Language situation and status of languages in the Republic of North Ossetia-Alania

Cover Page

Cite item

Abstract

The article substantiates the socio-economic and cultural-historical introduction of the Ossetians to the Russian language, which is considered as the result of the natural development of the standard of living of the highlanders. The aim of the study is to consider the history and characteristics of national-Russian bilingualism, the role of language interaction in the formation of a bilingual personality, society, identification of deformed linguistic processes that led to both the loss of the function of language proficiency and its use in everyday life, as well as measures that contribute to the revival of native language. The article emphasizes that the Russian language has become a civilizing factor that has significantly accelerated the development of the spiritual culture of the mountaineers, that it, along with the Ossetian language, is recognized as the state language of the Republic of North Ossetia-Alania as a language of interethnic communication, it is provided with free functioning throughout the republic. The work also focuses on the ethno-demographic composition of the population, emphasizes the polyethnicity of the region, which contributes to the strengthening of the role of the Russian language as a language of interethnic communication. During the 20th century, a sharp delimitation of the functions of the Russian and native languages leads to a weakening of the role of the national language, which exposes it to the threat of extinction. Loss of language entails a loss of self-awareness, culture, perception of the world, as well as the loss of self-identification. According to the authors, the republic itself needs to be concerned about the widespread use and all-round development of the native language in national government bodies, public organizations of science, culture, education, health care and the service sector. We need to work with those native speakers who do not consider it prestigious to communicate in their native language in the family, do not try to pass it on to the next generation: the lack of linguistic continuity is destructive. To preserve the language in the context of globalization, the authors propose to strengthen the role of the state and society, to consolidate the efforts of scientists, statesmen and public figures in order to influence the activities of the media to preserve the language and culture; direct their efforts towards harmonious bilingualism.

Full Text

Введение

Языковая ситуация и статус языков в Республике Северная Осетия-Алания — актуальная проблема второй половины XX–начала XXI века. В течение прошлого века шло постепенное размежевание функций русского и родного языков, что привело к резкому ослаблению роли национального языка, что подвергает его угрозе исчезновения. Потеря языка влечет за собой частичную утрату самосознания, культуры, мировосприятия, а также самоидентификации [1]. Целью проведенного исследования является рассмотрение особенности функционирования национально-русского двуязычия в республике и роль взаимодействия языков в формировании билингвальной личности; описание языковых процессов, приведших как к утрате функции владения языком, так и его пользованием в повседневной жизни; определение мер, способствующих возрождению родного языка. Проблема не нова, работ, посвященных ее истории и анализу, достаточно много. Это исследования В.И. Абаева, М.И. Исаева, Т.А. Гуриева, А.Х. Галазова, К.Е. Гагкаева, Р.З. Комаевой, Т.Т. Камболовой, Е.Б. Бесоловой, Л.Б. Гацаловой, Л.К. Парсиевой и др. В работах этих ученых акцентируется внимание на том, что язык — способ отражения внутреннего духовного и интеллектуального богатства любого народа, отличающий его от других и делающих его особенным. С потерей языка этнос теряет свою идентичность, свой национально-культурный код, свои обычаи и традиции; все, что делает его нацией [2]. В ситуации происходящих сегодня интеграционных процессов языки в частности средне- и малочисленных народов, требуют к себе особого внимания не только официальных структур, но и каждого представителя этноса. Именно язык является тем инструментом, который дает возможность сохранить нематериальные сокровища нации с надеждой передать их будущим поколениям [3. С. 10 ]. Это и объясняет возникший интерес к экологии языка, сохраняющей его национально-культурную специфику, включающую средства языка с сохранением его стилистических и экспрессивных особенностей, способствующих целостному и точному пониманию содержания [4. С. 10]. Означенная проблема заключается в сохранении национальной специфики и самобытности языка, в бережном отношении к языковой преемственности, языковому единству; в призыве не забывать и о том, что «имеется близкое соответствие между языковой моделью и неязыковым поведением» [4. С. 3].

Исследование выполняется авторами на материале осетинского языка, заостряется мысль на том, что двуязычие в республике — насущная и осознанная необходимость, пример тому — творчество основоположника осетинского языка и литературы Коста Хетагурова и других осетинских писателей и поэтов. Вместе с тем внушает тревогу ряд обстоятельств: 1) попытки противопоставить языки в вопросе выбора между русским и осетинским языком; 2) среди части осетинской интеллигенции «процветает» пренебрежение к родному языку, поэтому он перестает быть языком общения в семье; 3) некоторые одержимы идеей внедрить осетинский язык там, где целесообразнее пользоваться языком межнационального общения. Языковая политика в период языкового строительства допустила ситуации, при которых оказались ослабленными позиции осетинского языка: не выдержано ясное разделение сфер функционирования как русского языка, так и осетинского; родной язык был вынесен за пределы школы, так что обучение шло только на русском.

