OLZHAS SULEIMENOV’S LYRICS AS HYPERTEXT: POSSIBILITIES OF INTERPRETATION

Cover Page

Abstract


The author of article considers the possibilities of hypertext technologies for studying intertextual elements of Olzhas Suleimenov’s lyrics. Initial thought is the statement that the modern Internet has generated new opportunities of Net-thinking. The hypertext as a way of interpretation of literary text allows to reveal not only the features of poetics of this text, but also to consider it in interrelation with poetic traditions of many cultures and times. The author of the paper offers the version of using the hypertext technologies studying units of intertextuality in Olzhas Suleimenov’s poem.


1. ВВЕДЕНИЕ Мнение М.М. Бахтина о том, что любой текст находится в постоянном диалоге с предшествующей и современной культурой и литературой, позволяет нам рассматривать лирику Олжаса Сулейменова в тесной связи с разными эпохами, событиями и личностями. Олжас Сулейменов - один из немногих поэтов, предельно открытых для диалога, он на протяжении всего своего творчества ведет беседы на равных с философами Востока и древнего Шумера, поэтами Древней Руси и казахскими акынами и жырау, Пушкиным и Абаем, Махамбетом и Чоканом Валихановым. Для него не существует привычных пространственно-временных границ: «Я бываю Чоканом! Конфуцием, Блоком, Тагором!.. Я согласен быть Буддой, Сэссю и язычником Савлом!..» [1. С. 54]. Второй круг общения поэта составляют его современники, среди которых особое место занимают поэты-шестидесятники, представлявшие отдельную субкультуру советской интеллигенции периода «оттепели», мечтавшей и пытавшейся, по выражению Булата Окуджавы, «очеловечить» коммунистический режим в стране. Олжас Сулейменов в годы учебы в Литературном институте имени М. Горького имел не только дружеские, но и творческие точки соприкосновения с Борисом Слуцким, Робертом Рождественским, Беллой Ахмадулиной, Евгением Евтушенко, Риммой Казаковой, Леонидом Мартыновым, Андреем Вознесенским. Их присутствие и соприсутствие в лирике казахского поэта можно обнаружить через включение в сулейменовский текст «чужого слова», в явных и скрытых цитатах, в реминисценциях и аллюзиях. Исследование этого уровня поэтики позволяет нам говорить о лирике Олжаса Сулейменова как гипертексте, что, в свою очередь, дает возможность воспринимать ее как максимально синтетический единый художественный текст, как бесконечный в своей текучести, увлекательный по содержанию и сложный по форме метароман. 2. ОБСУЖДЕНИЕ Гипертекстовый способ исследования лирики Олжаса Сулейменова через гиперссылки и отсылки устанавливает ассоциативно-семантические связи между отдельными текстами, благодаря чему появляется вариативное и многоплановое исследование проблемы, т.е. разные и оригинальные версии нелинейной навигации (движения) по отдельным стихотворениям и поэмам. Справедливости ради нужно сказать, что такой нелинейный вид организации информации - далеко не новый способ представления знаний. Он использовался в Средние века в Библии, где пронумерован каждый стих, в начале каждой главы мелким шрифтом дано оглавление с указанием стиха, который может сопровождаться ссылками на другие стихи. Говоря иначе, эту священную для христиан Книгу можно читать нелинейно, самостоятельно выбирать тот или иной алгоритм чтения по ссылкам в зависимости от возникших ассоциаций. Главное условие при применении гипертекстовых технологий, по нашему мнению, - анализируемый текст должен быть насыщен аллюзиями и реминисценциями. Интертекстуальная природа лирики Олжаса Сулейменова позволяет широко использовать возможности гипертекстовых технологий. Гипертекстовое пространство его произведений рассчитано на активного читателя, который не потребляет готовую продукцию, а творит вместе с автором, развивает его мысли. И поскольку в гипертекстовой среде важен не только сам текст, но и вся совокупность альтернативных текстов, задаваемых сочетанием отдельных его фрагментов, то в гипертекстовом пространстве творчества О. Сулейменова каждый элемент представляет собой отрывок со сложной «драматургией», а значит, является потенциальным стимулом для реагирования и может породить другие тексты, связанные с ним не формально, а семантически [2. С. 123]. Такое толкование гипертекста создает условия для рассмотрения лирики Олжаса Сулейменова как единой гипертекстуальной системы, вписанной в контекст русской и казахской литературы конца XX в. Интерпретация его разных по родовидовой принадлежности и различных по композиционной структуре произведений как единого гипертекста возможна, с нашей точки зрения, благодаря существующим между его текстами неоспоримым связям, формируемым системой видимых и скрытых ссылок на события, исторических личностей, литературных героев. Другими словами, несмотря на разнохарактерность и разновременность его лирических текстов, они представляют собой не разрозненные произведения одного автора, а единое идейно-семантическое пространство творчества поэта, организованное по принципу гипертекста. Технологии гипертекста особенно действенны в процессе интерпретации интертекста в лирике Олжаса Сулейменова, ведущего активный диалог с классиками и современниками. Объектом интерпретации в данной статье явились несколько стихотворений поэта разных лет. Гипертекстовая стратегия анализа и интерпретации позволяет рассмотреть тексты казахского поэта во взаимодействии с русской культурой, увидеть «знаки чужой смысловой позиции» [3. С. 30], т.е. «прочитать» в тексте то, что образовалось «из анонимных, неуловимых и вместе с тем уже читаных цитат - из цитат без кавычек» [4. С. 418]. Другой пример диалога Олжаса Сулейменова с русской историей можно увидеть в стихотворении «Декабристы», посвященном Н. Ровенскому. Заглавие текста вызывает в нашей памяти информацию о трагической судьбе лучших людей России, которые 14 декабря 1825 г. вышли на Сенатскую площадь с требованием свержения самодержавия и отмены крепостного права. Посвящение содержит отсылку к известной в Казахстане исторической личности. Критик и литературовед Николай Степанович Ровенский большую часть своей творческой жизни посвятил казахской литературе, исследованию ее литературных связей и контактов, проблемам евразийства. И писал об этом, по образному выражению В.В. Бадикова, «патетически приподнято и научно-эвристически». Обращение Олжаса Сулейменова в стихотворении «Декабристы» к этому имени, думается, не случайно, оно позволяет поэту ввести читателя в мир русской истории и культуры. Сулейменовский сюжет глубоко интертекстуален, насквозь пронизан аллюзиями и отсылками к истории Петербурга как города музеев, декабристов, Пушкина и Гоголя. Отсылки чаще всего даны полунамеком, неявно, приблизительно, с расчетом на догадку знающего читателя. Структура сюжета в данном лирическом тексте двучастная. В первой части представлен современный Сулейменову-поэту музейный город, где его внимание приковано к «тем церквам, где молчат исповедальни», «крепостям и тюрьмам» («что может быть страшней тюрьмы пустой?»). Это город для туристов, которых поэт осуждает как не знающих «ни обычаев табу, ни цен на памятники исторические» [5. С. 192]. По нашему разумению, на подтекстовом уровне этот сюжет имеет едва видимые параллели с целью отталкивания со Вступлением «Медного всадника» А.С. Пушкина, где град Петров показан во всей красе и величии. Сулейменовские подробности отдают петербургские улицы во власть полков самоуверенных туристов. Гипертекст О. Сулейменова предполагает активного и обладающего знанием читателя, который понимает, о чем идет речь, и далее строит свой сюжет. Ему понятна деталь «в тех церквах молчат исповедальни». Во второй части параллельно сулейменовскому сюжету в сознании читателя всплывают известные в русской литературе петербургские сюжеты. Вступление-зачин к сюжету обозначает при помощи перифраза основную сюжетную тему: «О, город - сын поэм и поздних бурь!». Это вступление к скрытому в тексте сюжету, апелляция к пушкинской поэме «Медный всадник» и гоголевским петербургским повестям. Лирический герой Сулейменова идет по пушкинско-гоголевскому Петербургу, где «воротников крахмальные ошейники //, манжеты, словно белые кандАлы, // под черными крылатыми шинелями». Облик столицы николаевской империи воссоздан через знаковые детали, которые отсылают нас к сюжетам гоголевских петербургских повестей, в первую очередь, к «Невскому проспекту». Вторая часть зачина «О, город - … поздних бурь!» отсылает к Петрограду, деталь «и там, где вечно на приколе крейсер» напоминает об Октябрьской революции 1917 г. Как видим, аллюзии возникают на уровне сюжета и тематики, актуализируют тему зимнего Петербурга и весеннего Петрограда. А следующий мини-сюжет, заключенный в одной строке: «услышать: “Что-то новое воскресе!”», в подтексте содержит еще несколько ранее известных сюжетов, отсылает нас к мифологии, к гоголевскому «Носу», где «необыкновенно-странное происшествие» случилось 25 марта накануне Благовещенья, к блоковской поэме о революционном Петрограде, т.е., в сулейменовском тексте эти сюжеты присутствуют одновременно, воспринимаются в комплексе и существование одного не отменяет существования другого. Ассоциации, возникающие при чтении текста, данного в традиционной линейной последовательности, порождают дополнительные смыслы заключенной в тексте информации, что неизбежно ведет к расширению сюжетного поля как этого, так и любого стихотворения Олжаса Сулейменова, этому способствует гипертекст. Поэт позволяет себе неожиданно оборвать заявленный сюжет, отойти от линейной логики его развития, вступает в диалог с читателем и слушателем. Сюжет в «Декабристах» фрагментарен, переход от одного мини-сюжета к другому произволен, зависит от авторской воли, поэтому и читатель может позволить себе вольно переходить от одного фрагмента к другому, погружаться в виртуальный мир героев, визуализировать пространство и время, пейзаж и события, происходящие в частном сюжете сулейменовского лирического текста. Вторая часть сюжета «Декабристов» построена по следующей схеме: в начале текста задана тема, далее идет импровизация на заданную тему - путешествие героя во времени и в пространстве Петербурга и Петрограда. Финал стихотворения - неожиданный, но в достаточной степени он оправдан и логически вытекает из логики развития темы о декабристах: «не быть прохожим на Сенатской // площади». Сулейменов подчеркивает свою причастность к их высокой миссии. Мотив «не быть прохожим» является логическим развитием темы «лишних» в жизни и творчестве самого поэта, мотива противопоставления поэта и толпы в его стихах и лирике русских поэтов XIX в. В сулейменовском стихотворении явного сюжета о декабристах нет, но они постоянно незримо присутствуют во всем повествовании и заявляют о себе в последних строках, создавая тем самым эффект обманутого ожидания. Таким образом, приемы гипертекстовой технологии, использованные нами при интерпретации данного стихотворения Олжаса Сулейменова, позволяют сделать вывод о своеобразии его интертекстуальной природы. Текст «Декабристов» в уловиях гипертекстовой среды можно представить как «сад расходящихся тропок» (Х.Л. Борхес), т.е. как текст с множеством различных связей, ведущих к другим текстам, и поэтому у читателя и исследователя есть возможность создания своего посттекста, своего пути прочтения. 3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Интертекстуальные отсылки к русской классике ХІХ-ХХ вв. вписаны в безграничное пространство казахского поэта, пишущего на русском языке. Компьютерный гипертекст вследствие своей свободы позволяет переходить от одного текста к другому, использовать мультимедийные эффекты, демонстрировать одновременно текст и претексты, посттексты, т.е. компьютерный гипертекст обнажает внутреннюю структуру интертекста, одновременно обнаруживает все цитаты, реминисценции и аллюзии в тексте, выявляет место поэта в общем литературном процессе и позволяет рассматривать лирику Олжаса Сулейменова в контексте поэтических традиций мировой литературы [6; 7]. Гипертекстовая технология, представляющая любое произведение поэта как визуальное многомерное явление, дает возможность читать его в любой последовательности. С одной стороны, это ведет к децентрализации исходного текста, потому что компьютерный гипертекст дает право одновременного сосуществования на экране компьютера исходного текста и других текстов, к которым направлены отсылки, с другой стороны, объективизирует и наглядно представляет сулейменовский интертекст, помогает исследователю увидеть всевозможные литературные отсылки к «чужому слову», первичному тексту, в роли которого чаще выступает родная литература и русская классика, восточная и западноевропейская поэзия. Реминисценции позволяют Сулейменову не буквально воспроизводить чужие структуры, а дают намек и отсылку на другие имена и тексты, служат для него средством организации лирического сюжета, кроме того, позволяют нам включить его и названных им поэтов в единое культурное пространство.

Enkar T Kakilbayeva

Kazakh National University of al-Farabi

Author for correspondence.
Email: inkar.kakil@gmail.com
71 Al-Farabi pr., Almaty, 050040, Republic of Kazakhstan

Kakilbaeva Inkar Tolymhanovna is a PhD in Philology, Associate Professor at the Department of Russian Philology and World Literature of the Kazakh National University of al-Faraby, Almaty, Kazakhstan.

  • Suleimenov О. Chem poradovat serdze? [How to Fill the Heart with Joy]. Suleimenov О. Opredelenie berega. Stihi i poemy. Аlma-Аtа: Jazushy, 1976. S. 52—55.
  • Karaulov Yu.N. Rol prezedentnyh tekstov v strukture i funkzionirovanii yazykovoy lichnosti [Functions of precedent texts in structure of Linguistic personality]. Nauchnye tradizii i novye napravleniya v prepodavanii russkogo yazyka i literatury. Doklady sovetskoy delegazii na VI kogresse MAPRYaL. M.: Russkiy yazyk, 1986. S. 105—126.
  • Kornev C. “Setevaya literatura” i zavershenie postmodernizma [Northern Literature and the End of Post-Modernism]: Internet kak mesto obitania literatury. Novoe literaturnoe obozrenie. 1998. № 32. S. 29—47.
  • Bart Rolan. Izbrannye raboty. Semiotika. Poetika [Semiotics. Poetics]. M.: Progress, 1989. 616 s.
  • Suleimenov О. Dekabristy. Opredelenie berega [Finding the Shore]. Stihi i poemy. Аlma-Аtа: Jazushy, 1976. S. 192—193.
  • Ciocian M.-N. Intertextualism — “Way of Being”. Globalization and intercultural dialogue: multidisciplinary perspectives. Literature. 2014. Pp. 1047—1057 Published: 2014.
  • Tetreault R. Shelley among others: The play of the intertext and the idea of language. Studies in Romantism. Vol. 45. Issue 4. 2016. Pp. 640—643.

Views

Abstract - 134

PDF (Russian) - 415

PlumX


Copyright (c) 2017 Kakilbayeva E.T.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.