THE EXPERIENCE OF LITERARY-DRAMATIC RADIO BROADCASTINGS IN THE CONTEXT OF CREATION OF MATERIALS FOR MODERN INFORMATION AND COLLOQUIAL RADIO STATIONS

Abstract


The article analyzes the way of formation and development of the means of artistic expression of radio, examines the specifics of their impact on the listener. The last large-scale study of this topic was made by A.A. Sheryl. The results are reflected in the number of essays named “The Audio - culture of the XXth century”, which were published in 2004. The modern way of broadcasting differs from the one we had in 2000s. New trends, such as convergence, focus on social media sources, have radically changed the traditional genres and forms of the media industry sector. For the sake of efficiency less attention is paid to the proper, unique sounding of the radio and this, in turn, negatively affects the quality of the materials going on the air.


Средства художественной выразительности: становлениеНа заре развития радиовещания (с 1921 по 1928 гг.) в возможности передать звуковой сигнал видели лишь способ оптимизировать процесс доставки инфор- мации. Газеты - в то время главный ее источник - не удовлетворяли потребно- стей страны: их количество сокращалось из-за недостатка бумаги, масштабности типографских расходов. На помощь пришла радиотелефония: «Вся Россия будет слышать газету, читаемую в Москве», - пишет В.И. Ленин 26 января 1921 управ- ляющему делами Совнаркома [5].Понимание радио как «газеты без бумаги и без расстояний» во многом опре- делило курс его развития в первый период: с 1921 по 1927 год радиосообщения представляли собой озвученную газетную заметку, и редколлегии этим гордились. По мере того как традиционная печать стала получать необходимые ресурсы, во- прос о природе и потенциале радио как самостоятельного СМИ стал выходить на передний план.В конце 20-х годов сформировались два лагеря. Представители первого - счи- тали радио техническим средством пропаганды существующих видов искусства, второго - принципиально новой возможностью отражения мира [4. С. 44]. В чис- ле последних был и А.В. Луначарский, в то время нарком просвещения. Своюпозицию он сформулировал в конспекте «Тезисы по радиоискусству», написанном в 1927-1928 годах.«Радио, проникающее во все далекие углы, куда не могут и не скоро дойдут другие формы искусства, должно играть исключительную роль в пропаганде и агитации путем искусства… Но для того, чтобы эта форма искусства была дей- ственной, нужно, чтобы она дифференцировала свои приемы и, пользуясь тем, чем возможно от других искусств, создала свои приемы и методы воздействия, основанные на специфических условиях невидимых восприятий…» [9. С. 44].Последующий путь становления средств художественной выразительности радио, его особого языка был напрямую связан с развитием литературно-драма- тического радиовещания, ведь перед авторами, работавшими в этом направлении, стояла задача не просто донести информацию, но передать образ. Этот образ позже назовут «звуковой» - он станет одним из основных понятий радиожурна- листики.В первом отечественном радиоспектакле «Вечер у Марии Волконской», кото- рый вышел в эфир 25 декабря 1925 года в столетие со дня восстания декабристов, герои двигались абсолютно беззвучно: автор сценария и режиссер Н.О. Волкон- ский не использовал шумы, однако особое внимание он уделил музыке. Музыка не просто обрамляла действие - она играла драматургическую роль. Так, образ Николая I раскрывал треск барабанов: партия ударных неизменно сопровождала голос этого героя.Прием создания психологического портрета с помощью музыки возьмут на вооружение корреспонденты и радиопублицисты. Яркий пример - программа о несостоявшемся семейном счастье, которую А.А. Шерель приводит в очерках«Аудиокультура ХХ века». Историю семи пар автор рассказывает всего одной ме- лодией - «Осенней песней» П.И. Чайковского.«Она возникала в передаче неоднократно, но каждый раз в новом звучании - рояль, виолончель, гобой, гармошка, оркестр - и каждый раз автор вместе с режиссером находил ту неповторимую ритмическую, мелодическую и тембровую окраску, которая позволяла музыке продолжить мысли и чувства журналиста и его героев» [9. С. 127].Представители радиоискусства также исследуют и раскрывают возможности шумов. Постановка, полномасштабно представившая слушателю их потенциал как выразительного средства радио, вышла в эфир в 1927 году. Это была радио- инсценировка произведения Б. Лавренева «Ветер, или Повесть о веселых днях Василия Гулявина». Звуки придумывали и прорабатывали заранее, а воспроиз- водили непосредственно в момент трансляции. С тех пор эксперименты по соз- данию шумов стали регулярными, и радиожурналисты охотно пользовались их результатами. Пьесы, насыщенные таким материалом, быстро нашли отклик у аудитории, отмечал журнал «Радиослушатель», в редакцию которого все чаще приходили письма подобного содержания:«Далеко в Сибири, за Уралом, где задувают метели и однотонно шумит сосно- вый лес, в большой канцелярии Беловодского лесничества собралось человек 18 и, затаив дыхание, слушают. Больше всего нравятся: крестьянские концерты,юмор и пьесы, как, например, “Предательство Дегаева” и “Пурга”. Слушаешь и как будто бы сидишь в театре» [8. С. 4].Позже даже появится термин «шумовое оформление передачи», правда, по мнению ряда экспертов, правильнее сказать «целостное музыкально-шумовое решение», так как шумы способны не только быть фоном, но и нести смысловую нагрузку: обозначать место или время действия, перемещение действия во вре- мени и пространстве, выражать психологическое состояние участников события или самого журналиста, а также эмоциональный характер описываемого.Совсем иное значение литературно-драматическое радиовещание подарило документу. Он стал не просто базовым материалом для журналистского произ- ведения, но его важнейшим композиционным компонентом. Сначала документ использовали в эпизодах - его становление как драматургического приема оз- наменовалось выходом в эфир в 1930 году радиоспектакля «“Красин” спасает “Италию”» по пьесе немецкого писателя Ф. Вольфа «Спасите наши души»: «По сути спектакль приобретает характер документального репортажа о недавних со- бытиях. Весьма примечательно, что в конце постановки прозвучало выступление одного из героев эпопеи летчика Бориса Чухновского, что подчеркнуло, усилило эффект достоверности» [2].Эффект достоверности, созданный за счет работы с хроникальным материа- лом, позже ляжет в основу как докуметально-игровой радиодраматургии, так и документальной радиожурналистики.Силу воздействия звуковых образов на воображение слушателя оценили и пред- ставители власти. Если до 1932 года контролировали содержание программ, поз- же - взялись и за форму. С выходом постановления ЦК ВКП(б) «О перестройке литературно-художественных организаций» поиск нестандартных решений по- ощрять перестали - стояла задача унифицировать искусство [6]. Казалось бы, эпохе творческих прорывов положен конец. Однако в этот же период аудиальны- ми экспериментами начинают чаще интересоваться мастера литературы, театра, кино, среди них Вс.Э. Мейерхольд и А.Я. Таиров, мастера Московского художе- ственного театра и звезды вахтанговской труппы - А.Д. Дикий, С.М. Михоэлс, АД. Попов и др. В период с 1935 по 1937 они готовят программы к 100-летию со дня смерти А.С. Пушкина.«Этот юбилей дал возможность реализовать у микрофона глубочайший худо- жественный потенциал литературной, музыкальной и театральной России в един- стве с эстетическими достижениями национальных культур народов, объединен- ных под флагом СССР», - поясняет А.А. Шерель [7. С. 27].Вопреки целям партийной элиты, своим опытом они обогащают палитру вы- разительных средств радио, а именем - привлекают больше внимания к радио- искусству в целом.Во время войны вещательную сетку перестроили: на смену традиционным рубрикам пришли фронтовые передачи, сводки и сообщения. Удельный вес ли- тературно-драматических программ резко сократился. В основном в эфир давали«Театр у микрофона» - трансляции из лучших театров и концертных залов Со- ветского Союза, большую часть которых составляли произведения отечественнойклассики, которые призваны были напомнить солдатам и офицерам, насколько богата та культура, которую они защищают, тем самым они поднимали боевой дух.Но по мере того, как советские войска одерживали победу над гитлеровской Германией, литературно-драматические программы начали возвращаться.Настоящим событием стал цикл передач по роману Л.Н. Толстого «Война и мир», не меньший эффект произвело выступление А.Т. Твардовского с отрывком из поэмы «Василий Теркин». Важно отметить, что эти передачи звучали в форме литературных чтений - пьесы, написанные специально для радио, по-прежнему встречались в эфире крайне редко. В послевоенные годы они и вовсе исчезли.Причина, поясняют историки радио, - в условиях работы. В отличие от театра, произведения, вышедшие на радио, считались собственностью Радиокомитета - на проценты от повторов ни актерам, ни режиссерам рассчитывать не приходилось вплоть до 60-х гг. По мнению А.А. Шереля, оригинальные радиопьесы нарочно вытесняли из эфира именно из-за силы их воздействия на аудиторию.«Радио в своих эстетических реалиях ориентировалось не только на слово, но и на звук, на сочетание музыки и шумов, позволяющих управлять фантазией слушателя. А эту фантазию, ассоциативные ряды, выстраивавшиеся под воздей- ствием радиопроизведения, контролировать было много сложнее, чем обычный текст, где цензор мог заранее вычеркнуть все сомнительные слова и фразы. В ус- ловиях жизни в стране, ориентированной на подавление инакомыслия и воспи- тание стандартов мышления, та свобода воображения, которую подразумевала истинная радиодраматургия, кое-кому казалась социально опасной» [9. С. 84].Спасло детское радиовещание. В стремлении заинтересовать самых маленьких слушателей авторы, работавшие в этом направлении, продолжали исследовать возможности радиоискусства - раскрывать потенциал радио как самостоятель- ного СМИ. Этому способствовал свободный доступ к звукозаписи: после войны в Советский Союз привезли трофейную магнитофонную ленту. И если раньше в большей степени развивались формообразующие средства художественной вы- разительности радио - слово, музыка, шумы, то теперь пришло время стилео- бразующих.Один из самых ярких экспериментов лег в основу радиоспектакля «Золотой ключик, или Приключения Буратино» (1948 г.). Режиссер Р.М. Иоффе установи- ла, что изменение скорости воспроизведения магнитофонной пленки, обычно приводящее к «техническому браку», может стать сильнейшим художественным приемом. Все роли в этой постановке исполнял актер и радиорежиссер Н. Лит- винов, но благодаря этому ноу-хау его голос превращался то в звонкую скорого- ворку деревянного мальчика, то в рев Карабаса. Прием «буратино» тут же осво- или работники информационного вещания. Использовали его в основном для придания комичности речи.С внедрением магнитофонной записи развитие получил и монтаж. Безуслов- но, его принципы формировались и в рамках информационно-аналитических программ (в послевоенные годы прямого эфира практически не осталось - все шло в записи), однако как драматургический прием он окреп лишь в радиоискус-стве: «Монтаж есть прежде всего выражение идеологических и эстетических по- зиций автора, метод его художественного мышления, творческого осмысления действительности» [9. С. 145].Техническая революция стала импульсом революции эстетической. Новая тех- нология позволила найти новые приемы и расширила палитру выразительных средств.Особого внимания заслуживает метод акустического коллажа. В его основе - соединение разнофактурных элементов. Эти элементы, поочередно сменяющие друг друга, возбуждают широкий круг ассоциаций у слушателя, будоражат его фантазию. Метод получит развитие в творчестве современных радиорежиссеров и позже станет фундаментом нового направления - арсакустики, - которое от- личает особая, филигранная работа с шумами.Одним из родоначальников арсакустики по праву считают радиорежиссера Дмитрия Николаева. Выпускник РАТИ (ГИТИС), на радио он пришел с твердым желанием: продемонстрировать всю силу звука, точнее «звукописи». В 1993 году он ставит радиоспектакль «Песенка», в котором остросюжетная линия выстрое- на исключительно на шумах. Действие разворачивается вокруг спора друзей об одной незатейливой мелодии. Философский аспект абсолютно житейской исто- рии - истории бытового конфликта - раскрывается в самом звучании мелодии - застольная песня, военный марш, грохот ракет, эхо ядерного взрыва. За эту ра- боту Д. Николаев получил премию «Красноречие звука» на радиоконгрессе во Франции.Как видно из представленного анализа, чем больше развивалось радиовеща- ние, тем богаче становилась палитра его выразительных средств и тем активнее радиожурналисты ее использовали. Слово, музыка, шумы, акустические наложе- ния и монтажные приемы стали неотъемлемыми атрибутами не только художе- ственных, но также информационных и публицистических жанров.На языке радиоСовременное радиовещание редко использует средства художественной вы- разительности - на классическом языке радиоискусства говорят преимуществен- но государственные радиостанции.«Радио России» дает в эфир материалы в традиционных для литературно-дра- матического направления формах - радиоспектакли, литературные чтения, «Те- атр у микрофона» представлен двумя постоянными программами - «Россия на бис» (записи спектаклей лучших драматических театров России) и «Театр без гра- ниц» (русский театр за рубежом). Радиоверсии спектаклей российских театров выходят также на «Радио России. Культура» в рамках авторской передачи Мари- ны Багдасарян «Театр FМ». «Примечательно, что “Театр FM” дает версии поста- новок не только московских, но крупных провинциальных театров. В середине лета в серии радиопостановок по русской классике в этой рубрике прозвучали радиоверсии двух чеховских пьес: “Вишневый сад” в исполнении артистов Ро- стовского академического драматического театра, а также “Дядя Ваня” в инсце- нировке Одесского драматического театра», - подчеркивает независимый ради- оэксперт Александр Брагинский [3. С. 66-67]. Представляет «Театр FМ» и пьесы,созданные специально для радио. Сценарии для этих постановок Марина Багда- сарян зачастую пишет сама.Авторы «Радио России» и «Радио России. Культура» также активно использу- ют средства художественной выразительности при создании образовательных программ, примером могут служить «Европа. Великие имена» (цикл из 250 пере- дач для старшеклассников, который знакомит с выдающимися представителями западноевропейской культуры) и «Россия. История в лицах» (аналогичный про- ект об отечественных деятелях науки и культуры, в эфире до сентября 2016 г.) На детскую аудиторию рассчитаны программы блока «Звездные сказки».Программы, выдержанные в формах, традиционных для литературно-драма- тического направления, можно встретить также на радиостанции «Звезда» (вхо- дит в медиагруппу «Звезда», подведомственную Министерству обороны РФ). Ежедневно в эфире звучит «Ночная радиокнига» - сразу несколько радиоспек- таклей. Как правило, дают их по частям, а части, в свою очередь, разбивают по дням недели.Из коммерческих станций художественный контент постоянно представлен на «Детском радио»: в его эфирной сетке и литературные чтения - программа«Короткие сказки», и радиоочерки - «Маленькие истории», и радиоспектакли -«Радиотеатр «Цветной»; а также на «Радио Книга» (в московском эфире с 24 мар- та 2016 года). Слоган радиостанции: «Слушай!... Чтобы читать!». Одной из главных задач проекта его авторы, в числе которых Н. Расторгуев (совладелец) и Е. Серов (программный директор), видят возрождение у аудитории интереса к чтению с помощью короткой литературной формы (в основе эфира радиоверсии новелл, радиоочерки, исторические и литературные анекдоты, стихотворения, радиоза- рисовки, короткие интервью).Поиск нового контента, важных содержательных нововведений, изменение самой стилистики звучания являлись отличительной особенностей российского коммерческого вещания на этапе его становления - во многом это было про- диктовано негласной концепцией: важно не дублировать, а дополнить то, что есть (на тот момент это был контент государственных вещателей) - занять свою нишу [1. С. 7-10].Сегодня альтернативной нишей становится литературно-драматический кон- тент: «Поющих радиостанций много, и везде одно и то же. Меня как музыканта это поддостало. Постоянно одна и та же музыка от одних и тех же исполните- лей…», - поясняет Н. Расторгуев в одном из интервью в день запуска станции в Москве.Очевидно, можно говорить о новом явлении в российском радиовещании: это, своего рода, альтернатива альтернативе, а значит, по сути, закономерное возвра- щение к истоку - литературно-драматическому контенту, заключенному в новый формат, отвечающий предпочтениям современной аудитории и продиктованный законами современного эфира (в том числе тенденцией сокращения хрономе- тража: 3 минуты как стандарт информационного вещания).Жанры и формы литературно-драматического радиовещания также исполь- зуют как альтернативу материалам, которые предполагают традиционные для современного эфира форматы - музыкальный и информационно-разговорный.Такой контраст позволяет привлечь внимание аудитории. Так, например, «Ком- мерсант FM» - информационно-разговорное радио - к 70-летию окончания Великой Отечественной войны запустил спецпроект «Звуки Победы» - серию двухминутных сюжетов о звуках, неразрывно связанных с великим подвигом со- ветского народа: это и биение сердца Ленинграда - знаменитый метроном, и раскатистый рокот «Катюши». Выпуск представляет собой двухминутную ради- опостановку, ключевым элементом которой является документ - хроникальная запись.Использование средств художественной выразительности радио при создании радиорепортажей встречается редко - в этом наблюдается отход от классических законов жанров: чаще музыка и шумы играют роль акустических кулис - не не- сут смысловой нагрузки. А иногда эти кулисы даже не гармонируют с действием, развернувшимся в эфире.Примером можно считать «Аэропланы» - рубрику о путешествиях, которая регулярно выходит на волнах радиостанции «Москва FM». Каждый выпуск - рассказ о конкретном городе или стране в целом - сопровождается нейтральной мелодией в стиле «хаус», которая не то что не отражает колорит того места, о ко- тором идет речь, скорее наоборот, - стирает всякое представление о нем. Голос ведущего сменяется комментариями экспертов, живых звуков, которые также могли бы вызвать эмоциональный отклик слушателя, нет.Причиной такого небрежного отношения к средствам художественной выра- зительности радио чаще всего называют острую нехватку времени, сопровожда- ющую подготовку любого материала к эфиру, особенно на информационно-раз- говорных радиостанциях. Однако поиск и подбор художественных средств за- нимает не так уж много времени - исключение составляет лишь работа над большими произведениями классического жанра. При отсутствии возможности записать материал самый простой вариант - поискать в интернет-шумотеке. Одна из тех, что есть в свободном доступе, - Noisefx.ru [10]. Материалы, представлен- ные там, собраны из открытых источников. К слову, обратиться к открытым ис- точникам можно и самостоятельно. В целом же, уделять внимание шумам необ- ходимо при работе «в поле» - набирать их так же, как телевизионные корреспон- денты набирают «картинку», тем более что на радио картинка - это звук, и зачастую для аудитории она куда более яркая, чем та, которую можно видеть на экране. Объяснение этого феномена можно встретить у исследователя радиои- скусства М. Микрюкова: «Автор может мгновенно вызвать в воображении слу- шателя любую картину, используя для этого не только «материал» из его повсед- невной жизни, но и сохранившиеся в его памяти «материалы» из кинофильмов, книг, иллюстрированных журналов, волшебных сказок» [4. С. 47].Ученый, по сути, развивает мысль физиолога И.М. Сеченова: «…малейший внешний намек на часть влечет за собой воспроизведение целой ассоциации… Следовательно, звук в передаче радио через слуховое восприятие способен вы- звать ощущение пластического облика предмета - формы, линии, цвета, его дви- жения в пространстве, воспроизвести облик человека и разнообразные чувства, владеющие этим человеком, - радость, горе, боль, наслаждение и т.д.» [9. С. 126].Следовательно, работа со звуковыми образами могла бы быть регулярной прак- тикой не только авторов художественных программ, но и журналистов информа- ционно-разговорных радиостанций. Ведь чтобы завладеть вниманием целевой аудитории, необходимо вызвать отклик в душе каждого конкретного слушателя, а самый верный способ - обратиться к его личным ассоциациям, мыслям и чув- ствам, это можно сделать только с помощью истинного языка радио - его худо- жественно-выразительных средств.Сегодня наиболее часто средства художественной выразительности радио ис- пользуются для обрамлении эфира - шумы, музыка и даже хроника встречается в позывных и джинглах. Так, например, неизменный атрибут авторской програм- мы Марии Славской о секретах кулинарии «Машина лапша» - выходит на ра- диостанции «Подмосковье» - бурление закипающего супа.Проанализировав контент ряда современных радиостанций московского фм- диапазона с точки зрения использования средств художественной выразитель- ности радио, можно сделать вывод: наиболее полно возможности языка радио по-прежнему используют государственные радиостанции. На коммерческих стан- циях они, в основном, играют роль акустических кулис или являются альтерна- тивой основному контенту.© Шевелева Е.А., 2017

Elena Alexandrovna Sheveleva

Lomonosov Moscow State University

Author for correspondence.
Email: e.shevelyova@gmail.com
Mokhovaya, 9, Moscow, Russia, 119019

  • Belyaev S., Korobitsyn V. Radiostancii Rossii gosudarstvennoe i nezavisimoe veshchanie [Radio stations of Russia: state and independent broadcasting]. M., 1995.
  • Bolotova E. Formirovanie zhanra dokumental’noj dramy v otechestvennom radioteatre (1928—1932 gg.) [Formation of a genre of the documentary drama in a domestic radio theater (1928—1932)]. Available at: https://istina.msu.ru/media/publications (accessed: 07.08. 2016).
  • Braginskij A. Teatr u mikrofona [The Theater at the microphone]. Zhurnalist [The Journalist]. 2015. No. 10. Pp. 66—67.
  • Mikrjukov M. Radioteatr­iskusstvo [The Radio theatre is an Art]. Teatr [The Theatre]. 1964. No. 12. P. 44.
  • Ostrjakov P. Gazeta bez bumag i rasstojanij [The Newspaper without papers and distances]. Available at: http://leninism.su/memory/194­ostrjakov.html (accessed: 8.06.2016).
  • Postanovlenie Politbjuro CK VKP(b) «O perestrojke literaturno­hudozhestvennyh organizacij» 23 aprelja 1932 [The resolution of the Politburo of the Central Committee of All­Union Communist Party (bolsheviks) “About reorganization of the literary and art organizations” on April 23, 1932]. Available at: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/USSR/1932.htm (accessed: 7.06.2016).
  • Radiozhurnalistika: uchebnik pod red. A.A. Sherelya [Radio journalism: The textbook / Under the editorship of A.A. Sherel]. M., 2005.
  • Radioslushatel [The Radio listener]. 1929. No. 8. P. 4.
  • Sherel A. Audiokul’tura XX veka. Istorija, jesteticheskie zakonomernosti, osobennosti vlijanija na auditoriju: Ocherki. [Audioculture of the 20th century. History, esthetic regularities, features of influence on audience: Sketches]. M., 2004.
  • Shumoteka (2016). Onlajn kollekcija zvukov (Online collection of sounds) Available at: http://noisefx.ru/about (accessed: 7.06.2016).

Views

Abstract - 138

PDF (Russian) - 850

PlumX


Copyright (c) 2017 Шевелева Е.А.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.