Peculiarities of the Contemporary State Youth Policies in Russia and the United States: Comparative Analysis

Cover Page

Cite item

Abstract

This article examines the main causes and processes for the development of US public youth policy due to legal regulation of governmental and public institutions. The research identifies the main legal terms used by American and Russian legislators and the systems of youth policy, analyze the mechanisms of functioning of state and public institutions for working with youth. In addition, the study provides examples of the implementation of youth policy in the United States and the Russian Federation at the federal, regional and municipal (local) levels.

Full Text

Актуальность исследования Многие годы государственный аппарат Российской Федерации последовательно придает особое значение роли молодежи и подрастающего поколения в процессе модернизации и развития современного российского общества. Оценки особенной важности данной роли нашли отражение в ряде президентских указов, государственных программах и концептуальных документах общенационального значения, таких как Государственная программа Российской Федерации «Реализация государственной национальной политики», утвержденная постановлением Правительства от 29 декабря 2016 г. № 1532 [1]; Федеральный закон от 30 декабря 2020 г. № 489-ФЗ «О молодежной политике в Российской Федерации» [2] и другие. Несмотря на существенную поддержку и колоссальное финансирование мер по развитию государственной молодежной политики в России, ситуация остается сложной. В связи с ростом естественной убыли населения в Российской Федерации особую актуальность приобретает вопрос о преодолении негативных демографических тенденций путем модернизации государственных подходов по снижению смертности, безработицы и прочих негативных факторов, влияющих на условия демографического потенциала среди современных молодых семей. В данном контексте представляется интересным опыт Соединенных Штатов Америки, которые демонстрируют гибкость системы поддержки увеличения народонаселения и ГМП. Следует отметить, что действующая в США модель молодежной политики предполагает предоставление государственной поддержки лишь наименее защищенным и неблагополучным категориям молодежи, при этом опыт ее реализации преимущественно свидетельствует об эффективности. При этом жестко регламентируется порядок расходования средств и категории получаемой помощи. В этом - принципиальное отличие от западноевропейской модели, в рамках которой государство несет ответственность за интеграцию молодежи в общество. Теоретическое основание Начало теоретическому осмыслению феномена молодежи было положено в 30-40-е гг. XX в. Наиболее важными подходами к изучению молодежи являются: психоаналитический Э. Эриксона, Р. Бенедикта [3] и др., структурно-функциональный Т. Парсонса [4], С. Айзенштадта [5], М. Титма [6] и др., субкультурный С. Коэна [7], П. Уиллмота [8] и др., культурологический А. Шюца [9], П. Бергера [10], К. Мангейма [11], М. Мида [12] и др. В контексте актуализации в США и РФ роли законотворческих проектов по работе с молодежью особое внимание стоит уделить исследованиям Д. Блума, раскрывающим в своих работах современные тенденции развития российской и молодежной политики. Затрагивая в своих работах проблему культурной гибридизации в своих исследованиях, Блум [13] поднимает вопрос о роли государственных структур, ответственных за вовлечение молодых людей в социальную, экономическую и политическую жизнь государства. В связи с этим данная работа фокусируется на правовых особенностях работы государственных органов США и РФ в сфере молодежной политики. Методология исследования Для исследования причинно-следственных связей развития молодежной политики в США и РФ, а также факторов, обуславливающих актуальность данной сферы, был выбран ретроспективный метод. Культурологический подход использовался для исследования проблем молодежи с точки зрения преобладающего в обществе культурного фона. Структурно-функциональный подход позволил выявить суть фундаментальных противоречий в отношениях молодежи и общества. Помимо этого для определения государственных и негосударственных акторов, задействованных в разработке и реализации мер, направленных на работу с молодежью, был выбран системный подход в исследовании. Основные предпосылки необходимости законодательного регулирования ГМП (кейсы, события и факторы, актуализирующие развитие законодательства в сфере работы с молодежью в США и РФ) Соединенные Штаты Америки. Формирование национальной молодежной политики в США обусловлено необходимостью поддержки таких «подверженных риску» групп, как: приемные дети, бездомная молодежь, а также люди, вовлеченные в систему ювенальной юстиции. Данные категории граждан, при переходе ко взрослой жизни, страдают от осложнения таких проблем, как: включение молодых людей в семейные конфликты (что препятствует здоровому психоэмоциональному развитию), проблемы с трудовой занятостью (которая, в свою очередь, обеспечивает адекватную заработную плату), препятствия в получении медицинского страхования и т.д. На данный момент Федеральное правительство не приняло ни одной всеобъемлющей федеральной политики или законодательного инструмента, который позволил бы решать проблемы, с которыми сталкивается молодежь, относящаяся к группе риска, в подростковом возрасте или при переходе к взрослой жизни. Американская федеральная молодежная политика базируется на основе многочисленных программ, разработанных в начале XX века и расширенных в рамках инициатив «Великого общества». Эти программы, сосредоточенные в шести областях - развитие рабочей силы, образование, ювенальная юстиция и профилактика преступности, социальные услуги, общественное здравоохранение, а также национальная и общественная работа - предоставляют уязвимой молодежи возможность развить навыки, которые помогут ей во взрослой жизни. К началу 2000-х годов Конгресс США рассмотрел такие ключевые законодательные акты в сфере молодежной политики, как «Блок-грант на развитие общин молодежи» 1995 года и Закон «О молодых американцах» 2000 года, направленные на «улучшение предоставления услуг уязвимой молодежи» [14]. Данные законодательные проекты обязали муниципалитеты оказывать всестороннюю помощь молодым людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Тем не менее, несмотря на комплекс федеральных услуг и мероприятий для социально-незащищенной молодежи, многие из программ не были преобразованы в скоординированную систему поддержки. В связи с этим федеральные законодательные органы периодически предпринимают усилия по разработке всеобъемлющей федеральной политики в отношении молодежи. Таким образом, в 2009 году Конгресс принял закон (Федеральный закон Тома Осборна о координации деятельности, касающейся молодежи, P.L. 109-365), который уполномочивает федеральное правительство создать Совет по делам молодежи в целях улучшения координации федеральных программ, работающих с молодежью [15]1. Совет по делам молодежи создан не был, однако еще в 2008 году была созвана Межведомственная рабочая группа по молодежным программам (Interagency Working Group on Youth Programs (IWGYP)). В состав этой Рабочей группы входят многочисленные федеральные департаменты и агентства, которые занимаются решением общих задач, стоящих перед молодежью. На момент 2021 года данное ведомство занимается разработкой межведомственных инициатив, а также координирует работу всех федеральных учреждений, курирующих молодежную политику. Российская Федерация. В российской историографии можно выделить ряд комплексных работ, подробно раскрывающих особенности становления и изучения молодежной политики в РФ [16; 17; 18], большое число диссертационных исследований, подробный обзор которых представлен в научной статье доцента исторического факультета Иркутского государственного университета [19], а также докладов аналитических управлений, дающих всесторонний обзор законодательному аспекту работы с молодежью до принятия поправок в российскую Конституцию в 2020 году [20]. Отдельного внимания, по нашему мнению, заслуживает доклад эксперта Совета Европы по вопросам гражданского образования молодежи Анатолия Ермолина «О молодежной политике как национальной системе воспитания и подготовки провинциальных кадров» 2014 года [21], представленный на заседании Комитета гражданских инициатив в июне 2014 г. Авторы доклада акцентировали внимание на необходимости разработки национальной стратегии развития молодежи могли с одновременным вовлечением к ее созданию и реализации широкого круга образовательных учреждений, общественных организаций, бизнес-структур и других участников [21]. На сегодняшний день представляется возможным констатировать, что результатом многолетней работы в области формирования и реализации молодежной политики в Российской Федерации стало принятие Федерального закона «О молодежной политике в Российской Федерации» [2]. В разработке данного Закона приняли участие представили всех субъектов Российской Федерации, молодежи, общественных организаций, вузовского сообщества, что, по мнению руководителя Федерального агентства по делам молодежи Александра Бугаева, позволит развивать в дальнейшем отраслевое законодательство и выступит неким вектором для многих подзаконных актов в будущем [22]. Пандемия COVID-19 выявила множество проблем, связанных с поддержкой молодежи и их семей, столкнувшихся с тяжелым финансовым положением из-за тотального локдауна, потерей работы и т.д. В связи с этим представляется необходимым анализ правового регулирования работы государственных и общественных учреждений по взаимодействию с молодежью на современном этапе. Определение релевантного опыта законодательного регулирования общественных отношений в сфере молодежной политики в США и РФ Соединенные Штаты Америки. В США имеется множество программ и инициатив, направленных на работу с молодежью на всех уровнях власти (федеральном, на уровне штатов и муниципалитетов). Спектр оказываемой поддержки включает в себя стратегии профилактики и вмешательства, касающиеся психического здоровья; предоставления безопасного жилья; возможностей доступности образования и профессиональной подготовки; подготовке к трудоустройству и т.д. Федеральной законодательной основой американской молодежной политики является документ от 2013 года под названием «Пути для молодежи» [24]. В нем ранжирован возраст, согласно которому людей до 14 лет принято считать представителями раннего подросткового возраста, с 15 по 17 лет - среднего подросткового возраста, а с 18 лет по 24 года - позднего подросткового и раннего взрослого возраста. Более того, в данной программе отображены основные цели развития американской молодежной политики, такие как: · продвижение и координация стратегии по улучшению работы федеральных, региональных и муниципальных организаций по работе с молодежью; · доказательное развитие молодежной политики на основании научно обоснованных и инновационных стратегий; · содействие вовлечению молодежи и партнерским отношениям в целях укрепления программ помощи молодежи и их семьям по всему континууму (от простого обмена информацией до целенаправленных возможностей вовлечения и принятия решений). Также он оказывает поддержку межведомственным федеральным проектам по работе с молодежью. Обязанности Рабочей группы в отношении молодежных программ были определены в Исполнительном указе 13459, изданном в 2008 году, а также в Общесистемном законе об ассигнованиях 2009 года, изданном Комитетом Палаты представителей по ассигнованиям [23; 24]. В 2009 году Омнибусным законом об ассигнованиях было дано указание Рабочей группе провести дополнительные мероприятия, а именно: запросить мнения молодежи, директоров Детского кабинета штатов и некоммерческих организаций по молодежным программам и политике; разработать всеобъемлющий стратегический план федеральной молодежной политики и подготовить рекомендации по улучшению координации, повышению эффективности и действенности программ, затрагивающих интересы молодежи. Среди региональных документов, опубликованных законодательными органами США, стоит выделить Акт о лидерстве и подотчетности, созданный многопрофильным консультативным органом - Калифорнийским советом по охране детства (California Child Welfare Council) [25]. Он отвечает за улучшение услуг для детей и семей в системе охраны детства, фокусируясь на сотрудничестве между многочисленными агентствами штата по охране детства и судами. На Совет также возложена обязанность докладывать о том, как эти обслуживающие программы по работе с детьми и суды реагируют на потребности детей, находящихся на их совместном попечении. Помимо вышеупомянутых структур, задействованных в сфере молодежной политики, можно выделить федеральные департаменты и агентства, представленные в Межведомственной рабочей группе по молодежным программам с 2016 года. Среди них можно выделить 12 министерств и более 30 подведомственных им управлений и федеральных агентств [25]. Работу министерств с молодежью можно категорировать следующим образом: 1) Роль в регулировании социальной жизни молодежи США предоставляется Министерству образования и социального обеспечения (а также его профильным шестью управлениям); Министерству здравоохранения (включающим в себя три управления и две канцелярии и один центр по контролю и профилактике заболеваний), а также Министерство юстиции (с управлениями по вопросам насилия в отношения женщин и ювенальной юстиции). 2) Особые полномочия для работы с молодежью по вопросам экономического развития США имеют Министерство сельского хозяйства (и подведомственный ему Национальный институт продовольствия и сельского хозяйства); Министерство торговли (в т.ч. Бюро переписи населения); Министерство жилищного строительства и городского развития; Министерство труда (с двумя управлениями: проф. переподготовки и занятости инвалидов), а также Министерство транспорта (с двумя управлениями, собственной корпорацией национальной и общественной службы и множеством исследовательских центров и отделов). 3) Политический аспект взаимодействия с молодежью находится в ведении Министерства обороны (Управление по делам детей и молодежи и Канцелярия помощника Министра по делам резерва); Министерства национальной безопасности США (в т.ч Федеральное агентство по чрезвычайным ситуациям); Министерства внутренних дел (Управление по делам молодежи и Бюро по делам индейцев); Государственного департамента США (Управление по глобальным вопросам молодежи и Бюро по вопросам образования и культуры). В работе вышеперечисленных ведомств также принимают участие специализированные учреждения и механизмы. Среди данных организаций можно выделить Форум по молодежным инвестициям (The Forum for Youth Investment). Форум работает с федеральными, государственными и муниципальными руководителями для оценки и согласования государственной политики в горизонтальной (межсистемной) плоскости и вертикальной (от муниципального до федерального уровня) [26]. Кроме того, стоит выделить работу «Сети Детских Кабинетов». Данная организация работает по линии детей и юношества. Большую часть обозначенной работы выполняется именно при поддержке Детских Кабинетов - советов или комиссий, состоящих из руководителей всех государственных учреждений, имеющих программы по работе с детьми и молодежью. Они регулярно собираются для координации деятельности служб, выработки общих результатов и совместного принятия решений и реализации планов, направленных на обеспечение благополучия молодых людей. Сети Детского Кабинета работают над согласованием политики на федеральном уровне, например, в партнерстве с Американскими научно-исследовательскими институтами для оказания технической помощи Межведомственной рабочей группе по молодежным программам (в настоящее время федеральное правительство является самым близким эквивалентом детского кабинета). Члены этих сетей обмениваются передовым опытом и узнают больше об инструментах, нацеленных на повышение эффективности и действенности их усилий по улучшению результатов для молодежи. Особенности реализации молодежной политики США рассмотрены на примере Штата Калифорния. В данном субъекте федерации работает Калифорнийский Совет по делам молодежи (California Youth Council). Он отвечает за обеспечение того, чтобы приемные дети и молодежь получали услуги, предоставляемые по мандату несколькими департаментами штатов [27]. С момента своего создания Совет добился определенного прогресса в достижении уставных целей путем мониторинга и отчетности по административным и судебным проектам, а также участвуя в качестве консультанта в разработке новых государственных программ. Данная организация также занимается информированием общественных и законодательных органов о новых исследованиях, касающихся повышения эффективности услуг, касающихся охраны детства. Что касается работы на уровне муниципалитетов, то на локальном уровне в Штате Калифорния действует организация California Youth Connection (CYC), работающая на уровне школ и молодежных организаций. Согласно официальным данным, данное объединение «помогает воспитанникам в возрасте 14-24 лет развивать лидерские навыки и налаживать поддерживающие отношения, выступая за реформы в сфере защиты детей, которые напрямую влияют на их жизнь» [28]. Таким образом, у калифорнийских муниципальных учреждений имеется возможность вовлекать молодых людей в наставничество, специальную подготовку, а также общение с политиками, специалистами по охране детства и т.д. Российская Федерация. Термин «молодежная политика» с 2020 года закреплен в Статье 72 Конституции РФ, предоставляя федеральным, региональным и муниципальным властям право на ее реализацию [29]. До принятия в декабре 2020 года Федерального закона № 489 «О молодежной политике в Российской Федерации» в нормативно-правовой системе России отсутствовал законодательный акт, закрепляющий основные понятия, цели, принципы и направления молодежной политики в России. В данном законодательном акте раскрывается понятие «молодежь», подразумевающее «социально-демографическую группу лиц в возрасте от 14 до 35 лет», и ««молодежная политика», обозначающая «комплекс мер нормативно-правового характера, направленных на создание условий для развития молодежи, ее самореализации в различных сферах жизнедеятельности» [2]. В данном документе раскрываются понятия «молодежь», подразумевающее «социально-демографическую группу лиц в возрасте от 14 до 35 лет», и «молодежная политика», обозначающее «комплекс мер нормативно-правового… и т.д. характера, направленных на создание условий для развития молодежи, ее самореализации в различных сферах жизнедеятельности» [2]. Помимо этого раскрывается содержание таких терминов, как «молодая семья», «молодежное общественное объединение», «специалист по работе с молодежью», «молодой специалист», «субъекты, осуществляющие деятель-ность в сфере молодежной политики», «инфраструктура молодежной политики» и «самореализация молодежи». Более того, в данном ФЗ устанавливаются основные направления молодежной политики, такие как: патриотизм, межнациональное и межэтническое согласие, поддержка молодых граждан, их инициатив и т.д. Примечательно, что до конституционных преобразований 2020 года в Основном законе страны не присутствовало упоминания о молодежи и молодежной политике, что, по мнению Первого заместителя председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике Александра Варфоломеева, являлось правовым пробелом и одной из главных причин того, что процесс формирования основ молодежной политики имел противоречивый и фрагментарный характер [30]. Следует отметить, что важными, нормативными актами федерального уровня, регулирующим вопросы государственной молодежной политики, являются: Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» [31], в котором были определены функции и назначения органов по делам молодежи и их учреждений, и Федеральный закон Российской Федерации от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» [32], ставший главным основанием для выделения бюджетных средств на реализацию мероприятий по работе с молодежью. На региональном уровне в РФ, в качестве примера национальной молодежной политики, можно выделить государственную программу «Развитие молодежной политики в Республике Татарстан на 2019 - 2025 годы» [33]. Таким образом, в рамках данной программы был образован Республиканский реестр молодежных и детских общественных объединений Министерства по делам молодежи Республики Татарстан [34]. Министерство по делам молодежи Республики Татарстан оказывает молодежным и детским общественным объединениям государственную поддержку в соответствии с законодательством. В связи с этим в Республике Татарстан обеспечивается регламентированное взаимодействие региональных подразделений, вовлеченных в молодежную политику, и молодежных организаций, действующих на локальном уровне. Среди включенных в республиканский Реестр юношеских и иных объединений можно выделить Аграрное молодежное объединение Республики Татарстан, АНО «Информационно-ресурсный центр добровольчества РТ», Движение молодых ученых и специалистов РТ, Республиканский центр студенческих трудовых отрядов и т.д. [35] Имеющееся разнообразие сфер деятельности перечисленных молодежных организаций говорит о широком вовлечении представителей разнообразных сфер жизнедеятельности в национальную молодежную политику. Что касается специализированных государственных структур, занимающихся молодежной политикой на федеральном уровне, то единственным органом, специализирующемся на данной сфере, является Федеральное агентство по делам молодежи (Росмолодежь) [36]. Данная организация функционирует на основании Постановления от 29 мая 2008 г. № 409 «О Федеральном агентстве по делам молодежи» [37]. Весь спектр полномочий федерального агентства описан в разделе «Полномочия». Стоит отметить, что данное ведомство является ключевым звеном в работе Федеральных органов исполнительной власти по вопросам реализации молодежной политики. В частности, в 2020 году «Росмолодежь» было поручено принять участие в реализации Федерального проекта «Социальная активность» национального проекта «Образование», находящегося в ведении Министерства высшего образования и науки, а также Министерства просвещения Российской Федерации. В частности, данное ведомство участвует реализации таких проектов, как «Социальные лифты для каждого» и «Учитель будущего» национального проекта «Образование», а также «Цифровизация услуг и формирование информационного пространства в сфере культуры» национального проекта «Культура» и «Финансовая поддержка семей при рождении детей» национального проекта «Демография». Заключение В заключение считаем необходимым сделать некоторые выводы. Американский подход в реализации молодежной политики отличается от российского опорой на доказательную разработку, внедрение и развитие комплекса мер, направленного на поддержку молодых людей. Более того, в фокусе внимания правительственных служб находится молодежь, которая по тем или иным причинам ущемлена в своих гражданских правах. В американском законодательстве понятие «молодежь» охватывает представителей в возрасте с 14 до 24 лет, в российском же с 14 до 35 лет. Данное различие в пороговом значении может быть обусловлено стремлением российского Правительства увеличить поддержку молодых семей (средний возраст которых равняется 30 годам). В российской политической среде взаимодействие с молодыми людьми воспринимается через призму реализации потенциала инициативных представителей молодежи для поддержания ее социально-экономических, политических и духовно-нравственных возможностей. Упор американских законодателей по решению поставленных задач делается на вовлечении федеральных органов исполнительной власти и подведомственных им учреждений, а также поддержку специализированных Форумов и таких организаций, как «Детские кабинеты» для координации ведомственной работы на федеральном, региональном и муниципальном уровне. В Российской Федерации одну из ведущих ролей в решении вопросов молодежной политики отводится Федеральному агентству по делам молодежи (Росмолодежь). Тем не менее, региональным правительствам согласно Федеральному закону от 30.12.2020 «О молодежной политике в РФ» дается широкий спектр полномочий в реализации собственных стратегий по поддержке молодежных объединений и инициативных молодых людей.

×

About the authors

Alexey S. Butorov

Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

Author for correspondence.
Email: butorov-as@rudn.ru
ORCID iD: 0000-0003-0796-6695

PhD in History, Senior Lecturer of the Department of Theory and History of International Relations

6, Miklukho-Maklaya str., Moscow, Russian Federation, 117198

Roman A. Adlov

Higher School of Economics (HSE University)

Email: roman.adlov@mail.ru
ORCID iD: 0000-0000-0000-0001

Student of the Department of Public Administration

11, Pokrovsky Blvd., Moscow, Russian Federation, 109028

References

  1. Postanovlenie Pravitel’stva Rossijskoj Federacii ot 29.12.2016 g. № 1532 Ob utverzhdenii gosudarstvennoj programmy Rossijskoj Federacii “Realizaciya gosudarstvennoj nacional’noj politiki”. URL: http://government.ru/docs/all/110009/. Accessed: 01.02.2021 (In Russ.).
  2. Federal’nyj zakon ot 30 dekabrya 2020 g. № 489-FZ “O molodezhnoj politike v Rossijskoj Federacii”. URL: https://rg.ru/2021/01/11/molodez-dok.html. Accessed: 01.02.2021 (In Russ.).
  3. Benedict R. Patterns of Culture. Houghton Mifflin Harcourt; 2005: 8.
  4. Parsons T. et al. The Structure of Social Action. New York: Free Press; 1949. 491 p.
  5. Eisenstadt S.N. (ed.). Multiple Maternities. Routledge; 2017.
  6. Titma M., Tuma N. B., Roosma K. Education as a Factor in Intergenerational Mobility in Soviet Society. European Sociological Review. 2003. V. 19. №. 3. P. 281-297.
  7. Cohen S. Perceived Stress in a Probability Sample of the United States. The Social Psychology of Health: The Claremont Symposium on Applied Social Psychology. 1988.
  8. Lord A., Willmot P. The Process of Overcoming Denial in Sexual Offenders. Journal of Sexual Aggression. 2004; 10 (1): 51-61.
  9. Schutz A. Alfred Schutz on Phenomenology and Social Relations. University of Chicago Press; 1970. 360 p.
  10. Berger P.L. The Sacred Canopy: Elements of a Sociological Theory of Religion. Open Road Media; 2011.
  11. Mannheim K. From Karl Mannheim. Transaction Publishers; 1993.
  12. Mead L.M. Beyond Entitlement. Simon and Schuster; 2008.
  13. Blum D.W. Russian Youth Policy: Shaping the Nation-state’s Future. SAIS Review of International Affairs. 2006; 26 (2): 95-108.
  14. Youth Development Community Block Grant Act. S. Rept. 104–161. URL: https://www.congress.gov/104/crpt/srpt161/CRPT-104srpt161.pdf. Accessed: 01.02.2021.
  15. Federal Youth Coordination Act of 2009. H.R.2653. URL: https://www.congress.gov/ 111/bills/hr2653/BILLS-111hr2653ih.pdf. Accessed: 01.02.2021.
  16. Kochetkov A.V., Kuz’mina O.V. Gosudarstvennaya molodyozhnaya politika Rossijskoj Federacii: stanovlenie i razvitie. Moscow: Nac. Sovet molodyozh. i det. ob-nij Rossii; 2017: 18-48 (In Russ.).
  17. Krivoruchenko V.K. Nauchnaya shkola po istorii molodezhi i yunosheskogo dvizheniya v Rossii – Sovetskom Soyuze – Rossijskoj Federacii. MosGU. URL: http://www.mosgu.ru/ nauchnaya/scientificschools/history_of_the_youth/. Accessed: 01.02.2021 (In Russ.).
  18. Merkulov P.A. Sovremennoe sostoyanie i perspektivy izucheniya istorii molodezhnoj politiki Rossii. Upravlenie obshchestvennymi i ekonomicheskimi sistemami. 2012; 1. URL: http://umc.gu-unpk.ru/umc/arhiv/2012/1/merkulov.doc. Accessed: 01.02.2021 (In Russ.).
  19. Zulyar R.YU., Serebryakov E.A. Gosudarstvennaya molodezhnaya politika kak ob’ekt issledovaniya (po materialam dissertacionnyh rabot). Izvestija Irkutskogo Universiteta. Seriya Politologiya. Religiovedenie. 2014; 9: 210–224.
  20. Konstitucionno-pravovye osnovy gosudarstvennoj molodezhnoj politiki v Rossijskoj Federacii i Respublike Belarus’. Analiticheskoe upravlenie Apparata Soveta Federacii. Analiticheskij Vestnik 2019; 19 (733). URL: http://council.gov.ru/media/files/05MzPSKTtbRtSX3OXKPc4aGFoF20pxFi.pdf. Accessed: 01.02.2021 (In Russ.).
  21. Itogi zasedaniya Komiteta grazhdanskih iniciativ 20 iyunya. Komitet grazhdanskih iniciativ. URL: http://komitetgi.ru/news/ news/ 1611/#.U7NqBB_1t8t. Accessed: 01.02.2021 (In Russ.).
  22. Sovet Federacii odobril prinyatyj Gosudarstvennoj Dumoj federal’nyj zakon “O molodezhnoj politike”. URL: https://fadm.gov.ru/agency/head/14). Accessed: 01.02.2021 (In Russ.).
  23. Pathways for Youth: Draft Strategic Plan for Federal Collaboration. February 2013. URL: https://www.youthpolicy.org/national/United_States_2013_Pathways_for_Youth.pdf. Accessed: 01.02.2021.
  24. Federal Register Page and Date: 73 FR 1481, January 8, 2008. URL: https://www.govinfo.gov/ content/pkg/FR-2008-01-08/pdf/08-62.pdf. Accessed: 01.02.2021.
  25. Pathways for Youth: Strategic plan for Federal collaboration Prepared by the Interagency Working Group on Youth Programs December 2016. URL: https://youth.gov/sites/default/files/IWGYP-Pathways_for_Youth.pdf. Accessed: 01.02.2021.
  26. The Forum for Youth Investment: Our Work. URL: https://forumfyi.org/our-work/. Accessed: 01.02.2021.
  27. -2021 California Youth Council Application Packet. URL: https://fridaynightlive.tcoe.org/docs/default-source/default-document-library/2020-21-california-youth-council-(fnl)-application.pdf?sfvrsn=ea56dd21_0. Accessed: 01.02.2021.
  28. CYC: Member Engagement. URL: https://calyouthconn.org/about-us/. Accessed: 01.02.2021.
  29. Konstituciya Rossijskoj Federacii (prinyata vsenarodnym golosovaniem 12.12.1993 s izmeneniyami, odobrennymi v hode obshcherossijskogo golosovaniya 01.07.2020). URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/. Accessed: 01.02.2021 (In Russ.).
  30. A. Varfolomeev: Vzaimodejstvie organov vlasti i obshchestvennyh organizacij pozitivno skazhetsya na realizacii gosudarstvennoj molodezhnoj politiki. URL: http://council.gov.ru/ events/news/122665/. Accessed: 01.02.2021 (In Russ.).
  31. Federal’nyj zakon ot 24 iyunya 1999 g. № 120-FZ “Ob osnovah sistemy profilaktiki beznadzornosti i pravonarushenij nesovershennoletnih”. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_23509/. Accessed: 01.02.2021 (In Russ.).
  32. Federal’nyj zakon Rossijskoj Federacii ot 6 oktyabrya 2003 g. № 131-FZ “Ob obshchih principah organizacii mestnogo samoupravleniya v Rossijskoj Federacii”. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_44571/. Accessed: 01.02.2021 (In Russ.).
  33. Postanovlenie. Ob utverzhdenii gosudarstvennoj programmy “Razvitie molodezhnoj politiki v Respublike Tatarstan na 2019 – 2025 gody” (s izmeneniyami na 13 noyabrya 2020 goda). URL: http://docs.cntd.ru/document/553168439. Accessed: 01.02.2021 (In Russ.).
  34. Prikaz ot 23.02.2020 №117 “Ob utverzhdenii Poryadka vedeniya Respublikanskogo reestra molodezhnyh i detskih obshchestvennyh organizacij”Respubliki Tatarstan. URL: https://minmol.tatarstan.ru/rus/file/pub/pub_1558025.pdf. Accessed: 01.02.2021 (In Russ.).
  35. Pravitel’stvo respubliki Tatarstan: Molodezhnye obshchestvennye ob’edineniya RT. URL: https://fadm.gov.ru/agency/about. Accessed: 01.02.2021 (In Russ.).
  36. Rosmolodezh’: ob agentstve. URL: https://fadm.gov.ru/agency/about. Accessed: 01.02.2021 (In Russ.).
  37. Pravitel’stvo Rossijskoj Federacii: Postanovlenie ot 29 maya 2008 g. № 409 “O Federal’nom agentstve po delam molodezhi”. URL: https://fadm.gov.ru/agency/docs/position. Accessed: 01.02.2021 (In Russ.).

Copyright (c) 2021 Butorov A.S., Adlov R.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies