Media convergence as a growth factor connected with cases of language norm violations in mass media

Cover Page

Abstract


In 2009-2017 years E.A. Baranova talked with journalists, editors and top managers of Russian media companies on topics related to the development of media convergence in the newsrooms of Russia mass media. During these years, 86 respondents from 30 media companies were interviewed. Analysis of empirical data and conceptual comprehension of a wide range of works, as well as personal experience in the media allowed the author to conclude that the media convergence process associated with the constant increase in information flows; development of user generated content and the blogosphere; journalism transformation as a types system of professional activity; economic difficulties faced by many media companies leads toreduction of literacy rate for journalists, an incensement number of spelling and stylistic errors in the mass media. The article also presents an analysis of errors in the texts of print and broadcast media. The purpose of the article is to present the problem situation and actualize the need for the subsequent comprehension of the problem of the fall of language media culture in the aspect of axiology.


Процесс медиаконвергенции привел к глобальным изменениям, происходящим на всех стадиях от создания до распространения контента. Он связан с трансформацией института журналистики на разных уровнях, в том числе на уровне журналистики как системы видов профессиональной деятельности, совокупности профессий. Процесс конвергенции средств массовой информации стартовал во второй половине 1990-х гг. в связи с усовершенствованием технологий в области передачи и хранения информации, созданием интернет-версий СМИ [1. С. 175]. К вопросу о редактировании текстов Сегодня и исследователи-теоретики, и практики, работающие в средствах массовой информации, единодушно убеждены: СМИ должны использовать интернет-версию для публикации срочных новостей, что позволит привлечь пользователей на сайт. С одной стороны, это удобный способ ускорить доставку материала. С другой стороны, именно форсированная подача информации становится одной из первопричин нарушения языковой нормы. Акцент на скорость всегда был органичен для новостного бизнеса, но раньше большинство газетных журналистов тратило на создание номера и процесс производства контента весь день, что было достаточно для скрупулезной проверки всей фактической информации, правописания и пунктуации, ликвидации стилистических ошибок. Большим временем на подготовку материалов располагали и сотрудники радиои телеканалов. Как отмечает А.С. Гаспарян, руководитель управления Международного информационного агентства «Россия сегодня», «раньше к двухчасовому эфиру журналисты готовились за несколько дней, сейчас - за несколько минут перед эфиром» [2]. Т. Коппел (Ted Koppel), известный телевизионный журналист, еще в 1997 г. отметил, что «если мы вступаем в эпоху, в которой журналисты вынуждены как можно быстрее опубликовать новость в Интернете, пренебрегая проверкой информации и ее редактированием, в эпоху, в которой скорость подачи контента становится основным критерием, это опасно» [3. С. 64]. Также, еще в конце 1990-х гг., специалисты из Европы и США поднимали вопрос нехватки отредактированной информации, говорили о том, что мы вступаем в эпоху, где любой человек может стать репортером [4]. И действительно, в 2014 г. вышел закон, фактически приравнивающий популярных блогеров к СМИ, если их сайты имеют посещаемость свыше трех тысяч пользователей в сутки. Теперь сетевые авторы с такой аудиторией обязаны регистрироваться в Роскомнадзоре, самостоятельно проводить фильтрацию материалов на наличие в них клеветы, оскорблений, экстремистских текстов и т. д. «Блогеры, не имея профессионального образования, не зная законов жанра, выходят на массовую аудиторию. А ведь в любой традиционной редакции журналист - не истина в последней инстанции, есть редакторы, руководители, технические работники, т.е. целая команда. Сегодня возникает проблема возрастающей ответственности перед читателем, зрителем, слушателем» [5], - отмечает В.М. Таллер, президент «ТВМ Групп», академик Российской Академии Радио. Ответственность связана не только с соблюдением этических и правовых принципов, но и с соблюдением норм русского языка. На первый взгляд, это утверждение кажется очевидным. Однако в условиях возрастающего потока информации, превалирования развлекательного контента; в условиях, когда основным критерием качества материала становится наличие большого количества «лайков», репостов и просмотров материала пользователями информации, некоторые журналистики-практики откровенно заявляют, что в наши дни представителям СМИ необязательно следить за грамотностью: нужно общаться с аудиторией соцсетей на ее языке, а он, как известно, далек от нормы. Например, И.Б. Настенко, шефредактор сетевого ТВ-канала «Вечерка-ТВ», говорит, что сегодня «ломаются все стереотипы, связанные с классическим телевизионным форматом. Нужно попытаться выбросить из головы все телевизионные каноны, иначе ничего не получится, и научиться работать по-новому. Нужно понять, что журналист должен обслуживать Сеть, а не давать ей что-то свое. Неинтересно слушать человека, у которого в речи нет слов-паразитов. Все, что наработано на классическом ТВ, - все убирается, единственное, что остается - это, то, что программу нужно вести» [6]. Похожие мысли высказывает и Андрей Дятлов, первый заместитель главного редактора газеты и главный редактор телерадиослужбы «Комсомольской правды»: «Главное уметь держать аудиторию. А как журналист говорит - это не так важно. Не все люди хорошо звучат в эфире, человек может заикаться, картавить, голос может просто раздражать. Сегодня нужно отходить от отношения к эфиру, которое характерно для советского времени - радио тогда было на уровне мировой литературы. Люди так не разговаривают. Разговор между ведущими и слушателями сегодня проходит на равном уровне» [7]. Профессор К.В. Маркелов отмечает, что только 3 из 15 опрошенных в Севастополе журналистов и редакторов на вопрос о критериях приема журналиста на работу упомянули умение претендента хорошо писать. Большинство же делали акцент на личных качествах претендента, таких как азарт, эмпатия и обостренное чувство справедливости [8]. В условиях медиаконвергенции меняются ценности, которые считают наиболее важными руководители СМИ. И далеко не всегда грамотность журналиста для них первостепенна: главное не испортить отношения с рекламодателями, так как от этого в конечном итоге зависит прибыльность издания. К примеру, генеральный директор радио «Серебряный дождь» Д.В. Савицкий прокомментировал эту ситуацию так: «Если ведущий сделал неправильное ударение в слове - за это я не караю. Всякое бывает. Как говорится, существует человеческий фактор. А вот, если ведущий «заговорил метку», которая в региональных компьютерах открывает путь к рекламному блоку, и в результате в далеких городах не вышла реклама - извини, дорогой, нужно платить штраф». Исследователи в области медиаиндустрии сегодня все чаще пишут о том, что средства массовой информации все меньше относятся к творческой деятельности. Они превратились в производственные предприятия, по сути, фабрики, настроенные на получение прибыли, а журналисты стали работниками, которые ее приносят [9]. Конечно, есть и альтернативная точка зрения: «Журналист обязан говорить правильно» [2]. И все же основная тенденция состоит в том, что представители СМИ делают все больше разного рода ошибок. Это связано не только с тем, что зачастую в журналистику приходят экс-блогеры, но и с тем, что недостаточно времени на вычитку и редактирование материалов. Проблема еще и в том, что процесс медиаконвергенции привел к трансформации сформировавшихся бизнес-моделей, острейшей конкуренции с Интернетом, социальными сетями. Медиакомпании были вынуждены экономить на всем, включая корректоров. Например, главный редактор «Комсомольской правды» В.Н. Сунгоркин за период с 2008 по 2013 г. уволил по сокращению штатов более половины корректоров. Материалы, которые не попадают в печатную версию, вообще не проходят корректуру. При этом лишь 10 % публикаций сайта kp.ru составляют статьи и заметки, напечатанные в бумажной версии. Остальные 90 % материалов сайта в газету не попадают, соответственно, корректоры их не проверяют. Необходимо учесть, что портал kp.ru - это не какое-то малоизвестное СМИ, он занимает первое место среди сайтов категории «СМИ и новости» по России, входит в пятерку наиболее цитируемых интернет-ресурсов [10]. Можно, конечно, предположить, что оправданием ошибок является принадлежность «Комсомольской правды» к массовым СМИ, но это мнение ошибочно. В настоящее время не вычитываются некоторые материалы даже на интернетресурсах узкоспециализированных качественных изданий. Например, корректоры не читают новости на сайте газеты «Экономика и жизнь». Т.А. Иванова, главный редактор издания, считает, что новости на сайте не обязательно показывать корректорам: «Да, это большая беда с точки зрения русского языка. Но с другой стороны, новости - это особый продукт. Он должен выстреливать быстро. Сажать одного-двух корректоров только на новости - это слишком дорогое удовольствие. Зарплата корректора 30-35 тыс. руб., поэтому нет корректоров во многих изданиях: в «Ведомостях», «Коммерсанте». Сегодня меняется психотип потребителя контента. Многие молодые люди не обращают внимания на ошибки» [11]. Однако можно заметить и противоположную тенденцию: пробуждение интереса к родному языку. Например, все больше людей хотят проверить свои знания, для чего участвуют в ежегодном образовательном мероприятии «Тотальный диктант». Если в 2014 г., когда появилась возможность писать его онлайн, в нем фигурировали около 70 тыс. чел., то в 2018 г. акция «Тотальный диктант» собрала 227 325 участников из 76 стран на 3243 площадках из 1021 населенного пункта [12]. Многих пользователей раздражают ошибки на сайтах средств массовой информации, речь радиои телеведущих. Они составляют текстовые и видеоподборки, посвященные оговоркам и речевым ошибкам (в первую очередь, конечно, таким, которые дают комический эффект), обращают внимание на погрешности в текстах, бегущей строке, переводах иностранных СМИ и т.д. Материалы, посвященные проблемам современного русского языка, обычно активно комментируются читателями. Например, статья на ресурсе AdMe.ru «12 оборотов речи, которые многие употребляют неправильно (Придется попрощаться с “Доброго времени суток!”)» была опубликована 11 сентября и к настоящему моменту получила 423 комментария. Заметен интерес к подобным материалам в «Комсомольской правде». Так, активно комментировались интервью «Молодые люди в гаджетах пишут “я тя лю”. И так же любят в усеченной форме»; «“Милостивые государи и государыни!” В Госдуме предложили возродить дореволюционный речевой этикет»; «Школьникам напомнят слова Наполеона: “Кто не умеет говорить, карьеры не сделает”» [13]. Нарушение языковой нормы в СМИ: разбор примеров Неутешительными выглядят результаты исследования, проведенного в 2016 г. профессорско-преподавательским составом факультета журналистики МГУ по поручению Федерального агентства России по печати и массовым коммуникациям [14]. Специалисты просмотрели передачи 20 наиболее популярных российских федеральных телеканалов, собирающих 90 % всех зрителей. Лингвисты факультета журналистики МГУ проанализировали речь более 100 человек - как ведущих, так и корреспондентов. Грамотной была признана речь только трех журналистов, которые и получили награды. Как показало исследование, больше всего ошибок корреспонденты допускают при прямом включении, что и понятно: ведь у них практически нет времени на подготовку. Например, два года назад в программе «Сегодня» (НТВ) репортер употребил фразу: «Прощальная панихида с телом погибшего прошла сегодня на псковской авиабазе “Остров”». Как прокомментировал В.В. Славкин, в 2016 г. - заведующий кафедрой стилистики русского языка журфака МГУ, панихида по определению прощальная, поэтому употребление этих двух слов в одном предложении некорректно - получается лексическая избыточность. «Вторая ошибка - неправильная форма падежа: можно сказать “прощаться с ним”, но панихида всегда бывает по кому-то», - отметил Славкин [14]. Пример из выпуска программы «Вести» на телеканале «Россия 1» от 15 марта 2016 г.: описывая, как возвращаются наши самолеты после операции в Сирии, корреспондент говорит: «Грация линий и движений» (самолета). Но грация может быть присуща только движениям. Много погрешностей преподаватели журфака МГУ обнаружили в бегущей строке. Это ошибочное использование кавычек, неправильное употребление частиц «не» и «ни». Как рассказал автору В. Славкин, на канале «Матч ТВ» была надпись «Хоккей с мячем», на Пятом канале - «Оборты - вне закона» [14]. Объективности ради надо сказать, что ошибки журналисты вещательных СМИ допускали всегда. Во времена СССР на телевидении они тоже были, хотя, разумеется, не в таком количестве, как сегодня, в эпоху конвергенции СМИ. Много проблем в плане нормативности русского языка доставляют гости ток-шоу - из их уст могут прозвучать не только неправильные, но и непечатные слова. А вот еще один пример. В конце 2015 г. в Санкт-Петербурге на частоте популярного канала «100 ТВ» стартовал проект Life78. Профессиональные журналисты уверены: «то, как произносят некоторые фразы с экрана или как пишутся титры бегущей строки, разрешает сделать неутешительный вывод: драматические отношения с языком - следствие неудовлетворительной работы кадрового менеджмента, набравшего сотрудников без профильного образования» [15. С. 67]. Как правило, тексты, звучащие по радио, содержат меньше ошибок, чем обычная речь, утверждает исследователь Т.Н. Ерина, которая проанализировала программы «Радио России» и ряд телепрограмм центральных каналов [16]. Во-первых, потому, что отклонение от нормы может вызвать искажение в восприятии информации у широкой аудитории или недоверие к ее источнику, поэтому его стараются избегать. Во-вторых, технические средства, например возможность коррекции записи монтажа передачи, позволяют исправлять погрешности. Однако в последние годы сотрудники вещательных СМИ все чаще работают в прямом эфире, где по понятным причинам ошибаются чаще, чем в записанных передачах. Т.Н. Ерина отметила, что телеи радиожурналисты произносят компью[те]р и ст[ре]сс с мягким согласным, а п[рэ]сса - с твердым. Ведущий программы писатель Михаил Веллер в эфире «Радио России» однажды назвал вопрос «некор[рэ] ктным». На этой же радиостанции в новостях произнесли слово инци[н]дент. Приведенное выше произношение не соответствует нормам современного русского языка: рекомендуется говорить компью[тэ]р и ст[рэ]сс с твердым согласным, п[ре]сса, некор[ре]ктным - с мягким согласным, а в слове «инцидент» [н] не произносится. На «Радио России» слово опека дикторы часто произносят как оп[ё]ка, что также является отклонением от нормы. Встречаются ошибки и в постановке ударения. Так, в программе «Завтра в мире» произнесли фразу «проект только на’чался (в этом слове ударение ставится на последний слог). В «Вестях» на телеканале «Россия 1» употребили словосочетание «на высоком пу’стыре». Тележурналисты говорят с’ожженный автомобиль» (вместо «сож’енного»), «кв’артал» (вместо «кварт’ал»), «пр’одали» (вместо «прод’али»), «никто такой гарантии н’е дал» (правильно было бы сказать «не д’ал»). Часто неточности возникают в ударениях к слову «украинский». Журналисты перепробовали разные варианты: «‘укр’аинское», «укр’аинские» - и все они неправильные, поскольку верное ударение должно быть на первую букву «и». Многие орфоэпические ошибки обусловлены нечеткой дикцией корреспондентов и ведущих, в результате чего проглатываются и сливаются некоторые гласные звуки, а изредка и слова. Зрители слышат «седня» вместо «сегодня» и «токо» вместо «только». Иногда нечеткое произношение журналиста способно породить ненужную многозначность (например, при произношении словосочетания «в двухматчевом противостоянии» зачастую сложно понять, что имеется в виду: [двухматчевом] или [двухмачтовом]). Телезритель вынужден догадываться по контексту: поскольку он смотрит программу «Вести. Спорт», это исключает вероятность «двухмачтового противостояния». Орфоэпия, и в частности употребление ударений, - не единственная проблема журналистов вещательных СМИ. В их речи встречаются и разного рода грамматические ошибки. Вот один пример на образование формы глагола третьего лица единственного числа: «Эдвард Сноуден чувствует себя хорошо и ездеет по стране» (прозвучало в новостях на «Радио России»). Часто ведущие путаются в спряжении третьего лица множественного числа глагола I спряжения «бороться», ошибочно употребляя его как «борятся» (Борис Корчевников, ведущий программы «Прямой эфир» на канале «Россия 2») (верной является форма «борются»). И это отнюдь не единственный глагол, который неправильно спрягают. Так, Ольга Копылова, ведущая программы «Посоветуйте, доктор», в одном из эфиров сказала: «Сейчас все эти болезни лечутся» («Радио России») (правильная форма - лечатся). Встречаются в речи радиои тележурналистов погрешности в склонении и употреблении числительных, такие как «покупки дороже шестиста тысяч можно будет оплатить банковской картой», «собралось больше полуторы тысяч», «сорок три миллиардов рублей», «шестьдесят четыре фунтов стерлинга» и так далее. Нередки ошибки управления и согласования: «И государство сюда не имеет никакого отношения» (вернее было бы сказать: к этому); «Иногда на репортеров, журналистов ругаются, когда они бывают в горячих точках» (правильнее сказать: ругают репортеров, журналистов); «Достигала уровень пятьдесят шесть рублей» (следовало бы написать: достигала уровня); «срабатывает она в пятидесяти процентов случаев» (правильный вариант: «в пятидесяти процентах случаев»). Случается, что журналисты произносят слова и выражения, которых в русском языке нет. Например, фраза «назвали новое условие более рыночным» построена неверно, так как условие может быть только рыночным или нерыночным, но не может быть более или менее рыночным, поэтому составная часть сравнительной степени у этого прилагательного в данном случае лишняя. Иногда в эфире происходит нарушение стилистической сочетаемости. Например, телеведущая Ирина Юлмашева в программе «Вести.net» объявила, что некоторым категориям российских граждан «грозит материнский капитал». Так можно ненароком перепугать аудиторию: ведь грозит обычно что-то плохое. Употреблять такое отрицательно заряженное слово в отношении материнского капитала неуместно. Та же самая Юлмашева упомянула о «жизненно необходимых и важнейших лекарствах», что является лексической избыточностью. Но и лексическая недостаточность тоже встречается. Пример такой ошибки показала ведущая передачи ТВЦ «События» Анастасия Мартынова, которая сказала, что «если рассматривать валютный рынок как источник заработка, на нем сейчас можно легко потерять». По контексту в этом предложении непонятно, что именно можно легко потерять на валютном рынке. А поскольку это предложение не опубликовано в тексте газетной статьи, а произнесено в телепрограмме и воспринимается на слух, понять это еще сложнее. Один из телеведущих как-то произнес словосочетание «минимальные продукты». Не вполне понятно, что имелось в виду (скорее всего «минимальный продуктовый набор» или что-нибудь подобное). Если орфоэпические и грамматические ошибки обычно заметны радиослушателям и зрителям, то лексические могут быть видны не сразу. Их особенность в том, что они искажают смысл передаваемой информации. Например, в передаче «Шинель» ведущая Дарья Кожевникова сказала: «Были такие случаи, когда при перевозке призывников к месту службы, их обмораживали» («Радио России»). Однако в дальнейшем выясняется, что о диагнозе «обморожение» у новобранцев речь не идет. Журналист имела в виду, что пока солдаты добирались до места службы, некоторые из них простужались и страдали респираторными заболеваниями. Ошибки в словоупотреблении зачастую создают комический эффект. 23 июня 2013 г. в прямом эфире «Радио России» вышла программа, которую вел Михаил Веллер. Отвечая на вопрос радиослушателей о Николае II, писатель сказал: «Сначала шлепнут, а потом пройдет 100 лет, и будут говорить, какой был гениальный человек». Глагол «шлепнуть» (убить) в толковом словаре обозначен как просторечный и вульгарный. Очевидно, что в данной ситуации употреблять его не стоило. Значительно корректнее с точки зрения норм современного русского языка и журналистской этики было бы использовать стилистически нейтральный глагол «убить» [16]. Кстати, разговорные, просторечные слова и слова-паразиты не так уж редко встречаются в речи телеведущих. «Почему с Индией у них обломилось?» - спрашивает ведущий Дмитрий Киселев. Разговорное слово «обломилось» не стоит использовать в новостном выпуске. В употреблении разговорного «ну» были замечены все тот же Дмитрий Киселев и Эрнест Мацкявичюс. Это слово бессмысленно, так как не добавляет информации и загромождает звучащий текст. Часто журналисты не ошибаются или оговариваются, а специально используют элементы разговорной речи или иные яркие и образные средства выразительности. В большинстве случаев качество текста становится только хуже. Особенно в новостных программах, так как зрители и слушатели вынуждены отвлекаться на такие «украшения», вместо того чтобы воспринимать новую информацию. Кроме этого, экспрессивные выражения обычно слишком явно транслирует субъективную оценку ведущего, чего в новостях быть не должно (в авторской программе это допустимо). Примером может послужить фраза Дмитрия Киселева «Должны были вырезать из себя куски гангрены предательства» (так он выразился о большевиках в программе «Вести недели»). Встречаются в речи журналистов и логические ошибки. Обычно это скрещивание понятий в ряду однородных членов (совпадение по объему). Один из примеров: «...удастся собрать своих сыновей, дочерей, детей» («Россия 24», «Вести», Алексей Симахин). Но ведь сыновья и дочери детьми и являются. Поэтому именно слово «детей» следовало бы сделать обобщающим перед рядом однородных членов. Еще пример: «Генералы с промышленниками и предпринимателями». Предприниматель и промышленник - это фактически синонимы, их нет смысла употреблять вместе через союз «и». Корректнее было бы использовать лишь одно из этих слов. Фраза «общение друзей и соотечественников», произнесенная Дмитрием Гусевым, дает многозначное толкование, поскольку друзья вполне могут быть соотечественниками, а соотечественники друзьями. Тут надо либо поставить между ними дефис, чтобы объединить в одно понятие, либо запятую, чтобы эти понятия разделить. Проблемы подготовки кадров Проблема грамотности журналистов напрямую связана с журналистским образованием. Сегодня многие дискуссии о профессиональных компетенциях журналиста в условиях конвергенции сводятся к вопросу о том, должен ли современный журналист уметь одинаково хорошо готовить текстовые, видеои аудиоматериалы, уметь мыслить мультимедийно, т.е. иметь представление, какая медиаплатформа предпочтительнее для распространения того или иного контента. Многие теоретики уверены, что современный журналист должен быть универсалом [17. С. 185; 18. С. 408; 19. С. 582]. Однако, как отмечают практики, современным журналистам не хватает не каких-то мультимедийных компетенций, а основных, базовых журналистках навыков (грамотность, умение работать с текстом; умение находить интересные темы и адаптировать их под потребности аудитории; умение работать с экспертами). Например, А. Алиев, с 2008 по 2011 г. директор интернет-проекта «Известия», считает, что «много работал со студентами журфаков - главная их проблема - не умеют писать, не умеют выражать свои мысли» [20]. Как рассказал в 2016 г. П.Н. Гусев, главный редактор и владелец газеты «Московский комсомолец», «к нам каждый год приходят устраиваться на работу или на практику десятки выпускников журфаков, 99 % из них не способны работать в СМИ, они не устраиваются на работу по профессии. Могу привести такую интересную статистику: за последние 10 лет к нам приходило много выпускников журфака МГУ им. М.В. Ломоносова, но на работу я взял всего 2-3 человека» [21]. И Гусев отказал им в приеме на работу совсем не из-за того, что они не могут создавать мультимедийный контент, не являются универсалами, а потому, что часто не умеют работать с текстом, делают много ошибок, не имеют представления, что такое новостной повод. Опрошенные Е.А. Барановой респонденты уверены, что современным журналистам все чаще приходится работать с пользовательским контентом (UGC), им необходимо обрабатывать в день не менее ста самых разных материалов пользователей. Для этого нужно обладать прекрасными редакторскими навыками. К сожалению, о ключевых журналистских компетенциях (знание норм устной и письменной речи, редакторские навыки) сегодня практически не говорят. Зато много пишут о развитии маркетинговых компетенций, поскольку идет процесс интеграции рекламного текста в Сети в редакционный контент. Заключение Подводя итог, можно сделать вывод о том, что снижению уровня грамотности журналистов способствует целый комплекс различных факторов. Это нехватка времени на подготовку и редактирование материалов; необходимость в жесткой экономии бюджетных средств; рост числа непрофессиональных журналистов (в большинстве случаев они приходят из блогосферы); проблемы журналистского образования. В результате происходит падение культуры речи в средствах массовой информации, что приводит к нарушению языковой нормы. Данная проблема требует пристального внимания, поскольку теряется престиж профессии журналиста, обесцениваются этические нормы.

Ekaterina Andreyevna Baranova

State Social University

Author for correspondence.
Email: kat-journ@yandex.ru
4 Vilgelma Pika St., Moscow, 129226, Russian Federation

Candidate of Philology, Associate Professor of the Department of Journalism and Public Relations, Russian State Social University

Evgeniya Leonidovna Karich

Peoples’ FriendshipUniversity of Russia

Email: karikh.el@gmail.com
10 Miklukho-Maklaya St., bldg. 2, Moscow, 117198, Russian Federation

applicantof the Department of Mass Comunications, Faculty of Philology, Peoples’ FriendshipUniversity of Russia (RUDN University), special reporter of TVC Channel

  • Baranova E.A. Etapy razvitiya protsessa mediakonvergentsii (v popytkakh opisat’ global’nye izmeneniya v razvitii SMI s 1990—2015 gg.) [The stages of media convergence process (in an attempt to describe global changes in media development in 1990—2015)]. Kommunikologiya [Communicology]. 2016. Vol. 4. No. 2. Pp. 170—193.
  • Interv’yu avtora s Armenom Gasparyanom, nachal’nikom upravleniya Mezhdunarodnogo informatsionnogo agentstva “Rossiya segodnya”. 04.03.2017 [Author’s interview with Armen Gasparyan, нead of the Department of the International Information Agency “Russia Today”. 2017. March].
  • Lasica J.D. Get It Fast, But Get It Right. American Journalism Review. 1997.
  • Drudge M. Anyone with a Modem Can Report on the World (speech to the National Press Club). Washington, D.C. June 2. 1998.
  • Interv’yu avtora s Vladimirom Tallerom, prezidentom “TVM Grupp”, akademikom Rossiyskoy Akademii Radio (RAR) [Author’s interview with Vladimir Taller, president of TVM Group, Academician of the RussianAcademy of Radio (RAR)]. 2016. October.
  • Interv’yu avtora s Igorem Nastenko, shef-redaktorom “Vecherki-TV” [Author’s interview with Igor Nastenko, chief editor of “Vecherka-TV”]. 2012. June.
  • Interv’yu avtora s Andreem Dyatlovym, pervym zamestitelem glavnogo redaktora, glavnym redaktorom Teleradiosluzhby “Komsomol’skaya pravda” [Author’s interview with Andrey Dyatlov, First Deputy Editor-in-Chief, Editor-in-Chief of the TV and Radio Service “Komsomolskaya Pravda”]. 2012. August.
  • Markelov K.V. Tri tendencii sovremennoj zhurnalistiki [Three Trends of Modern Journalism] // Tvorchestvo, professiya, industriya: materialy Mezhdunar. nauchno-prakticheskoj konferencii “Zhurnalistika v 2017 godu” [Creativity, Profession, Industry: Materials of the Intern. scientific and practical conference “Journalism in 2017”]. Moscow: MediaMir, 2018. 366 s.
  • Xochunskaya L.V. Deontologiya zhurnalistiki [Deontology of journalism]. Moscow: RUDN, 2013. 130 s.
  • Uznay glavnoe o sayte kp.ru [Find out the Main Thing about kp.ru]. Available at: https://www. kp.ru/best/msk/upload/kp_mkit_092016.pdf.
  • Interv’yu avtora s Tat’yanoy Ivanovoy, glavnym redaktorom gazety “Ekonomika i zhizn’” [Author’s interview with Tatyana Ivanova, chief editor of newspaper “Economics and Life”]. 2017. Iyul’.
  • Statistika TD-2018 [TD-2018 statistics]. Available at: https://totaldict.ru/boston/-2018-2761904106/
  • “Molodye lyudi v gadzhetax pishut ‘ya tya lyu’. I tak zhe lyubyat v usechennoj forme” [“Young people in gadgets write ‘I lv yu’. And just like in a mutilated form”]. Available at: https://www. kp.ru/daily/26390/3267892/; “Milostivye gosudari i gosudaryni! V Gosdume predlozhili vozrodit dorevolyucionnyj rechevoj etiket” [“‘Gracious sovereigns and sovereigns!’ The State Duma proposed reviving pre-revolutionary speech etiquette”]. Available at: https://www.kp.ru/ daily/26759/3790924/; “Shkolnikam napomnyat slova Napoleona: ‘Kto ne umeet govorit, karery ne sdelaet’” [The schoolchildren will be reminded of the words of Napoleon: ‘Who does not know how to speak, he will not make a career’”]. Available at: https://www.kp.ru/daily/26639.5/3658678/
  • Baranova E.A. Yazyk nash — ne drug nash [Our language is not our friend]. www.kp.ru. 17 oktyabrya. 2016. Available at: http://www.kp.ru/daily/26595.5/3611160/
  • Il’chenko S. “Nol’ TV” [“Zero TV”]. Zhurnalist [Journalist]. 2016. No. 1. Pp. 66—68.
  • Erina T.N. Rechevye oshibki na radio i televidenii stanovyatsya normoj? Nauchno-metodicheskij elektronnyj zhurnal “Koncept”. 2017. Vol. 28. Pp. 19—22. URL: http://e-koncept.ru/2017/770676. htm
  • Pisarevskaya N.S. Mul’timedia kak novaya forma predostavleniya informatsii [Multimedia as a new form of data reporting]. Zhurnalistika v 2015 godu. Informatsionnyi potentsial obshchestva i resursy mediasistemy: materialy Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii [Journalism in 2015. Information capacity of society and resources of media system: materials of International Research Conference]. Moscow: MediaMir Publ.; Fak. zhurnalistiki MGU imeni M.V. Lomonosova Publ., 2016. 480 p.
  • Svitich L.G. Izmenenie zhurnalistskoy professii v protsessakh mediakonvergentsii [Changes in the journalism profession in the conditions of media convergence]. Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta [Bulletin of the Chelyabinsk State University]. 2015. No. 5 (360). Pp. 406—414.
  • Miloslavskaya Z.A. Mediatekst: sintez zhurnalistkogo, reklamnogo i PR-teksta v usloviyakh konvergentnykh SMI [Media texts: fusion of journalistic, advertising and PR textsunder conditions of media convergence]. Voprosy teorii i praktiki zhurnalistiki [Theoretical and Practical Issues of Journalism]. 2016. Vol. 5. No. 4. Pp. 576—587.
  • Interv’yu s A. Alievym, s 2008 — po 2011 g. direktor internet-proekta gazety “Izvestiya” [Author’s interview with A. Aliev from 2008 to 2011 he was a director of the “Izvestiya” Internet project]. August. 2009.
  • Interv’yu avtora s P. Gusevym, glavnym redaktorom i vladeletsem gazety “Moskovskiy komsomolets” [Author’s interview with P. Gusev, chief editor and owner of the newspaper “Moskovsky Komsomolets”]. April. 2016.

Views

Abstract - 150

PDF (Russian) - 158

PlumX


Copyright (c) 2018 Baranova E.A., Karich E.L.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.