ACTUALIZATION OF THE INNER FORM OF OLZHAS SULEOMENIV’ WORLD”

Abstract


The article reveals a distinctive feature of the poetry of Olzhasa Suleimenova. Their content is reduced to the actualization of the inner form of the word in a poetic text. The scientific revolution introduced previously known works of the author, which are essential for the study of the specifics of the formation and implementation of a creative plan Olzhas Suleimenov.


Отличительная черта поэзии O. Сулейменова - ярко выраженная лингвисти- ческая направленность, которую отмечали Л. Аннинский, Л. Мартынов, В.В. Вла- димиров, Е. Сидоров и др., и которая выражается в разнообразных приемах ав- торской этимологизации. Л. Аннинский называет это «филологической мисти- фикацией» [1. С. 32], Е. Сидоров - «изощренной игрой в семантику и созвучия»,«этимологическими упражнениями» [6. С. 15].А вот что говорит по этому поводу сам O. Сулейменов: «Вспомним Пушкина, который сказал: объясните значение слов, и вы избавите мир от половины его заблуждений. Язык есть объективное хранилище знаний о наших встречах, о вза- имодействии этносов на историческом пути. Особенно меня интересуют взаи- моотношения тюрко-славянских культурных миров» [10. С. 8].Главные причины авторской этимологизации в поэзии - активизация образ- ных средств, стремление к преодолению автоматизма речи, поиск «незамутнен- ного смысла». Однако в поэтическом языке O. Сулейменова не менее значитель- ным фактором обращения к этимологизации, по-видимому, явилось его двуязы- чие. Повышенное вникание к слову как характерная черта двуязычных индивидов отмечалась еще Л.В. Щербой: «соприкосновение одного языка с другим на почве сравнений, - как одна и та же мысль в разных языках по-разному выражена, - естественным образом останавливает на средствах выражения и делает человека внимательным к тонким нюансам мысли и чувства. Это делает его, естественно, более восприимчивым к анализу и восприятию слова, произносимого и читае- мого» [11. С. 60].Этимологизация в поэзии Сулейменова не сводится только к художественно- эстетическому использованию подлинной этимологии, восстановлению утра-ченных связей между словами. Наделение безоб´разного слова внутренней формойпроизводится посредством поэтической, или ложной этимологии, паронимиче- ской аттракции.Понятие «внутренняя форма слова», или «ближайшее этимологическое зна- чение», введенное в свое время А.А. Потебней, было переосмыслено Г.O. Вино- куром применительно к языку как произведению искусства: «Смысл литератур- но-художественного произведения представляет собой известное соотношение между прямым значением слов, которыми оно написано, и самим содержанием». [4. С. 55].Актуализации внутренней формы слова в поэтическом тексте способствует авторская этимологизация, включающая подлинную этимологию, поэтическую, или мнимую, ложную этимологию, а также паронимическую аттракцию. «Суще- ствует как бы целая шкала этимологизаций: от прямой и непосредственной, до... связывания очень далеких и даже не очень похожих слов» [2. С. 15].Термин «ложная этимология» представлен в Словаре лингвистических терми- нов О.С. Ахмановой как «новое осмысление заимствованного или исконного слова, основанное на ошибочном понимании этимологического состава» [3. С. 102].Наиболее удачным применительно к художественному слову, видимо, можно считать термин «поэтическая этимология», введенный Г.O. Винокуром и зафик- сированный в Поэтическом словаре А. Квятковского. По Квятковскому, поэти- ческая этимология - «это вид двойного или тройного параллелизма, когда поэт подбирает к первому члену сопоставления фонетически близкие слова, подчер- кивая тем самым единство звуковой структуры стиха [6. С. 201].В числе описываемых нами художественно-поэтических приемов существует и намеренная этимологизация, когда автор, не претендуя на подлинность этимо- логии, тем или иным способом эту этимологизацию подчеркивает, в отличие от паронимической аттракции, основанной именно на контекстуально-ассоциатив- ных связях близкозвучных слов.Таким образом, авторская этимологизация Сулейменова, выраженная в вос- становлении подлинной этимологии, в поэтической этимологии, паронимической аттракции, предстает как один из способов отражения картины мира поэта. Ин- тересной в связи с этим представляется точка зрения некоторых ученых на связь этимологизации с мировидением носителей языка. Как считает Т.В. Цивьян, противопоставление научной и народной этимологии как истинной и ложной относительно. Если с точки зрения интереса к языковой истории и теории, мак- симальной исторической и хронологической глубины ценной является именно научная этимология, то с точки зрения мировидения предпочтительной может стать народная этимология, которая стремится к прояснению внутренней формы«темных» слов и удовлетворяется ближайшими семантическими сопоставлени- ями. Пока носитель традиции может объяснить происхождение лексемы, он под- держивает функционирование своей модели мира. Недаром сейчас народная этимология все шире включается на равных правах в лингвистические исследо- вания широкого плана, предполагающие не только описание семантики или исто- рии языка, но реконструкцию языкового сознания, характера языка, что, в кон- це концов, выводит и в другие области знания, связанные с представлениямичеловека о мире.Интерес к этимологическим истокам характерен для Сулейменова с самого начала его творческого пути. Это выразилось в некоторых стихотворениях в про- зе, которые вошли в один из ранних сборников поэта «Солнечные ночи».В несколько наивной форме автор пытается осмыслить свое имя Олжас: «По- здравляю тебя с тишиной, мой Рыжий»; делает попытку найти тот неуловимый корень, который объединяет племена и народы, проявляясь в разных словах:Из Китая берет начало мутная река Или,Она протекает Тянь-Шань и входит в Балхаш. Илим - приток Ангары.Из Германии в желтый Дунай несет воду Иллер. Подпирает тяжелую Миссисипи - Иллинойс. В Австрии - река ИлльПо донецким степям - Иловля. У Печоры - Ильмень, Илыч. На Аляске - Ил.Во Франции - две реки Иль. [8. С. 63].Древнее забытое имя Земли. Илиада - не от этого ли корня? Ильхан - земельный хан.Ил - осадок на дне рек и морей. Лес - желтый продукт половодья. Ли - катайская мера дорог.Лье - французская мера дорог. Миля - похоже?По-казахски ель - земля.А в самом слове - Земля разве не слышится корень - иль?Реки мутные от глины несут на поле из глубоких вековзагадочный корень - Иль... [8. С. 15].Молодого поэта волнует вопрос: нет ли древней связи между этими словами разных языков? И этот интерес к Корню станет определяющим в последующие годы, хотя и не выражаясь так явно.Рассмотрим некоторые примеры, связанные с восстановлением утраченных языковых связей, т.е. с подлинной этимологией.Благодаря актуализации внутренней формы в рамках поэтического произве- дения эти этимологические связи реставрируются неожиданным образом:Все несвободнее свобода, она сегодня нарасхват - кинозвезда,словечко, мода,цветастый задник для эстрад,жизнь превращается в живот [8. С. 73].В этом отрывке из стихотворения «Рассуждения кенийского поэта: ямбом о верлибре» (1970), обличающем опошление жизни, характерной является фраза:«жизнь превращается в живот», противопоставлены этимологически близкие слова - отвлеченное существительное «жизнь» и конкретное «живот». В автор- ском употреблении лексемы «жизнь» совмещается, по-видимому, несколько зна- чений: «существование; реальная действительность» и - самое главное - «дея- тельность человека», иначе не было бы самого противопоставления.Современное значение слова «живот» - «часть тела; желудок» - является ре- зультатом тех изменений, которые произошли в этом слове, ранее заключавшем в себе несколько смыслов: «существование, органическая жизнь; земная жизнь; состояние человека от рождения до смерти; характер жизни; живое существо; отдельная часть тела (желудок)» [9. С. 44]. Синкретичное по семантике древнее слово потеряло со временем все значения, кроме последнего, конкретного -«часть тела, желудок». Слово «живот» включало и значения, связанные с форма- ми духовной жизни, однако уже в XI веке для выражения этих значений стало употребляться заимствованное из болгарского языка новообразование жизнь, которое «начало катализирующий процесс совмещения с однозначными словами и стало литературным словом русского языка» [4. С. 222]. В результате в совре- менном русском языке мы имеем абстрактное слово «жизнь» и конкретное, со сниженной семантикой «живот», этимологическая связь между которыми осоз- нается не всеми носителями языка. Повторяя историю слова «живот» примени- тельно к лексеме «жизнь», Сулейменов показывает процесс деградации человека, опошление его жизни, постепенное сведение деятельности в высшем понимании этого слова как жизни духовной к никчемному существованию, удовлетворению чисто физиологических потребностей.«Жизнь превращается в живот» - емкий образ, вбирающий в себя смысл пре- дыдущих строк.Довольно интересным аспектом исследования поэтического языка Сулейме- нова в данном направлении является билингвизм. Образность, ассоциативная основа родного языка позволяют поэту находить возможности для этимологизи- рования и актуализации внутренней формы казахского слова. Тема родного го- рода - Алма-Аты - одна из любимых в его творчестве:Альп-Ата.Твой ледник обжигающе бел, Твои реки щекочут Лавинные горы.Не прощай, Альп-Ата, Если кто-то пропел Раньше нас твое имя,Моя белогорлая. [8. С. 15].«Колумбийцы! Шумим, ребята! Запевайте свой гимн -«Алма-матер!»Ударение - не самое главное Я кощунствую -«Альма-Ата!» [8. С. 78].В Алма-ТауВ жестоком молчании масиво тел Колыхалось, как море [6. С. 85].…Все не так.Все не так, Булбул.Альма-Тау сожженный брошу. В самый нищий уйду аул.Два клочка запашу под просо... [8. С. 52].Поэтическая этимология позволяет автору интерпретировать название города по-своему. Сулейменов изменяет начальную часть названия: Альп в переводе на казахский язык означает «исполин», Ата - «дед, отец». Любимый город, окру- женный горами, сверкающие вершины пика Абая, быстрые горные реки - суть образного содержания переосмысленного названия.Поэтическое Альма-Ата объясняется контекстуальным сближением с «альма- матер».Изменение Алма-Ата в сулейменовское Альма-Тау связано с казахским вари- антом названия города: «Алматы» (алматъ). В отличие от народной этимологии, которая расшифровывает название Алма-Ата как «отец яблок», подлинная эти- мология связана с казахской огласовкой «Алматы» - «яблочный, яблоневый», где ты - аффикс принадлежности. Сулейменов предлагает свою этимологическую версию, воспроизводя возможный первоначальный облик топонима - Альма- Тау, буквально «яблоневая гора». В таком случае конечное - ты (-тъ) может быть следствием фонетического стяжения слова, редукции конечного звука: тау - тъ.Но не исключено, что такое преобразование явилось результатом контамина- ции названия города и горного хребта: Алма-Ата - Алатау. Возможно, автором были использованы оба приема, позволяющие максимально оживить внутреннюю форму слова. Примечательно, что этот «древний» вариант названия города функ- ционирует в контекстах, связанных с далеким историческим прошлым.Однако указанные преобразования доступны восприятию не каждого русско- го читателя, так как отражают авторское осмысление казахских слов.Трансформации слова могут быть понятны человеку, знакомому с реалиями - городом Алма-Ата и горным хребтом Алатау. Окказиональное образование Альп- Ата требует специального комментария. Как видим, образы не находят и контек- стуальной поддержки, поэтому их семантический объем понятен только двуя- зычному читателю.© Утепова Р.И., 2017

Rauza Imangalievna Utepova

Казахский национальный университет им. аль-Фараби

Author for correspondence.
Email: roza_utepova69@mail.ru
пр. аль-Фараби,71, Алматы, Казахстан

  • Anninsky L. Proidi skvoz’ debri [Passing through the jungle]. Vmeste s Olzhasom [Together with Olzhas]. RDW­Baumbach, Germany, 1996. Pp. 121—129.
  • Anninsky L. Mezhdu svobodoi i rodinoi [Between freedom and will]. Rodina [Homeland]. M.: Publishing house of the magazine “Rodina”, 2004. Vyp. № 2. Pp. 23—25.
  • Akhundov M.D. Kontseptsiyi vremeni i prostranstva: proiskhozhdeniye, evolyutsiya, perspectivy [Concepts of time and space: the origins, evolution, prospects]. M .: Nauka, 1982. 222 pp.
  • Atakhodzhaev A.A. Rol’ tyurko­sogdianskogo bilingvizma v istorii tsivilizatsii Srednei Azii [The role of the Turkic­Sogdian bilingualism in the history of civilization of Central Asia]. Materialy mezhdunarodnoi konferetsii Yazyk i Kul’tura [Proceedings of the II International Conference “Language and Culture”]. Philology. 17—21 September. 2003. P. 577.
  • Vinogradov V.V. O yazyke literatury [On the language of literature]. M., 1980. 360 pp.
  • Veselovsky A.N. Istoricheskaya poetika [Historical poetika]. M.: Vysshaya shkola, 1989. 406 pp.
  • Gumilyov L.N. Drevniye tyurki [Ancient turks]. M.: Science, 1967. 504 p.
  • Suleimenov O. Esse. Publitsistika. Poemy. Stikhi [Essay. Reading. Poems.Lirics]. Alma­Ata: Zhalyn, 1990.
  • Suleimenov O. Interviu gazete “Pravda” [Interviews at “Pravda” newspaper]. 27.01.1989.
  • Karatayev M.K. Dym otechestva: ob Olzhase Suleqmenove [The smoke of the fatherland: On Olzhas Suleimenov]. Ot domry k knige. Statyi [From dombra to book. Articles]. M.: Soviet writer, 1969. Pp. 391—397.
  • Sczerba L.V. Yazykovaya Sistema i rechevaya deyatel’nost’ [Language system and speech activity]. L., 1974.

Views

Abstract - 581

PDF (Russian) - 273

PlumX


Copyright (c) 2017 Утепова Р.И.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.