Социолингвистическая характеристика Республики Северная Осетия-Алания

Вопрос о сферах общения, функциях языка и их соотношении, как известно, неоднозначен в связи с принципами и способами определения сфер общения и функций языка. Принципы национальной политики и потребность самого народа определяют применение языка в той или иной сфере. Как часто забывают о том, что язык есть выразитель национальной идентичности, потеря которой ведет как к утрате общения на нем, так и потере накопленной системы символов и культурных кодов: это путь к обеднению этнического и языкового многообразия, национальной обрядности и системы духовных ценностей.

Очевидно, что в век глобализации потенциальная и реальная функции в ряде северокавказских республик скорее не совпадают: для языка межнационального общения потенциальная определяется потребностями единения в республике, но реальная функция же фактическим применением языка в сферах общения. Этот факт, к примеру, требует узаконенной программы по реализации родного языка во всех сферах общественной жизни республики согласно с особенностями сложившихся национальных традиций, обрядов, обычаев. Родной язык нуждается в защите, которая возможна лишь при личной заинтересованности самого этноса в его сохранении. Статус государственного языка осетинский язык имеет по Конституции РСО-А, но мало что делается по укреплению социальной базы его функционирования. Заметим, что нужны определенные реальные меры по поддержке родного языка — это усилит внимание к национальным проблемам, что же касается русского языка, то за ним сохранится статус межнационального языка.

Язык и культура этноса неразрывно связаны, поскольку без языка не может быть культуры. Язык является лингвокультурологическим феноменом, отражением менталитета и всей копившейся веками культуры народа. Профессор МГУ, доктор философских наук М.К. Мамардашвили считал язык неотъемлемой составной частью духовного богатства нации и склонялся к тому, что «проблема восстановления культуры есть, прежде всего, проблема восстановления языкового пространства и его возможностей» [5. С. 203—204].

По мнению Э. Сепира, «культуру можно определить, как то, что данное общество делает и думает. Язык же есть то, как думают <...>. Само собой разумеется, что содержание языка неразрывно связано с культурой» [6. С. 193—194]. В свою очередь язык, отражая самосознание, мировоззрение и характер этноса, влияет на культуру.

И язык, и культуру необходимо оберегать, развивать и защищать. Особого внимания в полиэтническом государстве требуют языки и культура малочисленных народов, неминуемо сталкивающиеся с проблемой сосуществования в доминирующем языковом и культурном пространстве титульной нации. Для сохранения и развития языка необходимо повышать культурно-образовательный уровень его носителей. Огромную роль в сохранении и поддержании жизнеспособности национального языка отводится системе образования: преподаванию и изучению языка в данный исторический период, «когда культура речевого взаимодействия упала до самой низкой отметки» [7. С. 5].

Необходимость освоения и использования родного языка, тщательного соблюдения языковых норм, устранения негативного отношения к родному языку как к неперспективному — насущные задачи настоящего времени.

В начале прошлого столетия Г.А. Дзагуров заметил, что «... любой язык любого народа составляет один из основных элементов национальной культуры. Каждый язык имеет свои особенности, свои такие способы для выражения человеческой мысли, которых на другом языке нет» [8. С. 4]. Еще раньше барон Услар Пётр Карлович высказал свое мнение так: «Скольким бы языкам мы ни выучились, ни один не запечатлеется в целом духовном мире нашем так глубоко, как язык родной, — язык, которым непосредственно выражается своеобразный склад наших понятий. Это относится до всех народов и до всех языков в мире» [9. С. 17].

Сегодняшнее ослабленное положение национальных языков проф. М.И. Магомедов связывает с их относительно слабым функционированием по сравнению с русским языком в предыдущем столетии. Неравноправное использование и функционирование в обществе языка межнационального общения и языков этносов «породил иллюзию вытеснения национального языка русским» [10. С. 4—11].

Считаем это мнение спорным. На самом деле русский язык никогда не использовался по принуждению и по воле государства, а являлся всегда средством познания русской и мировой цивилизации. В связи с этим национально-русский билингвизм — естественное явление, продиктованное требованием времени в первой половине ХХ века. Следует отметить и тот факт, что «практически никогда не поднимался вопрос о русско-национальном двуязычии» [11. С. 10].

Огромное отрицательное влияние на языковую ситуацию оказала и неправильная языковая политика как со стороны федеральных властей, так и местных, региональных. По мнению А.А. Бурыкина, «в пространстве регулирования языковых процессов есть, помимо языковой политики, ещё какие-то процессы, действие которых оказывается сильнее, нежели «человеческий фактор» языковой политики, или же языковая политика оказывается на деле сложным и многомерным явлением, в котором целенаправленность и позитивность не являются определяющими характеристиками. Движущие механизмы таких неконструктивных языковых процессов могут быть только социальными, поскольку ясно, что динамика социальной эволюции языка не зависит от других (экономических или природных) факторов» [11. С. 8].

Проанализировав корни развития двуязычия в РСО-Алания, мы выяснили его причины и можем с уверенностью сказать, что активное использование осетинами русского языка, формирование национально-русского билингвизма были обусловлены социально-экономической и культурно-исторической ситуацией. Знание и использование русского языка стало объективно необходимо и востребовано реалиями жизни после присоединения Осетии к России. В.И. Абаев, всемирно известный осетинский ученый-лингвист, в своих трудах охарактеризовал уровень жизни и степень развития национального языка осетин до упомянутого выше факта в истории Осетии (присоединения Осетии к России). Он по достоинству оценивал осознание осетинами значимости грамотности, давшей им возможность приобщиться к русской и впоследствии к мировой цивилизации. По мнению лингвиста и этнографа, известного кавказоведа XIX века П.К. Услара, уникальный и богатый русский язык является проводником в мировую культуру и цивилизацию, это должно вывести его за рамки этнического языка, чтобы стать языком международного общения [12. С. 7]. А.М. Шёгрен, Вс.Ф. Миллер, П.К. Услар и другие отечественные ученые также обусловили позицию и значение русского языка для народов Северного Кавказа. «Нельзя относиться к русскому языку как к языку, этнический фактор которого является его всеобъемлющей и исчерпывающей характеристикой. Он давно уже перерос рамки этнокреативной сущности, в то же время прочно сохранил статус родного языка, — что является одной из социолингвистических характеристик русского языка», — писал профессор М.И. Магомедов [10]. Вхождение в XVIII веке средневековой Осетии в состав Российской Империи, несомненно, положительно отразилось на развитии осетинского народа; благодаря русскому языку и культурному влиянию находившейся на этапе наивысшего уровня развития русской литературы осетинский народ быстро постигал азы великой русско-европейской культуры и цивилизации. В условиях изоляции от внешнего мира формирование достижений цивилизаций, полученных в результате присоединения к России, заняло бы у народа столетия. Таким образом, следует отметить, что присоединение Осетии к России оказало цивилизующее влияние на все сферы жизни, в том числе и на духовную. Русский язык дал путь маленькому горскому народу к просвещению и в значительной мере повлиял на его нравственно-этические и эстетические ценности. Многие русские и зарубежные исследователи, занимавшиеся бытием осетин и лингвокультурными аспектами осетинского языка, выделяли некую универсальность данного языка в выражении чувств и мыслей, присущую развитым народам [12], что, на наш взгляд, побуждало их углубляться в темы исследований. Отечественные ученые первыми отметили, что индивидуальность любого народа накладывает определенный отпечаток на его язык, понятия. Безусловно, компактное обитание этноса, его незначительная миграция, пасторальная жизнь, мононациональные семьи, общение на родном языке способствовали поддержанию и совершенствованию родного языка. В экономической ситуации, сложившейся на тот период в стране, язык и культура, лишенные внимания, уходят на последний план и приходят в упадок.

Последнее десятилетие ХХ и начало ХХI вв. характеризуются усиленной миграцией осетинского населения, поскольку в его жизненном укладе происходят решительные перемены, связанные с разрушением традиционных для республики отраслей промышленности и сельского хозяйства. Молодежь и среднее поколение в поисках работы уезжают из республики в разные регионы страны и даже за рубеж. Отток происходит в основном из сельских поселений, где наиболее остра проблема трудоустройства. Как результат, увеличение количества интернациональных браков, что в результате привело к ослаблению позиций родного языка. Дети в смешанных семьях зачастую практически не владеют осетинским языком, поскольку не слышат его в повседневной жизни.

Пагубно влияют на языковую картину мира и наблюдаемые в постперестроечные годы интенсивные переселения и миграционные процессы, которые приводят к тому, что национальный язык в отрыве от традиционной среды обитания народа перестает моделировать должную картину. 

Однако следует отметить, что миграционные процессы не ухудшили межнациональных и межэтнических отношений в РСО-Алания; национальная политика в республике направлена на недопущение этноэгоизма, этнонигилизма, этноизоляционизма и фанатизма. Представителям разных народностей и религий, проживающим на территории Осетии, свойственна позитивная этническая и религиозная идентичность, для всех создаются равные условия для самореализации, сохранения культуры и развития своего родного языка. Созданное в 1988 году межэтническое общество «Наша Осетия», куда входят 35 национально-культурных центров республики, способствует взаимоуважению людей разных национальностей и вероисповеданий, сохранению культурного и языкового разнообразия не только на территории республики и России, но и всей планеты. На базе упомянутых центров, имеющих тесные контакты с исторической родиной, организуются курсы по изучению истории, культуры и языка этносов, проводятся дни национальных культур.

Академик Д.С. Лихачев считал, что выражением всей культуры нации является язык, поскольку национальная речевая деятельность формируется в этнической среде общения, а об общей культуре народа можно судить по уровню языковой культуры [13]. Несомненно, школа, художественная литература и языкознание являются основными источниками и балансиром языка, и, дабы не привести язык к обмелению, ему следует уделять повышенное внимание со стороны государства и самого этноса.

Сложившееся современное положение национальных языков во всех республиках Северного Кавказа идентично. Многолетняя языковая асимметрия, вызванная доминированием государственного русского языка над национальными, недостаточное внимание развитию и сохранению языкового разнообразия как на государственном, так и на региональном уровнях привели к тому, что многие миноритарные языки попали в зону риска исчезновения.

Следует учитывать и то, что в Северной Осетии полиэтнические города Владикавказ и Моздок, сёла с преобладающим осетинским населением и казачьи станицы имеют разную культурно-этническую среду. Мы не можем «игнорировать ту культурную среду, внутри которой существует данный этнос и порождением которой он является» [14. С. 56].

Обратившись к последней переписи населения, которая прошла в 2010 году, мы увидим, что этническая и языковая палитра города Владикавказ достаточно пестрая. Общая численность населения Владикавказа составила 330 148 человек. Из них: осетин — более половины, русских — четверть населения. Самыми многочисленными являются армянская и грузинская диаспоры, насчитывающие, соответственно, 3,5 и 2,2 %; ингушей на момент переписи было чуть более 1%; количество азербайджанцев, украинцев и греков составляет примерно одинаковое количество и варьируется в пределах от 0,5 до 0,7 %. Помимо этого, в графу «другие» вошли 11 275 человек, составившие в совокупности 3,4% населения города — евреи, белорусы, корейцы, татары, цыгане, представители народностей Дагестана и пр. [15]. Мультинациональный состав республики породил культурное многообразие, а культура — это «система потребностей, и чем выше эти потребности, тем выше ответственность за их реализацию и тем развитей культура» [16. С. 134].

Издревле присущая осетинам веротерпимость и уважение к представителям других национальностей, большое количество полиэтнических семей, несомненно, способствуют сохранению стабильности в республике. В результате происходит процесс активизации внутреннего языкового и культурного взаимовлияния и заимствования, поддерживаемый и подпитываемый СМИ и социальными сетями, ещё более ориентированными на разговорность и диалогичность. Взаимодействие реальных языков города: русского, осетинского, грузинского, армянского и др., оказывает огромное влияние как на нормативные литературные языки (русский и осетинский), так и на язык СМИ. Нельзя упускать из виду тот факт, что языки населения Осетии относятся к разным языковым семьям: иранской, кавказской, тюркской. Несомненно одно — существующее многоязычие значительно ослабляет позиции национального (осетинского) языка и усиливает роль русского как языка межнационального общения. Следует приложить все усилия для развития и сохранения осетинского языка, так как потеря языка означает потерю идентичности, значит, и индивидуальности нации. По словам П.К. Услара, «утрата индивидуальности, как для отдельного человека, так и для целого народа, равномерна смерти. <...> Язык живет целые тысячелетия при самых даже неблагоприятных условиях для его жизни» [19. С. 2]. К счастью, в последние годы сохранению языка уделяется большее внимание, и опасения за его судьбу больше «исходят из неверия в его жизнеспособность, а это ни в коей мере не следует из истории языка и оценки его потенциала» [17. С. 120].

Известный отечественный ученый А.А. Кибрик поддерживает мнение, что язык является важной и неотъемлемой составляющей идентичности, и этнос, перестающий использовать и передавать следующим поколениям свой национальный язык, обрекает его на исчезновение. Определенный выход из сложившейся ситуации видится в применении «методики языковых гнезд — это что-то типа детского сада или даже яслей, в которых бабушки или дедушки общаются с детьми, которые по возрасту являются их внуками», соглашаясь также с мнением учёного, что «школьный класс — это не то место, где можно возродить исчезающий язык» [19]. Думаем, нельзя не согласиться с мнением академика РАН Г.Г. Гамзатова относительно необходимости и важности учёта языковых потребностей каждого из этносов без какого-либо ранжирования; равноправие языков в социальной практике, а не предпочтение одного языка другому. Любой язык — кладезь, и его недооценка может привести к невосполнимым издержкам духовного развития общества в целом [20. С. 14]. Определение — теоретико-методологическое и практическое — феномена двуязычия Г. Гамзатова основаны на равноправии используемых в обществе языков. Он считает, что в вопросе использования языков не должна предлагаться альтернатива, и билингвизм в обществе не может строиться за счет ущемления национальных лингвокультурных интересов какой бы то ни было нации. Не должно быть ни социальных, ни экономических, ни политических, ни образовательных ограничений в использовании языкового богатства и разнообразия [21; 23]. Средства массовой информации, особенно радио и телевидение, могут также играть как положительную, так и отрицательную роль в сохранении, развитии и функционировании национальных языков. Игнорирование или недостаточное к ним внимание, отсутствие или незначительное количество качественных передач на национальных языках приводит к уходу языка из жизни этноса [23. С. 27—36].

Заключение

Проанализировав языковую ситуацию в Осетии, мы пришли к выводу, что причиной ослабления и попадания в зону риска любого языка, в нашем случае осетинского, являются: презрительное отношение к собственному языку, приводящее к тому, что в семьях перестают общаться на родном языке; ограниченная передача родного языка и традиционной культуры младшим поколениям; недостаточное уважение к родному языку, считая общение на нём непрестижным. Только истинное уважение к родному слову, освоение и употребление своего языка, поддержка со стороны государства и самого этноса могут привести к сохранению и развитию этнической специфики языка. Полная заинтересованность нации в сохранении своего языка, своей национальной культуры и идентичности является залогом успеха.

В условиях национально-русского двуязычия современного осетинского общества необходимо приложить все усилия для сохранения, обогащения и развития как осетинского, так и всех других языков, проживающих в Республике Северная Осетия-Алания. В современных условиях глобализации русский язык, на наш взгляд, не менее нуждается в защите от засилья иностранных слов. Сегодня главное — определить и усилить роль государства и общества в деле защиты национальных языков, в том числе и русского. Лингвистическому научному сообществу необходимо обратить больше внимания на исследование языков миноритарных народов, на разработку методики и условий их сохранения и развития. Для сохранения языкового и культурного разнообразия, одного из факторов устойчивого развития, непременно следует использовать накопленный богатый мировой опыт.

×

About the authors

Elena B. Besolova

North Ossetian Institute for Humanitarian and Social Research named after V. I. Abaev

Author for correspondence.
Email: elenabesolova@mail.ru
ORCID iD: 0000-0003-0157-9993

Doctor of philological sciences, Professor, Head of the Ossetian Linguistics Department

10, Prospect Mira, Vladikavkaz, Republic of North Ossetia-Alania, Russian Federation, 362040

Bella K. Zakaeva

North-Caucasian Institute of Mining and Metallurgy (State Technological University)

Email: zbllbella@yahoo.com
ORCID iD: 0000-0002-6181-5882

Senior Lecturer at the Foreign languages department

44, st. Nikolaeva, Vladikavkaz Republic of North Ossetia-Alania, Russian Federation, 362021

Varvilina P. Dzhioeva

South Ossetia State University named after A.A. Tibilov

Email: jio.varvilina@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-6341-744X

Associate Professor of the English Language Department

8, st. Vladimir Putin, Tskhinval, Republic of South Ossetia, 100001

Anastasia V. Denisenko

Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN university)

Email: denisenko-av@rudn.ru
ORCID iD: 0000-0002-0222-5460

PhD, Associate Professor of the Russian language department #4 of Russian Language Institute

6, Miklukho-Maklaya str., Moscow, Russian Federation, 117198

Julia M. Kalinina

Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN university)

Email: kalinina-yum@rudn.ru
ORCID iD: 0000-0002-7185-9360

PhD, Senior Lecturer of the Russian language department #4 of Russian Language Institute

6, Miklukho-Maklaya str., Moscow, Russian Federation, 117198

References

  1. Besolova, E.B. (2000). Once again about the native language — the factor of the unity of the nation. Izvestiya SOIGSI, 36, 91—103. (In Russ.).
  2. Besolova, E.B. & Zangieva, Z.N. (2019). On the problems of the North Caucasian languages ​​in the era of globalization. In: Language and Literature in the Educational and Cultural Space of the South of Russia and the Caucasus Proceedings of the Second International Scientific and Practical Conference, November 22—24, 2019 (Grozny). Grozny: Publishing house of ChGPU. (In Russ.).
  3. Retsker, Ya.I. (2007). Translation theory and translation practice. Essays on the linguistic theory of translation. Moscow: R. Valent. (In Russ.).
  4. Hymes, D.H. (1975). Ethnography of speech. In: New in linguistics. Sociolinguistics. Issue VII. Moscow: Progress. pp. 42—95. (In Russ.).
  5. Mamardashvili, M.K. (1990). As I understand philosophy.. Moscow: Progress. (In Russ.).
  6. Sapir, E. (1993). Selected works on linguistics and cultural studies. Moscow: Progress. (In Russ.).
  7. Komlev, N. (1998). Will the language bring to Kiev? The fate of the language and social union. Book Review, 35, 9. (In Russ.).
  8. Dzagurov, G.A. (1926). A program for collecting materials on the Ossetian language and oral folklore of folk literature. Vladikavkaz. (In Russ.).
  9. Uslar, P.K. (1870). On the spread of literacy among the highlanders. In: Collection of information about the Caucasian highlanders. Iss. III. Tiflis. pp. 1—30. (In Russ.).
  10. Magomedov, M.I. (2010). Russian language in multilingual Dagestan: Functional characteristics. Moscow: Nauka. (In Russ.).
  11. Burykin, A.A. (2007). Actual problems of sociolinguistics. Yakutsk: IGI AN RS (Y). (In Russ.).
  12. Abaev, V.I. (1977). The value of areal contacts in the history of language. In: Materials of the fifth regional scientific session on the historical and comparative study of the Iberian-Caucasian languages. Ordzhonikidze. pp. 5—9. (In Russ.).
  13. Likhachev, D.S. (1985). The past is for the future. In: Articles and essays. Leningrad: Nauka. (In Russ.).
  14. Chukovsky, K.I. (1990). Diary (1918—1923). Novyj mir, 7, 140—177. (In Russ.).
  15. National composition of the population of the Republic of North Ossetia-Alania (according to the 2010 All-Union Population Census). URL: http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/220747/ (accessed 10.05.2021). (In Russ.).
  16. Cherchesov, A.G. (1998). “A land the size of a postage stamp” in the context of a “global village”. Vestnik Instituta civilizacii, 1, 129—137. (In Russ.).
  17. Litvin, F.A. (1998). Why noise? (Does the Russian language really need urgent rescue measures today). Language and communication: study and teaching, 2, 114—120. (In Russ.).
  18. Abaev, V.I. (1995). For native speech. In: Selected Works. General and Comparative Linguistics. Vol. 2. Vladikavkaz: Ir. pp. 294—296. (In Russ.).
  19. Gas. Kommersant, 21.03.2019. (In Russ.).
  20. Gamzatov, G.G. (2000). Preface to the book “Dagestan languages”. (In Russ.).
  21. Gabunia, Z. & Guzman, Tirado R. (2010). Small languages ​​in the third millennium and the processes of globalization. Vladikavkaz: IPO SOIGSI. (In Russ.).
  22. Khalidov, A.I. (2019). Languages ​​and peoples of the Caucasus: questions of history and typology, socio-, ethno- and ecolinguistics. Makhachkala: ALEF. (In Russ.).
  23. Kraus, J. (1974). To general problems of sociolinguistics. Voprosy jazykoznanija, 4, 27—36. (In Russ.).

Copyright (c) 2021 Besolova E.B., Zakaeva B.K., Dzhioeva V.P., Denisenko A.V., Kalinina J.M.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies