ABOUT THE WAYS OF FIXING LINGUISTIC AND CULTURAL INFORMATION IN THE DAHL’S EXPLANATORY DICTIONARY

Cover Page

Abstract


The article investigates the category of “value” in the structure of lexical meaning of words and methods of its fixation in dictionaries as a semantic component. It is relevant to study the ways of cultural lexicography in the “Explanatory Dictionary of the Living Great Russian Language” of V.I. Dahl, because it included not only the linguistic information about words, but also cultural and ethnolinguistic information about the life of the people. The subject of the study was national-specific images, categories and cultural realities, the object was the cultural component in the structure of the lexical meaning of the word. The work was conducted using the method of component analysis based on the decomposition of lexical meaning at the minimum semantic components. One of the main tasks that must be solved is the development of a theoretical approach to culture in its interaction with lexicography. The purpose of this article is to identify the essence of cultural infor-mation in the dictionary and the ways of its introduction into the dictionary entry. Interpretation of zoonyms in the “Explanatory Dictionary of the Living Great Russian Language” of V.I. Dahl was analyzed and the classification. The results can be used both for the inclusion of cultural information in traditional dictionaries (explanatory, dialectal, phraseological, etc.), and for creating dictionar-ies that directly capture the cultural elements reflected in the language (linguocultural, linguistic, language dictionaries, etc.). The analysis revealed that the most important ways of fixing national-specific compo-nents are the implicit ways (paremias, idioms, figurative meanings for the name of the person). Hierarchy of values prevailing in the minds of speakers is reflected in the language and culture through these im-plicit components.


ВВЕДЕНИЕ На современном этапе развития лингвистики особый интерес вызывают национально-специфические образы, категории и культурные реалии как предмет изучения. Они отражаются в языковой картине мира, сохраняя культуру с помощью различных единиц языка. Ключевые элементы культуры также находят воплощение в словарях, не только в специализированных лингвокультурологических, но и в толковых. Анализ способов фиксации культурологической информации в словарях представляется актуальным и перспективным направлением работы. КАТЕГОРИЯ «ЦЕННОСТЬ» КАК ВАЖНЕЙШАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЯЗЫКА И КУЛЬТУРЫ Для выявления культурных компонентов в структуре языковой картины мира одной из ключевых является категория «ценность» - важнейшая характеристика языка и культуры. Ценность - это «положительная или отрицательная значимость объектов окружающего мира для человека, социальной группы, общества в целом, определяемая не их свойствами самими по себе, а их вовлеченностью в сферу человеческой жизнедеятельности, интересов и потребностей, социальных отношений» [Ценность URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc3p/319990]. С.Н. Виноградов понимал ценность как идеальное образование, основанное на представлении социума о важности (значимости, значительности) предметов и явлений реальной действительности для общества и индивида, проявленное деятельности людей [Виноградов 2007: 93]. В рамках культурного пространства формируется определенный национально-специфичный набор ценностей, который является уникальным и позволяет отличать одну культуру от другой, а также дает возможность увидеть эволюционные процессы в менталитете представителей одной культуры. «Ядром любой модели мира является система ценностных ориентиров, которая выстраивает ценностную иерархию... (например, ценностную неоднородность пространства и времени, сакральный приоритет некоторых чисел и, разумеется, приоритеты в сфере нравственности)» [Никитина 2013: 31]. Ценность является результатом человеческого осмысления и анализа, то есть она всегда антропогенна. НАЦИОНАЛЬНО-СПЕЦИФИЧНЫЕ ЦЕННОСТИ В СТРУКТУРЕ ЛЕКСИЧЕСКОГО ЗНАЧЕНИЯ СЛОВ Отражение национально-специфичных ценностей средствами лексикографии - важный аспект сохранения культуры и национальной идентичности. Толкование языковых единиц в словарях отражает общее для носителей одной лингвокультуры содержание лексической единицы, то есть оно в определенной степени универсально. Согласно наиболее распространенной в настоящее время в лексикографии точке зрения, толкование «должно содержать только то, что исторически закреплено за той или иной единицей в сознании рядового, среднего носителя языка» [Богачёва 2013: 9]. В.В. Морковкин и А.В. Морковкина, понимая ценность особым образом, выделяют в структуре лексического значения следующие блоки. 1. Первый блок включает сведения о внешнем - представляет абсолютную ценность слова. Это информация о денотате. Выступая в качестве содержательного центра значения, абсолютная ценность противопоставляется в его составе относительной и сочетательной ценности. 2. Второй блок содержит сведения о зафиксированных в сознании существенных и несущественных для носителей данного языка признаках. Это относительная ценность - информация о соотношении слова с другими словами языка (стилистический и эмоционально-экспрессивный статус слова, способность иметь синонимы и/или антонимы, свойство вступать в омонимические или паронимические отношения и др.). 3. Третий блок - сочетательная ценность. Это сигнификативное значение - отображение в сознании тех черт денотата, указание на которые является достаточным для его выделения и обозначения. Этот блок содержит информацию о способности слова определенным образом сочетаться с другими словами. [См.: Морковкин 2001, Морковкин, Морковкина 1997, Морковкина 1993]. Однако лексическое значение может включать, помимо ядерного значения, сопоставимого с понятием, и другие важные в культурологическом отношении компоненты, фиксирующие представление о ценности: страноведческий фон, коннотации, эмотивные, экспрессивные, оценочные элементы, скрытые семы, потенциальные семы и т. д. Названные компоненты далеко не всегда отражаются в лингвистическом определении, но они являются важным источником культурной информации, потому толкования, содержащие эти сведения, «являются эффективным средством исследования значения слова; позволяют прояснить структуру лексико-семантических групп и полей; играют важную роль в выяснении эпидигматической структуры слова; имеют большое значение в переводческой деятельности, в преподавании иностранных языков, не говоря уже о лексикографировании» [Богачёва 2013: 7]. ОТРАЖЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНО-СПЕЦИФИЧЕСКОГО КОМПОНЕНТА В ТОЛКОВОМ СЛОВАРЕ Для анализа культурного компонента в лексикографическом описании единиц мы выбрали «Толковый словарь живого великорусского языка» В.И. Даля как один из богатейших источников культурологической и этнолингвистической информации. Автор не стремился создать именно лингвокультурологический словарь - сам В.И. Даль так определял свою задачу: «Я утверждаю, только, что мы должны изучить простую и прямую рускую речь народа и усвоить ее себе, как все живое усвояет себе добрую пищу и претворяет ее в свою кровь и плоть» [Даль 1978: 18]. Среди различных типов толкования значения (синонимический, перечислительный, описательный, отрицательный, отсылочный) В.И. Даль выбирал, как правило, синонимический способ: «При объяснении и толковании слова вообще избегались сухия, безплодныя определения, порождения школярства, потеxa зазнавшейся учености, не придающая делу никакого смысла, а напротив, отрешающая от него высокопарною отвлеченностью. Передача и объяснение одного слова другим, а тем паче десятком других, конечно, вразумительнее всякаго определения, а примеры еще более поясняют дело» [Даль 1978: 22]. Подобные синонимы мы называем культороносными, однако их рассмотрение выходит за рамки статьи; мы рассмотрим способы семантизации зоонимов. Национально-культурная обусловленность семантики этих единиц выражается особенно ярко, однако культурно обусловленными являются, конечно, и другие единицы. Авторы словаря «Русское культурное пространство» выделяют в структуре лексического значение зоонимов «обыденный» уровень (именование того или иного животного) и «мифологический» (отражение образа в традиционной народной культуре, в фольклорных текстах, мифопоэтические представления), на основе которых формируется стереотипный образ, который актуализируется при использовании зоонима для характеристики человека. «При экстенсиональном употреблении зоонима реализуется его „обыденное“ значение, когда же слово употреблено интенсионально (для прямой или косвенной характеристики кого- или чего-либо), актуализируется стереотипное представление, связанное с „мифологическим“ значением имени, но не исчерпывающее его» [Брилева, Вольская, Гудков, Захаренко, Красных 2004: 27-28]. Причем стереотипный образ, присущий тому или иному зоониму, оказывается национально специфичным. При интенсиональном употреблении говорящий ориентируется на сложившийся в данной лингвокультуре стереотипный образ вне зависимости от своих личных предпочтений и представлений о каком-либо животном. КЛАССИФИКАЦИЯ ТОЛКОВАНИЙ ПО СТЕПЕНИ «КУЛЬТУРОЛОГИЧНОСТИ» Толкования зоонимов в словаре В.И. Даля в разной степени культурологичны, то есть несут в себе разные по объему и глубине культурологические сведения. Поэтому все дефиниции такого типа можно условно разделить на группы, присвоив каждой из них индекс. Анализ осуществляется по следующим выработанным нами критериям: 1) наличие в толковании «обыденного» уровня, содержащего энциклопедическую информацию о животном; 2) наличие синонимов; 3) наличие эксплицитно выраженных культурологических сведений (информации о месте данного животного в культуре использование, об использовании образа в традиционной народной культуре, в фольклорных текстах); 4) переносные значения (интенсиональное употребление - использование зоонима для характеристики человека); 5) наличие паремиологических единиц, фразеологизмов, устойчивых сочетаний и примеров; 6) наличие родственных слов. В зависимости от наличия или отсутствия какого-либо параметра культурологическая составляющая словарной статьи оценивается по шкале от 1 до 6. Так, например, статья БЕГЕМОТ содержит только энциклопедическую информацию об этом животном: Бегемо´тъ м. большое неуклюжее животное, гипопотамъ, Hippopotamus amphibius, живущее въ болотахъ жаркихъ странъ; болотная корова. Соответственно, индекс этой статьи - 1. В статье ВОЛК приведены энциклопедические сведения, синонимы, переносные значения для характеристики человека, паремии и фразеологизмы, а также производные слова. Таким образом, индекс статьи - 6. Волкъ м. хищный звѣрь песьяго рода, положительными признаками едва отличаемый отъ собаки, Canis Lupus; юж. вовкъ, нвг. лыкасъ (греч?), вост. татрс. бирюкъ, шутч. ау´ка, сѣрый, овчаръ; собств. звѣрь. <...> Не за то волка бьютъ, что сѣръ, а за то, что овцу съѣлъ. Волка ноги кормятъ. <...> Какъ ни корми волка, а онъ все въ лѣсъ глядитъ. Волкъ кормленый, конь леченый, жидъ крещеный, да недругъ замиреный, равно надежны. <...> Волка бояться, и въ лѣсъ не ходить. <...> Пастухи воруютъ, а на волка поклепъ. На волка помолвка, а пастухи шалятъ. <...> И то бываетъ, что овца волка сьѣдаетъ, о неправдѣ, напраслинѣ. <...> Хоть волкомъ выть. Пойми волка слезы. Вѣрь волчьимъ слезамъ. Онъ волкомъ глядитъ, ненадеженъ. <...> Бѣжитъ волчекъ, выхваченъ бочекъ? залавокъ. <...> Волкъ доро ´ гу перебѣжитъ, къ счастью. Дѣвка съ полными ведрами, жидъ, волкъ, медвѣдь - добрая встрѣча; пустыя ведра, попъ, монахъ, лиса, заяцъ, бѣлка - къ худу. Овцѣ съ волками худо жить. <...>|| * Человѣкъ угрюмый, нелюдимъ, волчи ´ стый; || ненадежный, который въ лѣсъ глядитъ. || Снарядъ для чистой трепки и разбивки шерсти; чертъ. <...> Морской-волкъ <...> Волчи ´ шня <...> Волча ´ ср. волче ´ нокъ <...> Волчо ´ къ <...> Волколи ´ съ, <...> Волкова ´ ть <...> Во ´ лчій, относящійся къ волку или волкамъ принадлежащій. И волчьи зубы, и лисій хвостъ. Это волчьи слезы, притворныя. <...> С волками жить - по-волчьи выть. Волчій билетъ, народн. полугодовая отсрочка, выдаваемая приговореннымъ къ ссылкѣ преступникамъ, отъ которыхъ общество отрекается. <...> Однако статьи, имеющие одинаковый индекс, могут иметь различную степень «культурологичности» в зависимости от параметров, которые включает толкование. Поэтому все толкования дополнительно разделим на группы. Группа А - словарные статьи включают толкования «обыденного» уровня, энциклопедическую информацию о животном или птице; могут содержать латинское название, ряд синонимов. Нет примеров употребления, паремиологических единиц, эксплицитно выраженных сведений о месте данного животного в культуре. Индекс - 1-2. Как правило, словарные определения такого типа даются для животных, которые не обитают на территории России и соседних стран. Например: Агу ´ ти несклн. южноамериканскій золотистый заяцъ. К этой группе относятся толкования таких зоонимов, как АГУТИ (1), АЙ, АИ (2), АКРИДА (1), БАРСЪ (2), БЕГЕМОТЪ (1), ГИЕНА (1), ГИППОПОТАМ (1), ЖИРАФ (1), ЗЕБУ (1). Эти животные имеют наименьшую культурологическую ценность для носителей русской культуры. Группа Б - словарные определения, помимо энциклопедической информации, включают эксплицитно выраженные сведения культурологического характера. Синонимы могут отсутствовать, как и устойчивые выражения, примеры, однокоренные слова. Индекс - 2-3. В эту группу входят следующие единицы: АКЖИЛАНЪ, АКЗИЛАНЪ (2), АЁ, АЁВЪ (3), ДЕЛЬФИН (3), ЕНОТ (3). Интересно, что эти зоонимы хоть и содержат в толковании указание на использование образа в традиционной народной культуре, в фольклорных текстах, тем не менее не являются ключевыми для русской культуры. Например: Акжила ´ нъ, акзила ´ нъ м. татарс. змѣя Coluber dione; обращена въ баснословную бѣлую рогатую змѣйку, которая служитъ на счастливаго; царь-змѣя, князекъ-змѣя. Аё, аёвъ м. татр. ниж. астрх. медвѣдь, шуточ. бортникъ, мишка, топтыгинъ и пр. На Касп. морѣ, промышленики не смѣютъ поминать медвѣдя, опасаясь бури, а называютъ его аё, аю ´ . Группа В - толкование включает энциклопедическую информацию, а также переносное значение (употребление для характеристики человека). Синонимы и культурологическая информация могут присутствовать или отсутствовать. Паремии и фразеологизмы не введены. Индекс - 2-4. Так, например, для характеристики человека может использоваться слово ехидна: Ехи ´ дна ж. ученые назвали так разряд ядовитых змей. Elaps, Naia; очковая-змея азиятских фигляров; также змея Coluber berus; || об. злой, злорадный человек. К этой группе отнесем: АСПИДЪ (4), БАЙБАКЪ, БАБАКЪ (3), БАЛАБАНЪ, БАЛОБАНЪ (3), БИТЮКЪ, БИТЮГЪ (2), ЕХИ́ДНА (3). Здесь же наименования животных, не ставших ключевыми в культуре, но имеющих большое значение для носителей этой культуры: в результате процессов вторичной номинации на основе ассоциаций - негативных, как правило, - у этих зоонимов развились переносные значения для характеристики человека. Группа Г - толкование включает энциклопедическую информацию, паремии, фразеологизмы. Отсутствует переносное значение для характеристики человека. Индекс - 3. Например, в статье БОБРЪ, БОБЁР приводятся следующие пословицы и поговорки: Отъ бобра бобренокъ, отъ свиньи поросенокъ. Около бобра не обобрать, а всего ободрать. Всѣ мужья добры, покупили женамъ бобры; а мой мужъ неуклюжъ: не ´ видаль, корову купилъ. Калязинцы свинью за бобра купили. Всѣ равны бобры, одинъ я соболекъ. Всѣ бобры добры ´ до своихъ бобрятъ. Из чего следует, что бобр (бобёр) считался ценным промысловым животным, поскольку из его меха делали теплую одежду. Бобёр, однако, не такое дорогое животное, как соболь, поскольку мех бобра добыть легче, чем мех соболя. В эту группу входят такие единицы, как БОБРЪ, БОБЁРЪ, БОБРИ́ХА (3), БОРОВЪ (3). Эти животные, связанные с промыслами, имеют большое значение для русской культуры. Группа Д - в толкование входят энциклопедическая информация, указано переносное значение, паремии, фразеологические единицы. Синонимы и культурологическая информация могут приводиться, но могут и отсутствовать. В большинстве случаев - развитое словообразовательное гнездо. Индекс - 4-6. Так, например, из статьи ЗМИЙ, ЗМЕЙ, ЗМИЯ, ЗМЕЯ следует, что это животное занимает в русской лингвокультуре заметное место. Образ змеи амбивалентен. С одной стороны, он ассоциируется с качествами ‘зло’, ‘вероломство’; так называют злого, скрытного и коварного человека. Подтверждение тому бранное выражения змея подколодная и подобные: змеиный язык (злобный, клеветной); сваха лукавая, змея семиглавая; злая жена та же змея. Змея связана с бедой, несчастьем, о чем свидетельствуют запечатленные словарной статьей пословицы, поговорки, народные приметы: Змея умирает, а все зелье хватает. Сколько змею ни держать, а беды от нее ждать. Выкормил змейку, на свою шейку. Глядит, словно змея из-за пазухи. Льстец под словами, змей под цветами. Змею обойдешь, а от клеветы не уйдешь. Змею выше глаз не подымай. Убив змею, вешай ее на осине. Если убить змею и повесить на березу, то пойдет дождь. Змея кусает не ради сытости, а ради лихости. Отогрел змею за пазухой. В русских фольклоре также есть змееподобный персонаж: Змей, более употребл. как название сказочного чудовища, лапчатого, крылатого; Змей Горынич, русский сказочный змей, житель горы, пещеры. С другой стороны, змея - символ мудрости: мудрость змеина, незлобивость (кротость) голубина. На основе анализа статьи ЗМИЙ, ЗМЕЙ, ЗМИЯ, ЗМЕЯ видно, что связанный с номинацией образ, обладающий неоднозначной оценкой и активно используемый носителями русской лингвокультуры, безусловно, имеет существенную ценность для русской культуры, он сохраняется в паремиях и фольклорных текстах. К группе Д относятся, по нашим данным, следующие зоонимы: АРГА- МАКЪ (4), БАРАНЪ (5), БЫК (5), ВОЛК (6), ВОРОНА (5), ЕЖ (4), ЖАБА (5), ЗАЯЦ (6), ЗМИЙ, ЗМЕЙ М. ЗМИЯ, ЗМЕЯ (5). Все эти животные сформировали стереотипные образы русской культуры, культурологическая ценность этих животных выражается в первую очередь имплицитными средствами - в пословицах, поговорках и фольклорных текстах. Важным средством также можно считать и развитие переносного значения у слова для характеристики человека. ЗАКЛЮЧЕНИЕ На основе анализе словарных статей по перечисленным критериям приходим к выводу, что в словаре В.И. Даля наиболее «культуроносными» являются имплицитные способы фиксации культурологической информации. Это приведение паремий и фразеологизмов, а также переносных значений, сложившихся в русском языке для характеристики человека. Данные компоненты словарной статьи позволяют составить представление о месте зоонима в культуре и о его важности, содержат информацию о стереотипном образе того или иного животного и оказывают существенное влияние на формирование ценностных установок носителей русской лингвокультуры. Таким образом, сформированная в сознании говорящих иерархия ценностей находит отражение в словаре.

Olga G Zgirovskaya

Moscow Polytechnic University

Author for correspondence.
Email: olga.slovo42@yandex.ru
Bolshaya Semenovskaya str., 38, Moscow, 107023

Zgirovskaja Ol'ga Gennad’evna, graduate student of Department of Russian Language and Stylistics Faculty of Publishing and Journalism, Moscow Polytechnic University; Interests: lexicology, lexicography and cultural linguistics

  • Bogacheva, G.F. (2013). Lexical meaning as an object dictionary interpretation. Moscow: FLINTA. (in Russ).
  • Brileva, I.S., Vol'skaja, N.P., Gudkov, D.B., Zaharenko, I.V. & Krasnyh, V.V. (2004). Russian cultural space: Linguaculturelogical dictionary. Moscow: Gnozis. (in Russ).
  • Dahl, V.I. (1978) The Explanatory Dictionary of the Living Great Russian Language: in 4 vol. Moscow: Russkii yazyk. 1978. Vol. 1. (in Russ).
  • Morkovkin, V.V. & Morkovkina A.V. (1997). Russian Agnonyms (Words that We Do Not Know). Moscow: The Pushkin State Russian Language Institute. (in Russ).
  • Morkovkin, V.V. (2001). About dictionary lexicology. Russian Language Abroad, 2, 32—38. (in Russ).
  • Morkovkina, A.V. (1993). Russian Agnonyms n theoretical and applied examination [dissertation] The V.V. Vinogradov Russian Language Institute of the Russian Academy of Sciences. (in Russ).
  • Nikitina, S.E. (2013). Confessional cultures in their territorial versions. Moscow: The Heritage Institute. (in Russ).
  • Prokhorov A.M. (Ed.). Value // Bol'shoi entsiklopedicheskii slovar'. URL: http://dic.academic.ru/ dic.nsf/enc3p/319990 (in Russ). (accessed: 06.10.2016).
  • Vinogradov, S.N. (2007) On the linguistic understanding of the value. Russkaya slovesnost' v kontekste kul'tury, 93—97. (in Russ).

Views

Abstract - 1186

PDF (Russian) - 200


Copyright (c) 2017 Zgirovskaya O.G.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.