THE CATEGORY OF TIME AND SPACE IN THE WORKS OF O.SULEIMENOV

Abstract


The article deals with the category of time and space in the works of O. Suleimenov. Based on the poetry of Olzhas Suleimenov attempted to decrypt the image path, which is presented in different ways. The phenomenon of the Russian-speaking poet, considered from the point of view of a conceptual image of the world, formed in the framework of Russian, global and national cultures. Analysis of poetic texts held in the semantic aspect of using the method of textual parallels.

Категории пространства и времени занимают большое место в системе поэти- ческого языка О. Сулейменова, активно формируют норму контекста. Контек- стуально-семантические приращения в данном случае опираются на содержание концепта, сформировавшегося в рамках русской и мировой культуры, и на специ- фически национальный объем понятия, обусловленный духовной культурой, конкретно-историческими факторами жизнедеятельности кочевого в недавнем прошлом казахского народа.Категории пространства и времени наиболее рельефно представлены в струк- туре художественной идеи, связанной с термином «путь» как движением в про- странстве и во времени.Как известно, А. Блок считал, что чувство пути - первый и главный признак того, что «данный писатель не есть величина случайная и временная» [3. С. 11].Художественная идея пути в поэтическом языке О. Сулейменова выражена в словах путь, дорога, кочевье, улица, блуждания, странствия, хождения, идти, ле- теть, бродяжить, бродить, кочевать, качаться, кружиться, плыть, ползти, течь, колесить, скакать и др., каждое из которых, функционируя в контексте поэзии О. Сулейменова, вносит свои оттенки в образ пути и формирует его содержание.Функционирование самого слова «путь» в поэзии Сулейменова неоднозначно: в одних контекстах значение слова почти не выходит за рамки узуального упо- требления, хотя и получает контекстуальные приращения, в других создаются сложные «смысловые обертоны», не всегда поддающиеся адекватной интерпре- тации:Мы закончили поле,Другое легло перед нами, Нам настала пораОглянуться на пройденный путь....Пусть луна, как светящийся камень Освещает нам путьПо глубоким осенним ночам. Хлебная ночь -[10. С. 65]112Утепова Р.И. Идея пути в поэтическом творчестве О. СулейменоваЕсли ты человек, сотвори себе имя, и, быть может, оностанет символом племени, молодым и угрюмым,как вечная ива, что склониласьнад холодом быстрого времени. Путь - всегда далеко,труд - всегда нелегко. В жадный рот я толкаю набухшее вымя,я в тебя погружаю свое молоко, будь большим, наконец, сотвори себе имя.[10. С. 52]Нелегко проложить путиДо вчерашних туманных звезд, Но трудней на земле найти Путь, Что в сердце пронес...Что за путь?Это долгий тяжелый путь. Это жизнь,И твоя и чужая - наша. [10. С. 41]В приведенных выше контекстах смысловой объем образа пути основан на некоторых словарных значениях лексемы «путь» и традиционно-культурных кон- нотациях.В стихотворении «Хлебная ночь» основой образа становится узуальное значе- ние «полоса земли, предназначенная, приспособленная для передвижения» и коннотации, определяемые сочетанием «пройденный путь», «жизненный путь, прошлое и будущее». В структуру образа пути во втором контексте («Мать») по- мимо коннотативных компонентов «жизненный путь, будущее» включается и смысл «духовное развитие», который актуализируется в контексте («сотвори себе имя», «будь большим»).В поэме «Земля, поклонись Человеку» узуальное значение «место, линия в пространстве, по которому или в пределах которого производится передвижение» совмещается со смыслами «нравственная позиция» («путь, что в сердце своем пронес») и «жизненный путь, развитие человечества» («Что за путь? /...Это жизнь, /И твоя и чужая - наша»). Поэт пытается осмыслить выход человека в Космос как закономерный результат долгого, трудного развития человечества, итог многовековой совокупной деятельности.Иные коннотации сопровождают образ пути в поэме «От января до апреля», написанной в 1963 г. и изданной без купюр только в 1989 г. в составе одноимен- ного сборника. Сложные контекстуальные приращения повышают семантиче- скую ценность образа пути:Песчаные карьеры Панеряй... Тебе укажут путь желтые фанерные стрелы надписей. Народы ушли по этой дороге.113Вестник РУДН, серия Литературоведение. Журналистика, 2016, № 4А крест горит.Когда все это кончится?Под эту песню на гортанном идишя шел в снегу по пояс между соснами, Я шел путем, который не увидишь, пока не встанешь на него подошвами.Ударом света лег последний путь.сквозь тылу костров и дымный треск расстрелов... [10. С. 14]Догонит путь.Не опускай глаза, гляди в огонь. Костер уже в агонии.Гляди, любовь: лица не отвернуть. Как тесно на земле моей великой!Крик линча в пламени креста и крики.Не говори, что это наш последний путь [10. С. 18].Реализованное в контексте одно из словарных значений лексемы «путь» «на- правление движения» осложнено контекстуальными приращениями, связанны- ми с образом рока, судьбы и смерти. Образ смерти подсказан устойчивым соче- танием последний путь «о похоронах кого-н., путь к могиле». Однако в контексте актуализируется и второй смысловой план этой языковой единицы как сочетания свободного: последний путь - «отсутствие выбора, тупик» [3. С. 18].Таким образом, в контексте поэзии О. Сулейменова реализуются узуальные значения лексемы «путь» - то же, что дорога, полоса земли, предназначенная для передвижения; направление передвижения, актуализируются коннотативные компоненты «жизненный путь; духовное развитие; нравственная позиция» и по- являются окказиональные смыслы: путь к смерти; судьба еврейского народа; судьба человечества, для которого подобное истребление целых народов может стать гибельным. Лирический субъект поэмы наделен оптимизмом, отражающим поэтическую веру автора в то, что человечество выберется из тупика этических проблем, освободится от нетерпимости в любом ее проявлении - национальной, расовой, религиозной, идеологической, которая в крайнем своем выражении не- избежно приводит к геноциду: «Не говори, что это наш последний путь».Подобная интерпретация образа пути возможна с учетом контекста всей по- эмы, которая заканчивается следующими словами:И толпы бурно в зелень как трава,садами расцвели!.. Не грели стяги,И те сады - под корень, на дрова. Сквозь январей метели до дождей страна летела.114Утепова Р.И. Идея пути в поэтическом творчестве О. СулейменоваРобко на проталинах - озимыеПроходит век дождей. Коричневых, янтарных, алых, сталиных [10. С. 24].Художественная идея пути воплощается и в образе дороги. Мы уже увидели, что в контексте указанной выше поэмы лексем «дорога» и «путь» синонимизи- руются в значении, связанном с образом смерти: «Народы ушли по этой дороге», ср. выражения: уйти из жизни, уйти в небытие.Проанализируем еще несколько стихотворений, в которых образ дороги пред- ставлен в разных аспектах.Бетпак-Дала -Дорога.Ой, дорого ей заплатил казах. Пустыня -От порога до порога Все сто дорогВели его назад [10. С. 53].Эй, Петербург,твои абреки лучшиеменя в степях, как родича, нашли.Они прошли в ночах,в огнях, в дыму.дорогами холодными и горькими.Мне Лермонтов бросает бурку гордости,Когда-нибудь, случится, подниму.Ты - родич мой, мы - сыновья Земли [10. С. 174].Укажи мне дорогу на Балатон Проскачу навсегда, навсегда. Неизвестно откуда.Только следа я оставлю глубокие Людям, Чтобы после донцейВесь мой путь представлялся врагам Вереницей пиал.Чтоб они не сгорели от жажды, Как я [10. С. 18].Степные дороги - летописные строки.Я умею читать эти тропы. Караваны тянулись, траву приминали таборы, миновали кочевья,оставив на глинах метафоры [10. С. 178].115Вестник РУДН, серия Литературоведение. Журналистика, 2016, № 4В первом и втором случаях («Бетпак-Дала...» и «Эй, Петербург...») мы наблюда- ем осложнение поэтического концепта дороги семантическими наслоениями, свя- занными с образом судьбы. Дороги «гордых сыновей» Петербурга (сема «гордость» потенциально заложена в структуру лексемы «абреки» и эксплицирована в мета- форе «бурка гордости») - «холодные, горькие». Переносное значение слова «горь- кий» оживляет в сознании устойчивое сочетание «горькая доля», т.е. тяжелая, го- рестная, что, в свою очередь, приводит к актуализации нескольких смыслов в струк- туре эпитета «холодный»: прямого значения (о низкой температуре) и переносных«равнодушный, бесстрастный», «строгий, недоброжелательный» [4. С. 15] - поэти- ческая оценка атмосферы общества, окружавшего Пушкина, Лермонтова.Семантический объем образа дороги в стихотворении «Бетпак-Дала...» вклю- чает словарные значения «полоса земли, служащая для езды и ходьбы; направле- ние, путь следования; путь развития» [6. С. 15], а также индивидуально-авторские смыслы «судьба целого народа, вынужденного жить в пустыне; безысходность существования, отсутствия развития» («Все сто дорог/ Вели его назад»).В «Песне кумана» лексема «дорога» реализована в прямом значении: «полоса земли, служащая для езды и ходьбы, направление, путь следования» [6. С. 15]. Конкретизация образа дороги явственно ощущается на фоне этико-философско- го содержания словесного образа пути: «оставить после себя такие следы, чтобы даже врагу они могли быть полезны». Однако если учесть, что куманы - древнее степное племя, судьба раскидала его членов по обширному пространству, и позд- нее они вошли в различные этнические сообщества, в том числе и в состав вен- герского народа, то семантический объем образа дороги расширяется до извест- ного нам смысла: «судьба народа, судьба историческая».Образ дороги в стихотворении «Баллада» также олицетворяет историческую судьбу народа («степные дороги - летописные строки»), испытавшего в тысяче- летней истории существования и взлеты, падения. С одной стороны, перед нами приметы современности («Извиваясь, уходит к увалам хроникальная лента - по асфальту гудят самосвалы, внося свою лепту в исторический шум»), с другой - развалины древнего поселения Шар-Таг, осколки керамики, разрушенные кир- пичные стены - следы прошлого.Поэтическое осмысление образа дороги как жизненного пути и судьбы, но уже связанной с будущим, прослеживается в следующих контекстах, любопытных тем, что дорога в них определяется почти одинаково - «дальняя», «далекая»:Здесь долг я понял перейти года,возвысить степь, не унижая горы. Схвати ладонь мою и нагадай,Себе дорогу дальнюю, мой город... [10. С. 15]И будет мне дорога далека, и каждый полустанок,как - Казанский ... [10. С. 15]Если поэт -прочти мне для душидастан Саади о дороге дальней [10. С. 15].116Утепова Р.И. Идея пути в поэтическом творчестве О. СулейменоваИнтересно, что смысловой объем образа дороги-судьбы связан в первом («Здесь долг я понял...») и третьем («Если поэт...») контекстах с идеей гадания, предска- зания будущего. Поэтический контекст актуализирует смысл формульного вы- ражения «дальняя дорога» - «судьба, связанная со странствиями, путешествия- ми; длительная поездка; долгая жизнь», порождает новые смысловые нюансы:«расцвет, развитие»; «нагадай себе дорогу дальнюю, мой город».Итак, индивидуально-поэтический смысл образа пути, выраженного в словах«путь» и «дорога», - путь, направление передвижения, жизнь, духовное развитие, расцвет, нравственная позиция, судьба, в том числе судьба народов и человечества в целом, а также в некоторых контекстах безысходность, смерть - сформирован на основе общеязыковых, словарных значений этих лексем и семантического объема образов пути, дороги в русской культурной традиции.Художественная идея пути в ее пространственном выражении связана в поэти- ческом сознании О. Сулейменова и с концептом кочевания, и эта особенность наложила отпечаток на всю художественно-эстетическую систему его поэзии.Кочевание как основной способ существования многочисленных племен с незапамятных времен до образования казахского народа сохранилось в некоторых своих формах до сих пор. Но особенно важно, что эта форма жизнедеятельности, обусловленная средой обитания, отложилась в системе мировоззрения народа, вошла в структуру целостной концептуальной картины мира.Индивидуально-поэтические коннотации, связанные с образом кочевания, во многом проясняет стихотворение «Айналайн» (1967):Кочую по черно-белому свету Мне дом двухэтажный построить советуют,а я, как удастся, какая оказия,мотаюсь по Африкам, Франциям, Азиям. В Нью-Йорке с дастанами выступаю,в Алеппе арабам глаза открываю [10. С. 15].А нас хоронили - ногами на запад,... не зная, что Азия западней Запада,Запад -восточней Китайского моря, Кружись, айналайн, Земля моя! Как никтоЯ сегодня тебя понимаю, все болезни твои насебя принимаю,я кочую, кружусь по дорогам твоим... [10. С. 15].В этом стихотворении, одновременно ироничном и серьезном, образное ос- мысление концепта пути-кочевания становится основой смысловой многопла- новости. Кочевание как перемещение в пространстве по пути, в конечном счете117Вестник РУДН, серия Литературоведение. Журналистика, 2016, № 4круговому, обусловливает появление окказиональных смыслов в художественно- эстетическом содержании образа пути. В поэтическом сознании О. Сулейменова кочевать означает путешествовать по «черно-белому свету». Трансформация фразеологизма белый свет становится возможной благодаря указанному ранее противопоставлению черного и белого - одной из важнейших семиотических оппозиций, в общих чертах воплощающих противопоставление добра и зла. Ок- казиональное выражение «черно-белый свет» в поэтическом языке Сулеймено- ва - «противоречивый мир добра и зла, реальное состояние человечества». Идея кругового пути накладывается на представление Земли в виде шара, «простой круглой звезды». Отсюда осмысление кругового пути как пути лирического субъ- екта поэзии Сулейменова по Земле, путешествий по «Африкам, Франциям, Ази- ям». Становится понятной та «парадоксальность» пространственных впечатлений поэта, о которой говорил Л. Аннинский [1. С. 15]. Исходя из относительности деления Земли - сферической поверхности - на запад и восток, Сулейменов приходит к мысли и об относительности исторического, религиозно-идеологи- ческого противопоставления частей земного шара, сложившегося за многие века в представлении человечества. («А нас хоронили - /ногами на запад/, не зная, что/Азия западней/ Запада»). Взгляд глобальный, как бы со стороны, из космоса, естественно, наводит на мысль о том, что планета - единый организм. Этот же взгляд определяет еще один ряд коннотаций, связанных с образом Земли и со смыслом казахского слова «айналайн».«Айналайн» - (букв. да /пусть/ закружусь я вокруг тебя) - междометие, функ- ционирующее в казахском языке для выражения любви или в качестве ласково- го обращения старшего к младшему по возрасту. Междометие это омонимично форме 1-го лица единственного числа повелительного наклонения глагола «ай- налу» (кружиться). Такая форма повелительного наклонения, не свойственная русскому языку, в современном употреблении выражает также желание, намере- ние субъекта. Связь между этими словами, почти не актуальная в современном казахском языке, была обусловлена забытым ныне древним обычаем.«Есть жертва круговая - айналмак: жертва три раза обходит существо, для которого люди /это/ делают. Так, схватывают птицу, окружают (т.е. обводят) три раза вокруг головы и отпускают. Она берет все несчастья и болезни на себя. Че- ловек, делая то же (т.е. обходя кругом больного), принимает (его болезни) и пред- лагает себя духам», - описывал в свое время обряд врачевания у казахов Ч. Ва- лиханов [7. С. 15].«Айналайн», - обращается поэт к Земле, выражая этим и свою любовь и вкла- дывая в это слово буквальный смысл древнего обряда: «все болезни твои на себя принимаю» и смысл, связанный с образом жизни: «Я кочую, кружусь по дорогам твоим...» [5. С. 15].Комментарий автора, которым сопровождается стихотворение, свидетельству- ет о стремлении поэта быть понятным русскому читателю: обращение к дорого- му человеку - «айналайн» (кружусь вокруг тебя) - подстрочный (смысловой) перевод: «принимаю твои болезни» и «любовь моя».Следовательно, семантический объем образа пути, связанный с концептом пути-кочевания, в поэтическом языке О. Сулейменова выходит за рамки обще-118Утепова Р.И. Идея пути в поэтическом творчестве О. Сулейменоваизвестного содержания. Путешествовать, участвовать по мере сил в «излечении» планеты от социальных, экологических «болезней», - примерно таков художе- ственно-эстетический смысл пути-кочевания, пути-кружения, включающего в себя и то эмоциональное состояние, которое сопровождает лирического субъек- та поэзии Сулейменова в пути.Индивидуально-авторский смысл проанализированных образов определяет норму контекста поэтического языка Сулейменова, с точки зрения которой объ- яснимы и названия циклов «Мировое кочевье», «Айналайн, Земля моя», объеди- няющих стихотворения, написанные в разное время под впечатлением путеше- ствий, и содержание стихотворения «Мы - кочевники (А. Вознесенекому)» [10. С. 15]:Андрей! Мы с тобою кочевники, нас разделяют пространства культур и эпохмы бродяжим по разным маршрутам......это кажется мне: Аз и Я - Азия, ошибаясь:Мы кочуем навстречу себе, узнаваясь в другом [10. С. 15].С учетом индивидуально-поэтического смысла образа кочевания можно ска- зать, что в образе поэта-«кочевника» воплощена идея постоянного духовного движения к постижению мира, людей, с одной стороны, и идея племени, род- ства - с другой.Но это движение не линейное, а цикличное, возвращение к началу на другом уровне («Мы кочуем навстречу себе, / узнаваясь в другом»).Таким образом, узуальное значение лексемы «кочевать» - «вести подвижный, кочевой образ жизни» в контексте поэзии О. Сулейменова перерастает в обоб- щенно-символическое «постоянное духовное движение к постижению мира и себя, сопряженное с цикличностью, повторяемостью пути, с возвращением к истокам в качественно новом состоянии» (Мировое кочевье).Выявленные в рамках художественной идеи пути семантические наслоения отражают специфику индивидуально-авторского мировидения поэта как резуль- тата активного воздействия национально-казахской картины мира.Интересно в этом аспекте осмысление традиционно-казахских представлений о дороге. По обычаю казахов считается дурным тоном спрашивать у путника, куда и зачем он направляется. В напутствии «Жол болсын» («Доброго пути») содер- жится и пожелание, и вопрос, «дорога в традиционной культуре окружена пие- тетом, связана с чутким ожиданием и свершениями, начало пути всегда освяща- ется обрядами» [11. С. 15]. Характеризуя образ пути-дороги в эпопее М. Ауэзова«Путь Абая», К.Ш. Нурланова отмечает преемственность хронотопа дороги, его фольклорную основу: «Дорога, входя в... одухотворенное целое природы, имеет самостоятельное значение... олицетворяет начало, вершины и результаты чело- веческих намерений и деятельности» [11. С. 15]. Дорога - предназначение; до-119Вестник РУДН, серия Литературоведение. Журналистика, 2016, № 4рога - альтернатива добра и зла; дорога - олицетворение конечной цели, благо- словление; движение, восхождение духа...Как видим, образное содержание концепта пути-дороги в казахской культур- ной традиции мало чем отличается от образа пути в русской культуре.Однако для русского человека концепт дороги существенным образом опре- деляется бескрайними просторами России, поэтому на первом плане коннотации, связанные с неизвестностью, открытием нового мира, ожиданием будущего. В представлении же кочевого народа дорога, которая проходит по одному и тому же маршруту из поколения в поколение, растянувшаяся на десятилетия, в течение которых человек растет, обогащается опытом и знаниями, - такая дорога, в пер- вую очередь олицетворяет цикличность жизни, возвращение к истокам, но уже в совершенно новом качестве, узнавание давно забытого.Именно поэтому художественно-эстетическое содержание концепта пути как движения по кругу в поэзии О. Сулейменова существенно отличается от образа кругового пути в других поэтических системах. Показательно, что в поэзии А. Бло- ка этот образ связывается с неподвижностью, неизменностью мира, безысходно- стью «неподвижного» движения по кругу, бесцельностью «кружения» и, в конеч- ном счете, с косностью человеческой души. Эпитет «бесцельный» встречается у Блока много раз, столь же часто, как и «напрасный». Еще в 1904 г. Блок говорил о «бесцельности» кружения своего лирического героя.

R I Utepova

Kazakh national university of al-Farabi

Al-Farabi’s prospectus, 71, Almaty, Kazakhstan, 050040

Views

Abstract - 1395

PDF (Russian) - 132


Copyright (c) 2016 Утепова Р.И.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.