RELATIONSHIPS BETWEEN ASSERTIVENESS AND PSYCHOLOGICAL AND SOCIAL PSYCHOLOGICAL CHARACTERISTICS OF PERSONALITY

Cover Page

Abstract


Assertiveness of an individual is studied as an ability to protect their own rights with confidence and dignity, without violating the rights of others. The purpose of the empirical research is to establish the links between the personal assertiveness and psychological and socio-psychological characteristics, and to create a social psychological “portrait” of an assertive individual. 1271 people have been tested including 644 men aged 17-75 (M = 40) and 627 women aged 17-78 (M = 42), all of various professions, backgrounds, social positions and regions. It has been identified that assertiveness is interconnected with the psychological gender. The following factors attribute to the assertiveness in both males and females: a) high indicators of their masculinity; b) gender harmony (high common number of masculine and feminine characteristics); c) androgyny of the individual. In women, assertiveness correlates negatively with femininity; in men, these two characteristics are not linked together. It is shown that assertiveness is positively related to extraversion, communicative skills, self-efficiency, self-respect, constructive aggression; it is negatively related to neuroticism, anxiety, depression and dependent behaviour. The results in some cases are different from those received during foreign studies: in particular, it has been established that the biological gender impacts the links between assertiveness levels and other psychological characteristics of an individual. The characteristics revealed during this research, together with the ones from previous researches, allowed the author to create a “socio psychological portrait” of an assertive person.


Введение «Ассертивность - это способность человека уверенно и с достоинством отстаивать свои права, не попирая при этом прав других» (Большой психологический словарь, 2004, с. 40). Показано (Шейнов, 2015а), что это определение объединяет взгляды авторов, внесших значительный вклад в изучение ассертивности. Ассертивность личности создает оптимальные предпосылки для наиболее конструктивного подхода к межличностным отношениям, являясь альтернативой таким распространенным деструктивным способам поведения, как манипуляции и агрессия (Bishop, 2006; Шейнов, 2014а). Это служит одной из важных причин актуальности ее изучения. Зарубежные психологи обратились к исследованию ассертивности намного раньше отечественных, и к настоящему времени за рубежом вышло более 1000 статей об ассертивности. С целью поиска тем исследований автором подготовлено и опубликовано семь аналитических обзоров этих работ (Шейнов, 2014б, 2015а и др.), содержащих описание более 450 статей: о детерминантах ассертивного поведения - 62 статьи, о возрастных и гендерных факторах ассертивности - 77, ассертивность и здоровье - 104, ассертивность лидера - 33, преимущества и свойства ассертивного поведения - 58, восприятие ассертивного поведения - 50, развитии ассертивности у детей - 41 статья. Результаты, относящиеся непосредственно к теме данного исследования, говорят о следующем. Например, установлена значимая обратная связь между ассертивностью и тревожностью (Alghamdi, 2015) ассертивностью и депрессией (Rezayat, Nayeri, 2014); показано, что развитие ассертивности уменьшает выраженность этих психических состояний (Eslami et al, 2016; Parto, 2011). Выявлена взаимная связь между ассертивностью и различными аспектами коммуникативных умений личности. Ассертивность улучшает межличностное общение индивида (Haladin, Ibrahim, Rajab, 2013). Ассертивному поведению способствуют коммуникативные навыки (умения), ассертивности можно научиться, развивая эти навыки; ассертивное поведение приводит к высокой удовлетворенности межличностными связями (Maheshwari, Gill, 2015). Ассертивность взаимосвязана с самоэффективностью (self-efficiency) и психическим здоровьем (Parto, 2011; Rezaei, Gheibat, 2015), способствует повышению самооценки (self-appraisal) и самоуважению (self-respect) (Mahmoud, Hamid, 2013). Формирование навыков ассертивности приводит к возрастанию чувства собственного достоинства (Yusefi, Moein, Honarprvaran, 2015). В теоретическом плане представляет интерес факт опосредованного вхождения ассертивности в пятифакторную модель личности (экстраверсия, доброжелательность, добросовестность, нейротизм, открытость опыту). Сторонники этой модели считают, что ассертивность является одним из аспектов экстраверсии, рассматривая два ее аспекта - энтузиазм и ассертивность (Smillie, DeYoung, Hall, 2015). В подтверждение сказанного К. Кирст обнаружил прямые положительные корреляции между ассертивностью и экстраверсией (а также чувством собственного достоинства, открытостью опыту и добросовестностью) и обратные связи с нейротизмом, застенчивостью и страхом неодобрения; при этом не было найдено значимых связей между ассертивностью и зависимым поведением (Kirst, 2011). Отрицательная связь ассертивности с нейротизмом установлена и в других исследованиях (Quilty, Deyoung, Oakman, Bagby, 2013). Результаты, полученные за рубежом, по мнению автора, нуждаются в проверке на русскоязычных выборках. Сопоставление уже имеющихся данных с выводами зарубежных исследователей обнаруживает определенные ментальные различия. Так, согласно зарубежным исследованиям, ассертивность связана с интернальностью только у мужчин, определяется возрастом взрослого человека (Cooley, Nowicki, 1984 и др.). Результаты исследований автора статьи показывают, что положительная связь ассертивности и интернальности наблюдается как у мужчин, так и у женщин (Шейнов, 2015б), и она не зависит от возраста (Шейнов, 2014б). К противоречивым выводам пришли зарубежные коллеги и относительно влияния пола на ассертивность: одни из них обнаружили, что пол не связан с уровнем ассертивности, другие - что мужчины более ассертивны, чем женщины (Шейнов, 2014б). Результаты, полученные на русскоязычных выборках, свидетельствуют о том, что среднее значение показателя ассертивности у мужчин статистически значимо выше среднего показателя ассертивности у женщин, при этом доля ассертивных женщин превышает количество ассертивных мужчин (Шейнов, 2014а). В связи с разноречивостью имеющихся фактов возникает гипотеза о возможной связи ассертивности с другими, не рассмотренными исследователями переменными, например, компонентами социального пола человека (маскулинности, феминности и андрогинности), что и выступило одной из задач проведенного исследования. Целью исследования стало определение взаимосвязей ассертивности и других психологических и социально-психологических характеристик личности, которые могут быть положены в основание социально-психологического «портрета» ассертивной личности. Для достижения исследовательской цели были поставлены следующие задачи: 1) определить связи ассертивности с составляющими психологического пола индивида - его маскулинностью, феминностью и андрогинностью; 2) выявить на русскоязычной выборке возможные ментальные различия в связях ассертивности с экстраверсией, нейротизмом, тревожностью, депрессией, коммуникативными умениями, самоэффективностью и самоуважением личности; 3) создать социально-психологический «портрет» ассертивной личности. Процедура и методы Участники исследования. В целом на разных этапах обследованы 644 мужчины в возрасте от 17 до 75 лет (M = 40) и 627 женщин - возраст от 17 до 78 лет (M = 42), всего 1271 испытуемый. Выборку составили представители различных профессий, специализаций и должностей, а также регионов проживания: слушатели курсов повышения квалификации Республиканского института высшей школы (РИВШ, г. Минск) - преподаватели и специалисты высших и средних специальных учебных заведений Беларуси, руководители и специалисты предприятий различных форм собственности; слушатели Академии последипломного образования (АПО, г. Минск) - директора средних школ и учебно-педагогических комплексов, воспитатели дошкольных учреждений, школьные психологи; преподаватели и специалисты военных и творческих (Белорусский университет культуры и Академия искусств) вузов, а также Белорусской сельскохозяйственной академии (БСХА) и Академии связи; преподаватели и специалисты университетов г. Гомеля; сотрудники Психологической службы Белорусского государственного университета; студенты 1-4 курсов различных специальностей; руководители среднего звена - программисты СКБ «Контур» (г. Екатеринбург). Процедура исследования. Обследование испытуемых-преподавателей и их коллективное тестирование проходило на занятиях по повышению квалификации (психодиагностика включена в их программу). Студенты и руководители опрашивались при коллективном тестировании соответствующих групп. Перед началом тестирования испытуемым зачитывалась инструкция, мотивирующая участников на серьезное отношение к обследованию. Предлагалось анонимно ответить на вопросы тестов с целью «узнать о некоторых своих качествах, которые крайне важны для достижения успеха в профессиональной деятельности, в семье и в отношениях с окружающими». Испытуемые получали набор бланков для ответов, а также индивидуальный «шифр», для последующей обратной связи. Методики исследования. Для оценки ассертивности применена авторская методика «Тест ассертивности личности», надежность и валидность которой доказана (Шейнов, 2014а). Методика включает опросник из 26 вопросов, направленных на выяснение, как человек ведет себя по отношению к окружающим, к друзьям, близким людям и как он реагирует в определенных ситуациях. Испытуемый указывает пункт цифровой шкалы, его ответы суммируются. Общий балл соотносится с границами «диапазона ассертивности»: результат от 66 до 77 (включительно) баллов, характеризует ассертивную личность. Если общий балл меньше 66 или больше 77, то испытуемый неассертивен: в первом случае он отличается неуверенным поведением и неспособностью отстаивать свои права, во втором - нарушением прав других и агрессивным поведением. Психологический пол определялся с помощью «Полоролевого опросника Сандры Бэм» (Вопросник Сандры Бэм, 2003). Показатели маскулинности (М) и фемининности (F) вычисляются следующим образом: сумма баллов по маскулинности делится на 20 - это М; сумма баллов по феминности делится на 20 - это F. Вычисляется IS (основной индекс) по формуле: IS = (F - М)2,322. Испытуемого относят к одной из 5 категорий: 1) IS меньше -2,025: ярко выраженная маскулинность; 2) IS меньше -1: маскулинность; 3) IS от -1 до +1: андрогинность; 1. IS больше +1: фемининность; 5) IS больше +2,025: ярко выраженная фемининность. Экстраверсия и нейротизм диагностировались широко известным Личностным опросником Г. Айзенка EPI (Энциклопедия психодиагностики, 2009, с. 195-200). Также была использована «Госпитальная шкала тревоги и депрессии» (Hospital Anxiety and Depression Scale, HADS) разработанная A.S. Zigmond и R.P. Snaith (1983), адаптация шкалы произведена М.Ю. Дробижевым (Шкалы..., 2002, с. 80- 82). Методика предназначена для выявления клинически значимой тревоги и депрессии и дифференциации между тревогой и депрессией. Шкала представляет собой опросник, состоящий из двух субшкал: субшкала тревоги и субшкала депрессии. Каждая субшкала содержит по 7 диагностических пунктов. Пункты оцениваются по 4 категориям выраженности симптома. Общий балл по каждой из субшкал находится в диапазоне от 0 до 21 баллов. Шкала проста в использовании и, как показала длительная практика ее использования, успешно справляется с дифференциальной диагностикой тревоги и депрессии. Оценка коммуникативных умений осуществлена тестом Л. Михельсона в адаптации Ю.З. Гильбуха (Михельсон, 2018). Опросник содержит описание 27 коммуникативных ситуаций. К каждой ситуации предлагается 5 возможных вариантов поведения. Надо выбрать один, присущий именно ему способ поведения в данной ситуации. Предлагается ключ, с помощью которого определяется, к какому типу относится выбранный вариант ответа: уверенному, зависимому или агрессивному. Уровни самоуважения определялись «Шкалой самоуважения Розенберга» (Бодалев, Столин, Аванесов, 2000, с. 362-363). Опросник состоит из 10 суждений, на каждое из которых предлагается четыре градации ответов, кодируемых в баллах по предложенной схеме. Уровни самоэффективности вычислялись с помощью методики Дж. Маддукса и М. Шеера в адаптации А.В. Бояринцевой (Митина, 2003): как испытуемый оценивает свой потенциал в сфере предметной деятельности и в сфере общения. Тест состоит из 23 утверждений, с каждым из которых испытуемый оценивает степень своего согласия по 11-балльной шкале. Статистический анализ данных осуществлялся с помощью пакета SPSS, версия 18.00 (Наследов, 2005). Были использованы: корреляционный анализ, критерий Колмогорова-Смирнова на соответствие выборок нормальному закону распределения, t-критерий Стьюдента сравнения средних значений независимых выборок. Принят уровень двусторонней значимости p = 0,05. Результаты Установлены значимые положительные связи между ассертивностью и маскулинностью как мужчин, так и женщин во всех обследованных группах (табл. 1). Связи ассертивности и фемининности характеризуются значимыми отрицательными значениями у женщин (в целом по выборке) и отсутствием значимых корреляций у мужчин. Корреляции ассертивности с показателями психологического пола (маскулинностью и феминностью) личности Таблица 1 [Correlations of assertiveness with indicators of the masculinity and femininity of the personality] Психологический пол Группы испытуемых Маскулинность Фемининность Пол Профессиональный статус 0,582*** - Мужчины (N = 182) Объединенные группы (N = 296) 0,596*** -0,273* Женщины (N = 114) 0,726*** - Мужчины (N = 44) Преподаватели творческих вузов (N = 106) 0,576*** -0,354** Женщины (N = 62) 0,453*** - Мужчины (N = 206) Слушатели РИВШ (N = 418) 0,291* -0,266* Женщины (N = 212) Примечания: 1) объединенные группы составили: мужчины - руководители и специалисты производственных организаций, преподаватели вузов; женщины - слушатели АПО, преподаватели Академии связи, руководители и специалисты производственных организаций; 2) * - р £ 0,05; ** р £ 0,01; *** - р £ 0,001; «-» - отсутствие значимых корреляций. Обнаружены значимые отрицательные корреляции ассертивности и андрогинности в объединенных группах как у мужчин (r = -0,245, p = 0,006), так и у женщин (r = -0,516, p < 0,001). В используемой методике Сандры Бем индивид относится к андрогинному типу, если показатель IS, пропорциональный разности между количеством его гендерных (маскулинных и феминных) качеств, находится в пределах от -1 до +1. То есть андрогинность количественно характеризуется разностью между числом его гендерных (маскулинных и феминных) качеств, и она тем более выражена, чем меньше разность между количеством его маскулинных и феминных качеств. Поэтому установленная автором отрицательная корреляция ассертивности и андрогинности означает, что уменьшение этой разности способствует увеличению и ассертивности, и андрогинности. Оказалось также, что общее количество гендерных (маскулинных + феминных) качеств индивида положительно коррелирует с ассертивностью: в упомянутых объединенных группах значимые корреляции равны: у женщин r = 0,427, p < 0,001, у мужчин r = 0,571, p < 0,001. Содержательно общее количество маскулинных и феминных качеств индивида определено как показатель степени гендерной гармоничности личности. Отметим, что андрогинность индивида характеризуется разностью между количеством его маскулинных и феминных качеств, а степень гендерной гармоничности личности - их суммой. Выявлены значимые положительные связи ассертивности и экстраверсии как у мужчин (кроме студентов-юношей), так и у женщин; и отрицательные - с нейротизмом личности (табл. 2). Таблица 2 Корреляции ассертивности с экстраверсией и нейротизмом личности (N = 866) [Correlations of assertiveness with extraversion and neuroticism (N = 866)] Личностные характеристики Испытуемые Экстраверсия Нейротизм Пол Профессиональный статус 0,527*** -0,753*** Мужчины (N = 31) Преподаватели г. Гомеля (N = 99) 0,512*** -0,685*** Женщины (N = 68) 0,350*** -0,649*** Мужчины (N = 43) Преподаватели военных вузов (N = 83) 0,380*** -0,431*** Женщины (N = 40) 0,453*** -0,549*** Мужчины (N = 206) Слушатели РИВШ (N = 418) 0,417*** -0,691*** Женщины (N = 212) - -0,254* Мужчины (N = 124) Студенты (N = 266) 0,374*** -0,279** Женщины (N = 142) * - р £ 0,05; ** р £ 0,01; *** - р £ 0,001; «-» - отсутствие значимых корреляций. Установлены отрицательные значимые корреляции ассертивности с тревожностью и депрессией во всех обследованных группах испытуемых (табл. 3). Обнаружены значимые положительные связи ассертивности и компетентного стиля поведения человека в ситуациях общения на всей обследованной выборке. Между ассертивностью и зависимым стилем - отрицательная связь (табл. 4). Таблица 4 Корреляции ассертивности с коммуникативными умениями (компетентное и зависимое поведение) личности (N = 759) [Correlations of assertiveness with communicative skills (competent and dependent behavior) (N = 759)] Коммуникативные умения Испытуемые Компетентное поведение Зависимое поведение Пол Профессиональный статус 0,434* -0,261* Мужчины (N = 23) Преподаватели БСХА (N = 49) 0,612** -0,334* Женщины (N = 26) 0,753** -0,742** Женщины (N = 26) Психологи (N = 26) 0,409*** -0,473*** Мужчины (N = 206) Слушатели РИВШ (N = 418) 0,469*** -0,568*** Женщины (N = 212) 0,314*** -0,231** Мужчины (N = 124) Студенты (N = 266) 0,517*** -0,589*** Женщины (N = 142) * - р £ 0,05; ** р £ 0,01; *** - р £ 0,001. Обнаружена значимая положительная связь между ассертивностью и «конструктивной агрессивностью», последнее понятие введено Е.В. Хохловой (2008). В исследовании автора статьи коэффициенты корреляции этих показателей составили: для преподавателей БСХА мужчин r = 0,419, p = 0,003 и женщин r = 0,223, p = 0,046; для психологов r = 0,330, p < 0,001. В выборке студентов значимых связей не установлено. Выявлена значимая положительная связь ассертивности с самооценками эффективности в деловых и межличностных отношениях, а также с самоуважением личности (табл. 5). Исключение составили не проявившиеся на статистически значимом уровне взаимосвязи: а) ассертивности с самоэффективностью у студентов-юношей и б) ассертивности с самоуважением у женщин-психологов. Корреляции ассертивности с самоэффективностью (N = 710) и самоуважением (N = 759) личности Таблица 5 [Correlations of assertiveness with self-efficiency (N = 710) and self-respect (N = 759)] Самоэффективность Самоуважение Испытуемые в делах в общении Пол Профессиональный статус 0,410*** 0,341** 0,297* Мужчины (N = 206) Слушатели РИВШ (N = 418) 0,464*** 0,375** 0,564*** Женщины (N = 212) - 0,278* - Мужчины (N = 124) Студенты (N = 266) 0,434*** 0,329** 0,317** Женщины (N = 142) 0,808*** - 0,165* Женщины (N = 26) Психологи (N = 26) Х Х 0,480* Мужчины (N = 23) Преподаватели БСХА (N = 49) Х Х 0,226* Женщины (N = 26) * - р £ 0,05; ** р £ 0,01; *** - р £ 0,001; «-» - отсутствие значимых корреляций; «Х» - корреляция не вычислялась. Обсуждение результатов 1. Подтвердилась гипотеза о возможной связи ассертивности и психологического пола личности: ассертивность высоко статистически значимо положительно коррелирует с маскулинностью, как у мужчин, так и у женщин. У женщин ассертивность отрицательно взаимосвязана с фемининностью, связи ассертивности с фемининностью у мужчин не обнаружено. Обнаруженная отрицательная корреляция ассертивности с андрогинностью свидетельствует о том, что андрогинность способствует ассертивности: чем меньше разница между количеством маскулинных и феминных качеств индивида, тем сильнее выражены и андрогинность, и ассертивность. Ассертивности способствует и бол´ ьшая общая сумма гендерных (маскулинных и феминных) качеств индивида. То есть гендерная гармоничность (широкая представленность маскулинности и фемининности) создает предпосылки для развития ассертивности личности. Таким образом, установлено, что ассертивности (как у мужчин, так и у женщин) способствует соответствующий психологический пол и его компоненты: а) высокие показатели маскулинности индивида; б) большее общее количество его гендерных (как маскулинных, так и феминных) качеств (как показатель гендерной гармоничности личности); в) андрогинность индивида. Тесная связь ассертивности с психологическим полом объясняет противоречивые результаты о влиянии биологического пола на ассертивность. Факт решающего влияния на ассертивность психологического пола по сравнению с биологическим объясняется тем, что и ассертивность, и психологический пол являются не биологическими, а социально-психологическими феноменами. 2. Показано, что ассертивность положительно связана с экстраверсией, компетентным стилем поведения, самоэффективностью, самоуважением и «конструктивной агрессивностью», но отрицательно - с нейротизмом, тревожностью, депрессией и зависимым типом поведения. При этом пол индивида значительно влияет на наличие и уровень этих связей. 3. Сопоставление полученных результатов с данными зарубежных исследований в целом не выявило больших расхождений. Дополнительно установлены: положительная связь ассертивности с «конструктивной агрессивностью» и отрицательная - с зависимым стилем поведения, а также указанное влияние биологического пола на уровень и наличие связей между ассертивностью и другими личностными характеристиками - этого не было обнаружено в зарубежных исследованиях (Kirst, 2011). Отрицательная связь ассертивности с личностной тревожностью была ранее установлена (Шейнов, 2014в) посредством теста Ч. Спилбергера (Энциклопедия психодиагностики, 2009, с. 150-154). В данном исследовании эта связь подтверждена (и конкретизирована с учетом влияния пола) с помощью «Госпитальной шкалы тревоги и депрессии» (HADS). Данные результаты совпадают с выводом аналогичного зарубежного исследователя (Baker, Jeske, 2015). 4. В предыдущих исследованиях автором были установлены такие качества ассертивной личности, как уверенность в себе, отстаивание своих прав, прямота, откровенность, независимость от внешних воздействий, направленность на взаимодействие с окружающими, а не на себя и отрицательная связь с макиавеллизмом (Шейнов, 2014а); интернальность не только у мужчин, но и у женщин, самодостаточность в части общения (Шейнов, 2015б); независимость ассертивности от возраста у взрослого человека (Шейнов, 2014б, 2014в); лучшая защищенность от манипуляций и большая мотивация к достижению успеха (Шейнов, 2014в). Объединение этих качеств с полученными в данной работе позволяет создать «социально-психологический портрет» ассертивной личности. 5. Репрезентативность выборки в проведенном исследовании обеспечена включением в него большого количества испытуемых (N = 1271) - мужчин и женщин в возрасте от 17 лет (студенты) до 77 лет (работающие пенсионеры) - представителей широкого спектра профессий, специализаций, должностей и регионов проживания. Количество испытуемых выбрано достаточным для того, чтобы полученные результаты были статистически значимыми. На всех этапах исследования результаты группового тестирования проверялись с помощью одновыборочного критерия Колмогорова-Мирнова на соответствие закону нормального распределения. Нормальное распределение результатов тестирования позволило применить для статистического анализа параметрические методы (коэффициент корреляции Пирсона, параметрический t-критерий для независимых выборок), а также послужило еще одним подтверждением того, что выборки представляют собой «репрезентативные срезы популяции» (Анастази, Урбина, 2002, с. 201), поскольку нормальность их распределения является таким признаком. Достоверность различий средних значений изучаемых переменных проверялась с помощью t-критерия равенства средних. Так, например, при выявлении статистической значимости различий средних значений показателя ассертивности для мужчин (75,6) и женщин (70,2) t-критерий в предположении равенства дисперсий оказался равным t = 2,948, p = 0,004, а без предположения равенства дисперсий t =3,372, p = 0,001. То есть в любом случае при принятом уровне значимости p = 0,05 средний показатель ассертивности мужчин статистически значимо превосходит этот показатель у женщин. Данный расчет вносит ясность в вопрос о роли пола в ассертивности, который в зарубежных исследованиях не нашел своего разрешения. Выводы 1. Установлено, что ассертивность в значительной степени связана с психологическим полом личности. Ассертивности (как у мужчин, так и у женщин) способствуют: а) высокие показатели маскулинности индивида; б) гендерная гармоничность личности (большое общее количество его маскулинных и феминных качеств); в) андрогинность индивида. У женщин ассертивность отрицательно коррелирует с показателем феминности; у мужчин ассертивность и показатель феминности не связаны. Взаимосвязь ассертивности с социальным полом объясняет противоречивые результаты о влиянии биологического пола на ассертивность. Факт тесной связи ассертивности с психологическим полом объясняется тем, что ассертивность является социально-психологическим феноменом. 2. Показано, что ассертивность положительно коррелирует с экстраверсией, коммуникативными умениями, самоэффективностью, самоуважением, конструктивной агрессивностью и отрицательно - с нейротизмом, тревожностью, депрессией и зависимым стилем поведения; при этом пол индивида значительно влияет на наличие и уровень этих связей. 3. Объединение выявленных в исследовании качеств с полученными в предыдущих работах позволяет создать «социально-психологический портрет» ассертивной личности. Ассертивная личность характеризуется следующими особенностями: уверенность в себе, отстаивание своих прав, прямота, откровенность, независимость от внешних воздействий, направленность на взаимодействие с окружающими, отрицательное отношение к манипулированию, интернальность не только мужчин, но и женщин; самодостаточность в части общения; независимость ассертивности от возраста у взрослого человека; лучшая защищенность от манипуляций и большая мотивация к достижению успеха; экстравертированность, коммуникативные умения, самоэффективность, самоуважение, конструктивная агрессивность; отсутствие склонности к тревожности, депрессии, нейротизму и зависимому поведению.

Viktor P Sheinov

Republican Institution of Higher Education

Author for correspondence.
Email: sheinov1@mail.ru
15 Moskovskaya str., Minsk, Belarus, 220001

Doctor of Sociology, Professor, Professor of the Department of Psychology and Pedagogical Excellence, the Republican Institute of Higher Education (Minsk, Belarus).

  • Alghamdi, N.G. (2015). Anxiety and Assertiveness in Females: A Comparison of Medical and NonMedical University Students. Mediterranean Journ. of Social Sciences, 6(3), 84—89. doi: 10.5901/ mjss.2015.v6n3s2p84
  • Anastazi, A., & Urbina, S. (2002). Psihologicheskoe testirovanie. St. Petersburg: Piter Publ. (In Russ.).
  • Baker, A.E., & Jeske, D. (2015). Assertiveness and Anxiety Effects in Traditional and Online Interactions. International Journal of Cyber Behavior, Psychology and Learning, 5(3), 1—46. doi: 10.4018/ ijcbpl.2015070103
  • Belova, A.N., & Schepetova, O.N. (Eds). (2002). Shkalyi, testyi i oprosniki v meditsinskoy reabilitatsii.
  • Gospitalnaya shkala trevogi i depressii. Moscow: Antidor Publ. (In Russ.).
  • Bishop, S. (2006). Develop Your Assertiveness. L.: Kogan Page.
  • Bodalev, A.A., Stolin, V.V., & Avanesov, V.S. (2000). Obschaya psihodiagnostika. St. Petersburg: Rech Publ. (In Russ.).
  • Cooley, E.L., & Nowicki, Jr.S. (1984). Locus of control and assertiveness in male and female college students. The Journ. of Psychology, 17. 85—87. doi: 10.1080/00223980.1984.9923662.
  • Eslami, A.A., Rabiei, L., Afzali S.M., Hamidizadeh, S., & Masoudi, R. (2016). The Effectiveness of Assertiveness Training on the Levels of Stress, Anxiety, and Depression of High School Students. Iranian Red Crescent Medical Journal, 18(1). doi: 10.5812/ircmj.21096.
  • Haladin, N.B., Ibrahim, N.A., & Rajab, A. (2013). Assertiveness Among Undergraduates in a Malaysian Public University: Implications Towards Improved Employability. Journal Technology (Social Sciences), 65 (2), 15—24. doi: 10.11113/jt.v65.2346.
  • Hohlova, E.V. (2008). Konstruktivnaya agressivnost v formirovanii navyikov assertivnogo povedeniya studentov vuza. Ph.D. in Psychology Thesis Abstract. Nizhnii Novgorod. (In Russ.).
  • Kirst, L.K. (2015). Investigating the relationship between assertiveness and personality characteristics. University of Central Florida. HIM 1990—2011.
  • Maheshwari, S.K., & Gill, K.K. (2015). Correlation of Assertive Behavior with Communication Satisfaction among Nurses. Journal of Health, Medicine and Nursing, 14, 68—74.
  • Mahmoud, S., & Hamid, R.A. (2013). Effectiveness of Assertiveness Training Programme on Self Esteem & Academic Achievement in adolescents girls at secondary school at Abha city. Journal of American Science, 9(8), 262—269.
  • Mescheryakov, B., & Zinchenko, V. (Eds.), (2004). Bolshoy psihologicheskiy slovar. St.Petersburg: praymEVROZNAK Publ. (In Russ.).
  • Mihelson, L. Test kommunikativnyih umeniy. Perevod i adaptatsiya Yu.Z. Gilbuha. Retrieved from: http://azps.ru/tests/5/mihelson.html (In Russ.).
  • Mitina, L.M. (2003). Psihologiya razvitiya konkurentosposobnoy lichnosti. Moscow: MPSI Publ.; Voronezh: NPO MODEK Publ. (In Russ.).
  • Nasledov, A.D. (2005). SPSS. Kompyuternyiy analiz dannyih v psihologii i sotsialnyih naukah. St. Petersburg: Piter Publ. (In Russ.).
  • Parto, M. (2011). Problem solving, self-efficacy, and mental health in adolescents: Assessing the mediating role of assertiveness. Social and Behavioral Sciences. 30, 644—648. doi: 10.1016/j. sbspro.2011.10.125
  • Quilty, L.C., Deyoung, C.G., Oakman, J.M., & Bagby, R.M. (2013). Extraversion and Behavioral Activation: Integrating the Components of Approach. Journal of Personality Assessment, 1—8. doi: 10.1080/00223891.2013.834440.
  • Raygorodskiy, D.Ya. (Ed.), (2009). Entsiklopediya psihodiagnostiki. (vol. 2. Psihodiagnostika vzroslyih). Samara: BAHRAM-M Publ. (In Russ.).
  • Rezaei, A., & Gheibat, E. (2015). Effectiveness of Assertiveness on Decreased Social Anxiety and Increased Self-Esteem and Self-Efficacy in Female Study. Applied Research in Educational Psychology, 2(1), 14—28.
  • Rezayat, F., & Nayeri,N.D. (2014). The Level of Depression and Assertiveness among Nursing Students. International Journal Community Based Nurse Midwifery, 2(3), 177—184.
  • Sheynov, V.P. (2014a). Razrabotka testa assertivnosti, udovletvoryayuschego trebovaniyam nadejnosti i validnosti. Voprjsy psihologii, (2), 107—116. (In Russ.).
  • Sheynov, V.P. (2014b). Vozrastnyie i gendernyie faktoryi assertivnosti. Sistemnaya psihologiya i sotsiologiy, 2(10), 118—126. (In Russ.).
  • Sheynov, V.P. (2014c). Assertivnost, makiavellizm, nezaschischennost ot manipulyatsiy i psihicheskie sostoyaniya prepodavateley i uchaschihsya. Sistemnaya psihologiya i sotsiologiya, 3(11), 106—113. (In Russ.).
  • Sheynov, V.P. (2015а). Determinantyi assertivnogo povedeniya. Psihologicheskiy Zhurnal, 36(3), 28—37. (In Russ.).
  • Sheynov, V.P. (2015b). Assertivnost, internalnost, affiliatsiya i nezaschischennost individa ot manipulyatsiy: svyazi i svoystva. Sistemnaya psihologiya i sotsiologiya, 14(2), 107—113. (In Russ.).
  • Smillie, L.D., DeYoung, C.G., & Hall, P.J. (2015) Clarifying the Relation Between Extraversion and Positive Affect. Journ. of Personality, 83(5), 564—574. doi: 10.1111/jopy.12138.
  • Voprosnik Sandryi Bem po izucheniyu maskulinnosti–femininnosti. In I.S. Kletsina (Ed.). Praktikum po gendernoy psihologii (pp. 277—280). St. Petersburg: Piter Publ. (In Russ.).
  • Yusefi, V., Moein, L., & Honarprvaran, N. (2015). The Efficacy of the Teaching Group Method SelfAssertiveness Skills on Blind Students’ Self-Esteem. Indian Journal of Fundamental and Applied Life Sciences, 5(1), 200—206.

Views

Abstract - 253

PDF (Russian) - 110


Copyright (c) 2018 Sheinov V.P.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.