Mahmud Kashgari - the founder of areal linguistics

Abstract


Mahmud Kashgaria’s work - “The dictionary of Turkic languages” (“Divan lugat at-tyurk”) is the complex work of comparative-historical linguistics, a lexicography, anthropological linguistics, areal linguistics, a linguistic culture, dialectology. In article the historical questions are considered and its communication with “The map of the Turkic world of the XI century”, the content of “Divanu lugat at-tyurk” in its close coorelation with the “Map” is discovered which is the annex to dictionary reveals. The author of article notes that Mahmud Kashgaria has revealed interrelation of dialectic features of Turkic tribes with their geographical habitat and also language similarity of Turkic tribes. In the conclusion are told that in the history of world linguistics “Divanu lugat at-tyurk” is the first work on areal linguistics.


Введение «Диван лугат ат-тюрк» («Словарь тюркских языков») Махмуда Кашгари - комплексный и разносторонний лингвистический труд, созданный в 1072-1074 гг. на мусульманском Востоке, в значительной степени отразил успехи арабской науки, расцвет которой приходится на средние века. В нем были переосмыслены на новом материале и в новом ракурсе исследования исламских ученых, изучавших существование мироздания, место в нем человека и окружающей среды, а также подняты проблемы, никогда до этого не рассматриваемые в арабской лингвистике в качестве объекта исследования. Об этом Кашгари в своей работе напишет так: «Я избрал указанный способ, чтобы облегчить и сократить описание, и выступил с сочинением, которого не было и о котором не знали раньше» [ал-Кашгари 2010: 58]. Раскрытие этой позиции автора - важная задача сегодняшнего кашгароведения. Главная ценность работы Кашгари в том, что впервые в исследовании языков средневековых тюркских племен на основе лингвистических и ареальных методик была создана первая карта тюркоязычного мира, рассмотрены языковые и географические границы тюркских племен, особенности языковых контактов. Махмуд Кашгари и ареальная лингвистика В эпоху, в которой жил Кашгари, стремительно развивались научные исследования, основанные на идеях ислама, группировались и вырабатывались философские принципы, наряду с гуманитарными науками формировались и отрасли естественных наук. Наука начала разделяться на различные отрасли. Являющийся комплексной работой труд Кашгари отражает продолжающийся процесс размежевания в науке разных отраслей и ответвлений. В то же время нужно понимать, что в этом труде, естественно, отразился и общий уровень научных знаний того времени. В ходе рассмотрения личностных особенностей Махмуда Кашгари мы старались показать его труд с разных сторон. Проблемой, в решении которой кашгароведы не могут прийти к единому мнению, являются «Словарь» и круглая карта мира, приложенная к «Словарю». Махмуд Кашгари на карте отметил населенные пункты и народы, расположенные на материке Евразия. В отношении этой карты существует много разных мнений. Известно, что учение о географических картах развивали великие путешественники-географы, сформировавшиеся в Арабском халифате в VІІ-Х вв. Махмуд Кашгари, умело использовавший богатый опыт классической школы арабских географов, разместил в середине карты, как указывает В.У. Махпиров, «политические центры тюрков» [Махпиров 1997: 216]. Там он отметил такие города тюркских племен, как Жаркент, Кашгар, Барсхан, Баласагун, Яфук, Икиогуз, Асбуали, Куми и Талас [islamonline.ru\index.php]. Если арабские картографы рисовали карту круглой как образ земли и в середине изображали Мекку, то Кашгари по этому подобию рисовал круглую карту и отмечал в ее центре такие города, как Кашгар, Барсхан и Баласгун, центры государства Караханидов. На западе карты изображены кипчаки и Рум, населенный франками, на юго-западе - Эфиопия, на севере - Индия, на востоке - Китай и Япония. О ценности карты, думаем, скажут свое слово картографы, географы и историки. Нашей же задачей является определение деятельности Кашгари как основоположника ареальной лингвистики. Чтобы рассматривать Кашгари в связи с ареальной лингвистикой, необходимо обратить особое внимание на связь между его словарем и картой. Несмотря на то что словарь разносторонне изучается в филологических исследованиях, о взаимосвязях с картой в них говорится косвенно. Немецкий востоковед И. Маркварт, первым в 1931 г. обративший внимание на карту Махмуда Кашгари, вместе с историком-картографом К. Миллером и арабистом Г. Генслером сделали попытку прочитать надписи и перевести их на немецкий язык. Но для досконального изучения карты «Словарь» не был использован. В последующие годы ее изучали А. Германн (1935), Ш. Улкуташир (1946), В.В. Бартольд. Опираясь на предыдущие исследования, И.И. Умняков очень удачно перевел топонимы с карты на русский язык, тем самым подняв на новый уровень кашгароведение. Исследователи не раз отмечали четкое нанесение Махмудом Кашгари относительно центра карты заселенных тюркскими племенами территорий и приграничных земель. В частности, академик И.Ю. Крачковский писал, что лингвистическое произведение Махмуда Кашгари «Диван лугат ат-турк» имеет особую значимость и с точки зрения географии [Крачковский 1957: 267-270]. Махмуда Кашгари относят к представителям картографов школы Абу Райхана Бируни [Хасанов 1967: 34.], Бартольд считает, что Кашгари «единственный арабский автор, написавший о Средней Азии не по книге, а по тому, что сам видел и знал». И. Умняков отмечает «...на ней были размещены все тюркские народы, о которых говорится в тексте» [Умняков 1940: 103-132]. Г.Г. Мусабаев говорит, что, «так как в карте не были точно обозначены меридианы, имеются некоторые отклонения в расположении рек, озер и др.» [Мусабаев 1969: 48]. Вместе с тем исследователи по-разному читали надпись на краю северо-западной части карты. Например, И.И. Умняков читает это слово как «ал-маджус», и предлагает переводить его как «язычник, неверный» [Умняков 1940: 103-132]. Узбекский ученый Х. Хасанов пишет, что впервые встречается с названием венгерской земли «ал-маджар». Это название, появившееся в период, когда у тюркских племен вдоль берегов Дуная сформировалось новое соседнее государство - Венгрия [Хасанов 1967: 33]. Х. Хасанов, изучавший географические данные Словаря в связи с картой, поддерживает мнение А. Германна о том, что Caparka и Япония - это названия одной и той же страны, и доказывает, что Японию впервые упоминал не Марко Поло в ХІІІ в., а Махмуд Кашгари в ХІ в. [islamonline.ru\index.php]. Х. Досмухамедулы в начале ХХ в. - один из первых исследователей, рассматривавших труд Кашгари в связи с ареальной лингвистикой, писал, что «в истории ислама никогда география не использовалась в языкознании» и это сделал Кашгари, «нарисовав карту в круглой форме и показав всему миру, где и как располагались тюркские племена» [Досмұхамедұлы 1998: 24]. Наряду с этим А.М. Щербак отмечает, что «Диван Махмуда Кашгарского (ХІ в.) не имеет себе равного... он включает в себя обширные лингвистические данные по тюркской грамматике, своеобразно интерпретируемой (в сравнении с арабской), лексике, фонетике, подробности о размещении племен, географические и другие сведения» [Щербак 1961: 29]. Х. Хасанов так отзывается о труде Махмуда Кашгари: «Диван лугат ат-турк» - наглядная энциклопедия культуры, быта, хозяйства, языка и географии Центральной Азии и Западного Китая ХІ в.», а об авторе: «Кашгари - выдающийся краевед, географ, терминолог и картограф Средней Азии» [Хасанов 1967: 35]. Кашгари же побывал в тюркских племенах, живших в его эпоху, изучил и проанализировал их жизнь и быт, обычаи и традиции, описал их язык, систематизировал их сходства и различия. Об этом пишет и сам автор: «Я обошел их города и степи и изучил наречия и стихи тюрков, туркменов-огузов, чигилей, ягма, кыркызов, так что для меня стал превосходно известным язык каждого племени» [Махмуд ал-Кашгари 2010: 56]. Кроме того, Кашгари во введении пишет, что в словаре он намеренно проводил этнолингвистические исследования: «Я расположил основы [слов] по правилам и принципам... И я ограничился для каждого племени основами [слов]... Я рассыпал в нем (сочинении) примеры произносимых ими (тюрками) в торжественных и обыденных случаях стихов, а также пословиц, которые они создают на путях мудрости как в горе, так и в радости, передавая их от сказавшего следующим. Я собрал в нем [названия] наиболее употребительных вещей и известные выражения, так что книга приобрела высочайшие достоинства и исключительную утонченность» [Махмуд ал-Кашгари 2010: 56]. К примеру: «uluš „селение“, в чигильском наречии. У жителей Баласагуна и соседних с ним земель племени аргу это слово обозначает „город“. А потому город Баласагун называется quz uluš» [Махмуд ал-Кашгари 2010: 100]. Ясно, что это слово созвучно слову «ұлыс» в казахском языке. Таким образом, Кашгари проводит лингвистический анализ ряда географических названий. Это может служить доказательством того, что Словарь является первым ареальным лингвистическим трудом. В ходе составления круглой карты Кашгари обследовал территорию расселенных от Рима до океана тюркских родов и племен и социально-географические особенности сохранения «в чистоте» их языка, создал ареальную классификацию тюркских языков [Егеубай 1997: 17]. Известно, что теоретические основы современной ареальной лингвистики начали складываться в начале ХХ в. Представители неолингвистики Дж. Бертони и М. Бартоли назвали ее «пространственной лингвистикой» и обосновали ее первоначальные правила, принципы, методы и приемы. Французский лингвист Ж. Жильерон ввел термин «ареал», создал приемы «ареальной лингвистики»: рассмотрел области распространения языка, границы распространения языковых явлений, проблемы взаимоотношений диалектов в масштабной сфере языкознания - ареальной лингвистике. Особенности языковых ареалов и границы их распространения, определение изоглосс, диалектов, языковых контактов ареальных объединений, проблемы распространения отдельных языков или языковых групп и др. относятся к задачам ареальной лингвистики. Конкретные термины ареальной лингвистики изофон, изолекс, изосем, использование сравнительно-генетических методик для определения изоглосс и использование типологического анализа для конвергенционных изоглосс, появившихся в результате долгих языковых связей неродственных языков, - достижение лингвистики ХХІ в. Классификацию языков по географическому, или ареальному, принципу, принятому в языкознании, можно заметить и в разделах Словаря Махмуда Кашгари. «Тюрки состоят изначально из двадцати племен... Каждое племя имеет роды, количество которых знает только Аллах. Я перечисляю главные племена и оставляю [втуне] незначительные, кроме родов туркмен-огузов. Я привожу их роды и клеймы... Я обозначил, кроме того, местоположение каждого племени восточной земли... по порядку на восток, начиная от ближайших к Руму» [Махмуд ал-Кашгари 2010: 73]. Точно так же, по месту расположения, он отдельно располагает племена печенегов, кипчаков, огузов, йемеков, башкуртов, басмыл, кай, ябақу, татар и киргизов, отдельно - племена чигил, тухси, ягма, ыграқ, жаруқ, жомул (джумул), уйгуров, тангыт и китайские племена. Здесь можно заметить, что выделено изоглоссное сообщество неродственных языков, расположенных в одном ареале. В «Словаре» Махмуд Кашгари рассказывает и о конкретных местах расселения племен. В Х-ХІ вв. огузские племена, а среди них сельджукские и туркменские племена заселяли обширную территорию. Основная часть огузских племен кочевала в низовьях Сырдарьи до Аральского моря и дальше охватывала Хорезм, низовья Амударьи до Каспийского моря. В ХІ в. кипчакские племена, как и огузские, занимали громадную территорию. В древности основная масса восточных кипчаков, являвшаяся частью западных кимаков, располагалась севернее кочевых огузских и печенежских племен. В связи с тем, что огузские племена продвинулись на запад, кыпчаки поселились на территории от нижнего течения Сырдарьи к востоку до Иртыша. Карлукские племена разместились в Семиречье, вдоль Иртыша, перевалив через Тарбагатайские горы, и двинулись далее на запад, к югу от Иссык-Куля, от Нарына до р. Чу. Племена аргу заселяли земли между Испиджабом и Баласагуном, т.е. земли вдоль течений рек Талас, Чу. Племена арго были полукочевыми. В своем труде Махмуд Кашгари не только описал области распространения ряда племен, но и показал их языковые особенности, а также дал собственные объяснения появлению этих языковых особенностей. К примеру, в главе «Отглагольные имена» он пишет: «Между хаканскими тюрками и другими, с одной стороны, и туркменами-огузами, с другой, существует очевидное и последовательное расхождение» [Махмуд ал-Кашгари 2010: 63]. Такие высказывания Кашгари об особенностях тюркских языков еще ждут своих дальнейших исследований, а сделанные им выводы по сей день не утратили своего значения. Остановимся на некоторых из них. Так, он делает заключение, что «Самый правильный язык у тех, кто знает только один язык, не смешивался с персами и не привык жить в городах. А у тех, у кого два языка и кто смешивался с жителями городов, есть смягчение в произношении» [Махмуд ал-Кашгари 2010: 310]. «У уйгуров чистый тюркский язык (lisan), но у них есть и другое наречие», «кай, ябаку, татары и басмылы, каждое объединение из них имеет особое наречие». Махмуд ал-Кашгари выделяет языковые общности «у кыркызов, кыпчаков, огузов, тухси, ягма, чигилей, ограков, чаруков - чистый и единственный тюркский язык; язык емеков и башкир близок к их языку». Кашгари самым выразительным, открытым, красивым и четким называл язык хаканцев: «Самый легкий из языков - огузский, а самый правильный - язык ягма, тухси и тех, кто живет в долинах Или, Иртыша, Оби, Волги - вплоть до страны уйгуров» [Махмуд ал-Кашгари 2010]. В своем исследовании Кашгари обращает особое внимание и на ономастику, старается раскрыть этимологию названий. К примеру, «пограничный город iki ögüz, назван потому что это город между двумя реками - рекой ïla и рекой jafïnč» [Махмуд ал-Кашгари 2010: 97]. Uδu «холм». «Песчаный холм» называют qum uδu. Отсюда и название города у аргу: Uδukänd. Ordu «ставка хана». Отсюда город Кашгар называется ordu känd, что значит: «город, в котором располагается ставка хана». Ordu - ставка вблизи Баласагуна. Поэтому Баласагун тоже называется Quz ordu» [Махмуд ал-Кашгари 2010: 114]. Känd «село», у огузов и у тех, кто примыкает к ним. У большинства тюрков слово [känd] значит «город». А потому один из городов Ферганы называется özkänd, что значит «наш, свой город». Таков sämizkänd, что [буквально] значит «жирный город». [Так назван] он из-за огромной величины. По-персидски он [называется] Samarqand» [Махмуд ал-Кашгари 2010: 261]; čigil - название трех групп тюрков. Первая из них представлена кочевниками, живущими в Куйасе. Это городок за Барсганом. Вторая группа живет в городке вблизи Таласа (Taraz), который называется čigil. Происхождение этого названия таково: когда Зулкарнейн (Александр Македонский) дошел до страны Аргу, разверзлись хляби небесные, и дороги покрылись грязью, из-за чего у него были большие трудности. И сказал [Зулкарнейн] по-персидски: čigil ast, что значит: «что это за грязь, от нее мы не избавимся». Он приказал начать там строительство. Была построена крепость, которая сегодня называется čigil; она была названа этим словом. Потом тюрки, которые жили в этой крепости, стали называться чигильцами čigili. Это название распространилось позднее. Огузы постоянно воевали с населением Чигиля, поскольку их страна примыкает к этой крепости. Враждебные отношения между ними сохранялись даже до сего дня. И всех тюрков, кто одевается на чигильский манер, [огузы] называют так. Огузы всех тюрок, обитающих начиная от Джейхуна вплоть до Верхнего Чина, называют чигилями. Но это неверно. Третья группа обитает в ряде селений Кашгара» [Махмуд ал-Кашгари 2010: 316]; Täskän - название [города] Шаш. Это тот город, откуда Абу: Бакр ал- Каффа:л аш-Ша:ши. Настоящее [название] его Tas капа, что значит «каменный город»» [Махмуд ал-Кашгари 2010: 360]; Kašmír - название города в стране тюрок. Его построил Сюлейман (Соломон), да будет над ним благословение Аллаха» [Махмуд ал-Кашгари 2010: 371]. Заключение Махмуд Кашгарский приводит сведения о размере земель тюрков, населяющих бескрайние степи. «Большая часть областей тюрков от Рума до Мачина - пять тысяч фарсахов в длину на три тысячи фарсахов в ширину, всего восемь тысяч фарсахов. Я их всех обозначил в круге - на карте земли, для того чтобы знали их» [Махмуд ал-Кашгари 2010]. Если учесть, что 1 персидский фарсах земли был равен 5549 м, то можно сказать, что Кашгари, который обошел и нанес на карту все племена, проживавшие на такой большой территории, ставил перед собой достаточно большую цель. В языковых исследованиях до Кашгари географические методы не применялись. В частности, никогда до него не заносились на карту ареалы распространения языков, соседние племена, их языковые контакты. Поэтому есть все основания считать, что Махмуд Кашгари своим «Словарем тюркских языков» стал основоположником ареальной лингвистики. © Исабекова У.К. Дата поступления: 1.02.2017 Дата принятия к печати: 25.02.2017

Uldar Keldibekovna Isabekova

Moscow State University

Author for correspondence.
Email: isabekovauldar@mail.ru
125009, Mohovaya Str., 11, Moscow, Russia

Department of Turkic philology of ICAA

  • Mahmud-al-Kashgari. (2010). Code of Turkic words / Translation from Arabic by A.R. Rustamov, ed. I.V. Kormushina, notes I.V. Kormushina, E.A. Potseluevsky, A.R. Rustamov. Moscow: Eastern Literature. Vol. 1. (in Russ).
  • Mahpirov, V.U. (1997). Names of farancestors. Almaty: Institute of Oriental Studies, Academy of Sciences of the Republic of Kazakhstan. (in Russ).
  • The oldest map of Japan, nacherchenny Mahmoud of Kashgaria. URL: islamonline.ru/ index.php (accessed: 25.01.2017).
  • Krachkovsky, I.Yu. (1957). Al-Biruni and geographers in 11th century in the east. Selected works. T. IV. Moscow-Leningrad: Nauka. p. 267—270. (in Russ).
  • Hasanov, H. (1967). Geographical heritage of scientists of Central Asia: [dissertation abstract] Tashkent: Fan. (in Russ).
  • Umnyakov, I.I. (1960). The oldest Turkish world map. In: Proceedings of the Samarkand State Pedagogical Institute. Issue 1. Samarkand. p. 103—132. (in Russ).
  • Musabaev, G.G. (1969). Some data on M. Kashgarsky’s life. In: Research on Turkic Studies. Almaty: Nauka. p. 48—62. (in Russ).
  • Dosmuhameduly, H. (1998). Code of Turkic words. Almaty. p. 155—162. (in Russ).
  • Shcherbak, A.M. (1961). Grammatical sketch of language of Turkic texts of the 10—13th centuries from East Turkestan. Moscow-Leningrad: The USSR Academy of Sciences. (in Russ).
  • Egeubaj, A. (1997). Code of Turkic words (XI century). Almaty. Vol. 1.

Views

Abstract - 138

PDF (Russian) - 1671


Copyright (c) 2017 Isabekova U.K.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.