостью становится наиболее востребо- ванным в координатах иронического нарратива. Построение процесса коммуни- кации в соответствии с теми историями, которые рассказываем мы сами или другие о нас, диктует рассмотрение его развития с имманентно присущих нарра- тивному подходу позиций. Безусловно, иронический нарратив берет свое начало в личном опыте литературной личности, когда мы обращаемся к изучению худо- жественного текста. К тому же каждая культурно-историческая эпоха диктует свои требования и определенного рода ограничения по отношению к иронии. Эти ограничения касаются прежде всего реализации иронии в конкретных жан- рах. Иронический нарратив, имеющий значение не только в личностном обще- нии, но и в более широких социальных слоях, в межкультурной коммуникации, приобретает возможность продуцирования определенных оценок и норм на ос- нове ниспровержения, деконструкции предшествующих.Именно в ироническом дискурсе событие рассказа и событие рассказывания способны выступать как единое целое, что, однако, не исключает применения различных нарративных стратегий, каждая из которых актуализирует различные виды иронии посредством набора повествовательных приемов.Безусловно, дискурсивный статус продуцента нарратива определяет манифе- стирование определенной картины мира, отношение нарратора к событиям, опи- сываемым дискурсом, что в целом позволяет соотносить иронический дискурс с категориями оценочности и модальности, выявляя их конституирующую функ- цию по отношению к феномену иронии. Риторическая оформленность ирони- ческого нарратива и фоновые знания реципиента оказываются взаимосвязанны- ми в двусторонней рефлексии, осуществляемой по поводу художественного тек- ста, поскольку художественная коммуникация всегда имеет диалогический характер.Процесс коммуникации, в том числе и эстетической, приобретает сегодня ха- рактер иронического нарратива, и это неслучайно. Ирония, представляя собой доминанту современного социокультурного пространства постмодерна, модели- рует нарратив, имеющий гипертрофированный характер, позволяющий импли-121Вестник РУДН, серия Вопросы образования: языки и специальность, 2016, № 3цировать истину полностью либо отчасти, что отражается и на возможности ре- ализации когнитивно-прагматического потенциала текста / дискурса. Постмо- дерн, представляя собой совокупность различных контекстов, создает необходимую основу для реализации иронического нарратива за счет возмож- ности манифестирования различных, зачастую противоречащих друг другу куль- турных кодов, опыта, аксиологических систем и норм [7]. Возможность возник- новения противоречия, противопоставления составляет когнитивный фундамент иронии, в которой традиционно выделяют контраст первичной семантики лексем, их сочетаний, целостных высказываний и пр. и вторичной импликатуры. Когни- тивное моделирование иронии позволяет выделить в ее структуре структурно- экспрессивные принципы, реализующие двойной смысл. Иронический нарратив семантически разнороден и неоднозначен: ирония подвергает осмеянию реаль- ность, сомневается в ее истинности, предполагает отсутствие референтности; также указывает на существование некоего идеала, который сополагается с ре- альностью, и выявляет ее несоответствие идеальным представлениям.Иронический нарратив в контексте постмодерна открывает множественность миров Говорящих, очерчивает пространство жанров и контекстов для обозначе- ния объектов реальности. Иронический нарратив фиксирует «здесь» и «сейчас», тем самым, обыгрывая практически любое событие в форме иронии и/или само- иронии, часто в виде коннотативной оговорки. Значимость иронического нар- ратива в постмодернистском коммуникативном пространстве тесно связана с его гипертрофированностью и полифункциональностью: ирония транслирует целый комплекс значений, что обусловливает глубину когнитивно-прагматического потенциала иронического нарратива. Этот комплекс значений фиксирует само- оправдание, приуменьшение / преувеличение, пренебрежение, сокрытие истин- ности значения события, высмеивание негативных качеств. Значительна роль иронии в продуцировании защитных механизмов личности, т.к. часто ирония, направленная на субъект или объект, маркирует преодолеваемую зависимость от этого субъекта или объекта. Семантическое пространство реальности / дискур- са / текста структурируется языковой / литературной личностью, а также линг- вокультурным сообществом, что позволяет выстроить нарративные связи пове- ствования в соответствующем стилистическом и когнитивном регистре. Значит, иронический нарратив становится в контексте постмодерна посредством комму- никативных практик некоей формой эскапизма, вытеснения зависимости от «на- вязанного» дискурсом власти, того, что находится в зоне постоянного контроля.

Z A Zavrumov

Pyatigorsk state linguistic university

Kalinin Prospect, 9, Pyatigorsk, Russia, 357503

Views

Abstract - 63

PDF (Russian) - 119


Copyright (c) 2016 Заврумов З.А.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.