ETHNOPSYCHOLOGICAL ANALYSIS OF STRUCTURAL PECULIARITIES IN SUBJECTIVE WELL-BEING(a case study of ethnic groups of the Saratov Region)

Abstract


The article presents the data of the empirical study of the structural organization of ethnic groups subjective well-being on the territory of the Saratov Volga region conducted on proportionally selected samples ( N = 280), whose representatives identify themselves as Russians ( n = 70; city of Saratov), Armenians ( n = 70; city of Saratov), Kazakhs ( n = 70; village Alexandrov Ghay in the Saratov Region that borders on the West Kazakhstan Region of Kazakhstan with the ethnical composition represented primarily by Kazakhs), Tatars ( n = 70; village Yakovlevka in Bazarno-Karabulakskiy district of the Saratov Region with the Tatar dominant ethnical group), whose average age is 25.6 years old; SD = 9.7; sex ratio is female (52%) and male (48%); respondents’ employment - 87%. It has been found that in contrast to the Russians, the sphere of social and socio-economic relations is the least “happy” area in the representatives of the Armenian, Kazakh, Tatar ethnic groups. The “happiest” is the sphere of family relations in the samples of Armenian, Kazakh and Tatar youth. The significant differences have been revealed in the structure of the subjective well-being both on the emotional and cognitive levels. A downward trend of the index of the subjective well-being of the ethnic groups from the remote areas of the region has been registered. The applied aspect of the research problem can be implemented in the development of ethno-national policy programmes of the Saratov region.

Этническое многообразие Саратовского региона обусловлено многовековой историей его заселения и освоения. Подтверждением тому являются данные ис- следований известных краеведов, свидетельствующие о том, что Саратовское Поволжье является одним из центров древнейшей русской государственности (Волжская Русь) [11; 13; 20], куда с XIII по XV вв. входили коронные земли Золо- той Орды, а затем и Большой Орды [1]. История золотоордынского города Укек (Увек) вплотную смыкается с историей нового русского города Саратов, сохра- нившего в своем имени название прорусского родоплеменного образования -«сараты». Через Саратовское Поволжье издавна проходили важнейшие торговые пути Старого Света - из Причерноморья, Кавказа, Персии, Хорезма, Урала и, конечно, Руси [11; 13; 20]. Не менее существенным является и тот факт, что вПубликация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта № 14-06- 00250.59Вестник РУДН, серия Педагогика и психология, 2016, № 3дальнейшем экономическое освоение Саратовской земли было сопряжено с при- током мигрантов из Малороссии [12; 15] и Пруссии [14; 21].Примечательно, что до сих пор не имеет однозначной интерпретации семан-тика названия «Саратов», которому приписывают в основном татарское проис- хождение, забывая о русском населении и его языковых вариациях [1]. Поволж- ские племена географически всегда располагались на точке слияния двух куль- тур - западной, европейской и восточной, азиатской, «и, если савроматы несли в себе печать ирано-тюркского происхождения, растворившегося впоследствии в скифо-сарматских племенах, то и корень слова “Саратов”, вполне допустимо искать на стыке древнетюркского и древнерусского языков» [11. С. 34].Таким образом, можно заключить, что исторический процесс освоения Сара- товской земли и ее народонаселения с учетом вклада различных этносов (тюрко- татар, славян, угро-финнов и др.) раскрывает историю становления этнического многообразия Саратовского Поволжья.Важно отметить, что современный полиэтнический статус региона подкре- пляется и совокупностью традиционных этнообразующих факторов (кровное родство; конфессиональная принадлежность; территориальное единство; общ- ность исторической судьбы, языка, культуры и традиций; межпоколенная транс- миссия; общее самосознание), и региональным своеобразием полиэтнической ситуации, миграционных процессов, и интернационализацией жизни этнической группы.Согласно данным современных исследователей, индекс этнического разно- образия Саратовского региона соответствует 140, в числе которого самые много- численные после русских (87,6%) казахи (3,1%), татары (2,2%), украинцы (1,7%),армяне (1,0%), азербайджанцы (0,6%), чуваши (0,5%), мордва (0,4%), белорусы (0,3%) и немцы (0,3%). Другие национальности, не перечисленные выше, имеют наименьшую представленность - менее 0,3% [12; 19].Особый интерес в условиях гетерогенного этнокультурного общества вызыва- ет не только изучение социокультурных характеристик этноконтактных групп [2; 4; 5; 8; 9], но и их проявления в структурной организации субъективного благо- получия. Это обусловлено прежде всего активной социальной динамикой совре- менных процессов модернизации общества с последующим изменением условий функционирования этнической образующей, которые сопряжены с переструк- туриризацией субъективного благополучия этнических групп. В этой связи впол- не оправдан возросший интерес исследователей к изучению субъективного бла- гополучия, его структуры, межсистемных взаимосвязей с другими психическими образованиями; его критериальных оснований и предикторов; смысловых до- минант, функционального проявления у представителей разных этнических групп. Подтверждением тому являются данные исследований, выполненных отечествен- ными и зарубежными учеными, среди которых особый интерес вызывает нако- пленный опыт изучения субъективного благополучия этнических групп, пред- ставленный в работах Е.Е. Бочаровой [3-5], А.Р. Вагаповой [6; 7], В.В. Гриценко [8; 9], М.А. Кленовой [10], А.Н. Татарко, Н.М. Лебедевой [18], Р.М. Шамионова [22; 23], O.C. Robinson, F.G. Lopez, K. Ramos, S. Nartova-Bochaver [25], T.A. Mähönen,Jasinskaja-Lahti [26] и др.60Бочарова Е.Е. Этнопсихологический анализ структурных особенностей субъективного...В силу новых тенденций «единства многообразия» в условиях глобализации общества, связанных с унификацией многих ценностей, культурных норм, пред- ставлений о счастье, благополучии, вполне допустимо говорить об универсальной,«интернационально-стандартной модели» благополучия. Не исключено, что в случае поддержания собственной уникальности и этнокультурного своеобразия, каждый этнос, реализует свою «этническую модель» благополучия, допуская при этом возможность принятия ее комплиментарного варианта. Проявление по- добной вариативности принятия той или иной модели субъективного благопо- лучия вполне объяснимо фактом наличия границ этноса, отличия каждого из них от других определяются именно культурой этноса. Как отмечает F.Barth, «суще- ствование этнических различий не предполагает взаимонеприятия и отсутствия социального взаимодействия, но, напротив, нередко становится тем основанием, на котором возводятся все социальные системы» [24. P. 10]. Многими исследова- телями особо подчеркивается, что «этнокультурные символы и артефакты, транс- формированные в “продукты потребления”, свободно пересекают национальные границы, испытывая на себе влияние многообразия типов структур и значений “этнических различий” и, в свою очередь, оказывая влияние на формирование такого многообразия» [18. С. 127]. В контексте сказанного можно полагать, что этноспецифическое, как присущее только этому народу, так и заимствованное у других, но преобразованное в той или иной мере, приводит к изменению струк- турно-уровневых характеристик субъективного благополучия этнических групп.В этой связи вполне обоснованно наше обращение к изучению структурных особенностей субъективного благополучия у представителей этносов Саратов- ского Поволжья.Исследование выполнено на пропорционально подобранных выборках (N = 280), представители которых самоопределяют себя русскими (n = 70, г. Са- ратов), армянами (n = 70, г. Саратов), казахами (n = 70, село Александров Гай Саратовской области, граничащее с Западно-Казахстанской областью Казахста- на, этнический состав которого представлен преимущественно казахами), тата- рами (n = 70, село Яковлевка Базарно-Карабулакского района Саратовской об- ласти, доминирующий этнос которого - татары), средний возраст которых 25,6; SD = 9,7; женского (52%) и мужского (48%) пола.В качестве психодиагностического инструментария применены следующие методики: для измерения параметров субъективного благополучия на эмоцио- нальном уровне применена «Шкала субъективного благополучия» (М.В. Соко- лова) [17], методика «Уровень социальной фрустрированности» (Л.И. Вассерман) [16] с фиксацией параметров субъективного благополучия на когнитивном уров- не. Анализ результатов исследования осуществлен на основе методов описатель- ной статистики, сравнительного анализа данных по t-кpитepию Cтьюдeнтa. Ста- тистическая oбpaбoткa данных выполнена с помощью приложения Microsoft Excel for Microsoft Office XP, с применением статистического пакета SPSS 13.0.Обратимся к эмпирическим данным исследования структуры субъективного благополучия у представителей разных этнических групп Саратовского региона (табл. 1, 2).61Вестник РУДН, серия Педагогика и психология, 2016, № 3Таблица 1Выраженность параметров эмоционального субъективного благополучия (СЭБ) у представителей русского, армянского, казахского и татарского этносаЭтносПараметры СЭБНЧПсСИНЗСОСЗCУДИндекс СЭБРусские6,267,666,1113,346,298,4348,09Армяне7,667,789,237,066,0912,7850,60Казахи12,6714,334,877,175,711,3756,11Татары13,2514,665,868,617,1311,3960,90t-кр. Стьюдентарусские - армяне0,940,00012,08*2,05*0,0001,99*0,95русские - казахи4,26**4,23**1,99*4,03**0,972,69**4,03**русские - татары2,67**2,97**0,142,05*0,941,99*3,41**армяне - казахи2,64**3,42**2,63*0,981,240,0002,59*армяне - татары4,36***4,35***2,09*1,761,661,664,65***казахи - татары1,660,00010,140,151,99*0,0002,59**p  0,05; **p  0,01; ***p  0,001.Условные обозначения: НЧ - напряженность и чувствительность; ПсС - психоэмоциональная симптоматика (депрессия, подавленность, рассеянность и т.п.); ИН - изменение настроения; ЗСО - значимость социального окружения; СЗ - самооценка здоровья; СУД - степень удовлет- воренности повседневной деятельностью; индекс СЭБ - интегральный показатель эмоциональ- ного субъективного благополучияДанные межгруппового сопоставительного анализа выраженности средних показателей субъективного благополучия в исследуемых выборках показал суще- ственные различия на достоверно значимом уровне относительно всех параметров. Так, в выборках русских и армян отмечается меньшая выраженность параметра«напряженность и чувствительность», чем в выборках казахов (tst = 4,26, p < 0,01; tst = 2,64, p < 0,01 соответственно), татар (tst = 2,67, p < 0,01; tst = 4,36, p < 0,001 соответственно). Выраженность психоэмоциональной симптоматики отличает- ся существенной представленностью в выборках казахов и татар (tst = 4,23, p < 0,01; tst = 2,97, p < 0,01 соответственно) по сравнению с русскими и армянами. Изме- нение настроения в отличие от русской, казахской и татарской молодежи в вы- борке армян отмечается существенной выраженностью показателя (tst = 2,08, p < 0,05; tst = 2,63, p < 0,05; tst = 2,09, p < 0,05 соответственно) и, напротив, выра- женность паритетного соотношения данного параметра наблюдается в выборках русских - татар, казахов - татар. Значимость социального окружения отличает существенной выраженностью представителей русской молодежи по сравнению с армянами, казахами и татарами (tst = 2,05, p < 0,05; tst = 4,03, p < 0,01; tst = 2,05, p < 0,05 соответственно), в то время как в выборках армян, казахов и татар до- стоверно значимых различий не обнаружено. В отличие от казахов самооценка здоровья существенно выше представлена в выборке татар (tst = 1,99, p < 0,05) на фоне выраженности его паритетного соотношения у русских и армян. Отмеча- ются достоверно значимые различия в выраженности параметра «удовлетворен- ность повседневной деятельностью» у русских, армян, казахов и татар (tst = 1,99, p < 0,05; tst = 2,69, p < 0,01; tst = 1,99, p < 0,05 соответственно) на фоне его пари- тетного соотношения выраженности в выборках армян - казахов, армян - татар,62Бочарова Е.Е. Этнопсихологический анализ структурных особенностей субъективного...казахов - татар. Сравнительный анализ интегрального показателя эмоциональ- ного субъективного благополучия в исследуемых выборках позволил зафиксиро- вать наличие существенных различий в исследуемых выборках. Однако у русских и армян различия в выраженности эмоционального субъективного благополучия не подтверждены на статистически значимом уровне, что свидетельствует о сход- стве его средних величин.В целом, выборка русских характеризуется проявлением позитивной самооцен- ки, удовлетворенности собой, своими достижениями, признанными значимыми Другими, что свидетельствует о переживании эмоционального комфорта. Осно- ванием переживания субъективного благополучия у представителей армянской, казахской и татарской этнических групп выступает прежде всего удовлетворен- ность своей деятельностью на фоне достаточно выраженной эмоциональной ла- бильности у армян, проявления псиоэмоциональной неустойчивости и тревож- ности у татар и казахов. Полученные данные согласуются с результатами иссле- дований этнокультурных различий русских и казахов, выполненных Т.В. Бендас [2], в которых показано, что русские превосходили казахов по характеристикам эмоциональной устойчивости, социальной смелости, уверенности в себе и само- оценке, социальным потребностям и социальной значимости, альтруизму. От- личие казахов, татар от русских, как показано в ряде исследований [2; 5], наблю- дались по таким параметрам, как «ориентация на официальную субординацию»;«тревожность и неуверенность в себе».Резюмируя сказанное, отметим разную степень выраженности структурных характеристик эмоционального благополучия в исследуемых выборках с фикса- цией достаточно высокого уровня субъективного благополучия в выборках русских и армян, проживающих в г. Саратове и тенденции его снижения у представителей казахской и татарской этногрупп из периферийных районов региона. Высокий индекс субъективного благополучия, согласно методике М.В. Соколовой, соот- ветствует низкому уровню субъективного благополучия [17]. Нельзя не отметить и тот противоречивый факт, что формирование и становление субъективного благополучия компактно проживающих казахов и татар происходит в условиях ингруппового этнокультурного взаимодействия. Однако именно эти этнические группы не отличаются высоким уровнем эмоционального субъективного благо- получия, что, возможно, обусловлено, на наш взгляд, недостаточно развитой со- циальной инфраструктурой и в целом социально-экономическим статусом пе- риферийных районов региона. В этой связи вполне оправданно наше обращение к изучению структурных характеристик субъективного благополучия на когни- тивном уровне с применением методики «Уровень социальной фрустрирован- ности» (Л.И. Вассерман) [16], позволяющей зафиксировать параметры неудов- летворенности представителей разных этнических групп своим социальным ста- тусом, социальными достижениями в основных сферах жизнедеятельности.Сопоставительный анализ (по t-критерию Стьюдента) параметров социальной фрустрированности позволил выявить как внутригрупповые, так и межгрупповые различия в удовлетворенности сферами жизнедеятельности исследуемых этни- ческих групп (табл. 2).63Вестник РУДН, серия Педагогика и психология, 2016, № 3Таблица 2Выраженность параметров социальной фрустрированности у представителей русского, армянского, казахского и татарского этносаЭтносПараметры социальной фрустрированностиУВРБУБСОУССУСЭПУЗРИндекс СФРусские5,859,496,1110,345,2937,08Армяне4,677,3412,299,065,0339,39Казахи2,674,3314,879,175,7036,74Татары2,254,7615,8612,615,1340,60t-кр. Стьюдентарусские - армяне0,0171, 98*4,08***0,0040,00011,97*русские - казахи2,19*4,23***4,99***0,0030,00072,13*русские - татары2,67**4,22***5,14***1,97*0,00042,31**армяне - казахи1,99*3,42**0,0632,28*0,00042,29*армяне - татары1,99*4,35***1,97*2,56**0,00060,0005казахи - татары0,00010,00010,142,09*0,00042,59***p  0,05; **p  0,01; ***p  0,001.Условные обозначения: УВРБ - удовлетворенность взаимоотношениями с родными и близкими; УБСО - удовлетворенность ближайшим социальным окружением; УСС - удовлетворенность своим социальным статусом; УСЭП - удовлетворенность социально-экономическим положением; УЗР - удовлетворенность здоровьем и работоспособностью; индекс СФ - индекс социальной фрустрированностиОбращаясь к данным, представленным в табл. 2, можно констатировать на- личие существенных различий исследуемых параметров в структуре субъектив- ного благополучия как на внутригрупповом, так и межгрупповом уровне. Так, в выборке русских отмечается проявление неудовлетворенности в сфере ближай- шего социального окружения (отношениями с друзьями, коллегами, начальством и т.д.) (среднее M = 9,49) и социально-экономической сфере (материальным по- ложением, жилищно-бытовыми условиями, проведением свободного времени и отдыха, своим положением в обществе) (среднее M = 10,34). В выборке армян, казахов и татар отмечается в большей степени неудовлетворенность своим со- циальным и социально-экономическим статусом: образованием, уровнем про- фессиональной подготовки, сферой профессиональной занятости, работой в целом (армяне - среднее M = 12,29; среднее M = 9,06 соответственно; казахи - среднее M = 14,87; среднее M = 9,17 соответственно; татары - среднее M = 15,86; среднее M = 12,61 соответственно).Межгрупповой сравнительный анализ по t-кpитepию Cтьюдeнтa позволил вывить наибольшее количество различий исследуемых параметров социальной фрустрированности в выборках русских и татар, связанных с взаимоотношения- ми в семье (tst = 2,67, p < 0,01), сферой социальных отношений (tst = 4,22, p < 0,001), удовлетворенность которыми существенно выше в выборке татарской молодежи. И, напротив, в отличие от русских неудовлетворенность своим социальным и социально-экономическим статусом превалирует в выборке татар (tst = 5,14,64Бочарова Е.Е. Этнопсихологический анализ структурных особенностей субъективного...p < 0,001; tst = 1,97, p < 0,05, соответственно). Армянская молодежь в большей степени, чем русская, демонстрирует удовлетворенность в сфере социальных от- ношений (tst = 1,98, p < 0,05) и в меньшей, чем казахи (tst = 3,42, p < 0,05) и татары (tst = 4,35, p < 0,001). Примечательно, что параметр «удовлетворенность здоровьем и работоспособностью» (своим образом жизни в целом) представлен в паритетном соотношении в исследуемых выборках, что подтверждается отсутствием различий на статистически значимом уровне. Существенные различия обнаружены в ин- дексе социальной фрустрированности практически во всех сравниваемых вы- борках, исключение составляют группы «русские-казахи» и «армяне-татары». В сравнении с представителями исследуемых этносов татарская молодежь демон- стрирует в целом максимальный уровень общей неудовлетворенности (40, 60), наибольшая разница которого выражена в выборках казахи-татары (tst = 2,59, p  0,01). Примечательно, что наиболее высокий уровень удовлетворенности в выборках казахской и татарской молодежи наблюдается в сфере семейных от- ношений.В целом, необходимо отметить, что наиболее «рельефными» практически во всех выборках являются сферы «социально-экономическое положение» и «со- циальный статус». В этой связи можно полагать, что именно неудовлетворенность своим социально-экономическим статусом, в частности материальным положе- нием, жилищно-бытовыми условиями и т.д.; неудовлетворенность своим поло- жением в обществе, образовательным уровнем, отсутствием выбора места рабо- ты и отдыха, и качеством жизни обладает в сознании респондентов наибольшей субъективной значимостью.Таким образом, выявлена специфика в проявлении структурных характеристик удовлетворенности в разных сферах жизнедеятельности исследуемых этнических групп. Зафиксирована тенденция проявления неудовлетворенности своим со- циальным и социально-экономическим статусом у представителей армянского, казахского, татарского этносов, в отличии от русских, для которых сфера соци- альных отношений является менее благополучной и напряженной. Наиболее«благополучной» является сфера семейных отношений в выборках армянской, казахской и татарской молодежи.

E E Bocharova

Chernyshevsky Saratov State University

Astrakhanskaya str., 83, Saratov, Russia, 410012

Views

Abstract - 162

PDF (Russian) - 142


Copyright (c) 2016 Бочарова Е.Е.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.