MUAMMAR GADDAFI’S FOREIGN POLICY AND RELATIONS OF LIBYA WITH THE USSR AND RUSSIA (1969-2003)

Abstract


This article presents a retrospective analysis of Libya’s domestic and foreign policy in the period starting from the government headed by Gaddafi in 1969 until the lifting of international sanctions against Libya in 2003. The author gives a generalized description of the development of Libya during the given period, analyzes some features of its relations with Arab countries, West European countries and the USA, as well as with the United Nations. Particular attention is paid to the assessment of the Libyan-Soviet/Russian relations, and in connection with the imposing of sanctions and their lifting. The author shows that the Russian-Libyan trade-economic and scientific-technological cooperation was reduced to almost zero since the sanctions were imposed. From then on, Russia could not supply to Libya aviation equipment (both military and civilian) and spare parts for military technology. There was stopped the training of the Libyan military and civilian personnel in the Russian Federation, there were withdrawn the Russian military and technical experts and advisers from Libya. Libya became insolvent. Russia pulled out of the regime of international sanctions in May 1999. The total lifting of sanctions against Libya took place 12 September 2003. It gave a new impetus to the development of the political dialogue between Libya and Russia, there were intensified meetings at various levels and there began the implementation of many contracts signed earlier.


Введение. Взвешенная оценка исторического опыта, выявление позитивных и негативных составляющих в развитии тех или иных процессов значимы как для объяснения настоящего, так и определения возможных вариантов их развития в будущем. Данная аксиома может быть применена и к анализу отношений между Ливией и другими государствами, в том числе СССР и Россией на современном этапе. В связи с этим автор ставит целью осуществить ретроспективный анализ внутренней и внешней политики Ливии в период после антимонархической революции 1969 г. и до 2003 г., когда с Ливии были сняты экономические санкции. Изучение внешней политики Ливии в советской историографии началось только в конце 1970-х - начале 1980-х гг. и отличалось преимущественно изучением отношений Ливии со странами Запада, главным образом с США в контексте антиколониальной и антиимпериалистической борьбы [1]. При освещении вопроса советско-ливийских отношений авторы фокусировались на проблеме зарождения, становления и углубления дружественных отношений между народами Советского Союза и Ливии [2]. После крушения Советского Союза авторы в своих работах по истории Ливии начали рассматривать причины прекращения советско-ливийских отношений, в частности, А.З. Егорин видел причину в политике перестройки в СССР и сближении Москвы и Вашингтона [3]. Другой российский автор - В.И. Бартенев - показал, что Советский Союз еще до начала перестройки предпочел дистанцироваться от Ливии, хотя и продолжал развивать с ней военное сотрудничество, что было продиктовано «отчетливым нежеланием» СССР вовлекать себя в американо-ливийскую конфронтацию [4, с. 137]. Большинство западных авторов, исследовавших советско-ливийские отношения, выступали в поддержку тезиса о зависимости ливийской политики от Москвы [5, р. 101-105; 6], хотя между ними нет единства относительно того, насколько «близким» союзником для СССР была Ливия. Исследование проблемы. После революции 1969 г. руководство Ливии во главе с М. Каддафи провозгласило курс на построение «исламского социалистического государства» [7], основанного на «равенстве элементов экономического производства и равном потреблении продуктов природы людьми» [8, с. 8]. Задачей внутренней политики Ливии стало создание государственного сектора в экономике и вытеснение из нее иностранных монополий. В итоге, по официальным данным, государственные предприятия Ливии в 1980-е гг. обеспечивали около 90% ВВП страны; свыше 70% валовой продукции промышленности и более 80% валовых вложений в экономику приходилось на госсектор. Однако с конца 1980-х гг. началась политика либерализации экономики. Фундаментом для сотрудничества между СССР и Ливией был антиамериканизм и политика СССР поддержки арабских государств в их антиизраильских устремлениях. Вместе с тем были сильны идеологические расхождения: М. Каддафи имел собственный взгляд на социализм, он не разделял, как известно, атеизм советских коммунистов. К тому же в Триполи не забывали, что СССР представляет собой сверхдержаву, а согласно доктрине ливийского лидера любая сверхдержава представляет угрозу идеям всеарабского единства. В качестве примера можно привести высказывания М. Каддафи о том, что этап борьбы с капиталистическим Западом «ушел в прошлое» и в «будущем борьба будет идти с коммунизмом». Так или иначе, но в отношениях Ливии и СССР на первый план вышел прагматизм. Генеральным направлением сотрудничества с Ливией стала военная помощь оружием и специалистами этой стране. В 1970-е гг. Ливия стала стратегическим партнером СССР среди африканских государств. 4 марта 1972 г. был дан старт военному сотрудничеству - подписано советско-ливийское соглашение, одним из пунктов которого было сотрудничество в военной области. Как результат, к концу этого года Ливия получила первую партию танков Т-54. Основным содержанием своей политики в отношении стран арабского мира М. Каддафи определил создание единого арабского государства на основе принципов свободы, независимости и равноправия народов, однако главным препятствием на этом пути был колониализм западных держав. Напомним, что еще в 1969 г. постоянный представитель Ливии на 24-й сессии Генассамблеи ООН произнес в адрес империалистических государств обличительную речь, заявив о намерении ликвидировать на территории своей страны все иностранные военные базы. М. Каддафи также считал, что ООН не способна эффективно разрешать международные конфликты. Поэтому в 1982 г. ливийское руководство предложило создать организацию «Международный оплот борьбы против империализма, сионизма, расизма, реакции и фашизма» (МОБПИСРРФ). Подготовительная сессия МОБПИСРРФ состоялась в феврале, а учредительная - в августе того же года. В создании МОБПИСРРФ нашла отражение идея М. Каддафи о формировании международной организации «народов, а не правительств» как определенной альтернативы ООН. Учредители МОБПИСРРФ рассматривали ее как реальную силу «противостояния империализму и реакции по всем азимутам». Это была утопия, но она дала повод правящим кругам Запада оценить ее как доказательство приверженности Ливии «международному терроризму». Опасность этой идеи заключалась в том, что она вносила раскол в движение неприсоединения, которое и было по факту той самой «третьей силой», за которую ратовал М. Каддафи. В августе 1981 г. США организовали провокационные учения у побережья Ливии. 19 августа американские истребители, принимавшие участие в учениях, сбили два ливийских самолета, несших патрульную службу. Это было грубейшее нарушение норм международного права. Ливия обратилась с жалобой в СБ ООН. В 1986 г. после авианалета американцев на ливийские города, вызвавшего возмущение во всем мире, Ливия вновь обратилась к авторитету ООН. В итоге она была осуждена в СБ ООН как акция международного терроризма, но реальных мер по противодействию агрессии принято не было. Не все решения ООН устраивали ливийское руководство. Так, обращаясь к истории вопроса, можно вспомнить, что Ливия осудила СССР за поддержку компромиссной резолюции Генассамблеи ООН № 242 (от 22 ноября 1967 г.), обвиняя его в стремлении совместно с США установить положение «ни мира, ни войны» в арабо-израильском конфликте. И в дальнейшем Ливия отвергала резолюции ООН, прямо или косвенно признававшие существование Израиля. Ливию и ее лидера неоднократно обвиняли в подготовке и организации терактов, в помощи террористическим организациям. Помощь из Триполи этим организациям имела место, но большинство обвинений были голословными. Таким образом, характеризуя ливийско-советские отношения в эти годы, отметим, что СССР было выгодно существование на Ближнем Востоке политического режима, ставшего знаменем борьбы против Запада. Москва даже игнорировала некоторые антикоммунистические заявления М. Каддафи. Несмотря на серьезные идеологические расхождения между Москвой и Триполи, Ливия с готовностью принимала военную помощь со стороны СССР. Вторая половина 1970-х - 1980-е гг. стали временем тесного сотрудничества Ливии с СССР, которое развивалось, в первую очередь, в военно-технической сфере (поставка военной техники, откомандирование на работу военных специалистов и др.). Кроме того, из СССР в страну поставлялись машины, транспортные средства, энергетическое оборудование, стройматериалы, прокат и др., а из Ливии в Советский Союз - в счет оплаты и в качестве импорта - нефть. Отношения Ливии с СССР складывались непросто. Достигнув пика к середине 1980-х гг., они пошли на убыль после начала перестройки. Несмотря на то, что М. Каддафи «строил» социалистическое общество, к материализации идей К. Маркса в СССР он относился отрицательно. В вопросах идеологии он оставался непримиримым противником Москвы. Однако это не мешало ливийскому лидеру восхищаться силой советского оружия, закупать его у СССР и приглашать в страну военных специалистов. Советские лидеры с пониманием относились к подобным установкам лидера Джамахирии и шли на контакт. Прагматизм преобладал с обеих сторон. В 1990 г. США подняли шумиху вокруг производства Ливией химического оружия на фармацевтических предприятиях страны и использования этого оружия в Чаде. ЦРУ утверждало, что на фармацевтической фабрике в местечке Рабт (40 км юго-восточнее Триполи) выпускается до 10 т отравляющих веществ в сутки. США в своей антиливийской политике пытались привлечь и ООН. В это же время М. Каддафи в числе немногих мировых политиков поддержал действия ГКЧП в Москве, что в дальнейшем не могло не сказаться на отношениях с новым российским руководством. В результате после распада СССР отношения с Россией как правопреемницей СССР отошли для Ливии на второй план. Тому были серьезные причины: во-первых, руководство РФ во главе с Б.Н. Ельциным проводило прозападный курс, надеясь получить материальную и политическую поддержку со стороны Запада для проведения реформ, т.е. фактически шло в фарватере политики США. Во-вторых, Россия перестала играть роль поставщика вооружений Ливии, а именно в этом качестве интересовал Ливию когда-то Советский Союз. К тому же сотрудничество с Москвой было выгодно Триполи как обеспечение поддержки антиамериканской политики. Учитывая ранее сказанное, интерес М. Каддафи к Российской Федерации заметно угас. Единственное, на что мог рассчитывать М. Каддафи, так это на поддержку российского руководства в вопросе отмены санкций против ливийского государства. В ноябре 1991 г. США, Великобритания и Франция предъявили Ливии обвинение в причастности ее граждан к взрывам самолета США над Шотландией в 1988 г. и авиалайнера французской авиакомпании UTA в 1989 г. В итоге в январе 1992 г. СБ ООН - по инициативе США, Великобритании, Ирландии и Франции - единогласно принял Резолюцию № 731, призывавшую Ливию содействовать в расследовании событий вокруг обеих катастроф. В документе, в частности, говорилось: «Совет Безопасности… настоятельно призывает все государства в индивидуальном и коллективном порядке поощрять ливийское правительство дать исчерпывающий и эффективный ответ на эти просьбы». Ливия отказалась выполнять эти ультимативные требования, поэтому в феврале 1992 г. СБ ООН принял резолюцию № 748 о введении экономических санкций в отношении Ливийской Джамахирии. Они предполагали введение запрета на авиасообщение, военно-техническое сотрудничество, сокращение дипломатических представительств в Ливии и т.п. Десять членов Совета безопасности (в том числе представитель России) проголосовали «за», воздержались пять государств (среди них - Китай, Индия, Марокко, Зимбабве, Кабо-Верде). В ноябре 1993 г. СБ ООН принял резолюцию № 843 о введении дополнительных санкций против Ливии, в соответствии с которой были заморожены активы Ливии за рубежом, ужесточено эмбарго на воздушные перевозки, запрещены определенные виды оборудования, используемые на терминалах и нефтеперерабатывающих заводах и др., тем самым был нанесен удар по основному источнику пополнения бюджета страны - нефтяной отрасли [9]. Введение санкций против Ливии повлекло за собой и прекращение сотрудничества в атомной сфере [10]. Регламент на процедуру снятия санкций предусматривал, что они могут быть сняты полностью в течение 90 дней после единогласного решения СБ ООН [11, с. 62-63]. По оценкам ливийских экспертов, эмбарго против страны лишили экономику Ливии 33 млрд долл. По данным источника в ООН, их кумулятивный эффект в виде прямого ущерба и недополучения дохода оценивался примерно в 24-26 млрд долл. [6, с. 10]. По данным мирового банка, сумма ущерба была почти в два раза меньше - 18 млрд. долл. [12] Даже если допустить, что последняя цифра точнее отражает объективную реальность, масштабы ущерба впечатляют. В результате эмбарго были существенно ослаблены и усилия правительства Ливии по диверсификации национальной экономики, направленные на преодоление ее монокультурного, ориентированного преимущественно на продажу нефти характера [13]. Экспорт нефти и продажа нефтепродуктов обеспечивали более 90% валютных поступлений Ливии, доля нефтяной и газовой промышленности, а также непосредственно связанных с нею отраслей составляла около 40% ВВП страны. Ливия серьезно пострадала от падения мировых цен на нефть в период с осени 1997 г. по весну 1999 г. Так, при стабильной добыче на уровне 1,38-1,40 млн баррелей в сутки, что соответствовало 69-70 млн т в год, доходы от экспорта нефти в 1998 г. упали до 5,8 млрд долл. Это впервые за долгие годы не покрывало объема зарплаты госслужащих, чья численность составляла 700 тыс. человек [11, с. 66]. В нефтедобыче наиболее существенно санкции сказались на состоянии нефтепромыслов, принадлежащих Национальной нефтяной корпорации (ННК) - государственной компании, контролирующей до двух третей добычи нефти на территории Ливии. В связи с дефицитом необходимых запасных частей и материалов (бóльшая часть полученных в обход санкций была использована для обустройства новых месторождений) и ограничением доступа к современным технологиям себестоимость добычи одного барреля нефти на «старых» крупных месторождениях, эксплуатируемых ННК, возросла до 2,5 долл. Серьезно отразилось эмбарго и на нефтеперерабатывающем комплексе страны, мощность которого составляла около 21 млн т в год. Построенные в основном в 1970-е гг. ливийские нефтеперерабатывающие заводы устарели и требовали модернизации и замены технологического оборудования. Бóльшая часть номенклатуры необходимых для нефтеперерабатывающей промышленности запасных частей и вспомогательных материалов в Ливии не производилось, и вызванный санкциями их дефицит привел к существенному сокращению объемов ремонтных и профилактических работ. Ливийские заводы характеризовались низкой глубиной переработки нефти - менее 50%. Структура производства не соответствовала потребностям в нефтепродуктах, поэтому Ливия вынуждена была импортировать более 50% потребляемого страной бензина и некоторые других видов нефтепродуктов. Санкции не могли не повлиять на внешнюю политику Ливии. Их введение и последовавшее вслед за этим ухудшение экономической ситуации в стране вынудили М. Каддафи внести существенные коррективы в свой внешнеполитический курс. Сократились возможности для внешнеполитических маневров, образовавшийся дефицит валюты резко ограничил возможности оказания материальной помощи многочисленным организациям подрывной и экстремистской ориентации, что, безусловно, сказалось на политической ситуации в арабском мире. Среди тех, кто больше всего из иностранных партнеров Ливии пострадал от санкций, была Россия. Ее присоединение к санкциям приостановило выполнение уже достигнутых договоренностей между странами. РФ пришлось отказаться от воплощения в жизнь совместных проектов в нефтегазовой сфере, электроэнергетике и в области транспортной инфраструктуры. С введением санкций Ливия была вынуждена переориентировать свою внешнюю торговлю на западноевропейские страны (Францию, Италию и т.д.). Объемы российско-ливийского торгово-экономического и научно-технического сотрудничества сократились практически до нуля. Урон был нанесен сотрудничеству и в военной области. Отныне Россия не могла поставлять в Ливию авиационную технику (причем как военную, так и гражданскую), запасные части к поставленной ранее военной технике. Была прекращена подготовка ливийских военных и гражданских специалистов в РФ, последовал вывод из Ливии российских военно-технических специалистов и консультантов, численность которых к 1992 г. составляла около 2,8 тыс. человек. Ливия оказалась не в состоянии выплачивать свой долг перед СССР, который по разным источникам составлял от 3,5 до 4,6 млрд долл. До введения эмбарго Ливия исправно платила СССР около 1 млрд долл. ежегодно за поставки оборудования и вооружения и работу военных специалистов [14]. В целом, общие потери для СССР и ее преемницы России от применения санкций составили примерно 40 млрд долл., т.е. значительно больше, чем для Ливии, против которой они были направлены. Со времени принятия санкций, когда представитель РФ в СБ ООН ни разу не воздержался от голосования, отношения между странами носили ограниченный характер. Противоливийские санкции имели определенные последствия и для стран Европы и США. Так, группа американских сенаторов, вошедших в историю под названием «экономисты», обращали внимание на обоюдность экономических санкций [15]. С приходом в 1996 г. на пост министра иностранных дел РФ Е.М. Примакова Россия принимает определенные шаги к возобновлению двусторонних отношений. Так, в марте 1996 г. состоялся визит заместителя председателя правительства О. Давыдова в Триполи [16], в результате которого был достигнут ряд договоренностей на сумму в 10-11 млрд долл. (об участии российских компаний в реализации проектов по строительству на территории Ливии железных дорог, электростанций, реконструкции ранее построенных при помощи России промышленных объектов и др.) [17]. Выводы. Завершая анализ истории вопроса о санкциях, укажем, что действие международных санкций против Ливии были приостановлены только в апреле 1999 г. Россия вышла из режима международных санкций в мае 1999 г., когда Президент РФ, сославшись на резолюцию СБ ООН № 1192, подписал Указ, предписывающий всем юридическим и физическим лицам, находящимся под юрисдикцией РФ, «исходить в своей деятельности из того, что с 5 апреля 1999 г. и до особого распоряжения приостанавливается действие мер» в отношении Ливии. Это дало новый толчок в развитии политического диалога между Ливией и Россией, активизировались встречи на различных уровнях, началась реализация многих контрактов, заключенных ранее. В марте 2003 г. Ливия согласилась выплатить денежные компенсации семьям погибших при авиакатастрофах в 1988 и 1989 г., при этом одним из условий выплаты было то, что Госдепартамент США официально исключит Ливию из списка стран, поддерживающих терроризм. Полная отмена санкций против Ливии произошла 12 сентября 2003 г., когда 13 из 15 членов СБ ООН (представители США и Франции воздержались) проголосовали за проект резолюции, предложенный Великобританией [18]. В результате анализа внутренней и внешней политики Ливии в период 1969-2003 гг. установлено, что: 1) руководство страны во главе с М. Каддафи пыталось осуществить курс на развитие и укрепление Ливии как свободного, экономически и политически независимого государства. Однако оценка избранных М. Каддафи и его сторонниками стратегий и тактик достижения поставленных целей не может быть однозначно позитивной; 2) основным направлением во внешней политике Ливии стал юнионизм - стремление создать единое арабское государство. Все остальные направления были подчинены этой линии. США рассматривались при этом как флагман Западного мира, противодействие с ними повышало авторитет Ливии в арабском мире, занявшей лидирующие позиции среди государств Ближнего Востока в борьбе с их историческим врагом - Израилем; 3) несмотря на то, что между Москвой и Триполи существовали серьезные идеологические расхождения, Ливия с готовностью принимала военную помощь со стороны Советского Союза; 4) введение противоливийских санкций имело отрицательные последствия не только для самой Ливии, но и для других государств, в том числе России. В целом во внешней политике Ливии было немало резких поворотов, трудно объяснимых зигзагов. М. Каддафи периодически делал резкие заявления в отношении своих реальных и потенциальных союзников, что не только создавало вокруг него образ непредсказуемого политика, но и подрывало авторитет Ливии на международной арене.

Fatuma MM Mamlouk

Embassy of Libya

Author for correspondence.
Email: fatomamm@yahoo.com
38 Mosphilmovskaya St., Moscow, Russia, 15127

  • Zvereva AA. Osobennosti antiimperialisticheskoi bor’by SNLAD. Moscow; 1986 (in Russian).
  • Shvedov A., Rumyantsev V. Sovetsko-liviiskie otnosheniya. Moscow: Progress, 1986 (in Russian).
  • Egorin AZ. Istoriya Livii. XX vek. Moscow: Institut vostokovedeniya RAN, 1999 (in Russian).
  • Bartenev VI. «Liviiskaya problema» v mezhdunarodnykh otnosheniyakh (1969−2008). Moscow: LENAND, 2009 (in Russian).
  • Campbell J.C. Soviet Policy in Africa and the Middle East. Current history. 1977; 72(430).
  • Bianco M. Gaddafi: Voice from the desert. London, 1975.
  • Smirnova GI. Novye tendencii v social’no-jekonomicheskom razvitii Livii. Arabskii mir v konce XX veka: Materiali I konferetsii arabistov Instituta vostokovedeniya RAN. Moscow, 1996:257–270 (in Russian).
  • Muammar Al’-Kaddafi. Zelenaya kniga. Moscow, 1989; 2 (in Russian).
  • Votyakova AV. Ekonomicheskie sanktsii OON protiv Livii i ikh posledstviya. Sbornik materialov konferentsii «OON: istoriya i vyzovy sovremennosti (k 60-letiyu Organizatsii Ob’edinennykh Natsii)». Moscow: Izd-vo RUDN, 2005: 138–143 (in Russian).
  • Geleskul E. Bomba dlia Kaddafi: istoriya odnoi igry. Indeks bezopasnosti. 2009; 15(1(88)): 143–152 (in Russian).
  • Kevorkov LS. Ekonomicheskie sanktsii protiv Livii i ikh posledstviya. Blizhnii Vostok i sovremennost’: Sbornik statei. Moscow, 2000; 9: 60–69 (in Russian).
  • Takeyh R. The rogue who come in from the cold. Foreign Affairs. 2001; 3 vol. 80:62–72.
  • Egorin A. Liviya. Blokada. Aziya i Afrika segodnya. 1996; 9: 19–25 (in Russian).
  • Rezchikov A., Fedoseev R. Vzglyad iz Tripoli v Sardiniyu. Delovaya gazeta. 17 April 2008 (in Russian).
  • Helms J. What sanction epidemic? Foreign Affairs. 1999; 78(1): 2–8.
  • Smirnov A. Perevospitanie Kaddafi, ili Sizifov trud. Kommersant. URL: http://kommersant.ru/doc/12994/. Accessed: 14 March 2016 (in Russian).
  • Amin Bazin. Rezolyucii SB OON No 731 v otnoshenii Livii i pozicija Rossii. Aktual’nie problemy i perspektivy izucheniya novoi i noveishei istorii zarubezhnyh stran: Materialy mezhdunar. nauchno-teoreticheskoi konferencii, posviashhennoi 75-letiyu obrazovaniya kafedry istorii Novogo i Noveishego vremeni. Minsk: Izd. centr BGU, 2012: 6–9 (in Russian).
  • Yurchenko VP. O sniatii s Livii mezhdunarodnyh sankcii. Institut Blizhnego Vostoka. URL: www.iimes.ru/rus/stat/2003/29-09-03.htm Accessed: 03 April 2016) (in Russian).

Views

Abstract - 19050

PDF (Russian) - 700

PlumX


Copyright (c) 2017 Мамлук Ф.М.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.