Overview of dissertation studies in the terminology of ecology

Cover Page

Abstract


This article analyzes the degree of coverage of environmental terminology in thesis research. The material for the analysis have been 35 Russian-language master’s and PhD of philology theses upon environmental topics. The author singles out lexical sets on areas of research, languages of terminology and sources, points out the information units typical for the majority of theses, and analyzes the similarities and differences in the rationale, objectives, methods, and materials of research. In conclusion, the author gives ground for the key areas of the research and outlines its prospects.

Введение Терминология составляет значительную часть лексического состава любого языка [4. С. 15]. Она является источником получения и передачи информации, путем к дальнейшему развитию науки и техники, взаимопониманию и международному сотрудничеству [7. С. 140]. По словам Е.М. Какзановой [2. С. 12-13], «терминология представляет собой открытую и незамкнутую систему», активно взаимодействующую с внешним миром. Для терминологии также характерна «подвижность словарного состава» [3. С. 54], появление новых терминов или новых значений уже существующих терминов. Приращение терминологического фонда происходит [1. С. 85] не только благодаря конструированию новых лексем, но и за счет применения уже существующих лексических единиц для обозначения новых понятий в родственных или соприкасающихся сферах знания [1. С. 85]. Действительно, терминология значительно упрощает и систематизирует процесс обмена информацией между специалистами в той или иной области. Чутко реагируя на изменения в развитии науки и общества, а также на мировые тенденции, такие, как глобализация, терминология с течением времени частично изменяет состав и структуру входящих в нее терминов. И терминология экологии не является исключением. Зародившись в качестве биологической науки, экология включала в себя почти исключительно естественнонаучные термины (автотрофы, консументы, экологическая ниша, трофическая цепь, фитоценоз, фотосинтез). По мере включения в состав экологии новых областей знания (например, прикладная дисциплина «Природопользование и охрана окружающей среды») экологическая терминология обогащалась все новыми словами (возобновимые источники энергии, выбросы, качество атмосферного воздуха, мониторинг окружающей среды, утилизация бытовых отходов). Со временем стала очевидной двойственность науки экологии: наряду с биологическими факторами объектом пристального изучения стали также гуманитарные аспекты (социальные, культурные, морально-этические, политические и др.). Антропоцентрическая парадигма в изучении экологии дала начало целому ряду исследований, в том числе по социальной экологии и экологии человека, способствовала формированию внушительного пласта лексики (антропоэкология, деградация среды, шумовое загрязнение, антропогенная нагрузка, ноосфера, экологическое сознание, урбанизация). Сейчас уже можно утверждать, что с каждым годом все больше ученых-филологов обращаются к вопросу изучения лингвистических особенностей экологической терминологической лексики, приходят к выводу о необходимости выявления, анализа и систематизации экотерминов как в экологии в целом, так и в ее отдельных отраслях. К.Ю. Симонова [5. С. 17] утверждает, что «с развитием экологии все большее значение приобретают вопросы изучения соответствующей терминологии». Экологическую терминологию анализируют с разных сторон: проводят когнитивно-дискурсивный анализ (А.В. Зайцева, Е.В. Иванова, А.А. Лагутина и др.), изучают языковые и экстралингвистические факторы, влияющие на становление экотерминосистемы и определяющих ее специфику (Т.А. Алесенко, Е.М. Горохова, И.Г. Гусева, Е.А. Латышевская, А.М. Раисова), выделяют лексико-семантические группы (Т.А. Алесенко, Е.М. Горохова, Е.А. Латышевская, Д.О. Попов, А.М. Раисова), сравнивают специальную лексику различных языков (Т.А. Алесенко, Л.К. Богдановская, Е.М. Горохова, М.М. Захарова, Н.Г. Кантышева, М.А. Ковязина, Н.Н. Крючкова, Д.О. Попов, С.Н. Семенова, Е.Г. Хитарова, А.Ю. Шевцова) и т.д. Для определения степени изученности данной темы в науке мы отобрали 35 русскоязычных работ, наиболее релевантных для темы нашего исследования (терминология экологии) - 35 диссертаций на соискание степени кандидата или доктора филологических наук, защищенные в период с 1980 по 2015 г., написанные на русском языке и затрагивающие экологическую тематику. Для более детального рассмотрения мы выделили 6 тематических групп. I. Терминология экологии в целом (9 работ): И.В. Верегитина (деривационно-семантический аспект терминологии научного экологического знания), Э.А. Галиева (экологическая лексика в литературном татарском языке), Н.И. Жабо (экотерминосистема французского и русского языков), М.М. Захарова (оценочные значения в экологической терминологии), Т.С. Кириллова (формирование научной терминологии медицины и экологии), Н.Н. Крючкова (эко-термины в немецком и русском языках), Е.А. Латышевская (развитие английской терминосистемы экологии), А.М. Раисова (развитие немецкой экологической терминологии), К.Ю. Симонова (развитие английского подъязыка экологии). II. Терминология отдельных отраслей экологии (5 работ): Т.А. Алесенко (терминология экологии воды в английском и русском языках), Л.К. Богдановская (термины промышленной экологии во французском и русском языках), Е.М. Горохова (терминосистема экологии почвы в английском и русском языках), Д.О. Попов (терминосистема экологии воздуха в английском и русском языках), Л.В. Сретенская (категория оценки в научных текстах по строительной экологии). III. Экология в лингвокогнитивном аспекте (3 работы): И.Г. Гусева (когнитивно-дискурсивный анализ английской терминологии рыбного промысла), З.И. Ломинина (когнитивно-прагматические характеристики текстов по загрязнению среды), О.А. Фомина (лингвистическая экология). IV. Экологический дискурс (6 работ): А.В. Зайцева (типология немецких экологических текстов), Е.В. Иванова (метафорическая концептуализация природных катастроф в экологическом дискурсе), Н.А. Красильникова (категория СВОИ-ЧУЖИЕ в экологическом дискурсе США, России и Англии), А.А. Лагутина (экологические реалии в немецком газетно-публицистическом дискурсе), С.Н. Семенова (когнитивно-прагматические характеристики дискурса в предметной области «горные экосистемы»), Е.Г. Хитарова (дискурсивные структуры экологической тематики в лингвистическом и правоведческом аспектах). V. Составление экологических словарей/тезаурусов (3 работы): Н.Г. Кантышева (терминосистема «экологический аудит» в систематизирующем глоссарии), М.А. Ковязина (фунциональная модель двуязычного экологического словаря-тезауруска), А.Ю. Шевцова (моделирование двуязычного словаря-тезауруса по авиационной экологии). VI. Экологическая тематика в литературе: периодика, публицистика, научные и художественные тексты (9 работ): Т.В. Васильева (экологическая пропаганда в советской периодике), Н.К. Джумагазиева (экология в периодической печати Кыргызстана), В.В. Колошьян (лексико-стилистическая характеристика французских экологических текстов), Г.В. Крюкова (экологическая проблематика в советской прозе), Е.В. Петушкова (экологические проблемы в отечественной публицистике вт. пол. ХХ в.), Н.Г. Солодовникова (экологичность эмотивной коммуникации), И.А. Тищенко (природа и проблемы экологии в русской и адыгейской литературе ХХ в.), Н.И. Шишкина (экологическая литература), Д.Н. Якубов (журналистика и экология)[8]. Критерием отнесения диссертационной работы к конкретной группе послужило приоритетное направление исследования каждого автора. Хотя для нашего исследования VI группа (экологическая тематика в литературе) имеет минимальное практическое значение ввиду отсутствия непосредственно терминологии (кроме В.В. Колошьян), мы посчитали целесообразным включить ее в общий анализ в связи с высокой представленностью в общей выборке, а также в качестве богатого источника печатных и электронных материалов, интересных для нашей работы. Не вошли в подборку из-за отсутствия в открытом доступе или слишком малой релевантности для нашего исследования работы Н.Н. Старченко (проблемы экологии в советской прозе 80-х гг.), А.А. Лабовкиной (немецкие научные тексты по экологической географии), Н.В. Ивашковой (английские термины экологии в лингво-когнитивном аспекте), Л.А. Кохановой (СМИ в системе непрерывного экологического образования), Н.В. Морохина (духовная экологическая культура народов Нижегородского Поволжья), И.В. Рец (лингвокультурологические и эколингвистические аспекты неономинации), Е.М. Пылаевой (эколингвистический подход к переводу романа А.В. Иванова «Географ глобус пропил»). Составив сводную таблицу авторефератов, мы сделали следующие наблюдения. 1. Из 35 работ 34 являются кандидатскими и лишь одна - докторская (Т.В. Кириллова, формирование научной терминологии медицины и экологии). 2. Наибольшая активность наблюдалась в период с 2004 по 2007 г. (по 3 защиты в 2004-2006 гг. и 6 защит в 2007 г.). Возможно, это связано с прошедшим в 2002 г. в Йоханнесбурге (ЮАР) Всемирным саммитом по устойчивому развитию «Рио+10», на котором были подведены итоги первого десятилетия после принятия в 1992 г. в Рио-де-Жанейро (Бразилия) Декларации по окружающей среде и развитию. Кроме того, 4 ноября 2004 г. Россия ратифицировала Киотский протокол, взяв на себя обязательство по сокращению парниковых газов. 3. Самое большое количество защит проходило в Москве (8) и в Краснодаре (6). По 3 защиты прошло в Омске и Тюмени. В остальных городах из списка было не более 2 защит, не связанных по тематике или году. 4. Все защиты в Омске проходили по становлению и развитию экологической терминологии (в нашей классификации - I группа: общая экология). 5. Исследования такого актуального направления, как лингвистическая экология (экологическая лингвистика), практически не представлены. Ей посвящена работа О.А. Фоминой 2001, косвенно И.В. Рец 2014 (в связи с изучением неономинации) и Е.М. Пылаевой 2015 (эколингвистический подход к переводу романа на французский язык). Хотя уже в 1984 г. Н.Г. Солодовникова пишет о том, что «в современной лингвистике активно развивается новое направление - лингвоэкология» [6. С. 3]. 6. В VI группе работ непосредственно экологическую терминологию анализирует только В.В. Колошьян (лексико-стилистическая характеристика фрунцузских публицистических текстов по экологии). Отдельного внимания заслуживает рассмотрение языка используемых источников (текстов, словарей и т.д.) и/или языка составляемых терминологических массивов. Таблица 1 Классификация научных работ по языку источников РУССКИЙ + АНГЛИЙСКИЙ (9): · Захарова М.М. 2013 (I) · Алесенко Т.А. 2000 (II) · Горохова Е.М. 2007 (II) · Попов Д.О. 2003 (II) · Семенова С.Н. 2007 (IV) + II + III · Хитарова Е.Г. 2005 (IV) + VI · Кантышева Н.Г. 2011 (+нем) (V) · Ковязина М.А. 2006 (V) · Шевцова А.Ю. 2014 (V) АНГЛИЙСКИЙ (4): · Латышевская Е.А. 2012 (I) · Симонова К.Ю. 2004 (I) · Гусева И.Г. 2004 (III) + II + IV · Красильникова 2005 (IV) РУССКИЙ + НЕМЕЦКИЙ (1): · Крючкова Н.Н. 2006 (I) НЕМЕЦКИЙ (4): · Раисова А.М. 2012 (I) + VI · Зайцева А.В. 2014 (IV) · Иванова Е.В. 2007 (IV) · Лагутина А.А. 2013 (IV) + VI РУССКИЙ+ФРАНЦУЗСКИЙ (1): · Богдановская Л.К. 1992 (II) ФРАНЦУЗСКИЙ (2): · Жабо Н.И. 2015 (I) + VI · Колошьян В.В. 2007 (VI) РУССКИЙ (10): · Верегитина И.В. 2006 (I) · Кириллова Т.С. 1999 (I) · Сретенская Л.В. 1994 (II) · Ломинина З.И. 2000 (III) + II · Фомина О.А. 2011 (III) · Васильева Т.В. 1984 (VI) · Крюкова Г.В. 1984 (VI) · Петушкова Е.В. 2004 (VI) · Солодовникова Н.Г. 1984 (VI) · Шишкина Н.И. 2007 (VI) ЯЗЫКОВЫЕ МЕНЬШИНСТВА (4): · Галиева Э.А. 2005 (татарский) (I) + VI · Джумагазиева Н.К. 2010 (кыргызский) (VI) · Тищенко И.А. 2007 (адыгейский) (VI) · Якубов Д.Н. 2009 (таджикский) (VI) Для большей наглядности мы указали смежные группы для работ, написанных на стыке нескольких направлений. Из таблицы 1 следует, что наиболее универсальными являются работы по терминологии экологии в целом (I группа) и экологической литературе (VI группа): они присутствуют в пяти и четырех разделах соответственно. Но для экологической литературы наиболее типичными являются исследования русской литературы и текстов неевропейских языков (татарский, кыргызский, адыгейский, таджикский). Отраслевая экологическая терминология представлена в основном в сравнительных работах по английской и/или русской терминологии. Подборка терминов для словарей и тезаурусов проводилась почти исключительно на английском и русском языках (два русско-английских тезауруса и одни русско-немецко-английский глоссарий). Дискурсивные исследования базируются преимущественно на материале немецких текстов (3 из 4 в разделе «немецкий язык»). Большинство работ имеют русские (10) или русско-английские источники (9). Русско-немецкая (общая) и русско-французская (промышленная) терминология представлены в единичном экземпляре. Таким образом, предметная область социальной экологии и экологии человека на базе немецкой терминологии и ее сравнение с русской терминологией остается неохваченной. Проанализировав работы, посвященные непосредственно экологической терминологии, мы выделили несколько типичных блоков информации: - становление и развитие экологической науки в целом или терминологии (отечественной или зарубежной) в целом (Т.С. Кириллова, Е.А. Латышевская, А.М. Раисова); - этапы формирования экологической терминологии (Т.А. Алесенко, Л.К. Богдановская, Е.М. Горохова, Н.Г. Кантышева, Т.С. Кириллова, Н.Н. Крючкова, Е.А. Латышевская, Д.О. Попов, К.Ю. Симонова, А.М. Раисова); - источники пополнения экологической лексики: заимствования, неологизмы, терминологизация, метафоризация и др. (Л.К. Богдановская, Э.А. Галиева, Е.А. Латышевская, К.Ю. Симонова); - критерии отбора специальной лексики: тематическая принадлежность, системность, полнота охвата лексики, синхронность, целесообразность и т.д. (Т.А. Алесенко, Е.М. Горохова, Н.И. Жабо, Н.Г. Кантышева, Д.О. Попов, А.Ю. Шевцова); - выделение лексико-семантических групп, тематических групп, фреймов (Т.А. Алесенко, И.Г. Гусева, Н.И. Жабо, А.В. Зайцева, Е.В. Иванова, Н.Г. Кантышева, Т.С. Кириллова, М.А. Ковязина, Н.А. Красильникова, А.А. Лагутина, Е.А. Латышевская, А.М. Раисова, С.Н. Семенова, О.А. Фомина, А.Ю. Шевцова); - словообразовательная классификация экологических терминов: простые термины, терминологические словосочетания, аббревиатуры и т.д. (Т.А. Алесенко, Е.М. Горохова, Н.И. Жабо, Н.Г. Кантышева, Т.С. Кириллова, В.В. Колошьян, Н.Н. Крючкова, Е.А. Латышевская, Д.О. Попов, К.Ю. Симонова, А.М. Раисова); - способы терминообразования: аффиксация, словосложение, переосмысление, образование словосочетаний и др. (Т.А. Алесенко, Л.К. Богдановская, Э.А. Галиева, И.Г. Гусева, Н.Г. Кантышева, В.В. Колошьян, Н.Н. Крючкова, Е.А. Латышевская, А.М. Раисова); - семантический анализ, с упором на синонимию, в ряде работ также на терминологизацию и метафоризацию (Т.А. Алесенко, Л.К. Богдановская, Е.М. Горохова, Н.И. Жабо, Н.Г. Кантышева, М.А. Ковязина, В.В. Колошьян, Н.Н. Крючкова, Е.А. Латышевская, Д.О. Попов, А.М. Раисова, О.А. Фомина). Данные блоки информации мы считаем важными и для нашего исследования. Определенные закономерности можно найти и в содержании авторефератов. Так, в обосновании актуальности проведенных исследований авторы чаще говорят о лексике и терминологических единицах (Л.К. Богдановская, Э.А. Галиева, М.А. Ковязина и др., всего 15), возрастающем интересе к изучению лингвистических особенностей экологической лексики и к экологическим проблемам в целом (Е.М. Горохова, А.В. Зайцева, В.В. Колошьян, Е.А. Латышевская, Д.О. Попов, А.М. Раисова, Н.Г. Солодовникова, О.А. Фомина), недостаточной изученности экотерминологии, представлению природы в печатных изданиях, социально-нравственной проблематики на экологической основе (Е.В. Иванова, Г.В. Крюкова, Н.Н. Крючкова, Е.А. Латышевская, А.М. Раисова, К.Ю. Симонова, Н.Г. Солодовникова, Н.И. Шишкина), необходимости систематизации экотерминологии (И.Г. Гусева, Н.Г. Кантышева, Н.Н. Крючкова, К.Ю. Симонова, А.Ю. Шевцова), необходимости описания, анализа, упорядочения экологических терминов (Т.А. Алесенко, Н.И. Жабо, А.А. Лагутина, Е.А. Латышевская, А.М. Раисова, К.Ю. Симонова, Л.В. Сретенская), создании словаря, тезауруса, лексикографическом описании (Л.К. Богдановская, Н.Г. Кантышева, М.А. Ковязина, К.Ю. Симонова, А.Ю. Шевцова), когнитивных структурах и механизмах, когнитивной лингвистике (А.В. Захарова, Е.В. Иванова, С.Н. Семенова). Наиболее важными задачами исследования многие авторы считают составление выборки терминов и критериев их выделения (Т.А. Алесенко, Л.К. Богдановская, Е.М. Горохова, И.Г. Гусева, Н.И. Жабо, В.В. Колошьян, А.А. Лагутина, Е.А. Латышевская, Д.О. Попов, А.М. Раисова, К.Ю. Симонова, Е.Г. Хитарова, А.Ю. Шевцова,), описание истории формирования терминологии в целом или ее отдельных отраслей (Т.А. Алесенко, Э.А. Галиева, Е.М. Горохова, Н.И. Жабо, Н.Г. Кантышева, М.А. Ковязина, Е.А. Латышевская, Д.О. Попов, А.М. Раисова, К.Ю. Симонова), состояние экотерминологии на современном этапе, терминообразование (Т.А. Алесенко, Л.К. Богдановская, И.В. Верегитина, Э.А. Галиева, Н.И. Жабо, Н.Г. Кантышева, Т.С. Кириллова, М.А. Ковязина, Н.Н. Крючкова, К.Ю. Симонова), способы и источники пополнения экотерминологии (Т.А. Алесенко, Л.К. Богдановская, А.М. Раисова, А.Ю. Шевцова), исследования семантических явлений - синонимии, полисемии, а также семантический анализ (Т.А. Алесенко, Н.И. Жабо, Д.О. Попов, А.М. Раисова), выделение лексико-семантических групп (Т.А. Алесенко, Е.М. Горохова, Е.А. Латышевская, Д.О. Попов, А.М. Раисова), изучение структурных и семантических особенностей терминов (Т.А. Алесенко, Л.К. Богдановская, Е.М. Горохова, И.Г. Гусева, Н.И. Жабо, Н.Г. Кантышева, А.А. Лагутина, Д.О. Попов, А.М. Раисова, К.Ю. Симонова, О.А. Фомина), экстралингвистические и внутриязыковые факторы (Т.А. Алесенко, Е.М. Горохова, И.Г. Гусева, Е.А. Латышевская, А.М. Раисова), составление экологического словаря, тезауруса или глоссария (И.Г. Гусева, Н.Г. Кантышева, М.А. Ковязина, А.А. Лагутина, Е.А. Латышевская, А.Ю. Шевцова). Наиболее популярными методами исследования (как общенаучными, так и лингвистическими) являются: - сравнительно-сопоставительный метод (15 работ); - количественный анализ (11); - описательный метод (10); - анализ словарных дефиниций (лексикографический анализ) (9); - контекстуальный анализ (9); - структурный метод (8); - компонентный метод (8); - метод наблюдения (8); - обобщение (7); - статистический метод (6); - моделирование (6); Менее распространены следующие методы: - интерпретация, концептуальный анализ, дефиниционный анализ (по 5 работ); - дедукция и индукция, сплошная выборка[9], системный подход (по 4 работы); - социолингвистический анализ, метод семантического поля, анализ и синтез, этимологический анализ, исторический (диахронический) анализ, метод классификации, морфологический (словообразовательный) анализ, дискурсивный анализ (по 3 работы); - теоретико-аналитический, логико-понятийный, стилистический, фреймовый анализ, родовидовой анализ, метод когнитивного моделирования, метод корреляции языковых фактов, историко-генетический метод (по 2 работы). Остальные методы представлены не более чем в одной работе: принцип релевантности понятию, принцип терминологической адекватности (Л.К. Богдановская), метод изучения терминогнезд (И.В. Верегитина), ономасиологический анализ (И.Г. Гусева), экспериментальный метод, анкетирование, интервьюирование, коммуникативный метод, метод трансформаций, метод верификации (Н.И. Жабо), анализ сочетаемости лексем, прием когнитивно-матричного анализа (М.М. Захарова), метод метафорического моделирования (Е.В. Иванова), лексико-генетическая характеристика терминов (Т.С. Кириллова), семемный анализ (А.А. Лагутина), дистрибутивный анализ, контент-анализ (Н.Г. Солодовникова), методика лингвокультурологического и лингвокогнитивного анализа (О.А. Фомина), герменевтический метод (Е.Г. Хитарова), историко-книговедческий метод (Н.И. Шишкина). Среди материалов исследования наиболее популярны: - интернет-ресурсы (19 работ); - периодические издания, в т.ч. электронные (19); - научные статьи, монографии, диссертации и авторефераты диссертаций (15); - словари на иностранных языках (13); - русскоязычные словари (12); - энциклопедии, энциклопедические словари (10); - учебники, учебные пособия (7); - двуязычные и многоязычные словари (5); - материалы семинаров и конференций (4); - электронные каталоги, базы данных (2). Опираясь на проведенный анализ, мы можем сделать следующие общие выводы. 1. Среди русскоязычных диссертаций на соискание кандидата или доктора филологических наук нет ни одной работы, посвященной терминологии социальной экологии или экологии человека. 2. Больше всего диссертаций по экологической тематике представлено в литературе (VI группа), меньше всего исследований проводилось по экологическим словарям (V группа). Возможно, это связано с более богатым материалом для исследования (существует около 30 русскоязычных экологических терминологических словарей и огромный пласт художественной литературы, публицистики и периодических изданий, полностью или частично посвященных экологическим темам). С другой стороны, недостаточная изученность экологической терминологии с лексикографической точки зрения и малый опыт последовательного описания механизма создания экологических словарей открывают новые возможности для исследования. Несмотря на широту охвата экологической тематики в диссертационных работах (экологическая терминология в целом, терминология отдельных отраслей, экологический дискурс, когнитивные исследования экологии, экологические словари и экологическая литература) и разнообразие языков (8), никто из авторов не изучал немецкую отраслевую экологию и не сравнивал ее с русской, не рассматривал немецкую экологическую терминологию в лингвокогнитивном аспекте, не занимался составлением немецко-русских словарей или тезаурусов по социальной экологии или экологии человека (Русско-немецкий экологический словарь А.М. Раисовой посвящен экологии в целом, Словарь синонимов эко-терминов Н.Н. Крючковой отсутствует в открытом доступе, что говорит, вероятнее всего, о малом тираже). Заключение Перспективу нашего исследования мы видим в изучении немецкой и русской терминологии социальной экологии и экологии человека в лингвокогнитивном аспекте. Хотя существует не менее 40 диссертационных исследований по языкознанию, посвященных экологической тематике, никто из авторов не выделял отдельно социально-экологические термины и не противопоставлял их массиву «естественно-экологических» терминов. Поэтому мы считаем формирование базы социально-экологических терминов важной для гуманитарных наук задачей. Антропоцентрическая парадигма в лингвистике, выдвигающая на передний план изучение связи человека и языка, коррелирует и с социально-экологической терминологией: для гуманитарных наук, к которым относится и филология, наибольший интерес представляют термины, раскрывающие различные аспекты взаимодействия человека с природой, влияния человека на биологические процессы на различных уровнях: от микроуровня (возделывание почвы, скотоводство и т.д.) до макроуровня (глобальные экологические катастрофы, космический мусор и т.д.). Кроме того, для гуманитарных наук интересны социальные и собственно лингвистические процессы, проходящие в обществе: концепция перехода к устойчивому развитию, вопросы экологической морали и этики, экологического сознания и мировоззрения, введение элементов экологического образования и просвещения для людей всех возрастов, проблемы «загрязнения языка», «болезней языка» (сциентит, церковит и др.), «лингвоэкологические катастрофы» и т.д. В поле зрения нашего исследования попадает и часть медицинско-гигиенической терминологии (медэкология, гигиена, предельно допустимая концентрация (ПДК), стресс, здоровье среды, экологический шок), составляющей основу дисциплины «Экология человека» в ее первоначальном понимании (студенты-экологи, изучающие «биологическую экологию», и сейчас слушают курсы по медицинским аспектам экологии человека, в то время как студенты гуманитарных факультетов изучают экологию человека как гуманитарную дисциплину, смежную с социальной экологией). Все эти аспекты необходимо учитывать в работе с социально-экологической терминологией.

I A Agranovskaya

Peoples’ Friendship University of Russia

Email: agranovskaya@mail.ru
Miklukho-Maklava str., 10/2a, Moscow, Russia, l l7198

Views

Abstract - 324

PDF (Russian) - 35


Copyright (c) 2016 Аграновская И.А.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.