The geography of Nicholas Roerich’s travels in Ceylon (on the basis of the artist’s writings and paintings)

Cover Page

Abstract


This article discusses Nicholas Roerich´s travel to Ceylon as part of his Central Asian expedition of 1923 -1928, which is a less-known episode in the biography of the artist and thinker. Roerich’s stays in India, Bhutan, Manchuria, China and other countries are already well known, but his visit to Ceylon has not yet been subject to research. One important question pertains to chronology: while Roerich´s diaries establish that he was on the island in 1923, his letters from December 1923 indicate that at the time of writing he was in India. Solving this issue is one purpose of this article. On Roerich’s map of his Central Asian Expedition, Ceylon is marked as a point of stay, yet without specifying the particular places of his visit. This article reconstructs the route of Nicholas Roerich’s trip to Ceylon during which he established contacts and spiritual ties with representatives of religious and secular circles of this island. The present study is based on Roerich´s documents of personal origin, as well as on visual materials from the cycle ‘Ashram’ that the artist created during his visit to Ceylon.


Введение Изучение исторических связей России с азиатскими странами приобретает всю большую актуальность на фоне развития добрососедских отношений Российской Федерации со странами Зарубежной Азии как в политическом, так и общественно-культурном плане, в контексте современного миропорядка. Со второй половины XIX в. Азия оказалась ближе к Европе в результате открытия Суэцкого канала в 1869 г., когда она вновь стала играть важную роль в системе мировых экономических и политических отношений. В это же время интерес к континенту проявляет и Российская империя, для которой выход к Индийскому океану и самой Индии имел важное геополитическое значение, что выразилось в том числе в появлении планов строительства железной дороги из России в Индию[354], продиктованных, прежде всего, экономическими интересами ввиду установления прямой торговли России с крупнейшим производителем колониальных товаров Британской империи. В этот же период активизируется интерес к Центральной и Южной Азии со стороны общественных и научных кругов российского общества. В регион отправляются многочисленные русские путешественники, которые, по справедливому утверждению В.А. Росова, «осваивали Восток научно и геополитически»[355]. Среди них необходимо назвать путешествия известного русского ученого И.П. Минаева в 1874-1875, 1880 и 1885-1886 гг., первую научную этнографическую экспедицию Императорской Санкт-Петербургской академии наук на Цейлон и в Индию в 1914-1918 гг., осуществленную А.М. и Л.А. Мервартами и др. Изучение процесса взаимодействия России с представителями народов Южной Азии в конце ХIХ - первой трети ХХ в. на этом фоне приобретает все большую актуальность. Одним из путешественников, побывавших на Цейлоне после Революции 1917 г. в России, стал художник, мыслитель и общественный деятель Н.К. Рерих. Данный эпизод жизни этого многогранного человека не получил должного освещения ни в российской, ни в зарубежной историографии. Вместе с тем история пребывания Рериха на Цейлоне и установления им контактов и духовных связей с представителями религиозных и светских кругов этой страны имеет важное научное значение. Период пребывания Рериха на острове совпал с формированием здесь антиколониального движения, составной частью которого было религиозное движение за возрождение, возглавляемое буддийскими монахами и светскими буддийскими деятелями, с которыми у Н.К. Рериха наладились связи в дальнейшем. Участницей этого движения на начальном его этапе была основательница Теософского общества Е.П. Блаватская. Первые исследования о Н.К. Рерихе начали появляться еще при его жизни. В их числе были работы Ю. Балтрушайтис, А. Бенуа, А. Гидони, А. Ремизова, С. Яремича[356], С. Эрнста[357], А.А. Ростилавова[358], посвященные изучению главным образом художественного творчества Рериха. Одним из первых биографов семьи Рерихов является П.Ф. Беликов, который в советское время собирал личный архив художника. Он вместе с В. Князевой в 1973 г. в серии «Жизнь замечательных людей» выпустил биографию Н.К. Рериха, в которой проанализировал весь жизненный путь художника и мыслителя[359]. Особое внимание в книге уделено истории отношений между Рерихом и Теософским обществом, индийскими религиозными и общественными деятелями. В том числе раскрывается сюжет, связанный с посещением художником Индонезии и Цейлона, его знакомства с профессором Г.П. Малаласекорой (будущим цейлонским послом в СССР). Другая работа П.Ф. Беликова посвящена духовным исканиям Н.К. Рериха[360]. В ней в том числе анализируется история появления книги супруги художника Е.И. Рерих под названием «Община» и идеи создания азиатского союза государств на основе буддизма. Автор показывает сложный характер взаимодействия Рерихов с Теософским обществом, их неоднозначное отношение ко взглядам В.И. Вернадского и Е.П. Блаватской. Работы О.К. Болдырева[361], Н.Е. Ковалевой[362], Т.В. Рыбаковой[363] дополняют новыми фактами историю путешествий семьи Рерихов в Индию (при этом Индия берется как некое обобщающее географическое понятие). В опубликованных биографиях Н.К. Рериха, авторами которых являются участница Центрально-Азиатской экспедиции З.Г. Фосдик[364], А. Марианис[365], главное внимание уделено анализу творчества Николая Константиновича как художника в контексте основных этапов его жизненного пути, в том числе раскрывается история участия Рериха в экспедициях, путешествиях, в частности в духовно-дипломатической миссии в Москву после посещения Индии, реконструируются контакты русского художника с духовными учителями, сподвижниками, в том числе и с Востока. Становлению личности Николая Константиновича как художника, мыслителя и ученого посвящены работы Л.В. Короткиной[366], в которых автор на фоне «петербургского периода» жизни Рериха показывает состояние общественной и научной жизни российской столицы, процесс воплощения проекта строительства буддийского храма в Петербурге. В работе раскрывается также процесс знакомства Рериха с трудами представителей русской индологической школы, а именно - И.П. Минаева, С.Ф. Ольденбурга, Ф.И. Щербатского. В диссертационной работе В.А. Росова «Русско-американские экспедиции Н.К. Рериха в Центральную Азию (в 1920-е и 1930-е годы)» экспедиции Рериха рассматриваются в контексте истории русской эмиграции в Европу, Америку и Азию, при этом не затрагивается история посещения художником Цейлона. Автор в большей степени фокусирует свое внимание на общественно-политической и научной деятельность Н.К. Рериха в рассматриваемый период[367]. В недавно вышедшей монографии Н.Г. Краснодембской, И.Ю. Котина и Е.С. Соболевой, посвященной первой экспедиции Императорской Санкт-Петербургской академии наук под руководством А.М. и Л.А. Мервартов[368], Центрально-Азиатская экспедиция Н.К. Рериха также не стала предметом специального исследования. В зарубежной историографии в работе Питера Баренбоима и Наима Сидики «Брюгге - мост между цивилизациями» отдельное внимание уделяется анализу общественно-политических взглядов художника (именуемых «пактом Рериха»), отмечается значение его идей для сохранения художественных и научных учреждений и памятников мировой культуры[369]. Проведенный историографический анализ работ, посвященных Н.К. Рериху, показал, что в них отсутствует материал по истории путешествия Рериха на Цейлон. Отдельные сюжеты были затронуты в работах П. Беликова, В. Князевой, О.К. Болдырева. Частично данная тема нашла отражение на страницах фотоальбомов - «От Алтая до Гималаев: по маршруту Центрально-Азиатской экспедиции Н.К. Рериха» (подготовленного Л.В. Шапошниковой) и «Н.К. Рерих. Творческий путь. Альбом-биография с текстом А. Марианис». Целями настоящего исследования являются установление хронологии путешествия Н.К. Рериха по Цейлону и реконструкция географии маршрута художника по острову. Источниковой базой исследования выступают опубликованные материалы - письма Н.К. Рериха за 1921-1925 гг.[370], его путевые заметки «Алтай - Гималаи»[371] и картины по цейлонским мотивам. В работе использовались также воспоминания о нем близких соратников, выдержки из его трактатов. В их числе работа Н.Г. Абдульмановой «Аромат бытия. По местам Рерихов. Путевые записи и впечатления», в которой автор, пройдя маршрутом по местам путешествий Н.К. Рериха и посетив при этом Шри-Ланку, обходит стороной упоминания о пребывании здесь Николая Константиновича в 1923 г.[372] В других работах автора Цейлон также упоминается лишь как не имевшее большого значения место в Центрально-Азиатской экспедиции Н.К. Рериха (в частности, в ее второй части). Методологической основой исследования являются принципы историзма и объективности. В работе применялись специально-исторические научные методы -историко-сравнительный, системного анализа и критического анализа источников, что позволило реконструировать последовательность событий, связанных с посещением Н.К. Рерихом Цейлона, путем сопоставления сведений из разных источников, а также сверить новые факты с утвердившейся в литературе версией маршрута Н.К. Рериха в рамках Центрально-Азиатской экспедиции. Начальный этап Центрально-Азиатской экспедиции и хронология посещения Н.К. Рерихом Цейлона Одним из важнейших периодов творческой жизни Н.К. Рериха, его становления как яркого мыслителя и общественного деятеля, является Центрально-Азиатская экспедиция, начатая в 1923 и закончившаяся в 1928 г., в которую он отправился со всей семьей 17 ноября 1923 г. из Марселя на пароходе «Македония»[373]. Эта экспедиция делится на несколько этапов, и 1923 г. считается ее ознакомительным, подготовительным этапом. Началом собственно экспедиции (называемой также Американской Центрально-Азиатской экспедицией) считается 1924 г.[374] В 1923 г. состоялась встреча Николая Константиновича с его учителем махатмой Морией[375], по соображениям которого был составлен маршрут экспедиции, проложенный по территории СССР (Москва, Горный Алтай), Тибету, Китаю, Монголии, и одновременно было дано поручение его духовным учителем - съездить в Москву с посланием от махатм. Н.К. и С.Н. Рерихи 24 сентября 1924 г. выезжают из Индии в Европу и Америку23. Этим заканчивается начальный, ознакомительный, подготовительный к большой Центрально-Азиатской экспедиции этап. П.Ф. Беликов связывает посещение Рерихом Цейлона с промежуточным периодом между первым и вторым этапами этой экспедиции и указывает на 1925 г., когда фактически началась ее вторая фаза[376]. Однако, как свидетельствуют дневники самого Н.К. Рериха, он побывал на Цейлоне в 1923-1924 гг.[377] Подтверждением этому служит и другая дневниковая запись художника, которая следует за описанием посещения Цейлона, где он повествует о событиях 1923 г., касавшихся школы Р. Тагора в Индии, назвав их «недавно происходившими»[378]. Тем не менее его письма позволяют утверждать обратное: в 1923 г. он прибыл в Индию, в ее северо-западную часть - Бомбей, и, осмотрев достопримечательности, переехал затем в центральную и северную части Индии до Уттар Прадеша. 24 ноября 1923 г. Н. Рерих еще находился в Адене, 2 декабря он шлет «Привет из Его Страны!». Это его первое сообщение из Индии. Уже 11 декабря Рерих отправляет письмо из Агры, города Северной Индии в штате Уттар Прадеш, а 29 декабря - из Гималаев[379]. Эти сведения отличаются от записей в дневниках о прибытии художника в Индию. В дневнике встречается описание сначала Египта, а затем сразу Цейлона: «В Каире в мечети сидел мальчик лет семи-восьми и нараспев читал строки Корана. Нельзя было пройти мимо его проникновенного устремления. А в стене той же мечети нагло торчало ядро Наполеона. И тот же завоеватель империи разбил лик великого Сфинкса. Если обезображен Сфинкс Египта, то Сфинкс Азии сбережен великими пустынями. Богатство сердца Азии сохранено, и час его пришел. Древний Цейлон - Ланка Рамаяны»[380]. Затем Рерих выражает удивление увиденным в столице Цейлона - г. Коломбо, который разочаровал путешественника своей европеизированностью. «… Где же дворцы и пагоды? - задает вопрос русский путешественник. - Странно. В Коломбо встречает швейцарский консул. Полицейский - ирландец. Француз торговец. Грек с непристойными картинками. Голландцы чаевики. Итальянец шофер. Где же, однако, сингалезы? Неужели все переехали в театры Европы?»[381]. В дневниках Рериха содержится краткое описание мест, которые художник посетил на Цейлоне, и только после этого он переходит к описанию Южной Индии. В результате изучения путевого дневника Н.К. Рериха следует сделать вывод о том, что он прибыл на Цейлон после Египта через Суэцкий канал, Красное и Аравийское моря и затем - Индийский океан. Только после этого он переехал в Индию. Изучение Индии Рерихом началось не с северо-запада Индии, как это принято считать, а с юга. Л.В. Шапошникова утверждает, что Рерихи вступили на землю Индии в Бомбее, ссылаясь на его дневник, где были изложены первые впечатления об Индии: «Неужели Индия? Тонкая полоска берега, тощие деревца. Трещины иссушенной почвы»[382]. Заметим, что в работе Л.В. Шапошниковой Цейлон вообще не упоминается. Но продолжим цитату из дневника Рериха: «Так с юга скрывает свой лик Индия. Черные дравиды еще не напоминают Веды и “Махабхарату”. Пестрый Мадурай с остатками дравидских нагромождений»31. Из этого становится ясно, что речь в документе идет не о Бомбее, а о Южной Индии, куда с Цейлона и прибыли Рерихи. Однако не маловажно заметить, что в описании древней столицы Шри-Ланки Анураджапуры есть упоминание о буддийском храме в Индонезии: «По обломкам Анурадхапуры можно судить, как мощен был Борободур на Яве»[383]. Этим подтверждаются сведения, приводимые П.Ф. Беликовым, о том, что в начале 1925 г. Рерих «на короткий срок посетил Индонезию и Цейлон»[384]. В работе другого автора, О.Г. Болдырева, отмечается, что после Цейлона Н.К. Рерих поехал в Адъяр и 18 января (год не указан) посетил штаб-квартиру Теософского общества, где передал картину, посвященную Е.П. Блаватской (упоминание об этом встречается в газете New India)[385]. Если учесть, что приготовления к этой поездке шли в Берлине в советском представительстве, и после подачи запроса о визе наркому Г.В. Чичерину удовлетворительный ответ был получен только через три месяца, то есть в марте 1925 г.[386], становится ясно, что Н.К. Рерих не мог находиться в Адъяре в середине января. Следовательно, вполне возможно, что встреча в Адъяре состоялась не в 1925 г. (как утверждает О.Г. Болдырев), а значительно раньше, в 1923 г. В биографии Рериха, составленной П. Беликовым и В. Князевой, указывается, что именно на Цейлоне состоялось его личное знакомство с профессором Гунапалой Малаласекарой, который впоследствии воспоминал: «Я имел честь быть представленным ему, когда он посетил мою страну - Цейлон. Жизнь Рериха была соткана из многих необычайных элементов, которые с трудом поддаются описанию. Некоторые зовут его пророком, другие мистиком. Быть может, сам он предпочел бы быть названным посланцем доброй воли от Запада на Востоке... Где бы он ни ходил по Азии - в Тибете, в Ладаке, в Сиккиме, в Бутане, в Центральной Азии и Монголии, лучшие люди Востока везде встречали его со знаками особого почитания, доверия и любви, редко оказываемой чужестранцам в этих странах»[387]. К сожалению, авторы биографии не указывают, из какого источника взята данная цитата. Она практически дословно повторяется в работе О.Г. Болдырева и также без указания на источник[388]. Но поскольку Малаласекара закончил обучение в Лондоне в 1925 г.[389][390] и на родину вернулся только в 1926 г.[391], маловероятно, что его встреча с Н.К. Рерихом могла состояться в начале 1925 г. на Цейлоне, как утверждают авторы биографии «Рерих». Это дает нам повод утверждать, что все-таки посещение Цейлона Н.К. Рерихом относится к 1923 г. Маршрут Н.К. Рериха по Цейлону Как можно предположить из дневников художника, на Цейлоне Николай Константинович отдыхал на пляже Маунт Лавиния, где расположен известный отель с одноименным названием. Он пишет об «общих купаниях около кисло-сладкой горы Лавиния»[392]. Привычный для англоязычного населения топоним среди широких слоев ланкийцев известен как Галкисса - городок, расположенный в 14 км южнее столицы Коломбо. С большой долей вероятности можно предположить, что Н.К. Рерих в стороне от городской суеты останавливался на несколько дней именно в этом месте. Однако в столице не было ни дворцов, ни храмов, которые могли бы привлечь внимание художника, потому он продолжил свой путь по острову. Севернее столицы, в десяти километрах от Коломбо, в местечке Келания в древнем буддийском храме Рерих увидел «первые лики Будды и Майтрейи». Николай Константинович пишет: «…Мощные изображения хранятся в сумерках храма. Хинаяна гордится своей утонченностью и чистотой философии перед многообразной махаяной. Обновленная большая ступа около храма напоминает о древнем основании этого места»[393]. Из Коломбо, вероятнее всего, Н.К. Рерих поехал на Адамов пик, который не очаровал его, хотя каждый, кто там бывал, отмечал красивейшие виды. Скорее всего, на вершину горы Рерих не поднимался, а проезжал мимо. Сложно также предположить, знал ли Рерих значение этой горы как некоего ритуального центра, притягивающего представителей всех мировых религий. Дело в том, что на вершине горы находится углубление длиной примерно в 1,5 м, напоминающее гигантскую человеческую ступню, которую буддисты считают следом ступни Будды и называют гору Шри Пада (Священная Ступня); индуисты полагают, что это след ступни Шивы (на тамильском - Сиваноли Падамалай), магометане и часть христиан принимают углубление за след Адама (отсюда название - Адамов пик), а часть католиков верят, что это след ступни святого апостола Фомы, который, как считают в Индии, является первым проповедником христианства в этой стране. Вероятно, если бы Рерих знал о сакральном значении этого места и о его связи с теософией в широком смысле слова, он не проехал бы мимо, не сделав здесь остановки. Далее Николай Константинович, предположительно, поехал в бывшую столицу Цейлона - г. Канди. Об этом нет упоминаний в дневниках, но в трактате «Майтрейя» говорится, что «в древней столице Ланки-Цейлона» Канди он был в Храме Зуба Будды. Для Н.К. Рериха этот храм представлялся храмом Паринирваны - ухода Будды из мирской жизни. Наверное, он пришел к такому выводу на основе того, что главной реликвией, которая там хранится, является зуб Будды, взятый в ходе кремации его тела из погребального костра. Этот храм, по словам Рериха, предстал перед ним как «чудесное хранилище священных книг в чеканных серебряных покрышках-переплетах»[394]. Также в том здании находится храм будущего Будды Майтрейи, куда разрешено заходить только главному священнослужителю. Закрытый доступ был связан с попыткой не допустить осквернения светлого будущего. В этой связи Рерих писал: «Не должно быть оно осквернено легкомыслием, любопытством, поверхностью и сомнением»43. Майтрейя для Рериха - это любовь, сострадание, всепонимание, всевмещение. И это тоже некая теософия. Образ Майтрейи в его понимании представал также как единение двух главных направлений буддизма. Он пишет: «Майтрейя прочно связывает махаяну с хинаяной, включая Цейлон. В этом почитании соединились желтая и красная секты. Есть величие в этом почитании будущего»[395]. В другом трактате Н.К. Рериха об этом говорится еще точнее: «Интересно отметить, что почитание многих Бодхисатв нашло развитие только в школе Махаяны, тем не менее почитание одного Бодхисатвы Майтрейи, как приемника, избранного самим Буддой, принято и в Хинаяне. Таким образом, один только Бодхисатва Майтрейя охватывает все пространство, являясь выразителем всех чаяний буддизма»[396]. Факт посещения Рерихом города Канди и Храма Зуба Будды подтверждается также его Обращением к Обществу Маха-Бодхи в Калькутте, опубликованным под названием «Мир всему живущему», где говорится о том, что «служитель храма в Канди, среди благоухающего Цейлона, пишет на пальмовом листе трогательное обращение к Западу, полное мирных зовов»[397]. Рис. 1. Н.К. Рерих. Ашрам (Государственная Третьяковская галерея. 1931) / Figure 1. N.K. Roerich. Ashram (State Tretyakov Gallery. 1931) Источник / Source: Рерих Н.К. URL: http://n-k-roerich.ru/painting/item/f00/s00/e0000009/index. shtml (дата обращения: 18.04.2019). Рис. 2. Бамбуки в Ботаническом саду в Перадении близ Канди (фото из книги: Краснов А. Из путевых впечатлений под тропиками) / Figure 2. Bamboo in the Botanical Garden in Peradeniya near Kandy (A. Krasnov. From travel impressions under the tropics) Источник / Source: D revLit.Ru. Библиотека древних рукописей. URL: http://drevlit.ru/docs/ uva/XIX/1880-1900/Krasnov/11.JPG. URL: http://n-k-roerich.ru/painting/item/f00/s00/e0000009/index. shtml (дата обращения: 18.04.2019). Рерих во время своего путешествия посетил и пригород Канди - местечко Перадения, где расположен известный Королевский ботанический сад. Об этом можно судить по его картине из серии «Ашрам». Общеизвестно, что в картинах Рериха часто было воспроизведено то, что он видел сам. Этот сад с трех сторон граничит с самой длинной и многоводной рекой острова Цейлон Махавели, на берегу которой большей частью посажены гигантские бирманские зеленые бамбуки (Dendrocalamus giganteus), которые быстро растут в начальный период (до 30 см в сутки), достигая в среднем тридцатиметровой высоты. Именно эти деревья, как можно видеть, запечатлены на картине художника. Следует напомнить, что сам Будда долгое время жил в храме Велуванарама посреди бамбуковой рощи. В источниках нет упоминаний о том, как и с кем Н.К. Рерих ходил по этому ботаническому саду и показали ли ему то дерево, которое еще в 1891 г. здесь посадил будущий русский царь Николай II. Латинское название этого дерева Messua ferrea - цейлонское железное дерево, древесина которого тяжелее воды. У буддистов есть поверье, что будущий Будда Майтрейя, которого так высоко ценил Рерих, получит просветление, когда будет сидеть под таким деревом, поэтому для буддистов оно имеет равное духовное значение, что и дерево Бодхи - Ficus religiosa, под которым нынешний Будда Сиддхартха Гаутама получил просветление. После Канди, скорее всего, ученый поехал в средневековую столицу Полоннаруву. Об этом можно судить по картине, где воспроизведен образ Будды из знаменитого буддийского храма XII в. Уттарарама, который более известен под названием Гал Вихара (Каменный храм). Этот храм был основан в Шри-Ланке в ознаменование очень крупного события в истории буддизма, когда веками существовавшие три школы буддизма были объединены в одну волей царя Паракрамабаху Первого, прозванного Великим. Он объединил все земли острова в одно централизованное государство. По мнению царя, единство достигнутой территориальной целостности можно было гарантировать лишь путем устранения разногласий в духовной жизни. Таким образом этот храм сочетал в себе черты разных школ как северного, так и южного буддизма. По мнению М.Ю. Мироновой, это был еще один образ Майтрейи, и художник «решился по собственной творческой воле изобразить его среди снежных вершин Гималаев»[398]. Рис. 3. Одна из двух статуй Будды в сидячей позе в Гал Вихаре, Полоннарува. Прототип картины Н.К. Рериха «Майтрейи» / Figure 3. One of the two Buddha statues in a seated pose in Gal Vihara, Polonnaruwa. The prototype of the painting of N.K. Roerich “Maitreya” Источник / Source: RuTraveller. URL: https://www.rutraveller.ru/photo/albums/gallery (дата обращения: 02.04.2019). Рис. 4. Н.К. Рерих. Майтрейя (Аллахабадский муниципальный музей, Индия, 1933) / Figure 4. N.K. Roerich. Maitreya (Allahabad Municipal Museum, India, 1933) Источник / Source: Справочник коллекционера «Всесвит». URL: http://valenik.ru/vsesvit/ tema/p/painter/r/1/rerikhnk.html (дата обращения: 18.04.2019). По мнению искусствоведов Шри-Ланки, этот образ Будды является выражением северно-буддийской концепции о существовании так называемых Пяти Дхяни Будд[399]. Для Н.К. Рериха Майтрейя, как уже говорилось, олицетворял собой образ светлого будущего, доступ к которому должен быть открыт каждому. Период Майтрейи, с точки зрения Николая Константиновича, представлял собой особое время, которое должно было наступить в скором будущем как век «истинного сотрудничества», единения всего человечества под некой общей религией-синтезом. Согласно Рериху, это должно было быть устремлением к «светлому воссоединению, к великому вселенскому телу»[400]. В ходе своего путешествия по Цейлону Н.К. Рерих посетил также древнюю столицу Анурадхапуру, основанную в IV в до н. э., о которой пишет следующее: «Множество храмов и дворцовых строений могут хранить остатки лучшего времени Учения. Кроме известных развалин, сколько неожиданностей погребено под корнями зарослей. То, что осталось поверх почвы, дает представление о былом великолепии места. Всюду скрыты находки. Не надо искать их, они сами кричат о себе. Но работа может дать следствия, если будет произведена в широких размерах. К развалинам, где один дворец имел девятьсот помещений, нельзя подходить без достаточного вооружения. Цейлон важное место…. Как скелеты, стоят фрагменты Анурадхапуры»[401]. В Анурадхапуре Рерих посетил один из первых буддийских монастырей Шри-Ланки - Вессагири, где по преданию буддийскими монахами стали 500 юношей из касты вайшья. Огромное количество древних надписей, в том числе и дарственных, оставшиеся фрагменты росписей, специально приспособленные для медитации гроты не могли не заинтересовать такого мыслителя, как Рерих. И в серии «Ашрам» появляется картина с изображением монастыря Вессагири. Рис. 5. Н.К. Рерих. Ашрам (Галерея нового искусства. Хорватия, Загреб. 1931) / Figure 5. N.K. Roerich. Ashram (Gallery of New Art. Croatia, Zagreb. 1931) Источник / Source: Катал ог картин Н.К. и С.Н. Рерихов. URL: http://gallery.facets.ru/show. php?id=4880 (дата обращения: 18.04.2019). Рис. 6. Часть монастыря Вессагири. Современный вид. Анурадхапурат / Figure 6. Part of the Monastery of Vessagiri. Current view. Anuradhapura Источник / Source: Homestaysrilanka - Travel guide photography blog - Sri Lanka. URL: https:// homestaysrilanka.wordpress.com/2015/09/24/anuradhapura-wessagiri-vihara/ (дата обращения: 13.04.2019). Нетрудно заметить, что на картине Рериха изображена даже лестница, правда, с перилами в виде коней, которые были придуманы уже самым художником. Рис. 7. Н.К. Рерих. Ашрам (Государственный Рис. 8. Н.К. Рерих. Ашрам (Музей музей искусства народов Востока. 1938) / Николая Рериха, Нью-Йорк, США. 1931) / Figure 7. N.K. Roerich. Ashram Figure 8. N.K. Roerich. Ashram (Museum of (State Museum of Oriental Art. 1938) Nicholas Roerich, New York, USA. 1931) Источник / Source: Каталог картин Н.К. и С.Н. Рерихов. URL: http://gallery.facets.ru/show. php?id=4880 (дата обращения: 18.04.2019). Рис. 9. Современный вид Храма Исурумуни / Figure 9. A current view of the Temple of Isurumuni Источник / Source: Anuradhapura Isurumuniya Temple, Sri Lanka UNESCO World Heritage. Building, brick. URL: https://www.dreamstime.com/stock-photo-anuradhapura-isurumuniya-temple-srilanka-unesco-world-heritage-buddhist-situated-near-to-tissa-wewa-tisa-tank-there-image93531877 (дата обращения 13.04.2019). Точкой маршрута Н.К. Рериха в древней столице Шри-Ланки стал также храм Исурумуния, о чем свидетельствует еще одна картина художника из серии «Ашрам», написанная в двух вариантах. Увидеть сходство картины с оригиналом позволяет современная фотография храма Исурумуни с четко просматривающимися барельефами слонов. Следует отметить, что во время путешествия по древней столице Шри-Ланки Н.К. Рериху не могли не показать дерево Бодхи, которое растет в Анурадхапуре и вместе с зубом Будды составляет одну из двух главных реликвий буддизма на Цейлоне. Сложно было пройти и мимо трех крупнейших монастырских центров с их огромными культовыми сооружениями куполообразной формы (дагобами) - Маха Вихара, Абхаягири и Джетавана. По всей видимости, после путешествия по Цейлону из Анурадхапуры Н.К. Рерих отправился в Индию через Талайманнар и доехал до Дханушкоди или Рамешварама на пароме вдоль так называемого Адамова моста. Паромное сообщение между Индией и Цейлоном продолжало существовать вплоть до начала вооруженного межэтнического конфликта в Шри-Ланке в 1980-х гг. Также можно предположить, что по большей части путешествие Рериха по Цейлону осуществлялось по железной дороге, поскольку вплоть до 70-х гг. ХХ в. туризм здесь развивался вдоль железнодорожных путей, и это транспортное средство для иностранцев было самым удобным для передвижения по острову. Чрезвычайно важным является то, что у Н.К. Рериха возникли связи с деятелями культуры и учеными Цейлона, в частности с Ассоциацией буддийской молодежи в Коломбо и Обществом Маха Бодхи, основанным крупным буддийским деятелем Цейлона Анагарика Дхармапала в 1891 г. Об этом свидетельствуют Обращение (из Нью-Йорка 8 мая 1930 г.) Н.К. Рериха к Обществу Маха Бодхи в Калькутте «Мир всему живущему» и его Послание к цейлонской буддийской молодежи «Мир и Культура», отправленное с Гималаев 8 мая 1931 г., а также трактат под названием «Маха Бодхи», где дана самая высокая оценка деятельности этой организации и лично Анагарике Дхармапала. Несомненно, подобное взаимодействие представителей двух народов было направлено на достижение высоких духовных целей, о чем свидетельствуют слова одного из Обращений: «Непрактично и пагубно все, созданное враждебностью и озлобленностью. История человечества дала нам замечательные примеры, как именно мирное творчество создавало прогресс. Устанет рука от меча, но рука творящая, усиленная мощью духа, будет неутомима и непобедима. Никакой меч не может расстроить истинное наследие культуры. Человеческий ум может временно уклоняться от первичных источников, но в сужденный час вновь обратится к ним с обновленной мощью духа»[402]. Одна из картин Н.К. Рериха, представленная в трех вариантах - 1922, 1924, 1946 гг.[403], хотя и не из цейлонского цикла, была посвящена Елене Петровне Блаватской - основательнице Теософского общества, в частности его филиала на Цейлоне, где она стала настоящей национальной героиней. Даже в ее краткой биографии, вошедшей в главу «Иностранные деятельницы, оказавшие поддержку Движению буддийского возрождения на Цейлоне» из учебника 10 класса буддийских воскресных школ Шри-Ланки, она значится как первая иностранка, прибывшая на Цейлон с целью принятия участия в Движении буддийского возрождения, что явилось составной частью всего освободительного движения Шри-Ланки. В учебнике подчеркивается роль Блаватской в становлении Анагарики Дхармапалы как буддийского деятеля, который впервые поехал в Индию вместе с ней и Генрием Олкоттом для знакомства с состоянием древних буддийских святынь[404]. Один из вариантов картины, посвященной Блаватской, в ходе визита Рериха в Мадрас был лично подарен художником цейлонцу Чуруппумулладжу Джинараджадасе, исполнявшему обязанности президента Теософского общества Анни Безант в штаб-квартире общества в Адъяре[405]. Его правильное имя Куруппумуллаге Джинараджадаса. В 1946 г. он стал четвертым президентом Теософского общества. Рис. 10. Н.К. Рерих. Вестник (1946 г.) (Государственный музей Востока. Москва) / Figure 10. N.K. Roerich. Messenger (1946) (State Museum of the East. Moscow) Источник / Source: Картина недели. URL: http://www.centre.smr.ru/win/pics/pic0037/p0037. htm (дата обращения: 18.04.2019). Важно отметить, что Рерих вслед за Блаватской, вероятнее всего, был сторонником лемурийской теории и рассматривал Цейлон как забытое место лемурийской цивилизации, о которой якобы Блаватская узнала у махатм уже на континенте. В этой связи он пишет, что «и все Коломбо, и Цейлон только напоминают по осколкам о древней Ланке, о Ханумане, Раме, Раване и прочих гигантах»[406]. На Цейлоне произошло еще одно событие, которое также было связано с именем Блаватской и имело в дальнейшем важное значение для буддистов всего мира. Дело в том, что Елена Петровна была причастна к разработке буддийского флага, который в 1950 г. в Коломбо на учредительном съезде Всемирного братства буддистов, основанного цейлонским профессором Гунапалой Малаласекарой, был принят в качестве флага буддистов всего мира. Символично, что после установления дипломатических отношений между СССР и британским доминионом Цейлоном именно профессор Малаласекара был назначен в 1957 г. первым послом этой страны в Советском Союзе. К тому времени Малаласекара был известен как буддийский общественный деятель, ученый, составитель большого двухтомного словаря собственных имен на языке пали, основатель и первый главный редактор «Энциклопедии буддизма», основатель Всемирного братства буддистов. В Москве он поддерживал отношения с прибывшим туда сыном Рериха - Юрием, который даже был среди приглашенных гостей на свадебной церемонии дочери посла в Москве. Выводы Весь вышеизложенный материал указывает на то, что наиболее вероятным местом начала Центрально-Азиатской экспедиции Н.К. Рериха, вопреки установленным в научной литературе сведениям, являются Индонезия и Цейлон, в частности о. Ява и г. Коломбо. Главным подтверждением этому служат дневниковые записи художника за 1923-1924 гг. Однако следует иметь в виду, что записи составлены в форме эссе, а не классического дневника, а значит, рассуждая, например, о Южной Индии, художник тут же может перенестись в Бенгалию и обрисовать школу Тагора. Этот разброс мыслей не позволяет четко представить его маршрут. Тем не менее из описания экспедиционного маршрута Н.К. Рериха, сделанного Л.В. Шапошниковой, становится очевидно, что исследователи воспринимают повествование Рериха о юге Индии как рассказ о Бомбее. А между тем изображение юга Индии является первым впечатлением от страны. Это говорит о том, что Николай Константинович прибыл сначала не в Бомбей, а в Южную Индию, и именно в Дханушкоди либо в Рамешварам. Следовательно, Рерих отправился в Индию, не минуя Цейлон, как утверждает А. Марианис[407]. Миновав Цейлон, Н.К. Рерих мог ехать только в Юго-Восточную Азию, на о. Ява. Невнимательное прочтение источника, видимо, в какой-то степени исказило картину маршрута Центрально-Азиатской экспедиции Рериха. Таким образом, можно прийти к выводу, что, вероятнее всего, хронологию посещения Цейлона Н.К. Рерихом следует отнести не к 1925, а к 1923 г. Для многих исследователей жизни и творчества Н.К. Рериха Цейлон представляется малоинтересным и не заслуживающим особого внимания местом в его путешествиях и творческой жизни. Как следствие, путешествие Н.К. Рериха на Цейлон не становилось объектом внимания исследователей. Несмотря на то, что Цейлон в целом не слишком впечатлил художника, это путешествие дало ему реальную возможность на месте ознакомиться с традицией южного направления буддизма - хинаяной, учитывая, что последующий его маршрут в основном был проложен по местам, связанным с индуизмом и северным буддизмом - махаяной. Как показал анализ картин художника, прототипами для которых служили цейлонские сюжеты, Цейлон все-таки занял важное место во всей Центрально-Азиатской экспедиции Н.К. Рериха. По этой причине невозможно согласиться с однозначным утверждением, которое встречается в российской историографии о том, что «в 1923 году все четверо Рерихов прибыли в Индию. Индия стала начальным и конечным пунктом Центрально-Азиатской экспедиции»57. Этим еще раз объясняется то, что в вопросе хронологии и географии разных этапов Центрально-Азиатской экспедиции сохраняется целый ряд расхождений. Очевидно, что окончательно ответить на все поставленные вопросы можно будет только посредством расширения круга источников, включая судовые журналы кораблей со списками пассажиров, на которых плавали Рерихи, материалы зарубежной периодики, освещавшей события, связанные с участием Рерихов в Центрально-Азиатской экспедиции, а также привлечения более широкого круга полотен самого художника.

Ranjana Devamitra Senasinghe

Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

Author for correspondence.
Email: roma.lanka@mail.ru
10 Miklukho-Maklaya St., bldg. 2, Moscow, 117198, Russia

graduate student at the Department of Russian History of RUDN University.

  • Abdulmanova, N.G. Aromat by’tiya. Po mestam Rerikhov. Putevy’e zapisi i vpechatleniya. Kazan: Regent’ Publ., 2002 (in Russian).
  • Levitskiy, V.N. Rerikh. Desyat’ skazok i pritch Rerikha. Petrograd: Svobodnoe Iskusstvo Publ., 1916 (in Russian).
  • Barenboim Peter, Sidiqi Naeem. Bruges, the Bridge between Civilizations. To the 75th Anniversary of the Roerich Pact. Bruges: Grid Belgium Publ., 2010.
  • Belikov, P., and Knyazeva, V. Rerikh. Moscow: Molodaya gvardiya Publ., 1972 (in Russian).
  • Belikov, P.F. Rerikh. Opyt duxovnoy biografi i. Moscow: Mezhdunarodnyy centr Rerikhov Publ., 2011 (in Russian).
  • Boldy’rev, O.G. Nikolay Rerikh. Zapechatlevshiy taynu. Moscow: Veche Publ., 2014 (in Russian).
  • E’rnst, S. N.K. Rerikh. Seriya “Russkie xudozhniki”. Petrograd: Obshhina Sv. Evgenii Publ., 1918 (in Russian).
  • Fosdik, Z.G. Nikolay Rerikh. Novosibirsk: Rossaziya Publ., 2018 (in Russian).
  • Kovaleva, N. Elena Rerikh. 1859–1955: biografi ya, teksty, aforizmy. Moscow: EKSMO Publ., 2017 (in Russian).
  • Kovaleva, N.E. Elena Rerikh. Put k posvyashheniyu. Moscow: EKSMO Publ., 2013 (in Russian).
  • Korotkina, L.V. Nikolay Konstantinovich Rerikh. Saint Petersburg: Hudozhnik Rossii; Zolotoy vek Publ., 1996 (in Russian).
  • Korotkina, L.V. Rerikh v Peterburge-Petrograde. Leningrad: Lenizdat Publ., 1985 (in Russian).
  • Krasnodembskaya, N.G., Kotin, I.Yu., and Soboleva, E.S. Ekspediciya MAE na Ceylon i v Indiyu v 1914–1918 gg. Istoriya. Kollekcii. Nauchnoe nasledie. Saint Petersburg: MAE RAN Publ., 2018 (in Russian).
  • Marianis, A.M. Nikolay Rerikh. Tvorcheskiy put’: Albom-biografi ya. Moscow: EKSMO Publ., 2015 (in Russian).
  • Rerikh, N. Altay – Gimalai. Putevoy dnevnik. Novosibirsk: Sibirskoe Rerikhovskoe Obshhestvo; Rossaziya Publ., 2014 (in Russian).
  • Rerikh, N. “Majtrejya.” In O vechnom… Moscow: Respublika Publ., 1994 (in Russian).
  • Rerikh, N. “Mir i kul’tura. Buddiyskoy Associacii Molodezhi v Kolombo.” In O vechnom… Moscow: Respublika, 1994 (in Russian).
  • Rerikh, N. “Mir vsemu zhivushhemu. Obrashhenie k Obshhestvu Maxa-Bodxi v Kal’kutte.” In O vechnom… Moscow: Respublika Publ., 1994 (in Russian).
  • Rerikh, N.K. Derzayte! Pis’ma k V.A. Shibaevu i N.V. Kordashevskomu (1921–1925). Abakan: Khakasskoe knizhnoe izdatel’stvo Publ., 2012 (in Russian).
  • Rerikh, N.K. Tverdy’nya plamennaya. http://agniyoga.roerich.info/ (in Russian).
  • Rosov, V.A. Russko-amerikanskie ekspedicii N.K. Rerikha v Central’nuyu Aziyu (1920-e i 1930-e gody). Saint Petersburg: Saint Petersburg University Publ., 2005 (in Russian).
  • Rostilavov, A.A. N.K. Rerikh. Petrograd: N.I. Butkovskoy Publ., 1918 (in Russian).
  • Ry’bakova, T.V. K zagadochnoy Indii. Moscow: Akademiya A.N. Skryabina Publ., 2014 (in Russian).
  • Sobolev, A.P. N.K. Rerikh. 1919–1920. Materialy’ k biografi i. Saint Petersburg: Kosta; Issledovatel’skiy fond Rerikhov Publ., 2011 (in Russian).
  • Shaposhnikova, L.V. Ot Altaya do Gimalaev: Po marshrutu Central’no-Aziatskoy ekspedicii N.K. Rerikha. Moscow: Mezhdunarodnyy centr Rerikhov Publ., 1998 (in Russian).
  • Wickramagamage Chandra. Vrata zdaniy drevnego Ceylona. Kolombo: Institut kul’tury’ Shri Lanki Publ., 1995 (in Sinhala).
  • Wiyenayaka, Walter. “Remembering Professor G. P. Malalasekera – outstanding personality.” Sunday Island (2011). http://www.island.lk/index.php
  • Zarovnyatnykh, E.V. Nikolay Rerich. Religiozno-fi losofskie aspekty zhivopisi. Saint Petersburg: Gelikon plyus Publ., 2017 (in Russian).

Views

Abstract - 65

PDF (Russian) - 48

PlumX


Copyright (c) 2019 Senasinghe R.D.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.