CIVILIZATIONAL ACTIVITIES OF THE RUSSIAN ORTHODOX CHURCH IN YAKUTIA (17TH - EARLY 20TH CENTURIES)

Abstract


Orthodoxy became one of the main means of integration of the ethnic groups of the Sakha region in all-Russia's socio-economic structure in the process of inter-civilizational interaction. The article is aimed at identifying the main activities of the Russian Orthodox Church as a civilization integrators of the public policy in the territory of Yakutia in the 18th - early 20th centuries, namely the definition of the stages of the missionary activity; the integration activities of the parish clergy; the practice of applying spiritual justice; characteristics of the educational ministry of the clergy, as a means of familiarization of the people of Yakutia to the Russian civilization. It was found out that the peculiaritiesof living in the far North led to the fact that the systematic relationship between the population and the civil authorities were onlyin regional and district centres. For most of the rural population, leading the nomadic or semi-nomadic way of life, a parish priest played a great role. Thus, on the basis of Orthodoxy there was founded a universal basis for inter-civilization interaction, when ethnic origin wasenrichedby the Orthodox, the Russian, and the world civilizations.

Введение Обоснование темы. Закономерным и необходимым для изучения процесса утверждения государственной власти на окраинах империи является исследование развития православия в Якутии, так как именно оно стало одним из основных средств интеграции этносов региона в общероссийскую социально-экономическую структуру в рамках процесса межцивилизационного взаимодействия. В национальных регионах русского государства цивилизованная поляризация проходила по линии социальных групп, а в специфических условиях Якутии, при незначительности влияния чиновничества и крестьянства, деятельность духовного сословия представляется основным цивилизационным вектором интеграции. Обзор литературы. Изучение состояния научной разработки проблемы свидетельствует, что история православия в Якутии не выделилась в отдельную тему научного исследования и рассматривалась либо в комплексных трудах по истории региона [1, с. 345; 2; 3], либо в связи с отдельными направлениям деятельности: земледелие [4], христианизация коренного населения [5], духовное ведомство Якутии в составе Иркутской епархии [6], история и архитектура православных храмов [7], обычное право якутов [8, с. 49-61; 9], миссионерство, приходская деятельность и епархиальный период [10, 11, 12]. Имеющиеся труды по истории церкви в Якутии отражают отдельные стороны проблемы, не раскрывая всей многоаспектной цивилизационной роли православной церкви. Цель и задачи. Целью исследования является выявление основных направлений деятельности РПЦ как цивилизационных интеграторов государственной политики на территории Якутии в XVIII - начала ХХ в. В задачи статьи входят определение этапов миссионерской деятельности; интеграционная деятельность приходского клира; практика применение духовного судопроизводства; характеристика учебно-просветительского служения духовенства как способов приобщения народов Якутии к российской цивилизации. Исследование проблемы Присоединение к Российскому государству положило начало процессу христианизации населения Якутского края. Первая церковь в Восточной Сибири была возведена на территории Якутии, первый монастырь также был основан в Якутском крае. В административно-церковном отношении Якутия последовательно входила в состав Сибирской (Тобольской), Иркутской, Камчатской и Якутской епархий. Духовное управление было обязанностью сначала якутского десятника (благочинного), затем с конца XVIII в. Якутского заказного духовного правления (подчиненного Иркутской и Камчатской духовным консисториям), викарного духовного правления (с 1858 г.) и епархиального архиерея (с 1870 г.). Властное освоение (интеграция в империю) восточных территорий началось с политико-административных мероприятий и военно-мобилизационных методов. Задачи экономического и социокультурного освоения были вторичными, хотя именно они в конечном итоге должны были обеспечивать выполнение стратегических целей государства - «приращения» новых территорий [13, с. 78]. В Якутии, кроме прочего, присутствовали особенности проживания в условиях Крайнего Севера, выраженные в том числе и в иной ментальности населения. Казачество и крестьянство не стали, как это было в Сибири, главными действующими лицами инкорпорации инородцев в империю, земледелие (за исключением Олекминского округа) не получило широкого распространения. Здесь действовали иные механизмы, свидетельствующие о поливариантности царской политики, учитывающей состояние хозяйствования и быта народов Якутии, в том числе и особую роль православия. Конфессиональная политика государства была составной частью имперской политики и во всех мероприятиях, проводимых государственной властью, учитывалась значимость распространения православия, рассматриваемого в качестве составляющей включения новых территорий в российское пространство. Одним из