Book review: Grachikov, E. N. (2021). The Chinese School of International Relations: On the Way to Big Theories. Moscow: Aspekt Press publ., 304 p. (In Russian)

Cover Page

Cite item

Abstract

-

Full Text

Эра доминирования Запада и западных идей в науке о международных отношениях движется к своему закату. Пассионарные и быстроразвивающиеся страны Глобального Юга выходят на передний план мировой политики, что ведет к необходимости изучения внешнеполитической стратегии данных государств с учетом их специфики. Флагманом и примером для многих развивающихся стран служит Китай, преодолевший столетие «унижения и бедности»1, превратившись в одного из лидеров мировой политики и экономики, способного бросить вызов доминированию США. Для России, которой Китай приходится крупнейшим соседом, важно изучать и понимать процессы, происходящие в этом быстрорастущем государстве, что требует осмысления его культурных, политических и стратегических основ, знаний о которых так не хватает сегодняшней российской синологии. Как верно отмечает китайский ученый Чжао Тинян, «на человека смотри с позиции человека, на семью — с позиции семьи… на государство — с позиции государства, а на Поднебесную — с позиции Поднебесной» (Грачиков, 2021b, c. 138).

В свете этого монография «Китайская школа международных отношений: на пути к большим теориям» представляет большой интерес. Ее автор — Е.Н. Грачиков — является известным российским политологом-синологом, китаистом, одним из первых российских ученых, который начал изучать китайские теории международных отношений в рамках широкого дискурса незападных теорий. Данная монография стала результатом труда нескольких лет. Ей предшествовали разработки в области исследования стратегического видения китайцев на геополитику своего государства (Грачиков, 2015), становления национальной школы международных отношений (Грачиков, 2016), его идентичности одновременно как развивающейся и развитой державы (Грачиков, 2019a), ценностных ориентаций Китая и стратегии партнерских отношений (Грачиков, 2019b), а также китайской структуры глобального управления и формы стратегического соперничества КНР с США (Grachikov, 2020). Из последних работ автора выделяются также статьи «Китайская школа международных отношений» (Grachikov, 2019c) и «Дипломатия КНР: контекст академического дискурса» (Грачиков, 2021а), в которых приведен подробнейший анализ национальных интересов Китая и его основных современных дипломатических стратегий.

Рецензируемая монография представляет собой комплексное исследование процесса становления китайской школы международных отношений. Безусловно, сильной стороной является ее теоретическая база. Работа основана на западных теориях международных отношений, китайских парадигмах и концепциях, а также внушительной китайской литературе как мировых признанных ученых, так и авторов, чьи работы не переведены на иностранные языки и неизвестны широкой российской аудитории. Благодаря этому Е.Н. Грачикову удалось выявить основы китайского видения международных отношений, а именно — традиционные китайские мировоззрения (система «Тянься» и «Чаогун», система центра и периферии), ценности и идеи китайской культуры (гармония, справедливость) и истории (данническая система, система обрядов), а также древняя китайская философия (конфуцианство, моизм, даосизм и легизм — идеи китайских философов доциньского периода).

Монография состоит из четырех частей. Первая часть посвящена становлению китайской школы международных отношений, которое началось с зарождения теории международных отношений (ТМО) с китайской спецификой в 1980—1990-е гг., когда классический марксистский взгляд на мировую политику обогащается сначала реалистическим подходом с переориентацией на национальное государство и национальные интересы, затем либеральной концепцией с упором на международные институты и, наконец, дополняется конструктивизмом, предрекающим мирный подъем КНР с упором на «идентичность Китая как ответственного члена международного сообщества» (Грачиков, 2021b, c. 59—60). Таким образом, Е.Н. Грачиков приходит к выводу, что на сегодняшний день не существует общепризнанной китайской ТМО, однако складывается три подхода к пониманию в Китае системы международных отношений и мирового порядка. Первый — классический, который объясняет международную ситуацию через теорию марксизма. Второй — традиционный, пытающийся привнести традиционную китайскую мысль в политическую науку. И третий — интегративный, сочетающий китайские и западные теории (Грачиков, 2021b, c. 30).

Во второй части монографии исследуются этапы формирования дисциплины «Международные отношения» в Китае, охватывающие период от древней китаецентричной системы международных отношений в Восточной Азии до современной геополитики КНР и китайско-американского соперничества. Здесь уделяется особое внимание сосуществованию двух политических концепций: идеализма, представленного конфуцианством, маоизмом и даосизмом, которые настаивали на уважении права на существование небольших и слабых стран, и реализма, представленного легистами, выступающими за опору на военную мощь и борьбу за выживание и доминирование над своим окружением (Грачиков, 2021b, c. 92). Эти концепции продолжают оказывать влияние на развитие науки о международных отношениях в современном Китае.

Особый акцент делается на «западное вторжение» в китайский мир и его последствия для науки о международных отношениях. Так, отмечается, что китаецентричная система испытала три потрясения: британское вторжение (1840—1950-е гг.); потерю Тайваня в пользу Японии, Бирмы — в пользу Англии и уменьшение влияния в Центральной Азии ввиду российско-британского противостояния (1860—1870-е гг.); интервенцию коалиционных сил во время Ихэтуаньского восстания (1900 г.) (Грачиков, 2021b, c. 94—95). На сегодняшний день вновь происходит столкновение двух культур — западной и китайской, которое сопровождается сдерживанием Китая, что требует переосмысления традиционных концепций и формулирования новых геополитических стратегий и собственных ТМО.

В третьей части монографии подробно рассматриваются три китайских ТМО: концепция «Тянься» Чжао Тиняна, «теория морального реализма» Янь Сюэтуна и «реляционная теория мировой политики» Цинь Яцина. Анализируя развитие науки о международных отношениях в Китае, Е.Н. Грачиков приходит к выводу, что ее можно разделить на два условных периода: 1840—2010 гг. — период «обучения у Запада», когда китайские ученые заимствовали, аккумулировали и переосмысливали западные идеи; с 2010 г. по настоящее время — период экспорта собственных идей (Грачиков, 2021b, c. 157). В условиях трансформации современной системы международных отношений все три вышеназванные концепции могут внести вклад в понимание подъема Китая и его возможного становления в качестве сверхдержавы.

Первую концепцию можно охарактеризовать как идеализм с китайской спецификой, которая рисует нам мир-семью, в основе которой лежат китайские этические принципы — гармония и справедливость. Во главе системы находится мировое правительство, государства же подконтрольны ему, однако независимы в проведении внутренней экономической и культурной политики. Мировая политическая система представляется семьей, где ни к кому не относятся как к чужому. Центральная идея Поднебесной — дом для всех. Е.Н. Грачиков приходит к выводу, что данная концепция слишком идеалистична, однако некоторые ее элементы могут быть воплощены в жизнь (Грачиков, 2021b, c. 165—184).

Вторую теорию — «теорию морального реализма» — можно назвать реализмом с китайской спецификой, который, жертвуя национальными интересами, во главу угла ставит мораль — важный компонент легитимизации политики, гуманную власть — высшую форму власти в древней китайской философии и сильного политического лидера (Грачиков, 2021b, c. 187—214).

Третья теория — «реляционная теория мировой политики» — это конструктивизм с китайской спецификой. Ее основа — китайская культура и понятия «отношений» и «гармонии» как высшей цели. Главной компонентой является процесс достижения гармонии, в котором конфликт и объединение противоположностей выступают в качестве важной части процесса. Непохожие друг на друга нормы, институты и культуры через конфликт, изменение и трансформацию создают новый синтез, сочетающий элементы двух или нескольких противоположностей, не разрушая ни одну из них (Грачиков, 2021b, c. 220—249).

В четвертой части монографии Е.Н. Грачиков исследует роль ключевых элементов китайской культуры — контекстуальность, коррелятивность, взаимодополняемость и изменчивость — в выработке внешнеполитических стратегий Китая (Грачиков, 2021b, c. 257—275).

В заключении автор приходит к выводу, что западные теории невозможно применить для объяснения подъема Китая и его возможности привнести фундаментальные изменения в международную систему. Несмотря на то что западные ТМО являются источником вдохновения китайских теорий, тем не менее, именно в китайском мировоззрении кроется главный ответ на мирное возвышение КНР.

Таким образом, монография представляет собой комплексный труд, где на основе широкого круга китайских источников представлено развитие международно-политической науки, китайских теорий и становления китайской школы международных отношений. Монография выполнена на высоком научно-исследовательском уровне и рекомендуется для прочтения исследователям в области политологии и международных отношений, а также чиновникам, ответственным за разработку политики в отношении КНР.

 

1 Xijinping: Zai qingzhu zhongguo gongchandang chengli 100 zhounian dahui shang de jianghua [Си Цзиньпин: Выступление на праздновании 100-летия основания Коммунистической партии Китая] // Xinhua. 15.07.2021. URL: http://www.xinhuanet.com/politics/2021-07/15/c_1127658385.htm (accessed: 25.08.2021).

×

About the authors

Evgeniya Yu. Katkova

Рeoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

Author for correspondence.
Email: katkova-eyu@rudn.ru
ORCID iD: 0000-0002-0971-0987

PhD in History, Senior Lecturer, Department of Theory and History of International Relations

Moscow, Russian Federation

References

  1. Grachikov, E. N. (2015). Geopolitics of China: Egocentrism and space of networks. Moscow: Ruscience publ. (In Russian).
  2. Grachikov, E. N. (2016). Chinese school of international relations theory. International Trends, 14(3), 68—80. (In Russian). https://doi.org/10.17994/IT.2016.14.3.46.5
  3. Grachikov, E. N. (2019a). Formation of the Chinese school of international relations: Analytical approaches and research methods. Vestnik RUDN. International Relations, 19(2), 187—200. (In Russian). https://doi.org/10.22363/2313-0660-2019-19-2-187-200
  4. Grachikov, E. N. (2019b). Chinese partnership strategy: Practice and its conceptualisation (1993—2018). Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya, 63(3), 83—93. (In Russian). https://doi.org/10.20542/0131-2227-2019-63-3-83-93
  5. Grachikov, E. N. (2019c). Chinese school of international relations: How theory creates diplomatic strategies and vice versa. Russia in Global Affairs, 17(2), 154—173. https://doi.org/10.31278/1810-6374-2019-17-2-154-173
  6. Grachikov, E. N. (2020). China in global governance: Ideology, theory, and instrumentation. Russia in Global Affairs, 18(4), 132—153. https://doi.org/10.31278/1810-6374-2020-18-4-132-153
  7. Grachikov, E. N. (2021a). Chinese diplomacy: Context of academic discourse. Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya, 65(3), 33—41. (In Russian). https://doi.org/10.20542/0131-2227-2021-65-3-33-41
  8. Grachikov, E. N. (2021b). The Chinese school of international relations: On the way to big theories. Moscow: Aspekt Press publ. (In Russian).

Copyright (c) 2021 Katkova E.Y.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies