French historiography of the Crimean war (1853-1856): main trends and tendencies

Cover Page

Abstract


This article is devoted to the study of the French historiographical tradition of studying the Crimean war. Due to the fact that the French historiography of the Crimean campaign has diff erences from the Russian or Anglo-Saxon, it is interesting to turn to the study of the features that are characteristic for the works of French historians. One of the key theses of this article is the statement of the following situation in French historical science: since the second half of the 19th century the Crimean war was studied in the framework of studies on the history of the Second Empire. In the late twentieth century the scientifi c tradition has undergone certain changes, as a result of which the events of 1853-1856 became the subject of separate studies on the military history of France and historical anthropology. This feature infl uenced the perception of the war in French public opinion and the scientifi c community and led to the diff erentiation of certain problems and subjects directly related to the history of the Crimean war. The study of French historiography allows us to determine the themes that prevailed in the scientifi c thought of France during the second half of the 19th - 20th centuries, as well as those trends that are currently key in discussing the prerequisites, the nature, the results of the military campaign of 1853-1856. The authors conclude that the scientifi c and possibly public interest in the Crimean war in France is much lower than in Russia. The events of 1853-1856, largely overshadowed by the discussions and memory of the First World war, gradually turn into a little-known period of French history. However, the jubilee years associated with the Crimean war and the siege of Sevastopol are an important point that allows us to revisit the study of both the military campaign and diplomacy, and in general the history of Russian-French relations.


Введение Крымская война 1853-1856 гг. явилась ключевым событием в истории европейских международных отношений середины XIX в. События эпохи вызвали широкий общественный резонанс как в России, так и в странах Западной Европы. Не будет преувеличением констатировать, что и в современной России интерес к Крымской кампании остается довольно высок, причем речь идет не только о научном сообществе, но и о коллективной памяти народа. События в Крыму, героическая оборона Севастополя, противостояние России со странами европейской коалиции, - все эти аспекты до сих пор сохраняют свою актуальность и значимость для российского социума. Примером тому могут служить не только многочисленные научные изыскания, посвященные Крымской войне и вышедшие из-под пера дореволюционных[623] и советских[624] историков, но и современные работы[625]. Среди них хотелось бы выделить фундаментальное исследование известного российского историка и политолога В.Э. Багдасаряна, посвященное изучению историографии Крымской войны4 и раскрывающее этапы осмысления событий 1853-1856 гг. в российской исторической науке и общественном мнении. Не менее интересной является работа историка Л.В. Мельниковой5, посвященная малоизученной теме - роли Русской православной церкви в военных конфликтах и, в частности, в годы Крымской войны, а также религиозным предпосылкам данного конфликта (спору за право владения «ключами от Храма Гроба Господня», который разгорелся накануне войны). Можно отметить, что тематика исследований, посвященных событиям 1850-х гг., становится все более обширной и включает в себя как аспекты, связанные непосредственно с ведением военных действий, повседневной жизнью солдат и офицеров, «психологизмом» войны, так и вопросы дипломатии и международных отношений в середине XIX в. Причем изучение Крымской кампании зачастую было связано с тем вниманием, которое уделялось в отечественной историографии исследованию еще одной проблемы - истории российско-французских отношений в XIX в. Интерес к истории Франции, французской методологии истории, освещению отдельных событий во французской исторической науке традиционно был характерен для России. В советский период историки обращались к исследованию феномена Великой французской революции, к развитию основных исторических школ Франции, и, конечно же, к изучению Крымской войны. Причем современные российские исследования, посвященные Франции, также отличаются широким спектром исследуемых научных проблем6. Таким образом, интерес в России к истории Франции и русско-французских отношений традиционно высок и дискуссии (в том числе в зарубежной историографии, с участием отечественных историков7) вокруг Крымской кампании являются тому подтверждением. Однако, констатируя сложившуюся ситуацию в российской исторической науке, представляется чрезвычайно важным проанализировать и историографическую традицию изучения Крымской войны во Франции. В настоящее время российско-французские отношения переживают новый этап своего развития. Они не лишены сложностей и противоречий, однако те импульсы, которые были даны благодаря созданию форума «Трианонский диалог», личным встречам Президента России В.В. Путина и Президента Франции Э. Макрона, дают основание полагать, что обращение к изучению международных событий, подобных Крымской войне, - это своего рода ключ к взаимопониманию и выстраиванию равноправного диалога двух стран. Французская историография Крымской войны имеет ряд особенностей, которые неразрывно связаны со спецификой изучения истории Франции и тех военных конфликтов, в которых принимала участие страна. Работы, посвященные военным событиям 1853-1856 гг., могут быть условно разделены на исследования, посвященные военной истории в целом, и на работы по истории Второй империи. Именно в рамках данных историографических полей изучается и Крымская кампания. Военная история Франции - это наиболее изученная сфера французской исторической науки. Примечательно, что в данном случае французские историки повторяли древнеримские, древнегреческие и средневековые традиции. Еще Геродот и Фукидид писали о персидских войнах и Пелопоннесской войне[626], а в Средние века объемные труды посвящались именно военным конфликтам, таким, например, как Столетняя война, описанная в хронике Ж. Фруассара. После Великой французской революции в описании военных действий, которые вела Франция, появилась новая тенденция. Дело в том, что Великая французская революция 1789-1794 гг. способствовала укреплению национального единства и во многом завершила процесс создания французской национальной идентичности. В этой связи военная тематика приобрела особую популярность у историков как важная составляющая национального самосознания[627]. Военная история, ставшая столь модной, получила в итоге от основателей школы Анналов необычное название «истории сражений»[628]. С другой стороны, именно с данной научной традицией был связан долгий период забвения темы со стороны французских историков, т.к. начиная с 1920-х гг. интерес к военным событиям явно угасал. Исключением может являться полуавтобиографическая работа Марка Блока о битве за Францию в 1940 г.[629] В 1970-х гг. с ростом интереса к изучению французской политической истории отмечается возвращение в поле научных исследований военной истории Франции[630]. Это было связано с публикацией книги Р. Ремона[631], посвященной политической истории, а также серии коллективных монографий по военной истории Франции под руководством А. Корвизье, Э. Древильона, О. Вьеворка[632]. Данные работы сопровождались обновлением проблематики французской военной истории, а также анализом ключевых военных конфликтов, в которых принимала участие Франция. Справедливости ради необходимо отметить, что центральным событием французской военной истории с этого периода и вплоть до настоящего времени становится Первая мировая война. Участие Франции в военных действиях 1914-1918 гг., сражения, повседневная жизнь, социокультурные и психоэмоциональные аспекты, - все эти элементы занимают важное место во французской исторической науке[633]. Однако важно отметить, что появившиеся работы, посвященные истории Первой мировой войны, привели к весьма закономерному развитию интереса к военной истории Франции в целом, в том числе к событиям Крымской войны. Целью настоящего исследования является анализ французской историографической традиции изучения Крымской войны, выявление характерных тенденций, свойственных для исследований французских специалистов, реконструкция основных дискуссий, имеющих место во французской исторической науке по вопросу о событиях 1853-1856 гг. Представляется не менее важным раскрыть эволюцию французской историографии, посвященной данному этапу истории страны, с целью выявления той роли Крымской кампании, которую отводят ей исследователи, изучая политическое, экономическое и военное развитие Франции во второй половине XIX - начале XX в. Подготовка историографического обзора потребовала применения методов, характерных для подобного рода исследований. Во-первых, речь идет о таких методологических принципах, как принципы историзма и объективности. В частности, труды, посвященные Крымской кампании, анализируются с учетом той эпохи, когда они создавались, той методологической парадигмы, которая была свойственна конкретному этапу развития французской исторической науки. Кроме того, принцип объективности дал возможность проанализировать историографический материал с учетом национальной исследовательской традиции, сложившейся во Франции. Системный подход позволил определить степень изученности проблемы во французской историографии, выявить основные тенденции и компоненты историографической традиции изучения военных конфликтов, в которых принимала участие Франция в годы Второй империи. Сравнительно-исторический метод позволил сопоставить исследования, проводимые на различных этапах становления историографии Крымской войны, выявить общие и особенные черты, свойственные для французской, российской, британской, итальянской, турецкой историографии. Благодаря хронологическому методу стало возможным выявить этапы становления и развития французской традиции изучения Крымской войны. Наконец, в историографических исследованиях большое значение имеет метод актуализации, т. е. определение ценности и практической значимости научных знаний, полученных на предшествующем этапе, для современных и будущих исследований. Совокупность данных методов позволила провести всесторонний анализ французской историографии Крымской войны, определить малоизученные вопросы и наметить те проблемы, которые могут заинтересовать исследователей в перспективе. Французская историография Крымской войны в период Второй империи Во французской историографии изучение Крымской войны традиционно было связано с исследованиями по истории Второй Империи, т.е. режима, основанного Луи-Наполеоном Бонапартом, сыном Луи Бонапарта и племянником Наполеона I. Созданная 2 декабря 1852 г., после государственного переворота и плебисцита, Вторая империя пришла на смену Второй республике[634]. Несмотря на трагический конец в 1870 г., Вторая империя явилась важным этапом в истории Франции, поскольку именно в этот период имели место значительные экономические, культурные и социальные изменения. Действительно, именно при имперском режиме во Франции произошла мощная индустриализация, железнодорожный бум[635], страна стала важным элементом европейской международной системы, а французская армия пережила своего рода новый золотой век[636]. Именно на период с 1852-1870 г. приходятся знаменитые военные кампании Наполеона III: итальянская (1858-1859 гг.), франко-прусская (1870-1871 гг.) и Крымская (1853-1856 гг.). Крымская кампания, имевшая место в годы Второй империи, изучалась историками как в рамках данного периода, так и самостоятельно. Первые работы, посвященные войне, появились уже в 1854-1856 гг., были основаны на архивных материалах (отчетах о боевых действиях и логистике, личной переписке, дневниках и т. д.) и содержали первые оценки военных событий, причин и целей войны. Среди подобных исследований можно назвать работы М. де Фербалье[637], Э. Жегля[638], М. де Метивье де Валь[639], которые были посвящены изучению хода кампании, проводимой союзниками с момента их вступления в войну. Кроме того, именно в этих трудах впервые была обозначена общественно-политическая дискуссия, свойственная французскому обществу, которая во многом сводилась к спорам сторонников и противников вступления французов в Крымскую кампанию. По окончании военных действий научный интерес к изучаемой проблеме не ослабел, о чем свидетельствует публикация таких работ, как «Siège de Sébastopol et guerre de Crimée»22, лекций М.А. Ду Шейрона23, исследований А. де Жюстиниани и И. Ламарка[640], Г. Маршала[641], К. Руссе[642] и Ж.Ж. Роя[643], E. Пика и М. Уркварта[644], П. Верет, М. Вены де Мон-Ориент Шарлеваль и Гарая де Монглава[645]. В вышеперечисленных работах современный исследователь может обнаружить некоторые схожие элементы. Прежде всего, ученые того времени смотрели на исторический факт как на своеобразный информационный повод, т. е. стремились, в первую очередь, донести до широкой общественности все нюансы описываемого события. Причем именно этим можно объяснить небольшое количество работ, посвященных Крымской войне, и изданных сразу после ее окончания. Дело в том, что после 1857 г. Франция последовательно участвовала в важных для себя военных кампаниях (речь идет о войне с Австрией 1859 г. и присоединении Ниццы и Савойи; о военных экспедициях в Китай 1857-1860 гг., в Японию 1858 г., Сирию 1860-1861 гг., Мексику 1861 г.). которые требовали «мобилизации» внимания историков. Среди наиболее известных работ послевоенного времени можно выделить исследования барона Леката де Базанкура[646], ставшего одним из ведущих историков, занимавшихся изучением военных кампаний Наполеона III. В период Крымской войны барон Базанкур стал свидетелем осады Севастополя, имел аккредитацию военного министерства, выданную генералом Канробером. Благодаря пре- 22 Siège de Sébastopol et guerre de Crimée. Paris, 1856. 23 Du Cheyron A. Conférences régimentaires. Du rôle de la Cavalerie pendant la campagne d’Orient (Guerre de Crimée, 1854 - 1855 - 1856). Paris, 1886. быванию в Крыму и тесным контактам с французским верховным командованием барон Базанкур опубликовал в 1856-1858 гг. довольно детальное описание сражений на крымском театре военных действий. На пути к обновлению историографии Крымской войны Существенные изменения в изучении событий 1853-1856 гг. связаны с появлением школы Анналов. Именно тогда, в 1920-е гг., политическая и военная история практически перестали существовать во французском научном мире. Ученые сосредоточили свои изыскания главным образом на экономической и социальной истории. Крымская война, словно отодвинутая на второй план другими конфликтами, считающимися более важными, испытала период едва ли не полного забвения. Историография этого конфликта была представлена лишь несколькими исследованиями Ж.-П. Чаппуи, Ф.Ф. Револь, Р. Жанин, Э. Бапст и др.[647] С 1980-х г. в рамках процесса возрождения национальной политической и военной истории можно было наблюдать и возвращение интереса к Крымской кампании. В 1985 г. историк Л. Дельпере обозначил несколько основных аспектов, связанных с изучением военных событий середины XIX в., предложив анализ наиболее значимых и наименее исследованных сюжетов, включая историю повседневной жизни военных в Крыму, медицинской и интендантской службы[648]. Примером подобного «тематического подхода» к Крымской войне являются работы последних лет, посвященные изучению данных о смертности среди французских военнослужащих во время осады Севастополя[649], о санитарной и эпидемиологической обстановке на фронте[650], французских военных медицинских учреждениях[651]. Другой тип тематических исследований включает труды, раскрывающие дипломатические аспекты войны: причины действий союзников против России, последствия Парижского договора[652]. Кроме того, Крымская война по-прежнему изучается в общих фундаментальных монографиях, посвященных армии Второй империи или военной истории Франции. Одним из вопросов, которые освещаются в подобных работах, является история сотрудничества французского военного флота и армии. Исследователи делают вывод о том, что в военной истории Франции Крымская кампания явилась одним из первых примеров подобной коллаборации, а также экспедиционной войны. Как отмечал исследователь А. Даррье, «сотрудничество между Национальным флотом и сухопутной армией было активизировано и усилено генералом Пелисье», что следовало из его приказа «от 5 октября 1855 года»[653]. Причем современные авторы все больше обращаются к вопросам качества снабжения французских вооруженных сил, причин высокой смертности от эпидемий. Однако, как отмечал А. Даррье, при всех отрицательных аспектах Крымская война имела важные положительные последствия, связанные, прежде всего, с опытом ведения столь масштабных операций[654]. Подобный опыт стал чрезвычайно важным в рамках дальнейших военных действий Франции, например, в Мексике. Экспедиция в Мексику (1861-1867 гг.) явилась второй крупной военной кампанией Второй империи, в рамках которой Франция вновь столкнулась с логистическими трудностями экспедиционной войны, которые были очевидны уже в ходе Крымской кампании. Наконец, историография Крымской войны была бы неполной без упоминания работ французского историка А. Гутмана. Его монография, впервые опубликованная в 1995 г., впоследствии выдержала несколько переизданий и на сегодняшний день остается едва ли не самым фундаментальным исследованием по истории Крымской войны во Франции[655]. Сильной стороной данной работы является привлечение широкого круга источников, изучение историографической традиции, сложившейся в предыдущую эпоху, а также язык изложения. Неудивительно поэтому, что исследование А. Гутмана хорошо известно даже неспециалистам, что дает возможность популяризировать события 1853-1856 гг. в европейском обществе, возвращая Крымскую войну в коллективную память французов. При всех положительных сторонах монография А. Гутмана не лишена и некоторых недостатков, свойственных, впрочем, большинству французских работ о Крымской кампании. Так, среди источников, на основе которых А. Гутман реконструирует события середины XIX в., встречаются лишь широко известные произведения, документы и материалы, например, письма маршала Леруа де Сент-Арно и «Севастопольские рассказы» Л.Н. Толстого40. К тому же автор не уделяет внимания операциям в Балтийском море и на Тихом океане, анализируя лишь те события, которые происходили на Крымском фронте. Однако данная особенность, как уже было отмечено выше, свойственна для многих работ о Крымской войне, и лишь в последние годы французские исследователи начали обращаться к изучению и анализу действий французского флота на других театрах военных действий. Как отмечают некоторые современные французские историки, Крымская война, при столь незначительном внимании к данному конфликту со стороны специалистов (по сравнению с Франко-прусской или Первой мировой войной), сыграла важную роль как в процессе укрепления французских вооруженных сил, так и в утверждении Франции на мировой арене. Именно Крымская кампания стала первой общеевропейской конфронтацией со времен наполеоновских войн. События на Черном море продемонстрировали потенциал французского флота и армии, сумевших использовать все те технологические новшества, которые имели место в странах Западной Европы к середине XIX в. По справедливому замечанию французских историков А. Дарьё и Ж. Кегинер, в период осады Севастополя «национальный военно-морской флот и его командиры продемонстрировали свои навыки и способности вести крупные операции», которые по сути были связаны с логистикой, с переброской солдат и вооружений, а не с морскими баталиями[656]. Рассматривая аспекты, связанные с тактикой и вооружением французов, историки приходят к выводу о весьма продуктивном использовании артиллерии, что было особенно заметно при осаде Севастополя[657]. В то же время Крымская война выявила слабые стороны французской армии, которые были учтены лишь с падением Второй империи. Так, например, историк Р. Монак отмечал, что французские «генералы по большей части были неспособны к всеобъемлющему стратегическому видению», стремясь лишь к захвату Севастополя[658]. Причем проблема заключалась также в неспособности осуществлять межармейское взаимодействие, вследствие чего победа французской армии зачастую становилась возможной вследствие ошибок противника или удачной «импровизации», далекой от реального планирования. По мнению Б. Мартинез, если эти особенности не привели к неудачам французов в Крыму, то именно они стали причиной поражений в 1870-1871 гг.[659] В целом, французские историки, занимавшиеся изучением Крымской войны в рассматриваемый период, ввели в научный оборот большое количество архивных материалов, а в своих научных изысканиях обращались к самым разноплановым аспектам событий 1853-1856 гг.: военным действиям на суше и на море, осаде Севастополя, функционированию службы снабжения и медицинскому обеспечению, гуманитарным и морально-нравственным аспектам войны. В современной французской исторической науке наблюдается возвращение интереса к изучению событий, связанных с Крымской кампанией 1953-1956 гг. Выводы Французская историографическая традиция истории Крымской войны складывалась на протяжении нескольких этапов, начиная с первых послевоенных лет, в рамках которых Крымская кампания «пережила» как периоды забвения, так и повышенного интереса со стороны специалистов. В современной французской исторической науке возрождается интерес к военной истории и истории Второй империи, при этом Крымская кампания 1853-1856 гг. до сих пор остается «в тени» исследований на фоне все возрастающего интереса к истории Первой мировой (Великой) войны. Французская историография Крымской войны пережила своего рода период забвения и отсутствия интереса со стороны школы Анналов к военному и политическому прошлому страны. И до сих пор данная военная кампания и события, связанные с участием в ней французов, остается для широкой публики малоизвестной страницей из истории Франции. Примечательно, что в Париже и других французских городах немало улиц, которые названы в честь памятных мест Крыма - Севастополя, Альмы, Евпатории, Малахова кургана. Однако в коллективной памяти народа события середины XIX в. давно уступили место Первой мировой войне. В этой связи вполне справедливыми можно признать слова тех современных французских историков, которые называют Крымскую кампанию забытой войной[660], детальное изучение которой лишь ждет своего исследователя. При этом как в научном сообществе, так и во французском социуме все более заметен интерес к истории правления Наполеона III, а события 1854-1856 гг. все чаще трактуются исследователями как предпосылки к росту международной напряженности во второй половине XIX в. и складыванию блоков противостоявших друг другу государств накануне Первой мировой войной. По этой причине обращение к истории Крымской войны представляется весьма закономерным и необходимым, помогающем реконструировать характер и содержание тех противоречий в истории международных отношений, которые спровоцировали Первую мировой войну. Весьма характерным в этой связи для представлений французских историков стало название международной конференции, собравшей в ноябре 2019 г. в Университете Париж Пантеон Сорбонна исследователей из тех стран, которые являлись участницами конфликта 1853-1856 гг. Французские ученые предложили не бесспорную, на наш взгляд, дефиницию Крымской кампании как «первой современной европейской войны». Подобного рода определение было выбрано неслучайно. В рамках проблематики научных докладов участников конференции Крымская война предстает как новый этап в развитии не только военного дела (в области вооружения, тактик боя и т.д.) и военной медицины (военно-полевой хирургии, устройства госпиталей, транспортировки раненых), но и мировой дипломатии и создании новой системы международных отношений и баланса сил в Европе.

Elena V. Linkova

RUDN University

Author for correspondence.
Email: linkova-ev@rudn.ru
6, Miklukho-Maklaya St., Moscow, 117198, Russia

Kandidat Istoricheskikh Nauk [Ph.D. in History], Associate Professor of the Department of Russian History

Marc de Bollivier

Université Grenoble-Alpes

Email: marc_debollivier@yahoo.fr
1281, Centrale Ave., Saint-Martin-d’Hères, 38400 France

PhD student

  • Ayrapetov, O.R. Vneshnyaya politika Rossiyskoy imperii (1801-1914). Moscow: Evropa Publ., 2006 (in Russian).
  • Bagdasarjan, V.Ye. Russkaya voyna: stoletniy istoriografi cheskiy opyt osmysleniya Krymskoy kampanii. Moscow: Moskovskiy otkryty universitet Publ., 2002 (in Russian).
  • Bogdanovich, M.I. Vostochnaya voyna 1853-1856 gg. St. Petersburg: Tipografi ya M. Stasyulevicha Publ., 1876 (in Russian).
  • Chudinov, A.V. Istoriya Francuzskoy revolyucii: puti poznaniya. Moscow: ROSSPEN Publ., 2017 (in Russian).
  • Mel’nikova, L.V. Russkaya pravoslavnaya Cerkov’ i Krymskaya voyna 1853-1856 gg. Moscow: Kuchkovo pole Publ., 2012 (in Russian).
  • Pogodin, M.P. “Rossiya v otnoshenii k vostochnym plemenam.” In Moskvityanin, 120-125. Moscow: tipografi a L. Stepanovoy Publ., 1856 (in Russian).
  • Smirnov, A.Yu. “Crimean war and Russian society.” Russian History, no. 1 (2000): 35-48 (in Russian).
  • Tan’shina, N.P. “Russko-francuzskie otnosheniya i Vostochnyy vopros v 1830-1840-e gody.” In Rossiya i Franciya XVIII-XX veka, 148-165. Moscow: Nauka Publ., 2008 (in Russian).
  • Tan’shina, N.P. Samoderzhavie i liberalizm: jepoha Nikolaya I i Lui-Filippa Orleanskogo. Moscow: ROSSPEN Publ., 2018 (in Russian).
  • Tarle, E.V. Krymskaya voyna. Vostochnyy vopros vo vneshney politike Rossii (konec XVIII - nachalo XX v.). Moscow: Nauka Publ., 1978 (in Russian).
  • Tatishhev, S.S. Russkaya diplomatiya, staraya i novaya. Evropa nakanune Vostochnoy voyny 1853- 1856 godov. Polemicheskie stat’i o diplomatii. Moscow: LENAND Publ., 2017 (in Russian).
  • Tatishhev, S.S. Vneshnyaya politika Imperatora Nikolaya Pervogo. Vvedenie v istoriyu vneshnih snosheniy Rossii v epohu Sevastopol’skoy voyny. St. Petersburg: Tipografi ya I.N. Skorohodova Publ., 1887 (in Russian).
  • Beaufre, A. La Deuxième Guerre mondiale (8 volumes). Paris: Jules Tallandier / Paris-Hachette, 1972 (in French).
  • Becker, A. La guerre et la foi. De la mort à la mémoire 1914-1930. Paris: Armand Colin, 1994 (in French).
  • Bézias, J.-R. “Crimée, 1854: une guerre pour les Turcs.” L’Histoire 290, no. 9 (2004): 22-23 (in French).
  • Bloch, M. L’étrange défaite. Paris: Gallimard, 1990 (in French).
  • Cabanes, B. La victoire endeuillée: la sortie de guerre des soldats français 1918-1920. Paris: Éditions Du Seuil, 2004 (in French).
  • Cadiou, F., Coulomb, C., Lemonde, A., and Santamaria, Y. Comment se fait l’histoire. Pratiques et enjeux. Paris: Édition la Découverte, 2005 (in French).
  • Chappuis, J-P. 1854 - 1855 Croisade en Crimée. La guerre qui arrêta les Russes. Paris: Société de Production Littéraire, 1978 (in French).
  • Cochet, F. Être soldat. De la Révolution à nos jours. Paris: Armand Colin Publ., 2013 (in French).
  • Cochet, F. Expérience combattante - XIXe - XXIe siècles - I - Former les soldats au feu. Paris: Riveneuve édition, 2011 (in French).
  • Comte Vien de Mont-Orient Charleval, Garay de Monglave E. Histoire politique, maritime et militaire de la Guerre d’Orient. Victoires et conquète des armées et des fl ottes alliées en Crimée dans la mer Noire, dans la mer Baltique, dans la mer d’Azov, etc. Relation exacte et complète du siège et de la prise de Sébastopol. Biographie des Amiraux et des Généraux commandant les expéditions par MM. Le Cte Vien de Mont-Orient Charleval Ancien Marin Eugène Garay de Monglave Ancien Offi cier d’état major. Paris: Eugène Penaud Publ.; Librairie-éditeur, 1857 (in French)
  • Corvisier, A. Histoire militaire de la France. De 1715 à 1871. Paris: Presses Universitaires de France, 1992 (in French).
  • Darrieu, H., and Queguiner, J. Historique de la Marine Française (1815-1918). Saint-Malo: L’Ancre de Marine, 1997 (in French).
  • Delpérier, L. De la Crimée à la Grande Guerre. L’armée devant l’objectif 1854-1914. Paris-Limoge: Charles Lavauzelle, 1985 (in French).
  • Drévilon. H., and Wieviorka, O. Histoire militaire de la France. I. Des Mérovingiens au Second Empire. Paris: Éditions Perrin/ Ministère des Armées, 2018 (in French).
  • Du Cheyron, A. Conférences régimentaires - Du rôle de la Cavalerie pendant la campagne d’Orient (Guerre de Crimée, 1854-1855-1856). Paris: Imprimerie, librairie et papeterie Henri Charles-Lavauzelle Editeur militaire, 1886 (in French).
  • Ferbalier, M. De. Histoire de la campagne de Crimée et du siége de Sébastopol par M. de Ferbalier, offi cier d’état-major. Paris: Madame veuve Desbleds Librairie, 1854 (in French).
  • Fredy, C. “Compter les morts de Crimée: un tournant sur l’identité professionnelle des médecins de l’armée française (1865-1882).” Histoire, économie & société 29, no. 3 (2010): 95-108 (in French).
  • Fredy, C. Médecins en campagne, médecine des lointains: le service de santé des armées en campagne dans les expéditions lointaines du Second Empire (Crimée, Chine-Cochinchine, Mexique). Paris: EHESS, 2016 (in French).
  • Giustiniani, H. De. Commentaire sur les opérations militaires en Crimée. Paris: impr. De L. Martinet, 1857 (in French).
  • Gouttman, A. La Guerre de Crimée. 1853-1856. La première guerre moderne. Paris: Perrin, 2006 (in French).
  • Henninger, L. “La nouvelle histoire-bataille.” Espaces Temps (1999): 71-73 (in French).
  • Jaegle, E. La guerre d’Orient. Pourquoi la guerre aux Cosaques avec Notions historiques, physiques, géographiques sur la Turquie et la Russie. Paris: Se trouve chez Durand, 1854 (in French).
  • Janin, R., and Bapst, E. “Les Origines de la guerre de Crimée. La France et la Russie de 1848 à 1854.” Échos d’Orient 16, no. 101 (1913): 378-385 (in French).
  • Lamarche, H. L’Europe et la Russie - Remarques sur le siége de Sébastopol et sur la paix de Paris, conséquences probables. Paris: Pagnerre Libraire-éditeur, 1857 (in French).
  • Lecat Bazancourt, C. Cinq mois au camp devant Sébastopol. Paris: Aymot Publ., 1855 (in French).
  • Lecat Bazancourt, C. La marine française dans la Mer noire et la Baltique: chronique maritimes de la guerre d’Orient. Paris: Amyot, 1856-1857 (in French).
  • Lecat Bazancourt, C. L’expédition de Crimée jusqu’à la prise de Sébastopol: chroniques de la guerre d’Orient/par le baron de Bazancourt. Paris: Amyot, 1856 (in French).
  • Lecat Bazancourt, C. L’expédition de Crimée. L’armée française à Gallipoli, Varna et Sébastopol. Chroniques militaires de la guerre d’Orient par le Baron de Bazancourt. Paris: librairie d’Aymot, 1860 (in French).
  • Leduc, E. “Cinquième partie: Vivire dans le Second Empire. Les grands chantiers économiques.” Une nouvelle histoire du Second Empire. Paris: Éditions Complicités Publ., 2017 (in French).
  • Lemaire, M. La guerre de Crimée: Chronique et analyse d’un désastre sanitaire (1854-1856). Montpellier: Montpellier 3, 2006 (in French).
  • Marchal, G. La guerre de Crimée par Gustave Marchal. Ouvrage illustré de 26 gravures hors texte indétites par Quesnay Beaurepaire. Paris: Firmin-Didot, 1888 (in French).
  • Métivier de Vals, M. de Guerre contre les Russes en Orient: plan de campagne rétrospectif des armées coalisées. Paris: Guiraudet et Jouaust, 1855 (in French).
  • Monaque, R. Une histoire de la marine de guerre française. Paris: Perrin Publ., 2016 (in French).
  • Ortholan, H. L’armée du Second Empire: 1852-1870. Saint-Cloud: Éditions SOTECA/Napoléon III, 2010 (in French).
  • Pick, E. Les fastes de la grande armée d’Orient: histoire politique, militaire et maritime des campagnes de Crimée et de la Baltique (7e édition... augmentée du Rapport offi ciel...). Paris: Libraire napoléonienne, 1857 (in French).
  • Pouget, B. “Des cadavres de militaires français morts hors du combat dans la guerre de Crimée (1854-1856).” Corps 15, no. 1 (2017): 293-304 (in French).
  • Rémond, R. Les Droites en France. Paris: Aubier,1992 (in French).
  • Revol, J.-F. Le vice des coalitions. Étude sur le haut commandement en Crimée (1854-1855). Saint-Germain: Berger-Levrault Publ., Editeurs, 1923 (in French)
  • Rolland-Villemot, B. “La guerre de Crimée et le Traité de Paris: un enjeu géopolitique en Méditerranée.” Cahiers slaves, no. 14 (2016): 123-133 (in French).
  • Rousset, C. Histoire de la guerre de Crimée par Camille Rousset de l’Académie française (troisième édition). Paris: Librairie Hachette et Cie, 1894 (in French).
  • Rousset C. Histoire de la guerre de Crimée. Atlas. Paris: Hachette, 1878 (in French).
  • Roy, J.-J.-E. Histoire du siège et de la prise de Sébastopol précédée d’une notice sur la Crimée et sur les causes et les principaux événements de la guerre d’Orient. Tours: Ad Mame et Cie; Imprimeurs-libraires, 1856 (in French).
  • Scherpereel, P. Médecins et infi rmières dans la guerre de Crimée 1854-1856. Paris: L’Harmattan, 2016 (in French).
  • Serman, W., and Bertaud, J.-P. Nouvelle histoire militaire de la France 1789-1919. Fayard: France, 1998 (in French).
  • Urquhart, M. La force navale supprimée par les puissances maritimes - Guerre de Crimée - Par M. Urquhart. Grenoble: Imprimerie A. Baratier, 1873 (in French).
  • Véret., P. Questions sur les Conséquences Présumées de la guerre d’Orient au départ des troupes françaises pour la Guerre de Crimée en 1854 par Paul Véret. de Roye: Dépot chez les Principaux Libraires, 1878 (in French).

Views

Abstract - 183

PDF (Russian) - 116

PlumX


Copyright (c) 2020 Linkova E.V., Bollivier M.d.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.