Toponymy of Ivan Franko’s Poem “Moses”: the Quantitative Aspects of Comparative Analysis (Ukrainian Original and Russian Translations)

Abstract


The article discusses the usage of the place names which appear in the poem “Moses” by Ivan Franko. Particular attention is paid to onyms which have connotations generally inherent biblicisms and realize their semantic and pragmatic potential in the Ukrainian original poem. Also the differences in the choice of translation strategies used by D. Brodskij, V. Azarov and B. Pasternak due to these toponyms were analyzed. As a result of comparative analysis of translations it can be argued that V. Azarov not only kept the number of stanza in translated variant, but also retained almost all place names. An attempt to explore the frequency of geographical names` usage has been defined as a research task. It underlines the importance of semantic meaning of certain place names.


Введение В связи с тем, что топонимия художественного текста сравнительно недавно стала объектом научных интересов, возникает необходимость в изучении географических названий ранее не исследуемых произведений, таких как поэма «Моисей» И.Я. Франко. Известно, что онимы как часть лексики обладают своим смыслообразующим потенциалом в структуре поэтического текста. Топонимы прежде всего обладают лингвокультурологической валидностью, поскольку географические названия вводят в текст широкий историко-культурный фон, своеобразно актуализирующийся в конкретном контексте. В настоящей статье рассматриваются топонимы, обладающие коннотацией, присущей библеизмам в целом, реализующие свой семантический и прагматический потенциал в украинском оригинале, а также стратегии перевода, выбираемые в отношении этих топонимов русскими переводчиками поэмы. Анализ топонимов пролога Поэма И. Франко «Моисей» насчитывает 30 топонимов, из которых 9 оронимов, 8 астионимов, 7 хоронимов, 2 потамонима, 2 платионима и 2 пелагонима. Рассмотрим пролог к поэме на украинском языке. Стоит отметить, что в поэтическом вступлении к поэме встречаются 3 топонима: Кавказ, Бескид, Чорне море: «Та прийде час - і ти огнистим видом / Засяєш у народів вольних колі, / Труснеш Кавказ, впережешся Бескидом, / Покотиш Чорним морем гомін волі...» [Франко 2010: 49]. В оригинале топонимы обозначают природные границы, которые так или иначе должны быть разрушены для того, чтобы украинский народ присоединился к свободным народам. При этом горы должны претерпеть землетрясение, а море - волнение. Таким образом, стабильность географических объектов осмысливается ограничивающая, сковывающая. Топоним Бескиды в сущности называет конкретные хребты из системы Карпат, но важна не только географическая локализация, но и гуцульское происхождение топонима. Существует предположение, что название произошло от гуцульского слова, означающего «лысый хребет» [Арсенич 2012: 14]. В переводе Д. Бродского исчезает топоним Кавказ, что можно объяснить не только стремлением изменить топос, где происходит поэтическое событие оригинала, но и тем, что в оригинале Кавказ не выдвинут не только в позицию рифмы, усиливающую его контекстуальную значимость, но даже в позицию финали нерифмуемой строки: «Но час придет - и ты в венце багряном, / В кругу народов вольных, чуждых боли, / За грань Бескид, курящихся туманом, / И к Черноморью двинеш рокот воли...» [Франко 1990: 449]. В переводе Б. Пастернака Кавказ и Бескиды заменены на Карпаты, но последние выдвинуты в рифмопозицию: «Но час придет, в багряном ореоле, / В кругу народов вольных, за Карпаты / И к Черноморью рокот новой воли / И радости ты доплеснеш раскаты» [Франко 1981: 189], но и поставил этот топоним в ударную рифмопозицию (Карпаты - раскаты), впрочем, в его переводе изменена схема рифмовки оригинала - чередующаяся на сплошную, тем самым семантическая значимость рифмопозиции понижена. Однако смысловое сближение гор и горной катастрофы (обвала, землетрясения), имеющаяся в оригинале, сохранена. Наиболее полную топонимическую картину пролога сохранил перевод В. Азарова: «Но время близко - ты, с лицом открытым, / Сияя, вступишь в вольный круг народов, / Тряхнешь Кавказ, повяжешься Бескидом, / Покатишь Черным морем шум свободы...» [Франко 1981: 623]. Исходя из изложенного выше, следует сделать вывод, что прежде всего непосредственное влияние на передачу смысла в текстах-переводах имеет изменение переводчиками количества имен собственных (табл. 1). Таблица 1 Топонимикон пролога к поэме «Моисей» Текст-оригинал на украинском языке Переводы на русский язык Франко И. Бродский Д. Азаров В. Пастернак Б. Кавказ Кавказ Бескиди Бескиды Бескиды Чорне море Черноморье Черное море Черноморье Карпаты Анализ топонимов поэмы В поэме имеется группа топонимов, безусловно представляющая собой библеизмы. Рассмотрим каждый топоним отдельно. Чаще всего в украинском тексте поэмы встречается хороним Ізраїль/Ізрайль (укр) - 16 раз, Израиль (рос) в переводе Д. Бродского - 12 раз, В. Азарова - 10 раз. У И. Франко находим 7 примеров апострóфы, как «Ти, Ізраїлю, чир той! Тебе так товктиме Єгова...» [Франко 2010: 80] и «Я, Ізрайлю, від тебе собі / Нічогісінько не хочу» [Франко 2010: 83]. Поэт использует междометие «о» при восклицательном обращении к упомянутому выше государству: «О Ізраїлю, ти той посол, / І будущий цар світа!» [Франко 2010: 70]. Такое обращение звучит рефреном в поэме. И. Франко «разговаривает» с этим хоронимом на равных, как с другом делится внутренними размышлениями («О Ізраїлю! Якби ти знав, / Чого в серці тім повно!» [Франко 2010: 82]) и чувствами («О Ізраїлю, не тям ти сього, / Богохульного слова: / Я люблю тебе дужче...» [Франко 2010: 83]). У Д. Бродского находим обращение к Израилю с местоимением «мой», чего нет в украинском тексте: «Мой Израиль, поверь, от тебя / Ничего не хочу я» [Франко 1990: 471]. Следует также заметить, что в его переводе присутствуют повторения обращений с междометием «о»: «О Израиль, ты этот посол, / Царь на свете в грядущем!» [Франко 1990: 462] и «О Израиль, прости мне мое / Богохульное слово...[Франко 1990: 470]». Дважды И. Франко называет Израиль «своим чадом»: «О Ізраїлю, чадо моє!» [Франко 2010: 84] и «О Ізраїлю, чадо моє, / Будь здоровий навіки!» [Франко 2010: 85]. Д. Бродский сохранил такое обращение со словом «чадо» только в одном случае: «О Израиль, о чадо мое, / Плачься богу Шаддаю!» [Франко 1990: 471], а в другом - заменил его на «дитя»: «О Израиль, с тобою, дитя, / Я прощаюсь навеки!» [Франко 1990: 472]. В отличии от текста-оригинала, в переводе Д. Бродского эта восклицательная апострофа встречается не только в начале строки, но и внутри: «Тьмам твоих, о Израиль, сынов / Скалы стали гробницей» [Франко 1990: 466], а также «Ты, Израиль, тот луб!» [Франко 1990: 469]. В переводе В. Азарова прослеживаются близки к переводу Д. Бродского стилистические приемы в обращении: «О Израиль! Ты сам тот посол, / Царь грядущий планеты...» [Франко 1960: 637] и уже без местоимения «мой», но с обращением внутри строки: «То, Израиль, поверь, от тебя / Ничего не хочу я» [Франко 1960: 646]. Следует также отметить, что В. Азаров в переводе сохранил дважды употребляемое И. Франком слово «чадо»: «О Израиль, ты чадо мое, / Будь же счастлив навеки!» [Франко 1960: 648] и «О Израиль! Ты чадо мое!» [Франко 1960: 647]. Не менее важным есть соблюдение одинаковых повторений в обращении, которые В. Азаров перенес в русский текст поэмы «Моисей»: «О Израиль, прошу, не внимай / Богохульному слову...» [Франко 1960: 646], а также «О Израиль, когда бы ты знал, / Что мне вымолвить трудно!» [Франко 1960: 645]. Нельзя не заметить, что И. Франко персонифицирует вышеназванный хороним: «...у дрантивих наметах своїх / Весь Ізраїль дрімає» [Франко 2010: 51], а также «...Що той дуб і ті гилі - / Се Ізраїля двана˂д˃цять колін, / Розбуялих на Нілі» [Франко 2010: 75]. То же самое видим и в переводе В. Азарова: «День за днем - тут же скудный Моав / И жара донимает. / Весь Израиль в дырявых шатрах / В сладком сне пребывает» [Франко 1960: 625]. И в переводе Д. Бродского прослеживаем существующий в украинском тексте и отсутствующий у В. Азарова - «І згасне Ізрайля звізда, / Щоб вже більше не сяти....»[Франко 2010: 113] - пример метонимии: «Вот Израиля гаснет звезда / Навсегда...» [Франко 1990: 490]. Таким образом, следует подчеркнуть, что наряду с персонификацией писателем употребляется метонимия. У И. Франко встречаются следующие подтверждающие это строки: «По моавських долинах марних / Ось Ізраїль кочує...» [Франко 2010: 50] и «Щоб з мудрецями й жрецями кувать / На Ізраїля зраду?» [Франко 2010: 75], где хороним Израиль олицетворяет не всех людей, которые живут на его территории, а именно страждущий народ, о котором говорится в Библии. Такой же вид тропа - метонимию - находим в переводе Д. Бродского «Ловит молча Израиль ту речь, / Ожидая развязки...» [Франко 1990: 460] и В. Азарова «Там в долинах Израиля жизнь / Протекает в скитаньи...»[Франко 1960: 624]. Интересен тот факт, что в некоторых местах прослеживается идентичность переводов с текста-оригинала «...І Ізраїля сила грізна / По пісках розгубилась» [Франко 2010: 76] у Д. Бродского «И Израиля грозная мощь / Меж песков растерялась» [Франко 1990: 466] и В. Азарова «...И Израиля грозная мощь / По пескам распылилась...» [Франко 1960: 641]. Считаем необходимым обратить внимание еще на один пример украинской строки «...Той Ізраїль росте та росте, / Як та Нілова повінь» [Франко 2010: 75], русские переводы которого более чем похожи: «Тот Израиль растет и растет, / Словно Нил в половодье» [Франко 1990: 465] (Д. Бродский), и аналогичная картина наблюдается в «Ведь Израиль растет и растет, / Словно Нил в половодье!» [Франко 1960: 641] (В. Азаров). Словосочитание «Израиля сыновья» дважды встречается в поэме И. Франко: «...Сотнями тисяч Ізрайля синів / Домовиною стали!» [Франко 2010: 76], а также - «А на зборі Ізрайля синів / Честь віддавши Ваалу...» [Франко 2010: 54], которая нашла семантическое отражение в переводе Д. Бродского: «На собранье Израиль созвав, Полн к Ваалу почтенья...» [Франко 1990: 453]. Здесь видим уже отсутствие вышеупомянутого словосочетания, но сохранение и передачу смысла. Довольно часто встречается в поэме потамоним Иордан. В тексте-оригинале находим: «Сорок літ сапфіровий Йордан / І долина пречудна / Їх манили....» [Франко 2010: 51]. В переводе этой строки В. Азаров использует иное прилагательное: «Сорок лет голубой Иордан / И долины цветенье / Их манили и гнали вперед, / Как в пустыне виденье» [Франко 1960: 624]. А Д. Бродский с целью улучшения поэтического благозвучания меняет порядок слов в строке: «Сорок лет Иордан голубой / И долина за кряжем, / Без конца призывали, влекли...» [Франко 1990: 450]. В поэме «Моисей» наблюдается использование автором потамонима Иордан в нерифменной позиции: «Та хоч би край Йордана мені / Зараз трупом упасти, / Щоб в обіцянім краю лише / Старі кості покласти» [Франко 2010: 85]. Но вот уже в переводе В. Азарова - «Мне бы мертвым хотя бы упасть / У воды Иордана, / Чтобы старые кости сложить / В крае обетованном» [Франко 1960: 647] - видим связку ˂ИордАна - обетовАнном˃. И совсем другую картину наблюдаем в переводе Д. Бродского: «Хоть бы там, где бежит Иордан, / Наземь пасть, умирая, / Чтобы старым улечься костям / В предначертанном крае» [Франко 1990: 472]. Здесь этот потамоним уже в конце строки, но (как и в украинском оригинале) в нерифменной позиции. Кроме Иордана в поэме актуализованы следующие заведомо библейские топонимы: Моав, Йордан, Міцраїм, Мадіям (Мідіян-земля), Ур, Гарран (Харан), Канаан - Ханаан - Палестина, Синай, Сенаар, Хорив, Небо-гора (Нево-гора), Фазга, Кармель, Сіон, Єрихон, Кадес, Дамаск, Салим (Єрусалим), Галад (Галаад), Ассур - Ассірія, Вавилон, Єгипет, Палестина. Древняя страна Моав, расположенная к востоку от Мертвого моря, вдоль реки Арнон встречается в ударной рифмопозиции как в оригинальном тексте - «Тут ще піски й червоні, як ржа, / Голі скелі Моава, / Та за ними синіє Йордан, / І діброви, й мурава» [Франко 2010: 50], так и в переводе Д. Бродского «... кряжей Моава, / Но вдали - Иордан голубой, / И трава, и дубравы» [Франко 1990: 450] и В. Азарова «...скалы Моава, / Но за ними течет Иордан, / Там дубравы и травы» [Франко 1960: 624]. Что касается способов сохранения в тексте топонима, обозначающего обетованную заветную землю, то следует отметить, что переводчики в основном придерживались оригинала. Таким образом, Палестина Франка: «...Наблизився з народом своїм / О межу к Палестині» [Франко 2010: 50] оставалась Палестиной и у В. Азарова «Наконец он с народом своим / Подошел к Палестине» [Франко 1960: 624], и у Д. Бродского «...он с народом своим / В некий день к Палестине» [Франко 1990: 450]; а Канаан (укр.) «...мушу дійти / До межі Канаана» [Франко 2010: 84] превращается в Ханаан «...обязан достичь / Рубежей Ханаана» [Франко 1990: 471]. Но есть в переводе Д. Бродского несоответствие с украинским вариантом произведения, когда топоним Ханаан употребляется без прямого соотношения с оригиналом: «Ханаана тебе не видать, / Горб не гнуть униженно» [Франко 1990: 466]. Подобное наблюдаем у В. Азарова: «...Моисей / Так ответил Датану. - / Стан свой гордый тебе не сгибать, / Не видать Ханаана» [Франко 1960: 641]. Использование названия, заменяющего оригинальный топоним Мицраим на Египет, видим в переводе Д. Бродского: «Из Египта он вывел народ / И рабов на свободу...» [Франко 1990: 452]. Рассмотрим ту же цитату «Із неволі в Міцраїм свій люд / Вирвав він...»[Франко 2010: 53] в переводе В. Азарова «Словно буря, свой вырвал народ, / Из неволи в Мицраим / На свободу он вывел рабов, / Гнет неволи свергая» [Франко 1960: 626]. Подобное несомненно влияет на метрику стиха, а также вносит изменения в квантитативный показатель используемого в поэме топонима. Заключение Из вышеприведенного компаративного анализа со всей очевидностью следует отметить, что в переводах Д. Бродского и В. Азарова исчезают два топонима: Канаан - в обоих случаях, Кавказ - у Д. Бродского, и Ассур - у В. Азарова. Учитывая частотность употребления топонимов, можно сделать выводы, что перевод В. Азарова наполнен практически таким же количеством ономастической лексики (табл. 2). Таблица 2 Количество топонимов использованных в поэме «Моисей» Топонимы Оригинал поэмы (И.Франко) Перевод (Д. Бродский) Перевод (В. Азарова) Ассур 1 1 нет Бескидом 1 1 1 Вавилон 1 1 1 Галада 1 1 1 Гарран 2 3 2 Дамаск 1 1 1 Єгипет 5 6 5 Єрихон 3 3 3 Йордан 6 6 7 Ізраї(й)ль 16 12 10 Окончание таблицы 2 Топонимы Оригинал поэмы (И. Франко) Перевод (Д. Бродский) Перевод (В. Азарова) Кавказ 1 нет 1 Кадеса 1 1 1 Канаан 4 нет нет Кармель 2 2 2 Ліван 2 1 2 Мадіям 1 1 1 Мертве море 2 1 2 Міцраїм 1 1 2 Моава 2 2 3 Небо-гора 1 1 1 Ніл 3 3 3 Палестина 5 5 5 Салима 1 1 1 Сенаар 1 1 1 Синай 1 1 1 Сіон 1 1 1 Ур 2 1 2 Фазга 1 1 1 Хорив 4 4 5 Чорне море 1 1 1 Ханаан 5 5 Всего: 73 68 72 © Шульган В.В. Дата поступления: 23.01.2017 Дата принятия: 3.02.2017

Vera V Shulgan

Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

Author for correspondence.
Email: kaf_yazik_rudn@mail.ru
6, Miklukho-Maklaya str., Moscow, Russia, 117198

  • Arsenich, P. (1996). Carpathian life masons. Ivano-Frankivska. (in Ukr).
  • Buchko, D.G. & Tkachova, N.V. (2012). Ukrainian dictionary of onomastic terminology. Kharkov. (in Ukr).
  • Franko, I. (1960). Poetry and poems. Moscow. (in Russ).
  • Franko, I. (1981). Selected works: Translation from Ukrainian. Moscow. (in Russ).
  • Franko, I. (1990). Collected Works in 3 volumes. Vol. 1. Poetry and poems: Translation from Ukrainian. Moscow. (in Russ).
  • Franko, I. (2010). Moses: Poem. Ivano-Frankivska. (in Ukr).

Views

Abstract - 210

PDF (Russian) - 126

PlumX


Copyright (c) 2017 Shulgan V.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.