The priority tasks of the state in ensuring the growth of real incomes of the population

Cover Page

Cite item

Abstract

The article discusses issues related to the need to ensure the growth of real incomes of the population. The author analyzes the impact of a number of factors on the level of real disposable income. In particular, based on a study of the number and size of mandatory and quasi-mandatory expenses, the necessity of implementing a number of measures to reform the tax system, as well as socially significant sectors, is substantiated.

Full Text

Одной из приоритетных задач любого государства является обеспечение повышения уровня реальных доходов населения страны. Вероятность возникновения негативных социальных последствий в случае отсутствия роста доходов граждан страны, и тем более в случае их снижения, весьма велика. Например, глава Счетной палаты Алексей Кудрин не исключил возможность социального взрыва, если уровень бедности продолжит расти. В Российской Федерации в последние годы наблюдается устойчивое снижение уровня жизни населения [4]. Данная тенденция существует, как минимум, в течение 6 последних лет. Например, по данным Росстата, в 2017 году доходы населения снизились на 1,2 % по сравнению с предыдущим годом, а в 2016 году они упали на 5,8 % в реальном выражении по отношению к уровню 2015 года, в 2015 году было зафиксировано падение указанных доходов на 3,2 %, в 2014 году их снижение составляло 0,7 %. Согласно официальным статистическим данным последний раз рост реальных доходов российских граждан был зафиксирован в 2013 году, они выросли в этом периоде на 4,0 % [11, 7]. © Ордынская Е.В., 2019 This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License https://creativecommons.org/licenses/by/4.0/ В продолжение существующей тенденции по снижению уровня жизни российского населения в предшествующие 2019 году периоды [13, с. 347-352] в I квартале 2019 года денежные доходы населения России, согласно данным Федеральной службы государственной статистики, продолжали снижаться и составили 29 920 рублей в месяц, что равно 79,1 % от величины доходов в IV квартале 2018 года. При этом реальные располагаемые денежные доходы в I квартале 2019 года составляли 97,7 % от значения данного показателя в I квартале 2018 года и 77,1 % от реальных располагаемых денежных доходов в IV квартале 2018 года [11]. По мнению ряда аналитиков, по итогам 2019 года роста реальных доходов также не ожидается. В частности, в докладе Центра развития НИУ ВШЭ «Комментарии о государстве и бизнесе» отмечается, что реальные доходы россиян рискуют снова упасть в 2019 году, и этот тренд уже начал проявляться [3]. Аналогичные выводы были сделаны Счетной палатой, в частности, ее глава заявил, что реальные доходы населения в 2019 году вряд ли вырастут на прогнозируемый Минэкономразвития 1 %. По мнению специалистов ведомства, их динамика роста будет ближе к нулю. Кроме того, по данным Счетной палаты, реально располагаемые денежные доходы населения в I квартале 2019 года продолжали сокращаться, а их рост по итогам 2019 года представляется маловероятным [7]. Кроме того, необходимо отметить наличие весьма существенного имущественного расслоения населения России. Одним из показателей, характеризующих дифференциацию денежных доходов населения, является коэффициент Джинни. Рисунок. Значение коэффициента Джинни в Российской Федерации с 1995 по 2018 год На графике (рисунок) представлено значение указанного коэффициента за период с 1995 по 2018 годы. Очевидно, что в общая тенденция последних более чем 25 лет состоит в увеличении разницы в уровне доходов беднейших и наиболее обеспеченных слоев населения. И, наконец, помимо собственно уровня доходов весьма существенным фактором, характеризующим их качественное состояние, является структура источников доходов. Доходы физических лиц формируются из следующих основных источников: доходы от предпринимательской деятельности, оплата труда, социальные выплаты, доходы от собственности, другие доходы. При этом на протяжении последних примерно 10 лет доля заработной платы в общей сумме доходов остается практически неизменной и составляет примерно 65-66 %. Также не меняется доля других доходов, она равна 2 %. Доходы от собственности колеблются примерно от 4,9 % до 6,5 %, причем самый низкий уровень - 4,9 % - был зафиксирован в 2018 году. А вот доля доходов от предпринимательской деятельности стабильно снижается. В 2018 году она находилась на уровне 7,5 %, тогда как в 2008 году значение этого показателя составляло 10,2 % [11]. Единственный источник доходов населения, доля которого увеличивается, - это социальные выплаты. Таким образом, можно предположить, что проводимая государством экономическая политика является препятствием для роста и развития предпринимательской активности населения. При этом мероприятий, которые смогли бы устранить данную негативную тенденцию, на сегодняшний день в предложениях правительства по реформированию экономики не наблюдается. Более того, ряд уже предпринятых мер, напротив, может привести к росту негативных тенденций в экономике. В частности, среди таких изменений, эффективность которых сомнительна, можно выделить такие, как увеличение НДС, введение новых обязательных платежей, усиление административной нагрузки и т.д. В настоящее время около 12,5 млн человек находится за чертой бедности. При этом 70 % бедных граждан проживает в семьях, в основном это дети [4]. Кроме того, характерной особенностью бедности в России является тот факт, что бедными являются работающие граждане. Бедный в Российской Федерации - это гражданин трудоспособного возраста, имеющий среднее специальное образование, работающий и имеющий детей [1]. Таким образом, в ходе оценки уровня доходов существенное значение имеют как количественные, так и качественные характеристики. Однако для определения уровня жизни и уровня реальных доходов населения весьма существенное значение имеют обязательные и квазиобязательные расходы. К обязательным расходам относятся, например, такие платежи, как налоги, сборы, пошлины, коммунальные платежи и т.д. К квазиобязательным платежам можно отнести любые выплаты, которые формально не являются обязательными, но невыполнение обязательств по которым влечет за собой негативные последствия или без которых может существенно ухудшиться качество жизни человека. Например, к таким квазиобязательным платежам можно отнести выплаты процентов по кредитам, оплату ряда медицинских услуг, которые не покрываются обязательным медицинским страхованием. Также весьма существенное влияние на падение величины реальных доходов населения оказывают инфляционные процессы. Однако существующий на сегодняшний день уровень инфляции нельзя назвать очень высоким. По официальным данным, уровень индекса потребительских цен в 2019 году не превышал в каждом из первых пяти месяцев 2019 года 100,97 %, а в мае 2019 года указанный показатель с начала года к соответствующему периоду предыдущего 2018 года составил 105,22 % [11]. Но при этом наибольший рост цен наблюдался в отношении продовольственных товаров. Например, в мае 2019 года индекс потребительских цен на продовольственные товары по отношению к соответствующему периоду предыдущего года, т.е. к маю 2018 года, составил 106,42 %. Таким образом, справедливо предположить, что наиболее уязвимой является наименее обеспеченная часть населения, основу потребления которой составляют именно продукты питания. В целом же рост потребительских цен на товары и услуги хоть и оказал негативное влияние на жизненный уровень российского населения, но это далеко не единственный фактор, приведший к снижению реальных доходов физических лиц. Анализируя состояние обязательных расходов населения, следует, в первую очередь, отметить весьма ощутимое влияние на снижение уровня реальных доходов населения суммарной фискальной нагрузки при отсутствии или весьма незначительном увеличении доходов граждан. Рост фактической налоговой нагрузки на население России обусловлен рядом обстоятельств. Прежде всего, следует отметить, что в 2019 году произошло реальное увеличение налоговых ставок по отдельным налогам. Это касается, в первую очередь, косвенных налогов, тяжесть налогообложения по которым ложится на конечного потребителя. Речь идет об увеличении основной ставки по налогу на добавленную стоимость и о традиционном в последние годы росте налоговых ставок по ряду подакцизных товаров, а также о расширении перечня подакцизных товаров. Основная налоговая ставка по НДС была увеличена с 18 % до 20 % [6]. Ставки увеличились в отношении почти всех подакцизных товаров, но наиболее существенные изменения коснулись, в частности, легковых автомобилей, табачных изделий, некоторых видов топлива, в том числе отдельных сортов автомобильного бензина, некоторых других подакцизных товаров [5]. Также следует отметить, что рост цен, в том числе в отношении товаров, по которым ставка НДС не изменилась и которые не являются подакцизными, наблюдался сразу же после того, как стало известно о предстоящих налоговых новациях, то есть еще до вступления в силу указанных изменений. Кроме того, расширяется применение положений законодательства о налогах и сборах, согласно которым налог на имущество физических лиц исчисляется исходя из кадастровой стоимости имущества. А в тех субъектах Российской Федерации, где данный порядок начал применятся ранее, увеличиваются корректирующие коэффициенты, в связи с чем также происходит увеличение сумм налога, подлежащих уплате физическими лицами, и, сле- довательно, в отношении этой категории налогоплательщиков возрастает налоговая нагрузка. Помимо сказанного, негативное влияние на состояние уровня реальных доходов населения могут также оказать и только планируемые изменения налогового законодательства. В частности, предполагается, что ряд неналоговых платежей будет переведен в налоговые, и, соответственно, указанные платежи будут администрироваться налоговыми органами. В частности, в состав налогов, возможно, будут включены экологический налог (взамен сбора за негативное воздействие на среду), налог на операторов сети связи общего пользования, сбор за пользование автомобильными дорогами федерального значения (взамен платежей за большегрузные автомобили в системе «Платон»), утилизационный сбор (он объединит нынешние экологический и утилизационный сборы), гостиничный сбор (он заменит курортный сбор; а его плательщиками станут компании и индивидуальные предприниматели, оказывающие услуги по размещению). Также необходимо отметить, что помимо предполагаемого введения указанных изменений, и в отношении действующих в настоящее время неналоговых платежей произошли изменения, также увеличивающие общую нагрузку на население по уплате различных обязательных платежей. В частности, был увеличен утилизационный сбор на автомобили, выросла плата за коммунальные услуги, появился самостоятельный мусорный сбор. Кроме того, необходимо остановиться на таком важном вопросе, как распределение фискальной нагрузки между различными группами населения. Помимо важности решения данного вопроса в рамках реализации принципа справедливости налогообложения весьма существенное влияние уровень налогообложения оказывает на увеличение дифференциации доходов населения. В Российской Федерации уровень тяжести налогообложения физических лиц, относящимся к разным децильным группам, в основном не совпадает с ситуацией, сложившейся в большинстве развитых стран. В России у беднейших 10 % граждан данная нагрузка возрастает, у наиболее состоятельных 10 %, наоборот, сокращается. В частности, у наиболее обеспеченных граждан в период с 2003 года по 2015 год фискальная нагрузка снизилась почти на 41 %, тогда как у наименее обеспеченных за тот же период она выросла примерно на 52 %. Кроме того, наиболее высокая фискальная нагрузка приходится именно на наименее обеспеченные группы населения (таблица). Кроме того, ряд исследований, проведенных российскими учеными, свидетельствует о том, что на долю 1 % наименее обеспеченных налогоплательщиков в России приходится 0,1 % всех налоговых платежей, в то время как в США и Великобритании этот показатель составляет 0,0 %. На 10 % наименее обеспеченных налогоплательщиков в США приходится всего 0,1 % налоговых платежей, а в Великобритании - 0,6 % против 1,7 % в России. В то же время в России на долю половины наименее состоятельных граждан приходится 21,4 % налоговых платежей, в то время как в Великобритании - 11,2 %, а в США - 8,2 %. На долю 1 % наиболее обеспеченных российских налогоплательщиков приходится 5,1 % платежей, а в Великобритании указанный показатель находится на уровне 26,5 %, а в США - 34,0 %. Таким образом, основная тяжесть налогового бремени в Российской Федерации приходится на низкодоходные категории населения [5, с. 9]. Налоговая нагрузка относительно дохода, остающегося в распоряжении домохозяйств, % Таблица 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 Все группы 27,54 26,81 29,46 28,90 30,86 29,85 27,27 26,56 25,34 26,52 24,84 24,04 22,23 1 группа 24,84 28,46 32,29 33,78 34,76 36,15 37,22 39,74 39,86 39,32 40,66 40,62 37,85 2 группа 26,31 29,06 33,60 35,67 36,12 36,94 36,72 38,45 38,82 38,22 39,14 38,89 36,33 3 группа 26,72 29,34 34,63 36,13 36,28 35,98 36,09 37,01 36,59 37,25 36,85 37,06 33,94 4 группа 28,27 29,93 33,67 36,74 36,26 35,88 35,20 35,36 35,42 34,33 34,20 34,15 31,37 5 группа 27,98 29,37 33,85 33,84 35,18 35,22 33,98 32,65 32,34 30,92 32,31 31,82 29,63 6 группа 26,06 31,40 34,75 35,22 34,56 34,75 33,41 30,81 30,79 30,48 30,49 29,29 27,23 7 группа 30,09 32,54 32,80 32,14 31,99 31,53 31,66 28,61 28,66 26,79 27,38 26,22 25,40 8 группа 31,00 31,69 30,54 31,02 30,13 29,28 28,48 25,67 26,34 25,57 25,11 23,25 22,97 9 группа 31,37 29,68 32,28 27,59 27,17 26,65 22,55 23,85 22,10 23,57 22,09 20,64 22,04 10 группа 23,40 18,44 21,45 21,14 27,10 24,28 19,52 18,57 16,09 19,84 16,38 16,77 13,80 Помимо этого ряд экспертов отмечает еще одну характерную особенность формирования доходов российских граждан. Она заключается в наличии значительной части неофициальных доходов и в достаточно высокой закредитованности населения. По мнению первого вице-премьера и министра финансов Антона Силуанова, падение реальных доходов населения связано с увеличением расчетов населения по кредитам и сокращением теневого сектора [5]. По данным Росстата, доля сокрытой заработной платы составляет примерно 25-30 % [11] от всех выплат наемным работникам. Величина данного показателя в настоящее время снижается, в частности, в связи ужесточением налогового администрирования, в том числе и в отношении выплат наемным работникам. Соответственно, увеличиваются суммы, подлежащие налогообложению, что, в свою очередь, приводит к сокращению доходов самих наемных работников. В этой связи перед государством встает задача по разработке таких налоговых инструментов, которые при дальнейшем сокращении теневого сектора не приводили бы к дальнейшему снижению реальных доходов населения. В частности, одним из таких инструментов могло бы стать введение прогрессивной шкалы налогообложения доходов физических лиц. Что же касается роста выплат населения в связи с необходимостью погашения кредитных обязательств, то в настоящее время, действительно, наблюдается существенный рост долговой нагрузки. В прошлом 2018 году рост долговых обязательств населения оказался самым высоким за последние пять лет. Долг российских граждан финансовым организациям составил примерно 15 трлн рублей [9]. В докладе Банка России «Ускоренный рост потребительских кредитов в структуре банковского кредитования: причины, риски и меры Банка России», опубликованном в июне 2019 года, приводятся данные, согласно которым задолженность по необеспеченным потребительским кредитам за последний год выросла на 25,3 % и составила 7,9 трлн рублей, а это больше половины общей задолженности населения финансовым организациям. При этом в первом квартале 2019 года реальные доходы населения снизились на 2,3 %. Также, по информации Центрального банка, с начала 2018 года рост необеспеченного потребительского кредитования сопровождается увеличением долговой нагрузки населения на макроуровне. Доля обязательных платежей домохозяйств по необеспеченным потребительским кредитам с 01.04.2018 по 01.04.2019 выросла с 7,5 до 8,4 % доходов. Долговая нагрузка на макроуровне в значительной степени растет за счет увеличения количества уникальных заемщиков, то есть роста проникновения кредитов в экономику. По данным доклада, доля домохозяйств, в которых есть непогашенные кредиты, в мае 2019 года достигла 44 % (против 38 % в мае 2018 и 34 % в мае 2017 года). Из 44 % домохозяйств 32 % осуществляют выплаты по потребительским кредитам [9, с. 3-10]. По мнению экспертов Банка России, увеличивающаяся долговая нагрузка пока не оказывает существенного негативного влияния на доходы населения, но ее дальнейший рост может нести риски для благосостояния граждан. Также отдельные эксперты отмечают, что если обязательные платежи (коммунальные, налоги, продукты) будут расти быстрее, чем даже номинальные доходы населения (зарплаты), то в результате у населения будет меньше ресурсов для платежей по кредитам, и это потенциально может привести к росту дефолтности по кредитам [9]. Кроме того, в информационно-аналитических материалах Центрального банка отмечалось, что в настоящее время ускорение кредитования физиче- ских лиц происходит в условиях постепенного перехода домашних хозяйств от сберегательной модели поведения к увеличению потребления, а рост кредитного рынка обеспечивался снижением процентной ставки в течение года: в конце года ставка на рублевые кредиты для физических лиц сроком более года составила 12,4 процента годовых [12; 11, с. 4]. Платежи по кредитам относятся к квазиобязательным платежам. Решение о необходимости привлечения кредитных ресурсов принимается заемщиком самостоятельно. Однако в ситуации с потребительским кредитованием в России риски возрастают именно по той причине, что население вынуждено брать кредиты для обеспечения базовых потребностей в связи с падением реальных доходов. Также, вероятнее всего, переход населения к увеличению потребления обусловлен снижением реальных доходов, так как в данных условиях теряется смысл сбережений с целью приобретения дорогостоящих активов, таких как, например, недвижимость. Также к числу квазиобязательных платежей правомерным будет отнести оплату медицинских и образовательных услуг, которая осуществляется за счет собственных средств населения. В последние годы объем платных медицинских услуг, оказываемых населению России, растет. В частности, по данным Федеральной службы государственной статистики, объем платных медицинских услуг, приходящихся на душу населения в России, вырос с 2013 года по 2016 год в 1,5 раза, а с 2005 года по 2016 год - более чем в 5 раз [11]. Очевидно, что данный рост не может быть связан с ростом благосостояния населения, так как уровень его реальных доходов снижается. Следовательно, с высокой долей вероятности можно предположить, что в состав платных медицинских услуг попали те услуги, без которых оказание качественной и квалифицированной медицинской помощи невозможно. Таким образом, население за счет собственных средств оплачивает те медицинские услуги, которые для него являются обязательными с точки зрения получения полной и качественной медицинской помощи, но не включены в состав медицинских услуг, финансируемых за счет бюджета и ОМС. В отношении образовательных услуг необходимо отметить, что рост стоимости таких расходов, приходящихся на одного члена семьи, составил, в целом, примерно 1000 %. Основной причиной такого значительного роста, в первую очередь, может являться существенный рост объема платных образовательных услуг при сокращении образовательных услуг, финансируемых за счет средств бюджетов бюджетной системы Российской Федерации. Прежде всего, данная тенденция прослеживается в сфере высшего образования. А объем средств населения, используемых для оплаты образовательных услуг в сфере общего (начальное, основное и среднее) образования, в государственных и муниципальных учебных учреждениях вырос с 2013 года по 2016 год примерно в 2 раза [2]. Таким образом, в том случае, если государство заинтересовано в увеличении реальных доходов населения, ему следует незамедлительно реализовать комплекс мероприятий. Прежде всего, следует обратить внимание не только на отсутствие роста реальных доходов населения в течение довольно длительного периода времени, но также на необходимость изменения структуры доходов населения. В денном случае речь идет о проведении правительством ряда мероприятий по стимулированию предпринимательской активности населения. Указанные меры должны быть направлены на реальное стимулирование развития малого и среднего бизнеса, увеличения самозанятости населения. Кроме того, необходимо сократить и перераспределить фискальную нагрузку на население. В частности, не до конца были оценены возможные негативные последствия от повышения основной ставки по налогу на добавленную стоимость. Учитывая тот факт, что основная фискальная нагрузка приходится на наименее обеспеченные слои населения, необходимо рассмотреть возможность введения дополнительных пониженных ставок по НДС или вернуться к ранее действующей основной ставке 18 %. Следует отметить, что опыт отдельных стран, которые не только не повышали ставки НДС, а в отдельных случаях, наоборот, их снижали, показывает, что данные меры способствуют росту и развитию экономики. Примером таких стран могут являться, например, Германия и Китай. Помимо этого, необходимо вернуться к рассмотрению вопроса о возможности введения прогрессивной шкалы налогообложения в отношении доходов физических лиц. Безусловно, необходимо оценить возможные последствия такого реформирования НДФЛ, оценить уровни прогрессии. Но представляется, что данная мера может способствовать сокращению разрыва в уровне благосостояния различных социальных групп. Также необходимо провести детальную и всестороннюю оценку объема и состава медицинских и образовательных услуг. Очевидно, что на сегодняшний день существует настоятельная необходимость расширения состава услуг, финансирование которых осуществляется за счет бюджетных средств, а не за счет собственных средств населения. И в завершении следует отметить, что во избежание роста дефолтности по кредитам правительству необходимо проводить мероприятия не только в сфере оздоровления кредитных организаций, но также выработать единую экономическую политику, способствующую росту экономики в целом, и, как следствие, росту реальных доходов населения.

×

About the authors

Elena Valerievna Ordynskaia

Institute of Economic Forecasting of the Russian Academy of Sciences; Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

Author for correspondence.
Email: eord@mail.ru

PhD in Econmics, researcher

References

  1. V rossijskih regionah sostavlen “portret” bednosti. URL: https://news.mail.ru/economics/ 38150931/?frommail=1 (data obrashcheniya: 20.05.2019).
  2. Indikatory obrazovaniya: 2018. Statisticheskij sbornik. URL: https://www.hse.ru/data/ 2018/12/14/1144745709/io2018.pdf (data obrashcheniya: 21.05.2019).
  3. Institut “Centr razvitiya”. URL: www.dcenter.hse.ru (data obrashcheniya: 20.05.2019).
  4. Kudrin ne isklyuchaet “social’nogo vzryva” v Rossii // TASS. URL: https://news.mail.ru/ economics/37664446/.
  5. Lykova L.N. Nalogovoe bremya v rossijskoj ekonomike: izbytochnoe ili nedostatochnoe // Ekonomika. Nalogi. Pravo. 2014. № 3. S. 4–11.
  6. Nalogovyj kodeks Rossijskoj Federacii. Chast’ II.
  7. Real’nye dohody rossiyan v 2018 godu snizilis’ pyatyj god podryad // INTERFAX.RU. URL: https://news.mail.ru/economics/36098453/?frommail=1 (data obrashcheniya: 20.05.2019).
  8. Siluanov ob”yasnil padenie real’nyh dohodov naseleniya // RIA “Novosti”. URL: https:// news.mail.ru/economics/37585903/?frommail=1 (data obrashcheniya: 21.05.2019).
  9. Aleshkina T. CB: platezhi po kreditam malo vliyayut na dohody grazhdan. URL: https:// frankrg.com/5309?fbclid=IwAR0p4rp_k6Rdjt4vo7moH1KSChRPkQ53MO7l5rEFRU 5BCecdoS-IjcqxqFE (data obrashcheniya: 20.05.2019).
  10. Uskorennyj rost potrebitel’skih kreditov v strukture bankovskogo kreditovaniya: prichiny, riski i mery Banka Rossii. Doklad Banka Rossii, iyun’ 2019 goda.
  11. Federal’naya sluzhba gosudarstvennoj statistiki. URL: www.gks.ru (data obrashcheniya: 22.05.2019).
  12. Federal’nyj portal “Argumenty i fakty”. URL: www.aif.ru (data obrashcheniya: 20.05.2019).
  13. Ordynskaia E.V. Selected issues of real rising incomes in Russia // 6th International Multidisciplinary Scientific Conference on Social Sciences and Arts. SGEM 2019. Conference Proceedings. Modern Science. Vol. 6. Issue 1.1. Pp. 347–352.

Copyright (c) 2020 Ordynskaia E.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies