PEOPLE’S HISTORY IN THE ORIGIN OF IDIOMS (on the material of the english language)

Abstract


The article deals with the question of influence of a phraseological image upon the for-mation of a phraseological meaning in English idioms. The problem posed here is actual as it is caused by a rising interest in modern linguistics to the study of secondary nomination in different languages which is connected with peculiarities of people's verbal thinking and world outlook. The subject of our investigation is the English phraseological units with a fully or partially transferred meaning. The object of our exploration is their semantic peculiarities defined by their motivation or demo-tivation for linguistic and extra-linguistic reasons. The method of the inquiry presupposes to go through a brief survey of some historical facts connected with the origin of English idioms. Our intention in writing this article is to trace the сomplicated interconnection between the meaning of an English idiom and the meaning of a phrase which is considered to be its prototype that can be defined according to A.V. Kunin’s classification as speech, language, outlanguage or mixed. At the level of analysis it is possible to demonstrate the fact that though the metaphor on which the given idioms are based is “darkened”, the expressiveness of such phrases is not a bit less than in idioms with “transparent” metaphors which are felt clearly motivated. On the example of English set phrases an attempt is made to show the way language means reflect the information about the national character in its complexity and variety.


ВВЕДЕНИЕ Английские исследователи характеризуют идиомы как аномалии языка. С ними не поспорить. К такой характеристике присоединятся, без сомнения, все фразеологи: “An idiom breaks the normal rules, then, in that it does not mean what you would expect it to mean. In fact the idiom is a new linguistic entity with a sense attached to it that might be quite remote from the senses of the individual words that form it. Although it is in form a phrase, it has many characteristics of a single word” [Flavell Flavell 2011: 4]. Слова-компоненты в таком выражении, образно говоря, «венчаются» друг с другом. Теперь их не разлучить. Соединяясь, они утрачивают свое собственное значение и образуют новое, которое может выдержать проверку временем и надолго бережно сохраняться в языке. Но может устареть и выйти из употребления, оставшись почти в забвении лишь на страницах фразеологических словарей. Семантика устойчивой фразы может полностью измениться с течением времени, и это будет похоже на начало новой жизни. Здесь целая галерея, очевидно, странных образов: темная лошадка, слон в посудной лавке, собака, которая лает не на ТО дерево, зеленоглазое чудовище, человек, у которого сердце почему-то в рукаве... Чтобы разобраться во всех странностях фразеологизма, нам необходимо обратиться к его происхождению. У каждой идиомы своя история, своя легенда, своя тайна. “They have a tale to tell” [Flavell, Flavell 2011: 2]. Разгадывая эту тайну, мы непременно выйдем за пределы языка. Нам откроется не просто история выражения, а история жизни целого народа, его культура и традиции. ВНУТРЕННЯЯ ФОРМА ФРАЗЕОЛОГИЗМА КАК ЕГО ИСХОДНО-ЭТИМОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ По мнению А.В. Кунина, «все ФЕ восходят к потенциальным фразеологизмам, которые обозначают познанные человеком объекты внеязыковой действительности. Но это не означает, что все ФЕ проходят один и тот же путь развития, так как в их основе лежат разные прототипы» [Кунин 1996: 166]. Он выделяет прототипы четырех разновидностей - речевые, языковые, внеязыковые и смешанные, а внутренние формы подразделяет на простые и сложные. Эта классификация, как видим, учитывает материал, на основе которого возник фразеологизм. Речевым и языковым прототипам соответствует простая или сложная внутренняя форма, а внеязыковым и смешанным - только сложная. К ФЕ, восходящим к речевым прототипам, относятся обороты с прозрачной внутренней формой: (англ.) make smb. open his eyes (букв. заставить кого-л. открыть глаза) - (рус.) изумить, удивить кого-л. В данном примере внутренняя форма ФЕ основана на образном переосмыслении ситуации, действия. К языковым прототипам относятся ФЕ, от которых в рамках третичной номинации образованы другие устойчивые выражения. Например, английская идиома (as) good as a feast (в значении «достаточно») не восходит непосредственно к переменному словосочетанию, а опосредована соответствующей пословицей (enough is as good as a feast - хорошенького понемножку). Фразеологические дериваты включаются в словари как отдельные единицы наряду с их фразеологическими прототипами. К смешанным прототипам относятся ФЕ, восходящие к тому или иному литературному источнику, от которых образованы другие идиомы путем фразеологической деривации. Так, известное выражение to grin like a Cheshire cat в значении «ухмыляться, улыбаться во весь рот», несомненно, приобрело особую популярность благодаря книге Л. Кэрролла «Алиса в стране чудес». Однако «Чеширский кот» был известен задолго до этого. История гласит, что в Чешире производили сыры в форме кота либо ставили на головках сыра печать в виде его головы. Таким образом, выражение уже употреблялось за сто лет до выхода в свет популярной книги. ОСОБЕННОСТИ СЕМАНТИКИ ИДИОМ С ВНЕЯЗЫКОВЫМ ПРОТОТИПОМ К внеязыковым прототипам (осложненная внутренняя форма) относятся различные экстралингвистические факторы, с которыми ФЕ связаны деривационными отношениями. К таким факторам, способствовавшим появлению устойчивых выражений, относятся легенды, традиции, исторические события и др. Примером идиомы с внеязыковым прототипом в английском языке может служить фразеологизм to fall on smb’s sword (букв. упасть на меч) в значении «взять на себя ответственность за серьезную ошибку». Из истории известно, что некогда римские генералы именно так заканчивали жизнь самоубийством в случае поражения в стратегической битве. В современном английском при употреблении данного выражения часто подразумевают отставку политика, которая становится неизбежной после допущенных им просчетов. Происхождение ряда идиом восходит к религиозным предписаниям, которые неукоснительно соблюдались англичанами. Примером выражения с внеязыковым прототипом может служить фразеологизм in a month of Sundays (букв. через месяц воскресений), который употребляют, говоря о чем-то, чему не суждено сбыться. Выражение восходит к первой половине 19 века, когда строго соблюдался запрет на работу в воскресенье, в отличие от будних дней, предназначенных для труда. Возникновению идиом нередко способствовали, казалось бы, не очень примечательные, забытые события и факты из повседневной жизни англичан. Но язык сохранил устойчивые выражения и вновь возвращает нас в прошлое, если мы хотим узнать тайну их «скрытого» образа. Ю.П. Солодуб, анализируя такого рода обороты, отмечает, что затемнение образа или его полная утрата ослабляют коннотативные возможности того или иного фразеологического оборота, усиливая одновременно роль сигнификативного и денотативного компонентов в структуре его значения. Тем не менее воздействие некоторых лингвистических факторов явным образом способствует сохранению за коннотативным компонентом его значительной роли. Фразеолог акцентирует тот факт, что компоненты, не поддающиеся лингвистической интерпретации и способствующие тем самым безобразному восприятию всего фразеологизма, создают вместе с тем «эффект тайны», «загадки». Этот лингвистический фактор, явно усиливающий коннотативные возможности фразеологизмов такого типа, построен на лингвистическом парадоксе: компонент, способствовавший утрате образности фразеологической единицы, одновременно выступает и в роли дезактуализатора, и в роли интенсификатора коннотативного компонента в структуре фразеологического значения [Солодуб, Альбрехт 2002: 212]. Можно с уверенностью сказать, что очень немногие англичане, которые используют идиому to laugh in (up) one’s sleeve (букв. смеяться в рукав) в значении «смеяться украдкой, исподтишка; смеяться в кулак», знают о ее происхождении. Впервые данное выражение было зарегистрировано в начале XVI в. Именно тогда в мужской и женской моде был широкий крой рукава, используя который несложно было спрятать ухмылку. Другим интересным примером фразеологизма со «скрытой» образностью может стать выражение as sick as a parrot (букв. больной как попугай), которое используют, когда говорят о разочарованном человеке. Конечно, болезнь заставляет человека испытывать крайне негативные чувства. Но почему сравнивают такого человека с попугаем? В семидесятых годах прошлого века сообщалось о серьезной заболеваемости людей, которые имели домашних попугаев. Птицы в клетках стали причиной лихорадки, от которой быстрого излечения было непросто добиться так же, как порой и от чувства разочарования или грусти. Переменчивая погода в Англии может свести с ума, стать поводом для шуток и долгих обсуждений. Вспомним столь известную идиому to rain cats and dogs в значении «лить как из ведра (о дожде)», происхождение которой восходит к XVIII в., когда на мощеных улицах Британии водостоки были так несовершенны, что во время обильных дождей дороги превращались в реки, смывающие все на своем пути, включая бедных животных. А вот и старинная английская шутка, подтверждающая версию: “It’s raining cats and dogs! I know - I’ve just stepped into a poodle!” [Flavell, Flavell 2011: 244]. Исследование идиоматического материала показывает, что англичане всегда много думали и говорили о море. Оно кормило, принося богатый улов рыбакам, манило дальними странствиями, сулящими быстрое обогащение, угрожало гибелью во времена шторма и ненастья. Специфичность среды бытования английского народа становится очевидной при рассмотрении фразеологизмов, прототипы которых связаны с мореплаванием и рыбацким промыслом. Английская идиоматика бережно хранит многочисленные слова и выражения, некогда используемые мореходами и рыбаками, но в современном языке они приобрели новые смыслы. Исследование этимологии этих фразеологизмов помогает понять, как шел процесс переосмысления переменных словосочетаний и закрепления их новых значений. Рассмотрим лишь некоторые примеры. Английская идиома to push the boat out (букв. вытолкнуть судно) возникла в языке в начале 20 века и широко употреблялась моряками, когда речь заходила о веселой пирушке, до того, как корабль отправится в плавание. Событие отмечалось бурно, спиртное лилось рекой. Именно этот обычай способствовал широкому распространению в английском языке данного фразеологизма. Однако сегодня в Англии мало кто знает о былой традиции. Выражение используется в значении «быть щедрым, много тратить». Шторм, постигший корабль в море, был большим испытанием для судна и экипажа. Выражение to batten down the hatches использовалось моряками и означало «задраивать люки» во избежание попадания воды как раз в тот момент, когда было очевидно, что буря неизбежна. В конце XIX в. выражение стало общеупотребительным и было зарегистрировано в словарях в значении «приготовиться к неблагоприятным событиям, опасности». Фразеологизм to pour oil on troubled waters с затемненной внутренней формой восходит к переменному словосочетанию, которое отражало давнее морское поверье - лить масло на поверхность моря, чтобы остановить шторм или сильное волнение. Сема успокоения была перенесена из морской практики на другие жизненные ситуации, которые можно урегулировать каким-либо способом, и в современном английском языке выражение используется в значении «прекратить ссору». ЗАКЛЮЧЕНИЕ Погружение в исследование фразеологии языков неизбежно приводит к мысли о том, что язык подобен талантливому художнику, наследие которого останется на века. Он представляет не парадные портреты, а скорее мимолетные зарисовки происходящего с акцентом на детали. Здесь и меч римского генерала, подавленного поражением, и беспечная пирушка моряков, отправляющихся завтра в небезопасное плавание, и отчаянная борьба за жизнь в бушующем море, и даже кем-то любимый попугай, внезапно ставший причиной серьезного недомогания. Вслед за научным любопытством рождается просто человеческий интерес. О чем думали эти люди, что для них было ценно, чему радовались, о чем грустили... А это уже не уроки истории или фразеологии. Это уроки жизни. Таким образом, проведенный нами этимологический анализ английских идиом убедительно показывает, что фразеология имеет бесподобное свойство в наиболее яркой и образной форме выражать дух народа, его менталитет, закреплять культурно-исторический опыт познания мира в виде устойчивых оборотов, не столько называющих, сколько почти всегда оценивающих явления и предметы, действия и состояния, предлагая не только рациональную, но и эмоциональную информацию о действительности.

Tat’yana B Pasechnik

State University of the Humanities and Social Studies

Author for correspondence.
Email: ptb.65@mail.ru
30, Zelyonaya Str, Kolomna, Russia, 140407

Pasechnik Tatiana Borisovna, Candidate of Philology, Associate Professor, Associate Professor of the English Language Department, State University of the Humanities and Social Studies; research interests: russian and english phraseology, theory and practice of teaching English

  • Kunin, A.V. (1996). A Corse in Modern English Praseology. Dubna: Phenix. (in Russ).
  • Kunin, A.V. (Ed.) (2006). Comprehensive English-Russian Dictionary Phraseological Dictionary. Moscow: RusskyYazik Media. (in Russ).
  • Solodub, Yu.P. & Albreht F.B. (2002). Modern Russian Language. Vocabulary and Phraseology (comparative aspect). Moscow: Phlinta. Nauka. (in Russ).
  • Flavell, L. & Flavell, R. (Ed.) (2011). Dictionary of idioms and their origins. CPI Group (UK) Ltd.

Views

Abstract - 141

PDF (Russian) - 111


Copyright (c) 2017 Pasechnik T.B.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.