VIOLENCE AND JUSTICE: ITALIAN INTERNMENT IN THE WARTIME UNITED STATES Review of the book: Chopas M.E.B. Searching for Subversives. The Story of Italian Internment in Wartime America. Chapel Hill: University of North Carolina Press; 2017. 232 p

Cover Page

Abstract



История интернирования в государствах - участниках Второй мировой войны не перестает интересовать представителей разных научных дисциплин: историков, социологов, политологов, культурологов и антропологов. Проблема интернирования настолько сильно затронула права человека и гражданина, демократические и социокультурные ценности, деформировала устоявшиеся политические традиции, что его нельзя объяснить только с позиций соблюдения безопасности в военное время. Монография адъюнкт-профессора права в Университете Северной Каролины, Мэри Элизабет Бэзиль Чопас, тому яркий пример. Книга состоит из введения, четырех глав, заключения и послесловия, хронологически охватывает временной период с 7 декабря 1941 года до конца 1945 года. Работа построена на использовании широкого круга источников из различных архивов, библиотек, национальных коллекций документов и отчетов военных, иммиграционных и правительственных ведомств США, а также опирается на социологический анализ биографических данных 367 интернированных итальянцев. Во Введении М. Чопас называет условия и факторы, повлиявшие на меньшее количество интернированных итальянцев по сравнению с немцами и японцами, находящимися на территории США, в странах Латинской Америки, на торговых судах в американской акватории и Панамском канале после событий в Перл-Харборе. В первой главе «Правовая и политическая история итальянских иммигрантов в Соединенных Штатах до 1941 года» автор анализирует эволюцию американского права в области иммиграции и отмечает улучшение социального и политического положения прибывающих в США итальянцев с начала ХХ века за счет благоприятных условий американского иммиграционного права, меньшего негатива со стороны американцев по сравнению к другим иммигрантам, быстрого заполнения свободных ниш на рынке труда и адаптации к американскому образу жизни. Также автор отмечает рост влияния итальянской диаспоры на экономическую и политическую жизнь Америки в довоенный период. Во второй главе «Круг лиц избирательного интернирования и другие военные ограничения» обозначены причины массового интернирования итальянцев еще до объявления Соединенными Штатами войны с Италией (11 декабря 1941 года), когда «американские военные эвакуировали более 10 тысяч итальянцев, проживающих в прибрежных районах западного побережья, ввели ограничения на их поездки, произвели аресты, установили комендантский час и конфисковали имущество» (с. 3). Массовые аресты были проведены на основе Прокламации президента Ф.Д. Рузвельта № 2527 [1. С. 6324], которая «объявила около 700 тысяч итальянских иммигрантов без американского гражданства „вражескими иностранцами“» (с. 41). Далее Чопас исследует процесс перехода от массового к избирательному интернированию итальянцев, чему способствовало мощное итальянское лобби. В феврале 1942 года в Сенате США был создан комитет Толана (Tolan Committee), который после своего расследования высказал «опасения по поводу эвакуации и задержания большого количества итальянцев, что повлияло на потребности военной промышленности в итальянской рабочей силе» (с. 9). Итальянское лобби в правительстве в лице мэра Нью-Йорка Ф. Ла Гуардия [3. Р. 161-162], вице-губернатора Нью-Йорка Ч. Полетти, мэра Сан-Франциско А. Росси [4], конгрессмена В. Маркантонио [5. Р. 115, 119] и др. способствовало подписанию Президентом Ф.Д. Рузвельтом Распоряжения № 9066 [2. P. 1407], которое регулировало «защиту военных территорий и политику индивидуального выселения и ограничения в отношении вражеских иностранцев» (с. 9). Не последнюю роль, как отмечает Чопас, сыграли предстоящие президентские выборы 1944 года, поскольку 14% электората (более 4 млн человек) составляли итальянцы (с. 15). Министерство юстиции США под руководством генерального прокурора Ф. Биддла создало «управления по заслушиванию вражеских иностранцев», чтобы провести «различие между иностранцами и вражескими иностранцами среди граждан стран, воюющих с США» (с. 9). В третьей главе «Борьба за справедливость в ходе интернирования» Чопас исследует юридические противоречия, которые возникли при пересмотре дел интернированных вследствие разночтений американского иммиграционного законодательства, законодательства США на период военного времени и международного права в трактовке обязанностей государства в ходе интернирования. Она отмечает роль генерального прокурора Биддла, который разделил всех задержанных на три группы: иностранцы-неграждане США, находящиеся на момент задержания на американской территории, натурализованные в США иностранцы и родившиеся в США граждане, которые были этническими выходцами из стран, с кем Соединенные Штаты находились в состоянии войны (по Закону о вражеских иностранцах во время Второй мировой войны существовала еще четвертая группа - «иностранцы вражеской национальности», к которой относились румыны, болгары и венгры, но они не подверглись интернированию). Первая группа была названа «вражеские иностранцы» - они подлежали интернированию без права на защиту и заслушивание в комиссиях по пересмотру интернирования. В четвертой главе «Бочче (итальянский вариант игры в шары) за колючей проволокой. Проверки исполнительной власти в лагерях» описана жизнь интернированных в концентрационных лагерях, а также их проблемы, связанные с возможностью посещения родственниками, переписки с ними, направления прошений на пересмотр своих дел, подачи жалоб на условия жизни и др. Автор утверждает, что США, соблюдая Женевскую конвенцию по военнопленным 1929 года, обеспечивали интернированным гуманное обращение и достойный уровень жизни. В Заключении Чопас подчеркивает, что «хотя итальянцы как группа в статистических показателях оказались в лучшем положении по сравнению с другими „иностранными вражескими“ группами, те, кто пережил несправедливость, чувствовали ее последствия еще долгие годы после войны. Итальянцы задерживались Службой иммиграции и натурализации США и интернировались в гораздо меньшем количестве, чем немцы и японцы, несмотря на их гораздо бо2льшую численность, и были быстрее исключены из категории „вражеский иностранец“». Тем не менее, «итальянские сообщества изменились за время войны, став менее однородными и менее связанными со своей родиной, в том числе по причине снижения влияния итальянских масс-медиа... Вторая мировая война в целом укрепила идентификацию итальянцев как американцев, однако опыт интернированных замедлил процессы ассимиляции, сократил перспективы трудоустройства и подорвал репутацию в их прежних сообществах» (с. 10). Итало-американцы долгие годы восстанавливали свою гражданскую репутацию. Итогом их борьбы за справедливость стало принятие Конгрессом США в 2000 году Закона о нарушении гражданских свобод итало-американцев в военное время (Wartime Violation of Italian American Civil Liberties Act), который признал: «правительство ограничило свободу итальянских иммигрантов и их семей в Соединенных Штатах, что привело к многочисленным нарушениям гражданских свобод» (с. 3). Тем не менее, в Послесловии автор отмечает, что, даже имея такой исторический опыт, в США после событий 11 сентября 2001 года было задержано «более 1200 неграждан из стран Ближнего Востока, мусульманских и южноазиатских стран». Последующее принятие Патриотического закона (Patriot Act 2001) позволяло «электронное наблюдение, необоснованные обыски и бессрочные задержания при определенных обстоятельствах» (с. 146). В современных условиях невоенного времени перед администрацией США стоит задача адекватного ответа на возможные угрозы международного терроризма. По мнению Чопас, «сегодня анализ того, следует ли учитывать гражданство при разработке закона и государственной политики, направленной на расследование и предупреждение угроз терроризма, осложняется тем, что врагами Соединенных Штатов являются не нации, а преступные организации, которые могут быть врагами многих арабских и мусульманских стран - Саудовской Аравии, Пакистана и Египта, граждан которых правительство США подвергло дознанию, задержанию и депортации» (с. 147). Соответственно, «описанный опыт периода Второй мировой войны по разработке государственной политики для оценки рисков безопасности людей может стать руководством по выполнению указов Президента Д. Трампа о приостановке въезда в США иностранных граждан из вышеуказанных стран» (с. 150). Несомненным достоинством монографии Чопас является использованный автором методологический подход. В основе книги лежит социологическое исследование американского историка С. Фокса в 1987 году: с помощью интервью, правительственных документов и материалов из газет он смог реконструировать личные истории интернированных итальянцев с западного побережья США. Чопас дополнила эти данные социологическим исследованием интернированных итальянцев их других регионов США и сосредоточилась на юридических аспектах ограничений в отношении итальянского населения в целом по стране, особенно на избирательном интернировании. Такой подход позволил развенчать многочисленные мифы западной научной традиции в отношении интернирования «вражеских иностранцев» в США. Так, Чопас обозначила поэтапность интернирования, которое проходило под строгим контролем Министерства юстиции США и генерального прокурора Ф. Биддла: первым этапом было массовое задержание 120 тысяч японцев, 85 тысяч немцев и 10 тысяч итальянцев, в том числе женщин и детей; на втором этапе среди них было арестовано 5428 японцев, 7043 немцев и 3567 итальянцев, из которых интернированы, соответственно, 1532, 1225 и 367 человек (с. 2). Собственно, последняя цифра - 367 интернированных итальянцев - и была целью исследования Чопас. Исследуя жизнь в концентрационном лагере каждого из интернированных, она смогла выделить и определить размеры разных групп по таким критериям, как занятия в месте пребывания, подача жалоб на условия содержания, подача прошений на пересмотр дел и получение условно досрочного освобождения, а также показать зависимость числа прошений от количества изменений (послаблений) в инструкциях Министерства юстиции США по отношению к заключенным. В то же время построение выводов на основе анализа жизни более трех с половиной сотен интернированных итальянцев, безусловно, не позволили Чопас сделать обобщения по проблеме интернирования в США в военное время. Во-первых, она не указывает, что массовое задержание более 215 тысяч человек сразу после событий 7 декабря 1941 года было скорее результатом национального шока, чем продуманной политики американского правительства. США объявили войну Японии в тот же день, 7 декабря 1941 года, а Германии и Италии - 11 декабря, но «вражеские иностранцы» из всех этих стран задерживались и без предъявления обвинения с 7 декабря размещались в лагерях Службы иммиграции и натурализации США, а также из-за нехватки там мест - в палаточных военных лагерях. Во-вторых, интернированию, а не депортации подлежали работники международных выставок, моряки торгового флота, работники посольств и консульств, не имевшие дипломатического иммунитета, из вражеских стран. В-третьих, несмотря на формальное соблюдение Женевской конвенции 1929 года, в лагерях царила национальная дифференциация, свойственная американскому обществу того времени: японцы исполняли самую грязную работу - чистили уборные, итальянцы - вспомогательную работу на кухне и убирали территории, немцы - в основном выполняли работу, связанную с изготовлением военно-технического имущества. В-четвертых, основанием для интернирования «вражеских иностранцев» в 1941 году были законы 1798 года об иностранцах и мятежниках (Alien and Sedition Acts), позволявшие без разбирательств и судебной защиты на основании «вины по подозрению» (guilt by suspicion) или «вины по мнению сообщества» (guilt by association) арестовывать этих лиц. Единственное, что требовалось доказать, так это что арестованный является гражданином страны, с которой США находятся в состоянии войны. Чопас не указывает, что применение этих законов были неоправданно жестоким, по крайней мере, по двум причинам: в американском праве имелись более либеральные последующие законы по работе с иммигрантами, в том числе на период военного времени; использование актов 1798 года нарушало две американские поправки к Конституции - пятую и четырнадцатую (кстати, законы 1798 года американское правительство применяло и во время Холодной войны). В-пятых, сам факт задержания по подозрению или условно досрочное освобождение после интернирования приводили к тому, что эти люди не могли трудоустроиться, не получив гарантий от работодателя для военных властей. В-шестых, если в межвоенное время иностранные диаспоры, особенно итальянская, гордились своей национальной идентичностью, то военное интернирование способствовали ее разрушению. Итальянцы и другие «вражеские иностранцы» стремились быстрее получить американское гражданство, англизировать или сменить фамилию, не поддерживали национальные организации и даже не читали прессу на родном языке, потому что их американизация была залогом дальнейшего существования в американском обществе. Несмотря на высказанные замечания, монография Чопас является оригинальным и важным трудом, который будет полезен исследователям не только в области военной и политической социологии, но и в области методологии научного поиска.

Il'ya Anatol'evich Sokov

Email: ilyasokov@yandex.ru

  • Federal Register 6: Presidential Proclamation No. 2527. December 8, 1941.
  • Federal Register 7: Executive Order No. 9066. February 25, 1942.
  • Heckscher A. When LaGuardia Was Mayor: New York’s Legendary Years. With P. Robinson. New York: W.W. Norton; 1978.
  • La Gumina S.J.,Cavaioli F.J.,Varacalli S.P.J.A. (Eds.) The Italian American Experience: An Encyclopedia. New York: Taylor & Francis; 1999.
  • Meyer G. Vito Marcantonio: Radical Politician 1902-1954. Albany: State University of New York Press; 1989

Views

Abstract - 51

PDF (Russian) - 28

PlumX


Copyright (c) 2018 Sokov I.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.