Phenomenon of Language: The Paradigms of Functional Semantics and Linguosemiotics (V Novikov Readings. Moscow, Russia, 18-19 April 2019)

Cover Page

Abstract



1. Pierce, 1994; F. de Saussure, 1977; U. Eco, 1989). Обе системы взаимодействуют между собой, наиболее тесно - в области семантики, сфере смыслов, значений и означиваний, поскольку языковое содержание демонстрирует двойственную природу - одновременно семиотическую и семантическую. Истоки функциональной семантики описаны в лингвистических теориях XX века, среди которых одной из ведущих стала теория Л.А. Новикова (Новиков, 1982, 2001; Функциональная семантика, 2011). Личность Льва Алексеевича Нови- кова, ученого и учителя, его теоретическое наследие по праву принадлежит сего- дняшнему дню и служит примером неустанных исследовательских поисков, о чем свидетельствуют регулярно проводимые в РУДН Новиковские чтения, ставшие научным форумом, привлекающим авторитетных ученых и молодых исследова- телей из России и из-за рубежа. Взаимодействие семантики и семиотики, развитие функциональной семан- тики и лингвосемиотики охватывает широкий круг проблем гуманитарного зна- ния - от философии до филологии. Актуальность и активность развития такого трансцедентального подхода подтверждается многообразными и многочислен- ными теоретическими и прикладными разработками в различных сферах человеческой деятельности, в сфере общественной коммуникации. Функциональная семантика прорастает из семиотики, становится ее неотъ- емлемой частью, а семиотика позволяет выйти за пределы собственно идеальных систем языка и философии, установить связь с материальными предметами и системами. В семиозисе язык предстает как искусство, как творческий процесс, как инструмент связи с другими семиотическими системами, например, изобра- зительными - с декоративным искусством, орнаменталистикой, фотографией, кинематографией. Эти идеи ярко обозначились в докладе проф. В.А. Масловой (Витебск, ВГПУ им. П. Машерова) (Маслова, 2016, 2019), подчеркнувшей важ- ность для семантики глубинной интерпретации наблюдаемых фактов от слова до текста, особенно текста художественного (Новиков, 2007), что характеризует семантическую концепцию Л.А. Новикова как полидисциплинарную и интегратив- ную. Для постижения языка, человека и его языкового сознания, языка в человеке, культуре и обществе необходима и важна «глубинная интерпретация наблюда- емых в опыте фактов языка» (Новиков 1982:4). При этом наиболее эффективный путь к глубинному знанию - особое внимание к семантическим процессам. Ярким примером становится поэзия, поскольку она оперирует символами, име- ющими диффузную имплицитную семантику. Очевидно, заключает В.А. Маслова, что Л.А. Новиков опередил время, поставив ряд вопросов, ставших актуальными только в XXI веке. И.Г. Милославский, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, обратился к при- кладным аспектам функциональной семантики, созвучным теоретическим посту- латам Л.А. Новикова. Он сформулировал ряд задач обучения русскому языку, которые, по Л.В. Щербе, принадлежат к «активной грамматике», и главная среди них - обращение к языковому знанию и сознанию обучающихся, опора не на мо- дели, их воспроизведение и запоминание, а на креативный подход, на комму- никативно-семантические стратегии, на глубинную интерпретацию языковых смыслов и значений (Милославский, 2013). Совместный доклад проф. Т.Г. Хухуни и А.А. Осиповой (МГОУ, Московская область) анализирует проявления модернизации в переводе канонических текстов Священного Писания на рубеже XX-XXI веков (Хухуни, 2015). Путь от диахро- нического к синхроническому варианту текста всегда сложен, и переводческие стратегии вновь и вновь обращаются к семантике и прагматике, пытаясь уравно- весить тексты оригинала и перевода, зачастую исходя из конфликтогенной оппо- зиции «архаизация vs. модернизация» в целях достижения адекватности и исклю- чения искажения переводного текста. Профессор М.Л. Новикова (РУДН, Москва), развивает идеи Л.А. Новикова в области лингвистического анализа художественного текста и рассматривает семантические преобразования и дискурсивную аномальность текстов с точки зрения художественных кодов, смысловой и эмоциональной многослойности поэтического слова. Лингвистическая поэтика понимает язык как искусство, как проекцию эстетического начала и объективацию эстетической функции, но при этом регулярно возникает противоречие между нормой и не-нормой, аномалией, обусловленной различными способами и средствами вербализации художествен- ного познания и моделирования действительности. Смысловая плотность художе- ственного текста, семантическая осложненность - его важнейшее свойство, яркое проявление эстетической функции. Словесный образ, сложные образные структуры управляются глубинными ассоциативными связями, которые обнаруживаются на различных уровнях динамической структуры художественного текста. Семан- тическая плотность художественного текста мотивирована концептуально и одно- временно обусловлена смысловой множественностью и неоднозначностью. Обращаясь к поэтическому тексту, ученик и последователь Л.А. Новикова, профессор Г.В. Векшин (Московский политехнический университет, Высшая школа печати и медиаиндустрии, Москва) раскрывал и обосновывал принцип звукового равновесия в стихе, согласно которому ключевые элементы текста не должны оставаться без звукового отклика (Векшин, 2006). Программа автома- тического анализа текста «Фонотекст», разработанная на основе силлабоцентри- ческой версии звуковой организации стиха, верифицирует этот принцип и под- тверждает плодотворность его действия. Область функциональной семантики охватывает не только лексическую, но и грамматическую систему языка, используя инструменты языковой метафоры и метонимии. Об этом рассуждает М.А. Рыбаков (РУДН, Москва), рассматривая падежные значения в русском языке. В функциональной семантике полисемия и метонимия - это семантическое отношение в языке и одновременно удобный способ хранения информации, средство языковой экономии, когда один знак спо- собен означивать ряд предметов, свойств, явлений. Применительно к системе падежных значений метонимия позволяет представить семантические смыслы и отношения как неслучайный, мотивированный переход от одних значений к другим в направлении от более конкретных к более абстрактным значениям. Применяя металингвистический подход к анализу лексической семантики терминов, К. Беднарова-Гибова (Университет г. Прешов, Словакия) опирается на базовый принцип Ф. Шариффана (Sharifian, 2015), устанавливающий связь употребления терминов с культурной концептуализацией. Семантика термина - это обязательная компонента лексической семантики в металингвистическом аспекте, тем более при обсуждении вопроса о синонимии в терминологии. Термины принадлежат языку для специальных целей и, по М. Кабре, они явные и полно- значные знаки специального языкового дискурса, конвенциональные символы понятий в отдельной области знаний (Cabré, 1999: 80-81). Поскольку синонимия опирается на сходство и/или тождество денотативных смыслов, ее присутствие в метаязыке представляется нерелевантным, но сама возможность синонимии терминов создает ситуацию «синонимических ловушек». Проиллюстрировав эти положения языковыми примерами, К. Беднарова-Гибова заключает: при языковых контактах, например, в процессе перевода, необходимо учитывать допустимую смысловую вариативность терминов и влияние культурного наследия. Таким образом, принципы функциональной семантики активно реализуются и в мета- языковом пространстве. Лингвосемиотика представлена в многообразии тем и проблем. Так, Т.В. Мар- келова (АНО ВО Институт современного искусства, Москва) обращается к анализу семантической, синтаксической и прагматической природы оценочного знака- прагмемы и сопоставляет три типа оценочных знаков - функции, коннотации, прагмемы; при этом ведущая роль в их системе отводится прагмеме: «Прагма- тический аспект значения слова, выделенный и теоретически обоснованный Л.А. Новиковым, позволяет дифференцировать в оценочной лексике три группы знаков - знаки-прагмемы Жизнь неприглядна; знаки-коннотации Жизнь сказочна и знаки-функции Жизнь прекрасна, которые различаются спецификой реализации прагматической функции, непосредственно связанной с их семантикой» (Марке- лова 2013: 49; 55). В этой триаде знаки-прагмемы реализуют одновременно и денотативное, и прагматическое значение, а в целом три типа прагматических знаков различаются по степени зависимости от контекста, шире - от репрезента- ции оценочного фрагмента языковой картины мира. Уникальность знака-прагмемы заключается в том, что он представляет собой своеобразное сжатое оценочное суждение, объединяя в себе основание оценки, оценочные субъект и предикат. В итоге Т.В. Маркелова формулирует следующее определение прагмемы: это динамично развивающееся лексическое средство выражения оценки, знаковая природа которого основана на прагматике, диктующей семантику связи дено- тативного и оценочного значений; синтактике, эксплицирующей парадигму оценочных суждений; а также «двойственной» прагматике аксиологической природы знака-прагмемы. В докладе О.И. Максименко и П.Н. Хроменкова (МГОУ, Московская область) объектом становятся полисемиотические элементы государственных гербов, в пер- вую очередь, цвет, геометрические формы (полоски, клетки и т.п.), иконические и символические изображения. При вербальной интерпретации этих семиотиче- ских компонентов государственной символики фактически описывается некий программный генезис политической сущности отдельного государства в диалоге с другими государствами, и в результате формируется поликодовый текст, ком- бинирующий невербальные и вербальные элементы программного характера. Полисемиотичность исследуемого объекта определяется в соотношении с поли- кодовостью передачи информации и мультимодальностью коммуникации. Поликодовый гетерогенный текст представлен в выступлении Ю.А. Евграфо- вой (МГОУ, Московская область) на примере кинотекста художественного фильма «Фауст» (реж. А. Сокуров, 2011 г.). Статика и динамика фильма, его эпизодов и кадров задают статику и динамику денотативных и коннотативных смысловых соотношений. Коннотативный план, представленный культурно, социально и т.п. маркированными ассоциациями, надстраивается над планом денотативным, в ко- тором преобладают иконические знаки, например, компоненты объектов простран- ства, места действия - горы, море, город и др. При этих условиях выявление коннотативных смыслов во многом зависит от средств, которые в лингвистике принято обозначать термином «троп». Троп экранного текста становится связу- ющим звеном между денотацией и коннотацией, придавая динамику кинотексту в целом. Денотат-иконический знак в кадре фильма выполняет роль означающего двустороннего знака, а символический ассоциативный знак коннотации занимает место означаемого, а оба компонента знака объединяет семиотический механизм знака-символа. Иными словами, код задаёт означающие денотации, трансформи- руя предметы экранного пространства в знаки, вызывая в зрителе определенные эмоции, что, в свою очередь, является означаемым для коннотации, а способы конструирования денотации являются ее означающими. Таким образом, в гетеро- генном экранном тексте при моделировании реальности конструируется смежность между отдельными денотатами, как правило, знаками-иконами или индексами, моделируется позитивная симулякративность, когда у зрителя - потребителя кинотекста возникает ощущение «реальности» происходящего на экране, а троп становится «скорописью» гетерогенного экранного текста, в основе которого лежит операция смещения или сгущения значения. В докладе Т.В. Поплавской (МГЛУ, Минск, Беларусь) обсуждаются проблемы нейминга семиотического пространства города, анализируются микротексты- названия объектов городской среды, например, тексты-вывески кафе, магазинов, мастерских, кинотеатров и т.д. В целях успешной коммуникации для привлечения потребителя такие названия используют принцип языковой игры и карнавализа- ции, по М.М. Бахтину, сравните, однотипные номинации «бар Пятница» и «ресторан Friday» (по-английски); актуализируется национально специфический куль- турный компонент, например, American BBQ (Американское барбекю); BeerFest (немецкий пивной праздник); итальянская кондитерская Dolce Vita (букв. ‘сладкая жизнь’) и др. Эволюция смыслов происходит за счет семантического и графиче- ского обыгрывания прецедентных имен, ср.: «кафе модных напитков» Tea Funny (‘чай’ + ‘забавно’, ‘смешно’) призвано ассоциироваться то ли со всемирно извест- ной ювелирной маркой Tiffany, то ли с романом Трумэна Капоте «Завтрак у Тиф- фани» или с его экранизацией с участием Одри Хэпберн; аналогично «рестобар ШексПИР». Распространены и номинации «несочетающихся смыслов», созда- ющие игровой эффект: Танцующий лобстер, Зеленая собака, Винное собрание, Винная библиотека, Салон еды, Кондитерская мастерская, Flower Bar (‘цветоч- ный бар’). Все эти и многие другие примеры демонстрируют проявление в назва- ниях и в городской семиотике в целом взаимодействие трех семиотических отношений - семантики, синтактики и прагматики, которые сопровождаются принципами поиска креативных смыслов и языковой игры. Эстетическая функция рекламы активно обсуждается лингвистами, худож- никами и широкой общественностью, поскольку роль рекламы в современной коммуникации велика и неоднозначна. В исследовании проф. И.В. Бугаевой (Рос- сийский государственный аграрный университет - МСХА имени К.А. Тимирязев, Москва) материалом послужила российская реклама с религиозным компонентом, что важно для России - многоконфессионального государства. Вербальными компонентами служит религиозная лексика, характеризующая, например, про- дукты питания: святой, постный, освященный и под. для православных; халяль для мусульман; кошерный для иудеев. Изображения религиозных символов наряду с использованием особых шрифтов и графической техники оформляют невербаль- ный компонент манипулятивного воздействия рекламы. Наконец, особую роль играет цветовое оформление рекламы: священный зелёный - это цвет ислама. Невербальные компоненты рекламы выполняют смыслопорождающую функцию, а их взаимодействие с вербальными компонентами позволяет реализовать в поли- кодовом тексте рекламы эстетическую функцию. Как показали доклады участников конференции, функциональная семантика и семиотика закладывают базу методологии анализа познавательной деятельности, становится основой для создания новых исследовательских парадигм.

Elena Aleksandrovna Krasina

RUDN University

Email: krasina-ea@rudn.ru
6, Miklukho-Maklaya St., Moscow, 117198, Russia DSc. in Philology, Full Professor, Professor of the General and Russian Linguistics Department, Philological Faculty, RUDN University, a member of the Editorial Board of RUDN Journal of Language Studies, Semiotics and Semantics. Research interests: Theory of Linguistics; Theory of Language and Text, Syntax, Semantics and Pragmatics of Text, Linguo- semiotics.

Marina L'vovna Novikova

RUDN University

Email: novikova-ml@rudn.ru
6, Miklukho-Maklaya St., Moscow, 117198, Russia DSc. in Philology, Full Professor Russian Language Department, Institute of Law, RUDN university, a member of the Editorial Board of RUDN Journal of Language Studies, Semiotics and Semantics. Research interests: Linguistic Poetics, Fictional Text studies, Semiotic and Semantic Modeling, Language as a Semiosphere, Cognitive studies.

  • Арутюнова Н.Д. Предложение и его смысл: Логико-семантические проблемы. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2013. [Arutunova, N.D. (2013). Predlozheniye i jego smysl: Logiko-semanticheskiye problemy. Moscow: Knizhyj dom «LIBROKOM». (In Russ.)]
  • Бочкарев А.Е. Семантика. Основной лексикон. Нижний Новгород: ДЕКОМ, 2014. [Bochkarev, A.E. (2014). Semantika. Osnovnoj leksikon. Nizhnij Novgorod: DEKOM. (In Russ.)]
  • Векшин Г.В. Очерк фоностилистики текста: Звуковой повтор в перспективе смыслообразования. М.: МГУП, 2006. [Vekshin, G.V. (2006). Ocherk fonostilistili teksta. Zvukovoj povtor v perspective smysloobrazovaniya. Moscow: MGUP. (In Russ.)]
  • Звегинцев В.А. Теоретическая и прикладная лингвистика: учебное пособие. Изд. 2-е. М.: Издательство ЛКИ, 2007. [Zvegintsev, V.A. (2007). Teoreticheskaya i prikladnaya lingvistika: uchebnoye posobiye. Izd. 2-e. Moscow: Izdatel’stvo LKI. (In Russ.)]
  • Зубкова Л.Г. Принцип знака в системе языка. М.: Языки славянской культуры, 2010. [Zubkova, L.G. (2010). Printsip znaka v sisteme jazyka. Moscow: Jazyki slavyanskoj kultury. (In Russ.)]
  • Карпов В.А. Язык как система. Изд. 2-е, испр. М.: Едиториал, УРСС, 2003. [Karpov, V.A. (2003). Jazyk kak sistema. Izd. 2-e, ispr. Moscow: Editorial, URSS. (In Russ.)]
  • Маркелова Т. В. Прагматика и семантика средств выражения оценки в русском языке. М.: МГУП им. Ивана Федорова, 2013.[Markelova, T.V.(2013). Pragmatika i semantika sredsv vyrazheniya otsenki v russkom jazyke. Moscow: MGUP im. Ivana Fyodorova. (In Russ.)]
  • Маслова В.А. Поэтический текст. Новые подходы и решения. М.: Флинта: Наука, 2016. [Maslova, V.A. (2016). Poeticheskiy tekst. Novyie podhodyi i resheniya. Moscow: Flinta: Nauka. (In Russ.)]
  • Маслова В.А. Концептуальные основы современной лингвистики. М.: Флинта: Наука, 2019. [Maslova, V.A. (2019). Kontseptualnyie osnovyi sovremennoy lingvistiki. Moscow: Flinta: Nauka. (In Russ.)]
  • Милославский И.Г. Говорим правильно по смыслу или по форме? М.: АСТ, 2013. [Miloslavskiy, I.G. (2013). Govorim pravilno po smyislu ili po forme? Moscow: AST. (In Russ.)]
  • Милославский И.Г. Современный русский язык. Культура речи и грамматика. М.: Юрайт, 2019. [Miloslavskiy, I.G. (2019). Sovremennyiy russkiy yazyik. Kultura rechi i grammatika. Moscow: Yurayt. (In Russ.)]
  • Новиков Л.А. Семантика русского языка. М.: Высшая школа, 1982. [Novikov, L.A. (1982). Semantika russkogo jazyka. Moscow: Vyschaya shkola. (In Russ.)]
  • Новиков Л.А. Избранные труды. В 2-х т. Т. I: Проблемы языкового значения; Т. II: Эстетические аспекты языка. Miscellanea. М.: РУДН, 2001. [Novikov, L.A. (2001). Izbrannyie trudyi. V 2 t. T. I: Problems of linguistic meaning. T. II: Aesthetic aspects of language. Miscellanea. Moscow: RUDN. (In Russ.)]
  • Новиков Л.А. Художественный текст и его анализ. М.: Издательство ЛКИ, 2007. [Novikov, L.A. (2007). Khudozhestvennyj tekst i jego analiz. Moscow: Izdatel’stvo LKI. (In Russ.)]
  • Новикова М.Л. Остраннение как основа образной языковой семантики и структуры художественного текста. М.: РУДН, 2005. [Novikova, M.L. (2005). Ostranneniye kak osnova obraznoj jazykovoj semantiki i struktury khudozhestvennogo teksta. Moscow: RUDN. (In Russ.)]
  • Солнцев В.М. Язык как системно-структурное образование. Изд. 2-е, доп. М.: Наука, 1977. [Solntsev, V.M. (1977). Jazyk kak sistemno-strulturnoye obrazobaniye. Izd. 2-e, dop. Moscow: Nauka. (In Russ.)]
  • Соломончик А.Б. Язык как знаковая система. Изд. 2-е. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010. [Solomonchik, A.B. (2010). Jazyk kak znakovaya sistema. Izd. 2e. Moscow: Knizhyj dom «LIBROKOM». (In Russ.)]
  • Степанов Ю.С. В трехмерном пространстве языка. Семиотические проблемы лингвистики, философии, искусства. М.: Наука, 1985. [Stepanov, Yu.S. (1985). V trekhmernom prostranstve jazyka. Semioticheskiye problem lingvistiki, filosofii, iskusstva. Moscow: Nauka. (In Russ.)]
  • Степанов Ю.С. Семиотика. 2-е изд. М.: ЛЕНАНД, 2014. [Stepanov, Yu.S. (2014). Semiotika. 2 ed. Moscow: LELAND. (In Russ.)]
  • Функциональная семантика. К 80-летию академика МАН ВШ профессора Льва Алексеевича Новикова: коллективная монография / Сост. Н.В. Новоспасская, Н.В. Перфильева. М.: РУДН, 2011. [Funktsional’naya semantika. (2011)/ K 80-letiyu akademika MAN VSH professor L’va Alekseevicha Novikova: kollektivnaya monographiya / Sost. N.V. Novospasskaya, N.V. Perfilieva. Moscow: RUDN. (In Russ.)]
  • Хухуни Г.Т. Переводы Библии: история и современность. М.: ИИИ МГОУ, 2015. Huhuni, G.T. (2015). Perevody Biblii: istoriya i sovremennost. Moscow: NII MGOU. (In Russ.)]
  • Bally, Ch. (1944). Linguistique générale et linguistique française. Edition second, refondue. Berne: A. FRANCKE S.A.
  • Bednárová-Gibová, K. (2018). Selected Chapters in English Lexicology. Part I: Lexical Semantics and Lexicography. Prešov: Vydavateľstvo Prešovskej university.
  • Benveniste, É. (1971). Problems in General Linguistics. Trans. M.E. Meek. 2 vols. Florida: University of Miami.
  • Cabré, M.T. (1999). Terminology: Theory, methods and applications. Amsterdam and Philadelphia: John Benjamins,
  • Eco, U. (1989). La Struttura Assente. (1968). In English: The Absent Structure / trans. A. Cancogni. Cambridge, Mass.: Harvard University Press.
  • Guillaume, G. (1973). Principes de linguistique théoretique. Québec: Les Presses de l’Université Laval.
  • Hjelmslev, L. (1961). Prolegomena to a Theory of Language. Baltimore: Indiana, 1953. University Publications in Anthropology and Linguistics (IJAL. Memoir, 7). Madison: University of Wisconsin Press.
  • Jakobson, R. (1980). The Framework of Language. Chicago: Michigan Slavic Publications.
  • Lotman, J.M. (1990). Universe of the Mind: A Semiotic Theory of Culture. London: New York: I.B. Taurus & Co Ltd.
  • Lotman, J.M. (2005). On the semiosphere. Sign Systems Studies, 2005, 33 (1), 205-229.
  • Pierce, C.S. (1994). Pierce on Signs: Writings on Semiotics. J. Hoopes (ed.). Chapel Hill, North Carolina: University of North Carolina Press.
  • Saussure, F. de. (1977). Cours de linguistique générale. Ch. Bally (ed.). A. Sechehaye with the collaboration of A. Riedlinger. Lausanne and Paris: Payot, 1916 / trans. W. Baskin. Course in General Linguistics. Glasgow: Fontana/Collins.
  • Sharifian, F. (2015). The Routledge Handbook of Language and Culture. London and New York: Routledge.

Views

Abstract - 163

PDF (Russian) - 60

PlumX


Copyright (c) 2019 Krasina E.A., Novikova M.L.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.