направлений деятельности Церкви было миссионерство, выступающее в том числе и в качестве метода освоения территорий. Деятельность якутских миссионеров проходила в чрезвычайно тяжелых условиях как объективного, так и субъективного характера. По мере распространения и укрепления православия и государственная, и церковная власти, учитывая трудности служения на окраинах империи, разработали систему льгот и поощрений для якутского духовенства, но походное служение оставалось трудным, а иногда и опасным видом миссионерской деятельности [12, с. 122]. Первый этап миссионерской работы в Якутии охватывает почти два столетия и соотносим с серединой XVII - XIX вв., когда при незначительной численности духовенства, малом количестве храмов, неопределенности границ приходов распространителями православной веры были не только священники и монахи, но и казаки, торговцы и промышленники [14, с. 55]. Переход ко второму этапу связан с учреждением в 1844 г. Николаевской и Благовещенской походных церквей с распределением территории проживания нехристианского населения. Уже в первые пять лет деятельности церквей походные священники совершили миссионерские поездки более чем на 16 тыс. верст (1, с. 144; 2, с. 64). Заключительным этапом стало создание Чаунской миссии как структуры уже самостоятельной Якутской епархии. Вследствие особых условий проживания имела специфику и организация приходской деятельности. Создаваемые на основе строящихся храмов православные приходы, в XVII - XVIII вв. не имели четких территориальных границ, и служение в них было более миссионерским, нежели приходским. Новые приходы возникали в процессе освоения территорий и в результате разделения созданных ранее приходских общин. Переход к приходской организации, в связи с расширением влияния православия и увеличением численности крещенного населения, стал возможен только в первой половине XIX в. В 1828 г. на заседании Иркутской духовной консистории был рассмотрен проект распределения прихожан области по приходам (3). Городские приходы функционировали во взаимодействии со светской администрацией, в сельских приходах и приходах кочевого населения наиболее важные вопросы взаимодействия клира и паствы (строительство и ремонт храмов, выборы церковного старосты и др.) решались на общинных сходах, протоколы (приговоры) которых являлись основанием для дальнейших действий [11, с. 102]. Якутский приход - это огромный округ, население которого проживало на большом расстоянии друг от друга (по несколько юрт), и священнику приходилось совершать длительные поездки, отлучаясь от храмовых служб на несколько месяцев. Святитель Иннокентий (Вениаминов) отмечал, что «нет церкви, которая была бы ближе 70 верст от ближайшей церкви» (4, л. 12). Подобные условия служения требовали особой пастырской практики. Климатические особенности обусловливали специфику проживания крестьянства в определенных местностях, немногочисленное якутское чиновничество пребывало в основном в областном и окружных центрах, тогда как церковь, особенно в арктических районах, сама «шла к пастве». В отдаленных наслегах священнослужители были единственными грамотными людьми, представителями православной и российской культуры, и процессы интеграции могли проходить только через приходской храм, который являлся связующей нитью между затерянной на огромной территории оленеводческой общиной и мировой цивилизацией. Первая школа, первая газета, первые переводы на якутский язык связаны с деятельностью церковных структур Якутии. Церковь первой откликалась на народные бедствия (войны, засухи, неурожаи и т.д.), обеспечивая сбор пожертвований. Приходская жизнь в Якутии не ограничивалась исполнением церковных треб, она состояла из разнообразных функций - идеологической, хозяйственной, социальной, учебной, медицинской, просветительской, переводческой и др. В задачи приходского духовенства входило обучение местного населения азам земледелия с вектором ориентирования их на оседлый образ жизни. Крупнейшее духовное учреждение края - Якутский Спасский мужской монастырь в XVII - первой половине XVIII в. являлся не только центром управления Якутского заказа, но и сложившимся хозяйствующим субъектом, одним из зачинателей пашенного земледелия. Но если в Восточной Сибири, Прибайкалье и Забайкалье русские крестьяне интегрировали местное население в российскую цивилизацию, то в Якутии малочисленность крестьянства и его территориальная разбросанность приводила к противоположному результату, когда русские крестьяне, попав в неведомый для них край, приспосабливаясь к суровым условиям, воспринимали черты духовной и материальной культуры якутов. Кроме того, в связи с неустойчивостью урожаев земледелие повсеместно совмещалось со скотоводством, охотой и рыболовством. Землеустроительная политика в Якутии не стала элементом интеграции и, по мере перечисления кочевых инородцев в разряд оседлых, жители области, не получившие землеустройства, продолжали платить ясак. Приходские причты имели земельные наделы, которые давали возможность как улучшения материального положения сельского духовенства, так и превращения их хозяйств в образцовые, в качестве примера для местного населения. К 1917 г. земледелие стало второй (после скотоводства) отраслью хозяйствования Якутии: в Якутском округе земледелием занимались 86,7% якутов, Олекминском - 91,5%, Вилюйском - 87% и 18,2% эвенкийского населения, в чем, безусловно, имеется заслуга и представителей духовного сословия [15, c. 43]. Первыми учебными заведениями Якутии были церковные школы, так как светские учебные заведения открываются в области только в начале XIX в. По инициативе епископа Иннокентия (Неруновича)[13], посетившего Якутск в 1735 г., была создана монастырская школа, и ее первыми учениками стали 15 якутских детей. В 1818 г. в было открыто духовное училище, в 1858 г. в Якутск переведена Новоархангельская духовная семинария, куда принимали детей из всех сословий. В 1884 г. при Спасском монастыре начало свою работу миссионерское училище, с целью «распространения в народ через своих питомцев не только правил нравственности, но и практических сведений, улучшающих быт населения», и к концу XIX в. действовало 44 духовных школы, в которых обучалось 377 учащихся (5, с. 97-98). Обязательным структурным элементом духовных учебных заведений являлась библиотека. Одной из самых значительных в области была книжная коллекция Якутской семинарии, фонды которой пополнялись как из Московской синодальной типографии, так и из книготорговых фирм Санкт-Петербурга, Иркутска, Риги. Особого внимания заслуживает переводческая деятельность представителей духовного сословия Якутии, получившая организационное оформление во время пребывания в Якутии архиепископа Иннокентия (Вениаминова) - «делом сим занимались преимущественно священнослужители, но участвовали в том и инородцы из церковнослужащих, и даже из мирян. И все это делалось отнюдь не по какому-либо предписанию или приказанию, но единственно по предложению благочестивых [намерений] по усердию и свободному желанию» (6, л. 3). Проведение служб на языке местного населения сделало доступнее и понятнее православное учение - «Бог заговорил по-якутски». Православная церковь обладала функциями по осуществлению духовного суда, что также являлось одним из направлений приобщения православных жителей имперских окраин в российскую цивилизацию. До учреждения Якутской епархии (1870) духовное судопроизводство производилось архиереем и органом управления той епархии, к которой относилась территория Якутии. Учреждение собственного епархиального судопроизводства стало в том числе одной из причин создания самостоятельной епархии. В компетенцию епархиального суда входили следствие и вопросы судебной практики, как в отношении и духовных, так и светских лиц. К началу XX в. православное население Якутии было осведомлено о своих правах, и конфликтные ситуации жизнедеятельности причтов регулировались путем обращения к гражданским или духовным властям, при взаимодействии последних. Анализ судебных дел Якутской епархии предоставляет возможность установить, что самым распространенным обвинением духовенства епархии было венчание несовершеннолетних. За 1886-1914 гг. духовным судом Якутской епархии было расторгнуто 54 брака. Наиболее часто причиной развода являлась супружеская неверность, другими поводами служили отсутствие одного из супругов и ссылка [10, с. 102-103]. Семейное право якутов, основанное на экономическом интересе и обычном праве, постепенно начало уступать свои позиции христианской православной морали, и в области сложилось этноконфессиональное понимание семейного законодательства, когда при обязательном церковном освящении брака сохранялось понятие о нем как об имущественной сделке, но, в целом, местное население воспринимало нормы и обычаи православия не только через христианские обряды, но и через духовный суд, регулирующий семейно-брачные отношения. Выводы Очевидно, что особенности проживания на Крайнем Севере приводили к тому, что систематические взаимоотношения населения с представителями гражданской власти имелись только у проживающих в областном и окружных центрах, для большинства сельского населения, ведущего кочевой или полукочевой образ жизни, «окном» в большой мир был приходской священник. Первые начала грамоты дети инородцев получали в церковных школах, при храмах существовали библиотеки, приходской клир занимался либо земледелием, либо огородничеством (в зависимости от климатических условий), привлекая местное население в качестве помощников, семейно-брачные отношения регулировались нормами духовного судопроизводства. На основе православия в условиях Якутии были найдены универсальные основы межцивилизационного взаимодействия, когда этническое начало обогащалось православной, российской, а затем и в целом мировой цивилизациями, исторический опыт которых может быть использован и в современных исторических условиях.

Inna Igorevna Yurganova

Siberian Branch Russian Academy of Sciences

Email: inna.yurganova@mail.ru
Petrovski st., 1, Russia, Yakutsk, 677009 Institute for Humanities Research and Indigenous studies of the North

Views

Abstract - 244

PDF (Russian) - 624


Copyright (c) 2016 Юрганова И.И.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.