Communicative Competences: Three Manuals of the Chair of Speech-Studies and Theory of Communication, MGLU University, Minsk, the Republic of Belarus

Cover Page

Cite item

Abstract

-

Full Text

Два основных свойства языка — членораздельность и символичность — ярко проявляются в процессе общения, в ходе реализации коммуникативных тактик и стратегий, которые формируют коммуникативное поведение в речевой деятельности в целом и в каждом отдельном речевом акте. Они непосредственно влияют на языковую форму и содержание: если членораздельность обусловливает интерпретацию и понимание содержания высказывания-сообщения с точки зрения языковой формы, то символичность целиком и полностью принадлежит языковой и внеязычной семантике, опирается на факты и факторы универсальной и специфической природы общения, на лингвистические и экстралингвистические условия передачи и приема содержания сообщения, наконец, на индивидуальные свойства коммуникантов.

В любом коммуникативном акте сообщение отличают две характерные черты — конвенциональность и интенциональность. При этом конвенциональность определяется, в первую очередь, лексическим и грамматическим аспектами отдельного языкового кода и общепринятых нелингвистических кодов (например, графические знаки дорожного движения, цветовые и звуковые сигналы, пиктограммы, логотипы, эмоджи и др.), а интенциональность в полной мере принадлежит говорящему лицу — адресанту. Несимметричность этих признаков сказывается на несимметричности ролей коммуникантов, на их реальной и потенциальной активности в речевом акте и, безусловно, на интерпретации высказывания, — в этом заключается, на наш взгляд, основная причина успешности/неуспешности коммуникации и обнаруживаются причины понимания/непонимания сообщения со стороны адресата.

Проблема понимания-непонимания была обозначена еще в античной философии: так, стоики, вводя понятие лектона (собственно языкового содержания) утверждали, что «варвары нас не понимают», тогда как философы и филологи XIX века, например, В. фон Гумбольдт и А.А. Потебня убедительно показали, что не бывает абсолютного понимания, а возможно только со-понимание, которое и свидетельствует об успешности коммуникации. Российский ученый А.А. Потебня, определяя язык как одну из форм мысли, понимая язык как постоянный переход от бессознательного к сознанию, и, далее, к самосознанию, и подчеркивал его абсолютно творческий характер [1]. Полагаем, что именно в этой плоскости целесообразно обсуждать проблемы коммуникативных компетенций, коммуникативных тактик и стратегий и коммуникативного поведения как неотъемлемого компонента речевой деятельности.

Три пособия, созданные на кафедре речеведения и теории коммуникации (МГЛУ, г. Минск, Беларусь) д.ф.н. проф. Т.В. Поплавской и к.ф.н. доц. Т.А. Сысоевой, «Пойми меня правильно: Интерпретация коммуникативного поведения» (Москва: Флинта: Наука, 2017 г.); «Successful Communication: Problem Solving» («Успешная коммуникация: проблемы и решения»; Гриф УМО Минобрнауки Республики Беларусь; г. Минск: МГЛУ, 2019 г.) и «Онлайн и оффлайн коммуникация: секрет успешного переключения = Online vs. Offline: Don’t Forget to Switch» (Гриф УМО Минобрнауки Республики Беларусь; г. Минск: МГЛУ, 2020 г.) [2—4] разрабатывают стратегии и тактики успешной коммуникации и формируют соответствующие компетенции, включая прикладные навыки и умения.

Цель пособия «Пойми меня правильно: Интерпретация коммуникативного поведения» — объединить теоретические знания о повседневном и профессиональном коммуникативном поведении, обратив особое внимание на его стратегии и тактики, чтобы сделать коммуникацию успешной. В центре внимания участники коммуникации с точки зрения их психологических, социальных и даже физических (биологических) параметров. Теоретически значимые компоненты коммуникации опираются на акт речи в концепциях Р.О. Якобсона [5] и К. Бюлера [6]. В фокусе акта коммуникации находится триада адресант — сообщение — адресат, которая проявляется посредством языка как общего кода, создает проекцию действительности и реализует ряд функций — от познавательной (репрезентативной) до метаязыковой, не сводимой исключительно к понятию языкового кода.

Современное общение реализуется с использованием целого ряда кодов: вербальных лингвистических и невербальных нелингвистических, по Г.Г. Слышкину и др. [7], и таким образом оно становится поликодовым [8; 9]. В этом отношении коды сохраняют двойственность: конвенциональность собственно кодов и интенциональность сообщения как выбор активного коммуниканта-адресанта, так и средств успешной коммуникации.

По справедливому мнению авторов пособия, успешность коммуникации формируется на основе «триады успешной коммуникации», включающей восприятие, понимание, эффективность [2. С. 10].

Пособие удачно сочетает теоретический и прикладной подходы. Теория ограничивается кратким обобщением и далее предстает в вопросно-ответной форме в каждом из разделов (см., например, первый раздел «Восприятие, понимание, эффективная коммуникация»), а практикум представляет собой проверку полученных знаний на конкретных ситуациях общения. Особое внимание: уделяется неоднозначности понимания, что естественным образом сказывается на обратной связи (от адресата) и понимании сообщения. Как правило, предлагаемые ситуации общения представлены в виде мини-диалогов; фрагментов художественных и публицистических текстов, текстовых объявлений, эмоджи, пиктограммы и идеограммы рекламных материалов, комиксов (рисунки), и др. Степень формирования умений и навыков проверяется творческими заданиями в ходе ролевых игр, в процессе написания заметок, статей и эссе, создания рекламного слогана и др.

Контраргументы и трудности рассматриваются в каждом разделе, начиная со с. 20, и обозначаются как Первое «НО», Второе «НО» (с. 27) и т.д. Эти «НО» включают так наз. «коммуникативный шум» (с. 20), избыток либо недостаток информации (с. 27), несовпадение вербальных и невербальных кодов (с. 38), как, например, на с. 64 несовпадение анализируется посредством минимального текста и рисунка (источник: http://vk.com/by_duran?w=wall-25336774_9101). Трудности обусловлены не только средствами и каналам общения, но и экстралингвистическими факторами: влиянием социальных, этнокультурных, психологических и отчасти биологических (физических) параметров, связанных с различными дефектами речи, слуха, с ограниченной мобильностью реципиента.

В социокультурном отношении раздел «Иммунизация против зомбирования» (с. 145) детально рассматривает приемы зомбирования, или манипулирования адресатами-реципиентами. Здесь анализируются факторы рекламы, разнообразные формы интернет-общения и вовлечения в различные процессы сотрудничества, когда адресат становится потребителем предлагаемых товаров и услуг, вовлекается в некую ситуацию, симулирующую реальную непосредственную коммуникацию с использованием как лингвистических, так и нелингвистических триггеров, соответственно, доминирует только мейоративная лексика, обозначаются только интересы потребителя-коммуниканта, замалчиваются возможные негативные последствия и т.п.

Наконец, о наиболее творческой части пособия. «Диагностика собственной интерпретационной деятельности» (с. 161—170). Это своего рода многоцелевой тест с выбором единственного варианта ответа из нескольких (!), позволяющий обобщить полученные знания и самостоятельно выполнить задания с целью выявить приобретенные навыки и умения успешной коммуникации. Тест завершается комментарием по количеству и качеству набранных баллов (с. 170).

Структура каждого раздела пособия целесообразная и четкая. Два раздела «Теория в вопросах и ответах» и «От теории к практике» взаимодействуют друг с другом, а практика раскрывается как трехступенчатый цикл от I. Разминки через II. Интерпретацию к III. Творческим заданиям. Очевидно, что ядром прикладного аспекта является интерпретация, которая, главным образом, отражает сходства и различия коммуникативного поведения адресанта и адресата и формирует их коммуникативные компетенции. Последующая самостоятельная проверка полученных теоретических и прикладных знаний предполагает владение тремя уровнями интерпретации (с. 171—191): а) интерпретация с проверкой по предложенным ответам (с. 171—178); б) интерпретация с подсказками (с. 178—184) и в) интерпретация без подсказок с. 184—191).

Итогом всей работы с использованием пособия становится «Шкала интерпретационной компетентности» (с. 192—193), в которой в компактной форме отражены коммуникативные компетенции успешной коммуникации.

Рассмотренное выше пособие, написанное на русском языке, становится базой для двух последующих комплексов уже на английском языке: «Successful Communication: Problem Solving» («Успешная коммуникация: проблемы и решения») и «Онлайн и оффлайн коммуникация: секрет успешного переключения = Online vs. Offline: Don’t Forget to Switch». Естественно, что основные цели модифицируются как «развитие навыков и умений анализировать свое и чужое коммуникативное поведение, вносить своевременно необходимые коррективы и решать возникающие проблемы» [3, Preface]. Структура пособия «Успешная коммуникация: проблемы и решения» состоит из четырех частей, в которых распределены проблемы, требующие решения на основе соответствующих компетенций коммуникативного поведения. Так, три первые части ‒ это, по сути, практикум, задачник, включающий самостоятельные задания для аудиторной и внеаудиторной работы студентов, владеющих английским языком уровня “advanced”, при этом теория обобщенно и кратко представлена как введение к практическим заданиям. Освоение материала направлено на осознание условий успешной коммуникации, на понимание и использование факторов, влияющих на успешность коммуникации, особенно на технологии манипуляции (зомбификации — в терминологии авторов) в публичной и индивидуальной речи, иначе говоря, на эффективные способы решения проблем успешной/неуспешной коммуникации в целом.

Каждый раздел включает три группы упражнений и заданий: 1) Warming-up («Разминка»//«Разогрев»); 2) Interpretation («Интерпретация») и 3) Follow-up («Творческие задания»). Очевидно, что раздел «Интерпретация» является не просто связующим звеном, но фокусом самостоятельной творческой и критической деятельности обучающихся. Комплекс заданий и упражнений трех названных групп обнаруживает разнообразное и интересное сочетание текстовых материалов (отрывки из книг, медийные публикации, электронная переписка, диалогические единства и др.); материалов сайтов и соцсетей в сочетании с визуальными кодами, например, с эмоджи (с. 26—27) и другие. Завершает каждый раздел глоссарий “Things to Remember”, который перечисляет и толкует основные термины и понятия. Далее следуют итоговыми вопросы для самопроверки и закрепления компетенций

Последняя Часть IV “Communicative Diagnostics” (с. 115) представляет собой тест-анкетирование, который студенты или слушатели курса «Интерпретация коммуникативного поведения» выполняют с целью проверки освоенных компетенций самостоятельно, в первую очередь, в области интерпретации ситуаций и успешности/неуспешности коммуникации. В итоге формируется самооценка приобретенных навыков и умений (с. 124).

Пособие завершается руководством по навыкам и умениям интерпретации с примерами анализа образцов (Sample Analysis). Такое руководство, на наш взгляд, становится важным инструментом коммуникативных компетенций.

Наконец, третье пособие «Онлайн и оффлайн коммуникация: секрет успешного переключения = Online vs. Offline: Don’t Forget to Switch» [4], в котором речь идет не о переключении языковых кодов, но о переключении кодов с учетом канала общения и соответствующих ему средств и способов реального и виртуального общения [10].

В Предисловии [4, Preface] авторы формулируют цели и задачи как необходимое условие развития навыков и умений, чтобы осуществлять эффективное переключение с реального общения на виртуальное (и наоборот) с учетом специфики канала связи, используемых коммуникативных кодов, ролей участников процесса, их уровня коммуникативных компетенций.

По структуре перед нами комплекс задания для аудиторной и самостоятельной работы по темам дисциплины «Культурный контекст профессионального общения», состоящий из шести уроков-блоков, или case-studies. Структура каждого блока соответствует основными шагам процесса разрешения проблем, а именно:

  • Идентификация проблемы (Problem identification) предполагает обсуждение сходств и различий, преимуществ и недостатков непосредственного и виртуального общения, роли Интернета как новой коммуникативной площадки.
  • Анализ проблемы (Problem analysis) продолжает обсуждение проблематики виртуального общения авторских текстов тематической направленности, преимущественно текстов медийной сферы и цифровых платформ (Internet, Instagram, Twitter).
  • Поиск решения (Solution generation) напрямую связан с эффективностью онлайн общения в различных сетевых источниках и новых социально значимых медийных средств, например, хэштэгов, их функций, ролей, достоинств и недостатков онлайн и оффлайн (в рекламе на уличных экранах, билбордах, пилларах).
  • Применение решения (Solution implementation) реализуется в творческих заданиях по созданию блога, поста, твита, написанию медийных текстов, в ролевых играх.

Эта информация представлена в блоке Unit I. Online and Offline. Same or Different?. Он выполняет двуединую функцию: содержит теоретическое обобщение применительно к сфере коммуникативного поведения онлайн и предлагает методологические и методические приемы для выявления сходств и различий в прикладном аспекте в форматах онлайн и оффлайн.

Приведем примеры с кратким комментарием последующих блоков. Так, блок Unit II. Encoding and Decoding Online Messages: Verbal and Non-verbal Code (с. 37) фокусирует внимание на специфических средствах онлайн общения, в частности, на соотношении слов и средств невербальных кодов (визуальные, «реальные» и символические коды; роль эмоджи и их интерпретация, создание новых эмоджи на с. 48); на интернет-слэнге, который наряду со словами использует буквы как графические знаки, наполненные смыслами (с. 52); в поле зрения также попадают аббревиатуры как акронимы, их функции и роли в виртуальном общении, наконец, обратную связь как влияние «интернет-языка» на естественный язык.

Блок Unit III. Social and Cultural factors of online communication (с. 56) рассматривает такие особенности интернет-общения, как вневременность, повсеместность, отказ от индивидуального подхода, гендерное равенство и др.; они порождают безграничную свободу и вседозволенность общения, исключая так наз. privacy.

Блок Unit IV. Psychological and Biological Factors of Online Communication (с. 67) анализирует индивидуальные типы коммуникантов и социальные сообщества (группы, сети); рассматривает коммуникацию людей с физическими недостатками. Достоинства и недостатки Интернета обусловлены тем, что он не только «благо», но порождает зависимость и даже депрессию от общения в социальных сетях, и даже нарушения мозговой деятельности. Рассматриваются эмоции и их выражение в Интернете с помощью лингвистических и нелингвистических кодов (с. 92) и пр. Объективность обсуждению придает обращение к аутентичным материалам, например, к публикациям, типа: The Eight Types of Social Media Personality by F. Middleton (p. 70); Different Online Types and their designing by I. Margalit. — a web psychologist (с. 73); Internet Addiction Disorder — signs, symptoms, diagnosis and treatments by Ch. Gregory (с. 80). Завершают этот блок вопросы для самопроверки и прогностический тест (с. 85).

В блоке Unit 5. Etiquette and Netiquette. Compare Literacy (p. 95) сопоставляется этикет повседневного и профессионального общения и интернет-этикет — Netiquette = Etiquette online, что хорошо иллюстрируется такими привлеченными материалами, как: 10 Rules of Netiquette by K. Tranter (с. 96—97) ; Proper Internet Etiquette. E-mail, Social Media, and Texting Guidelines by D. Mayne (с. 97). При этом общими и единообразными становятся исходный принцип и итоговый вывод по решению проблемы: в современном мире: цифровая (виртуальная) грамотность необходима и обязательна.

Наконец, блок Unit VI. Effective and Safe Online Communication: Influencing Others vs. Being Influenced (p. 118) включает обзор экстралингвистических параметров в онлайн общения, например: Secure Internet surfing, manipulation on the Internet, Internet marketing, Internet fraud, Endless Robocalls, Clickbait Techniques, 4 Ps of marketing: product, price, place, promotion. Отметим, что эти факторы и параметры характеризуют медийное общение как таковое, откуда они, по всей вероятности, и пришли в интернет-общение.

Завершающая ступень обучения предполагает выполнение самостоятельной творческой работы в форме проектов, ролевых игр, включая разработку их тематики и сценариев, написание эссе, проведение экспериментов и др.

Итоговым является тест «Competence Diagnostics. Test Your Online/Offline Communication Skills», состоящий из 30 заданий с ключами для самооценки, которая осуществляется в терминах «всегда, иногда или никогда» с последующей суммарной оценкой в баллах.

Особо отметим библиографические списки в конеце всех трех пособий: они немногочисленны (до 20 позиций), но целесообразны, актуальны и современны.

Общий итог обзора и анализа трех пособий кафедры речеведения и теории коммуникации, в фокусе которых компетенции успешности коммуникативного поведения и речевой деятельности, позволяет отметить их актуальность и востребованность не только в сфере университетского образования, но и в различных и многообразных сферах профессиональном общения. Коммуникативные тактики и стратегии оказываются взаимообусловленными и эффективными, поскольку они базируются не исключительно на вербальных средствах и техниках, но и на технологиях многообразных невербальных кодов и средств общения. Единый проблемный подход и общность структуры пособий позволяет предложить их авторам проф. Т.В. Поплавской и доц. Т.А. Сысоевой объединить их материалы в комплексные пособия на двух языках — русском и английском.

×

About the authors

Elena A. Krasina

Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

Author for correspondence.
Email: rybinok-es@rudn.ru

Prof. Dr.Sc. (Philology), Professor, Professor-Consultant of the General and Russian Linguistics Department, Philological Faculty

6, Miklukho-Maklay str., Moscow, Russian Federation, 117198

Eugene S. Rybinok

Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

Email: rybinok-es@rudn.ru

PhD in Philology, Assistant of the General and Russian Linguistics Department, Philological Faculty

6, Miklukho-Maklay str., Moscow, Russian Federation, 117198

References

  1. Potyebn’a, A.A. (1976). Aesthetics and Poetics. Moscow: Iskusstvo Publishing House. (In Russ.).
  2. Poplavskaya, T.V. & Sysoyeva, T.A. (2017). Correct Understanding: Interpreting Communicative Behaviour. Moscow: Flinta: Nauka. (In Russ.).
  3. Poplavskaya, T.V. & Sysoyeva, T.A. (2019). Successful Communication: Problem Solving: Manual in Linguistic Studies. Minsk: MGLU Publishing House.
  4. Poplavskaya, T.V. & Sysoyeva, T.A. (2020). Online vs. Offline: Don’t Forget to Switch: Manual in Linguistic Studies. Minsk: MGLU Publishing House.
  5. Jakobson, R.O. (1996). Language and the Unconscious. Moscow: Gnosis Publishing House. (In Russ.).
  6. Bṻhler, K. (1965). Sprachtheorie. Die Darstellungsfunktion der Sprache. Stuttgart: Gustav Fisher Verlag. (In German).
  7. Slyshkin, G.G. & Yefremova, M.A. (2004). Film text. Moscow: Vodolej Publishing House. (In Russ.).
  8. Sonin, A.G. (2005). Experimental Studies of Polycode Texts: Main Trends. Voprosy yazykoznaniya, 6, 115—123. (In Russ.).
  9. Maximenko, O.I. (2012). Polycode vs. Creolized Text: Issues and Terminology. RUDN Journal of Language Studies, Semiotics and Semantics, 2, 93—102. (In Russ.).
  10. Krasnykh, V.V. (2009). Virtual Reality or Reality Virtual. In: Relevant Issues of Modern Linguistics. Moscow. pp. 214—217. (In Russ.).

Copyright (c) 2021 Krasina E.A., Rybinok E.S.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies