Digital Transformation of the Educational Process under the Influence of the Spread of a New Coronavirus Infection in Russia

Cover Page

Cite item

Abstract

In 2020, the world community faced a particularly acute crisis in the form of the spread of a new coronavirus infection. People need to observe the regime of self-isolation to preserve life and health, therefore transformation of all society spheres is taking place. Education is of particular interest for researchers because these processes are not possible to pause for a long time. The only viable option for the implementation of the educational process in many countries is the transition to distance learning. The article examines the features of the transition to online education in Russia and analyzes the consequences of changes in the systems of school and higher education. The authors also believe that the pandemic has led to a sharp increase in the demand for various online courses and platforms.

Full Text

В последние десятилетия произошли изменения в различных сферах жизнедеятельности общества, связанные прежде всего с фактором быстрого развития информационных технологий. В это же время происходит скоростное развитие цифровых коммуникаций, в частности, появление и развитие Интернета, а также сопутствующих нововведений, таких как создание различных баз данных, повсеместная цифровизация различных организаций, учреждений, в том числе и в сфере образования. Учитывая тот факт, что цифровые технологии на тот момент стали жизненно необходимым трендом для всего мира [1], а в настоящее время являются неотъемлемой частью жизни общества, то можно сделать вывод о том, что предпосылки к введению, развитию, а также исследованию, учреждению новых видов и способов функционирования информационно-коммуникационных технологий были заложены уже на начальной стадии их применения. Следует отметить, что изначально введение цифровых технологий, а именно обеспечение бесперебойного обмена информацией в любое время, возможность коммуникации между людьми, находящимися в различных точках земного шара, разработка и внедрение различных информационных программ и платформ, которые обеспечивают решение целого ряда вопросов «здесь и сейчас», например «Сбербанк онлайн», приложение Microsoft Teams и др. характеризовалось стремлением различных экономических игроков угодить потребителю, что давало толчок развитию рынка услуг в сфере информационных технологий, однако имело, несомненно, коммерческий характер. В 2020 году все сферы деятельности общества претерпели революционные изменения в связи с распространением новой коронавирусной инфекции Covid-19, опасной для жизни и здоровья человека. В связи с характерными особенностями новой болезни сфера информационно-коммуникационных технологий стала единственно способной обеспечить работу основных служб и компаний без физического контакта людей друг с другом. В сложившейся ситуации мировое сообщество, в частности Российская Федерация, стало активно использовать накопленный в указанной сфере потенциал для реализации различных задач в области обеспечения своего функционирования [2]. Авторы полагают, что отдельное место при обсуждении данной проблематики занимает сфера образования. Такой вывод следует из специфики распространения вируса, из-за чего необходимо ограничивать контакты между людьми, особенно в ограниченном пространстве, а также из-за невозможности остановить учебный процесс в стране на долгий срок. Если учитывать только школьное образование, по данным Росстата в 2018 году в России насчитывается около 42 тыс. образовательных учреждений, в которых обучаются 15705,9 тыс. человек. Численность обучающихся в вузах составила примерно 4,1 млн человек, общее количество учреждений - 724 [3]. Необходимо отметить такое явление, как неоднородность распределения ресурсов по субъектам страны. Справедливым представляется замечание о том, что, например, столица, будет лучше обеспечена материальными и финансовыми ресурсами в большей мере из-за своего специфического статуса, сосредоточения финансовых потоков, стремления многих компаний учредить в ней свои филиалы, что означает поступление налогов и взносов в казну и т.д., чем любой другой регион. Отдельно следует отметить тот факт, что в соответствии с Указом Президента [4] принятие решения о введении карантинных мер в субъектах России ложилось на глав регионов, которые должны были опираться на эпидемиологическую ситуацию. В данном ключе для исследователей представляются принципиальными вопросы о том, каким образом происходил переход на дистанционное обучение в школах и вузах столицы и регионов, а также о том, возросла ли популярность образовательных онлайн-курсов в период пандемии и какой вклад в обеспечение дистанционного образования они внесли. Как известно, Москва является одним из богатейших субъектов Российской Федерации. Власти города осознали преимущества цифровизации, в частности в образовании, и проводили работу по внедрению электронных технологий в жизнь горожан еще до пандемии. Примером этого может служить создание электронных ресурсов, таких как портал Правительства Москвы, с помощью которого москвичам можно было получить большой спектр услуг онлайн. В сфере образования также проводилась значительная работа. Примером является запуск осенью 2018 года проекта Московская электронная школа, который объединяет в себе около 1,5 тыс. школ, содержит различные материалы, а также позволяет, с использованием современных интернет-технологий, распределять персональные задания школьникам [5]. Специалисты, которые разрабатывали проект, придерживались требований Правительства Москвы, одним из которых была возможность подключаться к порталу даже с самых бюджетных мобильных устройств. Благодаря этому почти все школьники могут успешно использовать портал в режиме реального времени. Приведенный проект является далеко не единственным. Московскими школами используются такие системы удаленного образования, как «Учи.ру» и «Яндекс.Учебник». Инструментом для подачи материалов ученикам были также различные платформы для видеоконференций, такие как Zoom, а также Microsoft Teams. Они активно использовались до обострения эпидемиологической обстановки в стране как образовательными учреждениями, так и представителями бизнес-сообщества. Тем не менее, отмечалось, что приведенные программы эффективно работают только в отношении семей, в которых от одного до двух-трех детей. Все дело в том, что часто онлайн-уроки проводятся в одно и то же время, поэтому дети из разных классов должны присутствовать на уроках одновременно. Логично предположить, что при большем количестве детей в семье явно могут возникнуть проблемы с посещением занятий. Помимо таких ячеек общества существуют еще малообеспеченные семьи1, которые не могут позволить себе приобрести необходимые для удаленной работы технологические ресурсы. Школы, хотя и располагают планшетами или компьютерами, не могут передать их во временное пользование ученикам по примеру учебников и раздаточных материалов, из-за того, что такой процесс попадает под юрисдикцию имущественных отношений. Если опираться на существующий закон, то «имущество, принадлежащее учреждению, или казенному предприятию на основе оперативного управления, может быть передано в безвозмездное пользование с согласия собственника этого имущества» [6]. Это означает, что для получения оборудования между школой и родителями должен быть заключен гражданский договор, который в условиях пандемии заключить не представляется возможным с большей частью таких семей. После введения Указом Президента карантинных мер, были разработаны необходимые нормативно-правовые акты, которые регулировали деятельность образовательных учреждений в период карантина [7, 8]. Таким образом, представляется, что на момент введения карантинных мер, в частности, учреждения дистанционного образования, власти Москвы были готовы выполнить требования за счет подготовленной ранее материальной базы. Необходимо было лишь настроить ресурсы на бесперебойную работу в режиме повышенной активности пользователей. Похожий алгоритм был использован и при переводе образовательных учреждений высшего образования города Москвы на удаленную работу. Во всех московских вузах существуют собственные образовательные порталы и платформы, которые позволяют размещать задания для студентов, обмениваться необходимой информацией с преподавателями, а также содержат необходимые базы данных. В качестве примера можно привести Российский университет дружбы народов, в котором была разработана и введена в эксплуатацию Телекоммуникационная учебная информационная система (ТУИС) [9]. С помощью этой системы преподаватели размещали необходимые материалы, задания, проводили аттестации и проверки, а также экзамены. Следует отметить тот факт, что даже проведение государственного экзамена по окончании университета проходило с использованием этой системы в совокупности с программой прокторинга Examus [10], разработанной для предотвращения недобросовестных попыток списывания, а также проведения контроля соблюдения регламента экзамена путем осуществления аудио- и видеозаписи всего процесса. Студенту, проходящему экзамен, необходимо было авторизироваться с помощью паспорта гражданина РФ. Такая же модель была применена и при проведении вступительных испытаний в вуз летом 2020 года для абитуриентов. Образовательные организации в регионах также вынуждены были ввести формат дистанционного обучения, подчиняясь как региональному, так и федеральному законодательству. Так, например, в лицее № 35 г. Ставрополя Ставропольского края согласно информационному порталу образовательной организации [11] для обеспечения образовательного процесса в условиях пандемии были использованы телекоммуникационные технологии, которые позволили проводить занятия онлайн, соблюдая меры обязательной самоизоляции граждан весной 2020 года. Также был определен перечень необходимых технологических ресурсов (компьютер, подключенный к сети Интернет, принтер, сканер, камера), которыми должен быть укомплектован школьник во время дистанционного обучения, а также количество семей, которым необходимо предоставить упомянутый перечень, для чего заблаговременно были заключены гражданские договоры в соответствии с законодательством РФ. Также следует отметить тот факт, что все регионы ориентировались на одни и те же нормативно-правовые акты в отношении регулирования дистанционного обучения, из чего возникает вывод о том, что все субъекты в данном ключе действовали примерно одинаково. Такое мнение возникло после изучения нормативно-правовой базы региональных правительств, в частности Калининградской области [12] и Ставропольского края [13]. Следует также отметить, что образовательные организации в регионах провели переход на дистанционное обучение более «безболезненно» по сравнению со столичными. В связи с чем возникает вопрос: почему в регионах смогли вовремя обеспечить школьников необходимыми ресурсами, а в Москве нет? Все дело в том, что в соответствии с Указом Президента субъекты страны могли либо вводить, либо не вводить режим обязательной самоизоляции на свое усмотрение. В связи с этим упомянутый режим в субъектах был введен позже, чем в Москве, что позволило, учитывая пример столицы, заранее провести подготовительные мероприятия. Следует отдельно отметить невозможность введения дистанционного формата обучения в маленьких отдаленных деревнях и селах из-за технологической отсталости данных территорий, отсутствия инфраструктуры и прочих факторов. Однако, по мнению авторов, введение или отсутствие дистанционного обучения там - вопрос не принципиальный. Исходя из того, что в более крупных поселениях, районных центрах, а также приближенных к ним населенных пунктах, существуют возможности, а также необходимость перевести учеников школ на удаленное обучение с применением сети Интернет, а численность населения в подобных поселениях значительно выше, чем в удаленных деревнях и селах в силу целого ряда различных причин, то можно сказать, что практическая необходимость введения специальных мер в образовательном процессе отсутствует. Часто в таких школах обучается небольшое количество учеников, а классы составляют менее 20 учеников. Вузы, на наш взгляд, являются более мощными и самостоятельными элементами системы образования страны, нежели школы. Поэтому каждый вуз мог дополнить регламент о переходе на дистанционное обучение различными оригинальными положениями. Хотелось бы привести Ставропольский государственный аграрный университет (СтГАУ) в качестве примера. Так, руководство СтГАУ приняло принципиальные меры в отношении защиты кандидатских диссертаций [14], а именно все защиты, назначенные на период с апреля по июнь, были перенесены на более поздние даты. Защиты ВКР у магистров и бакалавров, прошли в дистанционном режиме с использованием телекоммуникационных технологий [15], как и проведение вступительных испытаний при поступлении [16]. В остальном же вуз ориентировался на общероссийскую практику. Также следует отметить тот факт, что длительность дистанционного обучения была меньше, чем, например, в Москве, из-за различий в эпидемиологической ситуации столицы и Ставропольского края. Следует также отдельно отметить и вклад различных онлайн-курсов и платформ, который был внесен в процесс самообразования граждан во время пандемии. Можно сказать, что указанные программы были популярны всегда. Однако во время действия ограничительных мер наблюдался стремительный рост их популярности. Так, по информации аналитиков из Skillbox [17], во время введения режима самоизоляции люди начали чаще обращаться к различным образовательным ресурсам. С началом карантина количество выполняемых заданий выросло на 40%, а по сравнению с 2019 годом - на 150%. Таким образом, исходя из приведенной информации, можно прийти к следующим выводам: во-первых, цифровая трансформация системы образования России началась давно, а во время введения ограничительных мер был использован накопленный потенциал процесса. Во-вторых, деятельность школ на дистанционном обучении была достаточно жестко регламентирована законодательством, причем следует отметить, что особых различий между федеральными законами и региональными не наблюдалось. Однако в связи с неоднородностью распространения инфекции в стране столица, например, полностью не смогла обеспечить малоимущие и многодетные семьи необходимой технической составляющей, в отличие от регионов, которым различия в скорости распространения позволили заблаговременно подготовиться. В отношении вузов страны можно определить следующее: являясь более самостоятельными единицами, имея свои экономические мощности, учреждения высшего образования могли позволить себе не только следовать законодательству страны в отношении образовательного процесса, но и создавать какие-либо нововведения в данной отрасли, с учетом региональной и отраслевой специфики, которые не противоречили бы нормативно-правовой базе. Основываясь на приведенных примерах введения дистанционного обучения, можно сказать, что процесс внедрения новых образовательных стандартов был в большей степени успешным. Можно сделать прогноз относительно того, что во все сферы деятельности общества, в частности и в образование, с течением времени все более и более будут внедряться современные технологии, в том числе и для дистанционного обучения. Однако сразу следует отметить, что авторам не кажется возможным полный перевод участников образовательного процесса на уделенное обучение из-за того, что помимо знаний участие в упомянутом процессе позволяет более успешно социализироваться. Думается, что дистанционные занятия не смогут заменить живое общение по линиям учитель-ученик, учитель-учитель, а также ученик-ученик.

×

About the authors

Denis G. Malov

Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

Author for correspondence.
Email: 1032160990@rudn.ru

MSc of the Department of State and Municipal Management

Miklukho-Maklaya str., 6, Moscow, Russian Federation, 117198

Sabina Tyshtykbaeva

Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

Email: 1032164393@rudn.ru

MSc of the Department of State and Municipal Management

Miklukho-Maklaya str., 6, Moscow, Russian Federation, 117198

References

  1. Fedotova V.S., Boronenko T.A. Predposy’lki cifrovoj transformacii rossijskoj sistemy’ obrazovaniya [Prerequisites for the Digital Transformation of the Russian Education System]. Vestnik Samarskogo universiteta. 2020;26(2):70–78 (In Russ.). https://doi.org/10.18287/2542-0445-2020-26-2-70-78
  2. Prikaz № 103 ot 17 marta 2020 goda “Ob utverzhdenii vremennogo poryadka soprovozhdeniya realizacii obrazovatel’ny’x programm nachal’nogo obshhego, osnovnogo obshhego, srednego obshhego obrazovaniya, obrazovatel’ny’x programm srednego professional’nogo obrazovaniya i dopolnitel’ny’x obshheobrazovatel’ny’x programm s primeneniem e’lektronnogo obuchenie i distancionny’x obrazovatel’ny’x texnologij” [Order No. 103 of March 17, 2020 “On Approval of the Temporary Procedure for Supporting the Implementation of Educational Programs of Primary General, Basic General, Secondary General Education, Educational Programs of Secondary Vocational Education and Additional General Education Programs Using E-learning and Distance Learning Technologies”]. URL: https://docs.edu.gov.ru/document/d8273e59ca68baf01b8a30ad3fe33ee8/. Accessed: 12.02.2021 (In Russ.).
  3. Ministerstvo Prosveshhenija RF [Ministry of Education of the Russian Federation]. URL: https://docs.edu.gov.ru/document/66ab2b7c2368e3b463e9. Accessed: 12.02.2021 (In Russ.).
  4. Ukaz Prezidenta Rossijskoj Federacii o merax po obespecheniyu sanitarno-e’pidemiologicheskogo blagopoluchiya naseleniya na territorii Rossijskoj Federacii v svyazi s rasprostraneniem novoj koronavirusnoj infekcii (COVID-19) [Decree of the President of the Russian Federation on Measures to Ensure the Sanitary and Epidemiological Welfare of the Population on the Territory of the Russian Federation in Connection with the Spread of a New Coronavirus Infection (COVID-19)]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_349217/. Accessed: 12.02.2021 (In Russ.).
  5. Moskovskaya e’lektronnaya shkola [Moscow Electronic School]. URL: https://www.mos.ru/city/projects/mesh/. Accessed: 12.02.2021 (In Russ.).
  6. Grazhdanskij kodeks Rossijskoj Federacii [The Civil Code of the Russian Federation]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5142/. Accessed: 12.02.2021 (In Russ.).
  7. Ukaz Me’ra Moskvy’ № 20-UM ot 14 marta 2020 goda [Decree of the Mayor of Moscow No. 20-UM dated March 14, 2020]. URL: https://www.mos.ru/upload/documents/docs/20-YM.pdf. Accessed: 12.02.2021 (In Russ.).
  8. Prikaz № 125 ot 25 marta 2020 goda “O deyatel’nosti organizacij, naxodyashhixsya v vedenii Ministerstva prosveshheniya Rossijskoj Federacii, v usloviyax preduprezhdeniya rasprostraneniya koronavirusnoj infekcii na territorii Rossijskoj Federacii” [Order No. 125 of March 25, 2020 “On the Activities of Organizations under the Jurisdiction of the Ministry of Education of the Russian Federation in the Conditions of Preventing the Spread of Coronavirus Infection in the Territory of the Russian Federation]. URL: https://docs.edu.gov.ru/document/d8273e59ca68baf01b8a30ad3fe33ee8/. Accessed: 12.02.2021 (In Russ.).
  9. Prikaz Rektora RUDN №426/r ot 16 marta 2020 goda “Ob izmeneniyax v organizacii uchebnogo processa po obrazovatel’ny’m programmam ochnoj formy’ obucheniya v vesennem semestre 2019/2020 gg.” [Order of the Rector of the RUDN No. 426/r dated March 16, 2020 “On Changes in the Organization of the Educational Process for Full-time Educational Programs in the Spring Semester 2019/2020”] (In Russ.).
  10. Examus. URL: https://ru.examus.net. Accessed: 12.02.2021 (In Russ.).
  11. Lyceum № 35 Stavropol. URL: http://lic35.ru/index.php?id=85. Accessed: 12.02.2021 (In Russ.).
  12. Prikaz 362/1 Ministerstva obrazovaniya Kaliningradskoj oblasti “Ob organizacii obrazovatel’noj deyatel’nosti v organizaciyax, realizuyushhix obrazovatel’ny’e programmy’ nachal’nogo obshhego, srednego obshhego, osnovnogo obshhego obrazovaniya v usloviyax rasprostraneniya novoj koronavirusnoj infekcii na territorii Kaliningradskoj oblasti” [Order 362/1 of the Ministry of Education of the Kaliningrad Region “On the Organization of Educational Activities in Organizations Implementing Educational Programs of Primary General, Secondary General, Basic General Education in the Conditions of the Spread of a New Coronavirus Infection in the Kaliningrad Region”]. URL: https://edu.gov39.ru/upload/iblock/41e/41ef23807f5941. Accessed: 12.02.2021 (In Russ.).
  13. Postanovlenie gubernatora Stavropol’skogo kraya № 127 ot 3 aprelya 2020 goda o vnesenii izmenenij v postanovlenie gubernatora Stavropol’skogo kraya № 119 [Resolution of the Governor of the Stavropol Territory No. 127 of April 3, 2020 on Amendments to the Resolution of the Governor of the Stavropol Region No. 119]. URL: https://stavregion.ru/_/lawbase/2020/04/127.pdf. Accessed: 12.02.2021 (In Russ.).
  14. Ob’’yavleniya o zashhite kandidatskix dissertacij [Announcements about the Defense of PhD Thesis “Stavropol State Agrarian University”]. URL: http://www.stgau.ru/science/dis/dis.php. Accessed: 12.02.2021 (In Russ.).
  15. Polozhenie o poryadke provedeniya gosudarstvennoj itogovoj attestacii po obrazovatel’ny’m programmam vy’sshego obrazovaniya – programmam bakalavriata, specialiteta i magistratury’ v FGBOU StGau [Regulations on the Procedure for the State Final Certification of Educational Programs of Higher Education – Bachelor’s Degree, Specialty and Master’s Degree Programs in the FSUE StGAU]. URL: http://www.stgau.ru/company/cuup/polog/12.pdf. Accessed: 12.02.2021 (In Russ.).
  16. Polozhenie o prieme studentov v 2020 godu [Regulations on the Admission of Students in 2020. Stavropol State Agrarian University]. URL: http://new.stgau.ru/vikon/sveden/files/2(2).pdf. Accessed: 12.02.2021 (In Russ.).
  17. Skillbox. URL: https://skillbox.ru/. Accessed: 12.02.2021 (In Russ.).

Copyright (c) 2022 Malov D.G., Tyshtykbaeva S.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies