В ЭТОМ НОМЕРЕ

 Наряду с академическим интересом исследование данной многогранной проблемы приобрело современное звучание. Особую актуальность ей придает необходимость получения в условиях обострения отношений России с государствами Запада достоверных сведений о жизни иностранцев в стране, их взаимоотношениях с местным населением. Разработка темы, опирающаяся на архивные материалы, позволяет не только реконструировать реальную роль иностранцев в экономическом и культурном развитии России, но и определить их вклад в цивилизационный прогресс, в созидание гражданского общества. С другой стороны, изучение процесса адаптации иностранцев дает возможность пересмотреть устоявшиеся суждения о ксенофобии русского человека, изоляционистской политике государства, пытавшегося якобы оградить страну от пагубных чужеземных влияний. Во всяком случае, начиная с XVIII в. в условиях проходящей в стране модернизации и значительного расширения связейс зарубежными странами, количество иностранцев, приезжавших в страну, нарастало. Многие из них преданно служили «второй родине» в армии и государственном аппарате, вносили неоценимый вклад в развитие науки и культуры, участвовали в создании передовых отраслей экономики. Осуществляя «прививку» западной культуры к русской почве, они, адаптируясь к местным условиям, воспринимали часть ее традиций и нормжизни, воплощая на деле синтез европейских и национальных ценностей. Можно только представить возможный вектор развития страны, если бы масштабы и направления этого синтеза охватили бы основные слои русского общества, и, прежде всего, крестьянскую массу. Практическое значение темы определяется и той ролью, которую играют современные миграционные процессы, адаптация иностранных граждан к новым общественным условиям в развитии России начала ХХI в. Исследование темы может служить показателем уровня научных интерпретаций взаимоотношений России и стран Запада, восприятия иностранцев в общественном сознании страны. Плюрализм мнений, основанный на принципах объективизма и историзма, присущих «Вестнику РУДН», дает возможность без какой-либо предвзятости рассмотреть те аспекты взаимодействия двух культур, которые ранее не привлекали внимания ученых. Следует заметить, что темы статей предложили сами авторы, исходя из собственных научных интересов и пристрастий.

В статье Г.В. Аксеновой «Иностранцы – московские книгопечатники последней трети XIX – начала XX века» на примере московских книгопечатников Э.-К.А. Лисснера и А.А. Левенсона, предки которых прибыли в Россию из Австрии и Германии, раскрывается роль иностранцев в организации издательского дела в Москве в конце XIX – начале XX в. Автор проанализировал этапы развития основанного ими типографского дела, специфику освоения книжного рынка. Особое внимание в рукописи обращено на то, что иностранцы, рискуя потерять прибыль, издавали произведения молодых талантливых авторов, и, открывая новые имена в литературе и искусстве, вносили тем самым неоценимый вклад в развитиекультуры.

О.В. Ермакова в своей статье «Контрактование иностранцев начальный период реализации политики по Переселению колонистов в Россию (1760-е гг.)» провела сравнительный анализ контрактов, заключавшихся между иностранцамии российским государством в эпоху правления Екатерины II. Прежде всего, автор показал содержание проводимой императрицей под влиянием популяционистской теории политикипривлечения колонистов в Россию. Екатерина II надеялась с помощью иностранцев не только освоить новые территории, но и добиться роста производства при сохранении крепостнических порядков. В статье раскрыт процесс формированиядоговорных отношений между государством и иностранцами в Российской империи. Автор подчеркнул, что именно иностранные подданные стали первыми в истории страны частными лицами, с которыми государство заключало соглашения. С другой стороны, контракты стали одним из рычагов управления такой разросшейся во второй половине XVIII в. категорией российского общества, как иностранные колонисты.

В статье А.И. Ганчара «Положение римско-католических братств в Российской империи (на примере Царства Польского и Северо-Западного края)» на основе архивных материалов исследуется положение римско-католических братств на территории Царства Польского и Северо-Западного края Российской империи. Установлено, что возникшие под разными наименованиями братства представляли своеобразные, в большинстве своем, законом не признанные организации, активность которых во многом стала ответом на конфессиональную и национальную политику правительства России. Следует заметить, что автор не только обратился к теме, которая не получила должного освещения в историографии, но и аргументированно опроверг выводы ряда своих предшественников, например, о практическом отсутствии братствв начале ХХ в. на белорусских землях.

В статье О.В. Ерохиной «Немецкое влияние на культурно-экономическое развитие Донского края XIX – начало ХХ в.» выявлено и рассмотрено влияние представителей немецкой национальности на социально-экономическое и культурное развитие Области Войска Донского в XIX − начале ХХ в. Используя архивные материалы, авторпроанализировал деятельность немцев на чиновничьих постах. Особое внимание исследователь уделил участию иностранцев в сельскохозяйственном и промышленном производстве в изолированном с националистически настроенным населением регионе. Автор опроверг сложившиеся стереотипы, показав, что колонисты, несмотря на свое немецкое происхождение, считали себя российскими подданными, прилагая все свои усилия для процветания края. Становясь иногда более русскими, чем сами русские, они вызывали искреннее уважение местного населения. Вместе с тем автор затронул и проблему борьбы с «немецким засильем» в 1914−1916 гг., считая, что по своей сути она оказалась борьбой с собственным народом, который считал Россию своей родиной.

В статье Е.В. Линьковой «Шарль Андре Поццо ди Борго – корсиканец на русской службе, “решавший судьбы Франции”» рассматриваются взгляды и деятельность Шарля Андре Поццо ди Борго – российского дипломата корсиканского происхождения, кровного врага, а по некоторым оценкам, алтер эго Наполеона Бонапарта. Автор рассматривает влияние Поццо ди Борго не только на внешнеполитический курс России начала XIX в., но и на эволюцию отечественной общественной мысли, в частности, ее консервативного направления. В статье проводится анализ самого феномена французской эмиграции в России в конце XVIII − начале XIX в. На материале, почерпнутомв том числе и в работах Поццо ди Борго, выявляется роль французов в культурном развитии страны, ее внешней политике. Немаловажным аспектом статьи стало рассмотрение авторомроссийско-корсиканских отношений в XVIII в. (т.е. в тот период, когда Корсика еще не являлась частью Франции). Вероятно, следовало бы подчеркнуть, что это один из первых случаев поддержки русским правительством в интересахимперии национального сепаратизма. Автор пришел к обоснованному выводу, что заботясь о сохранении Франции, о восстановлении монархического режима, Поццо ди Борго руководствовался и интересами России, которой, по его мнению, было необходимо спокойствие в Европе, отсутствие войн, революций и потрясений.

В статье Н.Г. Георгиевой и Т.В. Слепцовой «Подготовка кадров к военной и гражданской службе в середине XIX в.: годы учебы историка, генерал-лейтенанта Н.К. Шильдера» исследуются молодые годы жизни известного российского историка, имевшего немецкие корни – Николая Константиновича Шильдера (1842–1902). На основе сведений, выявленных в архивных и опубликованных исторических источниках, рассмотрено становление как его профессиональных качеств, так и общественно-политических взглядов, ядром которых стал патриотизм. Авторы пришли к обоснованному выводу, что получив знания, необходимые военному инженеру, Н.К. Шильдер использовал приобретенные навыки к самостоятельному и творческому труду и в своей научно-исследовательской деятельности в области истории. Вероятно, свою роль в становлении таких качеств как скрупулезность, внимание к факту, научная честность, сыграли и немецкие корни ученого.

И.Ф. Давидович в своей статье «Жизненный опыт датчанки в СССР в контексте советско-датских отношений 1920−1950-х гг.» исследовала трансформацию восприятия советского общества датчанкой, обусловленную опытом ее жизни в СССР. Автор выявил влияние внешних факторов – изменений международной обстановки, политического и идеологического курса правящей партии и пр. − на личную судьбу иностранки. Под давлением мощного исторического пресса, тех испытаний, которые обрушились на страну и на нее лично в годы «великого скачка», она утратила веру в идеалы коммунизма и приобрела черты советского человека, с его способностью адаптироваться к тяжелым внешним условиям жизни. Именно анализ процесса социокультурной адаптации, ведущий к смене национальной идентичности, и вызывает особый интерес к статье.