Lexical hub of content in the self-organization process of text and discourse on the background of Senegalese tradition

Cover Page

Abstract


The article deals with a hierarchical system of lexical hub of the content of the text, as part of the coatings of the author, formed in the process of creation of text, reflecting, on the one hand, the language personality of the author, and on the other hand, are created by the author of the text possible worlds. In this sense, the lexical hub of the content of synergies and prone to self-development in the process of creation.

Введение Лексические концентраторы занимают важное место в иерархической системе содержания текста. Поэтому необходим анализ их функционирования. Иерархическая система подразумевает несколько иерархических рядов. Если выстроить наличествующие в концентраторы лингвокультурных в логической последовательности, получится следующий иерархический ряд: ЛК-универсалия → ЛК-образ → ЛКМ (лингвокультурная картина мира). В означенном ряду ЛК-образ занимает промежуточное место между ЛК-универсалией и ЛКМ. ЛК-образ - это уже не универсалия, но еще не картина мира. Понимание как динамичной ЛК-образов и представлений, поведение персонажей текста, позволяет отдельные ЛК-образы не только с данного текста и ЛКС конкретной эпохи, но и всей ЛКМ социальной группы, языковой личности, с лингвокультурой в целом. Эти объективируемые в лексическом текста, служат определенных фрагментов этнического ЛК-образа реализуемых в семантике миров, в различных дискурсов, в различных кодах. Согласно «Философского словаря» [10. С. 375], мира целиком своеобразие восприятия и интерпретации любых событий и служит фундаментом человека в мире. Лингвокультурологический предполагает принципиальную неразграниченность для нашего лингвистических и энциклопедических фильтрующая информацию ЛКМ обнаруживает в управлении поведением своим и чужим, в и саморефлексии. По Л.С. Выготского, есть орган решето, процеживающее и изменяющее его чтобы можно действовать. И в этом положительнаяьь роль - в отражении (отражает и термометр точнее, ощущение), а в том, не всегда отражать, то субъективно искажать в пользу организма» [2. С. 347]. Формирование структур мозга и древних, и новых, влиянием его мотивационной сферы предметом внимания ученых-специалистов по нейронаукам, когнитивными проблемами [4]. Если контекст в широком плане, как бытования языка и единиц, связь и энциклопедических знаний еще более очевидной. По М. Бахтина, нет забывает пути и не до конца от власти конкретных контекстов, в оно входило» [1. С. 418]. Эта слова отчетливо в случаях рефлексии профессионально работающего словом. Приведем переписки Л.К. Чуковской с Д. Самойловым: старше Вас 15 лет, и дореволюционное словоупотребление , а Вы знаете только из и допускаете некоторые невозможности. Так, слово „переживать“ употреблялось так, употребляет его переживать можно и горе, и радость, употреблялось всегда с („Я пережил счастье, смерть отца“ это только „она так переживает“ значит: расстраивается, огорчается: „Она что ее провалился“, „Как? Ваша еще переживает?“ и т.д. Это мещанское выражение - повсеместное - а не тогдашнее... было: „это человек обязательный“ в смысле, что можно, а вместо „обязательно“ было ... не „представляете“ без „себе“, если без - „вообразите“; не „к примеру“, только „например“. Тут мне поверить слово... Слово не значило шкаф для (он назывался „платяной шкаф“ или „зеркальный шкаф“), а гардероб - было самое , то есть ваша одежка в „мой гардероб скуден, убог богат“. Кроме слово „забрать“ отнять, отобрать или арестовать: „его забрали“. А сейчас говорить: „я свою шапку“ „взял“. Приведенные иллюстрируют действие в не только лингвистических закономерностей значения, метонимический по пространственной семантическое стяжение и но и общих к стилистическому снижению, и даже, согласно рефлексии, „омещаниванию“ к отходу от интеллигентной речи. Показательно, разговорное „к примеру“ проникает даже в тексты начинающих лингвистов-исследователей. Об влиянии историко-культурной на осмысление свидетельствуют и целенаправленные, отрефлексированные явления произвольной Аэроплан - наркотик, в самолетах. Галстук - в галстуке. Гейша - завязавший со своей ориентацией. Джек-пот - на наших улицах. Лишайник - комиссии по несовершеннолетних. Муфтий - по трубам. Пролетарий - бизнесмен. Страхование - фильма ужасов. Феномен - пользующийся феном. Штукатурка - тысяча» [8. С. 77]. Кроме с номинацией реалии в языках связаны ассоциации со в зависимости от культуры, быта, и т.д., и различие в номинативной отчетливо обнаруживают лакунарности. Например, в видо-родовых замен в перевода, не однословными номинациями передачи дифференциальных лексического значения исходного языка. Ср. фрагмент Н.В. Гоголя: старушка, и салопу пролежать долго в распоротом виде, а потом племяннице внучатой сестры...». Подчеркнутая переводится на язык словом “”: 1. Пальто, шинель. Как здесь не и утрата ассоциаций, со словом русского языка, в связи с историко-культурного контекста. По Л. Перловского, слово «прайвэси» () трудно перевести на русский язык, что оно концепцию, почти существующую в русской - концепцию человеческой независимой от людей, государства и институтов» [5. С. 222]. И если к знанию соединяет мысли с предметами и действиями», то мысль имеет для смысл и он выразить мысль словами... Например, человек, мысля о гордости, говорит: дух, Евразия», а воспринимает эту как «Порабощение Восточной Европы». В примере у говорящего и различный жизненный и одна фраза различные эмоции и для них смысл» [5. С. 227]. Различие в ментальности этносов проявляться и в эмоциях героев художественного текста поводу словоупотребления в разных стратегиях к слову-маркеру автора и в нарушении принципа в межкультурном взаимодействии: было не ней, все так: и зачем чад напускает кухне, если сходить поужинать в почему получку у супруга вплоть последнего цента, и она смеет про него - козел...» (В. Пьецух. Три рассказа) [7]. Разные могут быть со словом и у одного языка, в от их облика, субкультуры, принадлежности и становления в онтогенезе. Так, с отмеченными выше различиями в межкультурной коммуникации становятся дифференцирующими слов в детской в диалогах со - Хлеба хочешь? - Да. - Тебе корочку? - Нет, хлеба. Или костер: - Это или пожар? - Это костер. (Про уточняет: «Нет, не огонь и пожар, а костер»). Другой - Наденешь пилотку? - Нет, шапку. Спустя время: А , что ли, шапка? Современная личность может или не внешние и внутренние более того, привлекают внимание как слова-сигналы времени, слова-хронофакты. Так, индивидуально-авторские ассоциации обнаруживает структура рассказов В. Пьецуха, в подстрочнике толкование ассоциаций, которые вызывает: «Переворот заключался в том, ничего не стыдно - ни меркантилизма, ни ни тяги к удовольствиям, не уже о том, стало не не знать истин». Здесь говорить и о мире как отражении или ЛКМ и персонажа) в связи с персоносферой, семантикой собственных и заглавия текста. Таким даже элитарная личность не оказывает влияние среду обитания, и испытывает обратное этой среды: Л.С. Выготский что регулирование слова чужого постепенно приводит к вербализованного поведения личности [2. С. 321]. Информационная слова и лексической текста выступает обработки его разными типами и отраженных в них стилей, а следовательно, типами мышления, наборами значений и связанных с различными ситуациями деятельности и коммуникации. Так, окказионального термина в прозе В. Аксенова с обусловленностью текстового научно-популярным стилем и особенностями лекций, для американских студентов. Текст активности адресата в авторского мнения о содержании терминов «материализм», «идеализм», «реальность». Пример из прозы В. Аксенова: «- вы говорите „из ничего“, вы, быть, не в виду полнейшую пустоту? Конечно. Катаев - ведь пустоты не существует, ведь же материален. Вы он приводит на памятнике появившуюся сразу взятия Кенигсберга: ты видишь, что мир материален». Однако кажется, что у Катаева сквозь материализм просвечивает идеализм... Но же? Ведь художника - это реальность. Фантазия, может, не реальна, чем листвы. Простите, это более явление, более менее, не ли? Вы сэр? О нет, я полагаю, что явления, окружающие такие, как закаты, течение рек, птицы, песок, менее таинственны, фантазия. Общекультурную разных видов замыкающейся на обнаруживает диффузность и семантики идентифицирующих прежде всего имен, имен синкретичность значения делает их для проведения анализа, но объектом анализа культурологического. Культурная находит свое и в реалиях обыденного преломляемых в именах как в художественных как и текстах практического. Пример в объяснении названия праздника в газете «Купала - праздник солнцеворота. Летний солнцеворот, макушка солнечного самое красивое года, носит Руси емкое - Купала. Купала в себя такие как „купать“, „купель“, связанные с купанием, и „купу“, „купину“ - сбор, ведь на этот праздник много народа. В славянских странах праздник носит „собутка“, что в себе тот же смысл. В время зерно скупляется в колосья, накапливает энергию. По молве, дети, на Купалу, здоровыми, красивыми и (Аномалия, № 12 2009). Рассмотрим текст: Redя Мой по кличке я - Желтый, как Он никому вRedен, Лишь противен. Он хулиганит, Царапается ко, Он на диване, Как рысь на ветке. За смиренный, Red За Red породу, За меди морду, Он имя Redъка. МатвейфМишталь. (ДКД, 2008. № 582) Имена как видим, ключевыми словами фрагмента и текста в организуют его поле, передающее ЛКМ и авторскую одного из миров, формирующих уровень текста, и в нем не жанров (рассказ) и образующую функцию, и сюжетообразующую. Это к текстам языка только практического, и к художественной речи, композиционно-стилистическая функция собственных особенно Почтеннейшая предлагаю вашему новый аттракцион! Выступает собачьего племени Дикая!!! (Речь об аттракционе в метро, придуманном заработка пенсионером Степановичем)... А почему Дикая? Не на то, Феня пришла дикого собачьего племени. И более - не об актере который когда-то в кино самого Сталина. Дикая стала в честь ведь это (пес) ее когда-то беспомощной а не нашел - не было выступлений в метро, возвращений, пьяного в Таврическом пруду (топоним иллюзию достоверности в повести событий, одним из сигналов художественного хронотопа), задних лап... Вот в жизни все одно за другое. Но публики это не касалось. (М. Чулаки. Аттракцион). В структуре культурных этические нормы, действующие в культуре, признаются из важнейших различения картин в тех или субкультурах (об уже частично речь в предшествующем изложении). Борьба свою этическую свою ЛКМ порождает коммуникативную стратегию особенно в условиях бытового, семейного и т.п. конфликтного где несдерживаемая получает непосредственное выражение. Ср. фрагменты бесед в транспорте: полный пожилой уступает место а та сажает больную внучку. Мужчина стыдит девушку. Бабушка: уступи место а то ему в декрет идти, стоять не в ответ на пассажира «Вот они (молодежь) и нам на звучит реплика: это не угрожает. Садятся умную голову». У стороны своя и отсутствие толерантности к другого рождает непонимание, речевую агрессию. Культурные утверждающие определенные этические ценностии, возникающие в необычных сочетаний слов иронического использования языковых стандартов, в явлениях текстовой семантизации слова, разнообразны в художественных текстах, их образной системе. Так, для нетривиальной концепции может возвращаться к зародышу стоящей за словом, к первоначальному, буквальному и синкретичному смыслу, раскрывая содержание ключевого художественного текста. Для семантизации ЛК-универсалии и стандартные причинно-следственные (потеря - безразличие), и совокупность лексикосистемных (от родо-видовых в различных видов персонажа до связанных с перенесением восприятия мира его реалии, и а также связи - формула спокойствия, с метафоризацией состояния - и ассоциативно-деривацианные), и рефлексия словом, и указание тему фрагмента элемент его структуры, но к гендерному аспекту, к в характеристике мотивацией на уровне самосохранения. Разнообразные смыслы, включая и просматриваются в лексической художественных текстов авторов. Так, интерпретации подвергаются культурные особенности ментальности современника, его словоупотребление, связь с типом и статусом личности, термины, расширяющие своих концептуальных и утрачивающие однозначность и смысла при их в иностилевую «А какие у были подробные отношения. Из-за что телевизоры не появились, родная тетка года переписывалась со своим женихом, жил в соседнем потом два его мурыжила, вышла замуж и развелась. Говорит потом: „Вот значит скороспелые браки“. Как-то я не обратила что он дорогу выговаривает «магАзин»... Кеша: что такое, русский интеллигент? Я: это такая любви к самому которая обеспечивает отношение к последнему паучку...» По такой избыточной и витальности (грабежи, убийства, пьянство) того мало, что « Сергей Христофорович охранял по церковное имущество...» (В. Пьецух. Три рассказа) [7]. Итак, как комплексный конкретного текста образ этноса находится в коррелятивных отношениях с образов, создаваемых в конкретных ситуациях общения, в структуре иных текстов. ЛК-универсалия, ряду с ЛК-образом, единицей ЛКМ и в качестве представляет интерес. Однако ЛК-универсалии особенно при обращении к личностным смыслам авторского сознания. Да и понятие ЛК-универсалии оказывается востребованным в свете об объективности оно появилось вызов на семантики возможных и виртуальной реальности. Именно неисчерпаемость и принципиальная признаков ЛК-универсалии рассматривать ее элемент дискурса определенного типа. Соотношение и интерпретационной части поля оказывается в разных типах в одних ядерная просматривается с достаточной в других преобладает интерпретационное поле. Первый обнаруживается в попытке национально-специфическое содержание в отличие от универсализации явления в общности. В плане лексическую концепта дружба у М. Эпштейна «Для нас - это, прежде доверительное общение, исповедь, осознание и совместной устремленности к началу. И лишь в очередь это партнерские отношения, к рыцарскому воинскому товариществу. Но именно этот союз и есть в собственном, узком слова, подобно как любовью в смысле слова чувство между и женщиной, а не привязанность» [9. С. 42]. Способами концепта здесь предикатные структуры, поля ключевых дружба и любовь - концепта. Иерархия позволяющих отграничить и базовую часть от интерпретационного раскрывается текстовыми типа «прежде в «последнюю очередь», на «собственный, смысл» слов, реалии, родившие концепт. Но собственные персоносферы могут передавать и признаки ЛК-универсалии, как нарицательные с признаками, относимыми к полю ЛК-универсалии, с мы, например, в художественном дискурсе в поля лексемы «Снегопад. Чуть березы над оврагом. Улица белой, словно деревенская, с колеями колес. Всю как опустится занавес, замирает будто перед долгожданный предел, которым невыразимая красота. Снегопад весь сразу, он накрывает поля со притихшие леса, с дымками из деревни...Как уместна музыка, скажем, струнный квартет Бородина! И шедевры Петра Чайковского здесь хороши, Шуберт и конечно, тоже. Как музыка с бесконечным снега, так и захочешь завтра, захочешь продолжения, стать таким совершенством» (Г. Новожилов. Другие жизни). Вообще поле ЛК-универсалии в текстах, связанных с личностных смыслов, мироощущения и мировидения, переданных лексической текста. К сказанному добавить, что сознания и одного не остается как и его во всех составляющих. Большинство согласны с тем, одним понятием исчерпывается содержание концентратора смысла, пути их разведения оказываются различными. Так, в отграничить понятия других типов таких, как схема, прототип, З.Д. Попова и И.А. Стернин понятие «преимущественным научной и производственной деятельности (терминология)» [6. С. 72]. Еще значимо интерпретацинное ЛК-универсалии при переконцептуализации уже известных и реалий, создании гипотез и концепций, привычные представления и новые возможные миры. Так, представлениям Поповой и концепт «свобода» включает в себя и языковую позволяющую мыслить «Возможно, стерео-текстуальность - будущее человеческого когда языки служить не а дополнением один другому. Вместо поиска эквивалентов, деятельность сведения, и языков для одной мысли, таким образом, новые смыслы в своих языковых перевоплощений. Стереотекст - наложение разноязычных для более «слоисто-глубинного» представления комплекса идей» [6. С. 121]. В этих лексический концентратор с его интерпретационным может быть как один видов протеизма если иметь в его устремленность в будущее. «Цивилизация протеична, поскольку состоит из энергии и информации, меняющих свою форму в конкретных своего прохождения ту или среду» [3. С. 77]. Заключение Таким образом, система лексических в тексте иерархична говоря образно, по принципу матрешки. Менее концентраторы взодят в более значимых. Однако эта иерархия статична. Так иначе ЛК-универсалия быть осмыслена с синергетики как о саморазвивающихся системах. Иными на ЛК-универсалию взглянуть в ракурсе научной парадигмы. Несмотря то, что (написанный и напечатанный) объективно статичен, лексические концентраторы новыми смыслами мере развития культуры.

- Fatu Faye Diop

Peoples’ Friendship University of Russia

Email: faya2010@mail.ru
Miklukho-Maklaya str., 10/2a, Moscow, Russia

Views

Abstract - 70

PDF (Russian) - 43


Copyright (c) 2016 Файе Фату Диоп -.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.