GERMAN INFLUENCE ON CULTURAL AND ECONOMIC DEVELOPMENT OF DON COSSACK HOST IN THE 19TH - EARLY 20TH CENTURY

Cover Page

Abstract


In the early 19th century, with the arrival of foreigners, there began the development of the Province of the Don Cossack Host. It was provided by favourable factors: vast areas of uninhabited land, low cost of land and low rent. In the second half of the 19th century the colo-nization of the Don Cossack Host became more intensive. It is the Germans, both offi cials and entrepreneurs and ordinary colonists who played an important role in this. In the article the author tries to show the degree of infl uence of the Germans on the socio-economic and cultural development of the Don Cossack Host in the 19th - early 20th century. On the basis of the scientifi c literature and archival materials, there are analyzed the activities of the Germans of different status and class: from the Ataman of the Don Cossack Host to an at-torney at law. The author describes the role played by the offi cials of the German nationality in establishing economic and cultural life in the Don lands. It is found that they were the initiators of the opening of schools, newspapers, parks, as well as educational institutions. In addition, attention is paid to the fact that the area was inhabited by German colonists engaged mainly in the agricultural or industrial entrepreneurship. They were able to develop their activities through the use of modern advanced technology, sound economic policies, the availability of transport infrastructure and sources of raw materials, as well as the initial absence of fi erce competition. The author concludes that despite their German origin, all of them considered themselves Russian subjects and made efforts for the prosperity of the region in which they found themselves due to various circumstances.


Введение В Российской империи проживало довольно много лиц, причисляющих себя к немцам. При этом они совершенно не отделяли себя от нее, были не только ее подданными, но и преданными сынами. Слова Д.А. Ровинского очень точно их характеризуют: «Как клоп въелся немец в русскую жизнь, - куда ни оглянись, везде он, вверху и внизу, сидит и работает; в семью русскую… вошел он, слился с нею, в иных местах больше иного русского русским сделался...» [1]. В отечественной историографии можно выделить несколько периодов и направлений исследований, посвященных российским немцам. До 1917 г. преобладали сюжеты по истории образования немецких поселений в России со второй половины XVIII в. до 1917 г., а накануне и в годы Первой мировой войны все чаще эксплуатировалась тема «немецкого засилья». При этом ареалы исследований ограничивались в основном территориями Поволжья и Новороссии [2-5]. В советский период до 1930-х гг. еще будут издаваться отдельные работы по истории российских немцев, но затем эта тематика надолго окажется закрытой для изучения [6; 7]. В середине 1960-х гг. появятся публикации, в которых авторы обратят внимание на наличие немцев на юге Украины в первой четверти XIX в. и их взаимоотношения с местным населением, а также на социально-экономическое развитие немецкой деревни в Сибири в первые годы Советской власти [8; 9]. Получив новый импульс в постсоветский период, немецкая проблематика не утратила своей актуальности до настоящего времени. Исследователей интересует политическая, социально-экономическая и культурная жизнь немцев России и СССР. Кроме того, ими акцентировалось внимание на репрессивной политике советских властей в отношении граждан немецкой национальности с 1920-х по 1950-е гг. и их реабилитации в последующем. В результате определились исследования по регионам проживания немцев, в которых имелись характерные отличия друг от друга по вероисповедному составу и мест выхода из германских земель: Поволжье, Новороссия, Кавказ, Сибирь, Средняя Азия, Волынь [10-13]. Наиболее полно тематическая библиография, отражающая историю и культуру этнических немцев в дореволюционный, советский и постсоветский период, представлена в работах Т.Н. Черновой и И.В. Черказьяновой [14; 15]. Следует отметить, что довольно значительное количество работ посвящено не только немецким колонистам, но и государственным чиновникам, военным и культурным деятелям из российских немцев. Однако исследователи обошли вниманием Область Войска Донского. Несмотря на относительную закрытость Донского региона для «пришлого» населения, здесь было основано в XIX в. более 160 немецких колоний. Немало чиновников и предпринимателей принадлежало к немецкой национальности. Все они внесли значительный вклад в развитие и прославление Донского края. В середине 1990-х гг. появились первые публикации по нашей проблеме, посвященные переселению немецких колонистов на территорию края во второй половине XIX в. и их хозяйственной деятельности [16; 17]. В начале ХХI в. появятся исследования, изучающие экономический и социокультурный уровень развития немецких колоний и немецкого предпринимательства в Донской области на рубеже XIX - начале ХХ в. [18-20]. Своей статьей мы хотели бы обратить внимание на представителей немецкого населения, которые способствовали процветанию Донского края в экономическом и культурном плане. Для более полной характеристики их деятельности нами привлекались материалы, сконцентрированные в центральном и региональном архивных фондах РГИА (фонды: 32, 383, 616, 1284) и ГАРО (фонд 301). С их помощью удалось установить время появления немцев в регионе, определить их статус и степень влияния на местное население. Немцы - государственные чиновники Ответить на вопрос, когда появились первые немцы в России, довольно сложно. Известно, что в конце XVII в. они уже состояли на российской службе. Массовое переселение немецких колонистов в Россию началось с 1763 г., после публикации манифеста императрицы Екатерины II о приглашении иностранцев. Процесс переселения продолжался вплоть до конца 60-х гг. XIX в. В результате были основаны колонии в Поволжье, Новороссии, Сибири, Волыни, на Дону и Кавказе. В Донскую область немецкие колонисты стали переселяться только с 1868 г. До этого в регионе было запрещено селиться на постоянной основе не казачьему населению. Тем, кто находился в Войске Донском «по служебным обязанностям, гражданские они или духовные… как покупать и строить в войске домов, так и приобретать земельных угодий не имели права» 1 . Делалось это с целью предотвращения «разложения» казачества. Однако не только колонисты способствовали развитию казачьего края. В области было довольно много чиновников и предпринимателей, принадлежавших к немецким фамилиям, которые появились в регионе значительно раньше. О необходимости развивать Таганрог как торговый город на Азовском побережье заговорили в начале XIX в. Именно поэтому 8 октября 1802 г. будет учреждено в нем градоначальство. Из 21 градоначальника за весь период его существования 4 были немцами: Б.Б. фон Кампангаузен, О.В. Пфейлицер- Франк, А.К. Ливен, Н.В. Адлерберг. Наибольший вклад в развитие города внес остзейский немец Балтазар Балтазарович фон Кампангаузен, служивший на этом посту с 1805 г. по 1809 г . В октябре 1805 г. он направил в Петербург подробную записку о состоянии города: «Улицы довольно широки и регулярны <…> нигде не вымощены <…>, не освещены <…> . Площадь в городе одна <…>, обстроена разными, по большей части деревянными рядами, кофейными домами, харчевнями, питейными домами и лавками <…> Тут же выстроена соборная церковь. Все строения весьма непрочны и построены на скорую руку из барочного леса <…>. Каменные - коих число невелико - из пористого дикого камня, а кирпичных почти вовсе нет…» [21, с. 269]. С рвением принялся он за благоустройство города. Благодаря ему в 1808 г. будет утвержден план города по проекту Ф.П. Деволана и обозначены улицы, срыты рвы и валы, остававшиеся от прежней крепости. Однако застройка начнется только с 1806 г. Кроме того, он изыщет средства на установку уличных фонарей, добьется открытия коммерческого суда, Земельного банка и строительного комитета. Б.Б. фон Кампангаузен будет инициатором создания Аптечного сада в городе. 30 июня 1808 г. план сада, предложенный строительным комитетом, будет им одобрен. Кроме аптечных плантаций в нем предполагалось посадить виноградники и фруктовые деревья. В 1806 г. он выступил с ходатайством перед попечителем Харьковского учебного округа графом С.О. Потоцким об открытии коммерческой гимназии: «город Таганрог лишен всех способов необходимых для воспитания детей, равняясь впрочем не только с уездными городами, но даже с губернскими по причине находящегося в нем со времени открытия разных казенных мест знатного числа чиновников множества живущих в нем помещиков и торгующих русских и греков, число которых по нынешнему вниманию Правительства на этот город все более и более будет умножаться» [22, с. 282]. В сентябре этого же года его удовлетворят. В 1807 г. состоялся первый набор учащихся, по которому было принято на обучение 126 человек. В 1807 г. в Таганроге будут заложены из камня таможня, биржа, тюрьма, из дерева построены гарнизонные казармы с госпиталем, гимназия, важня и предполагалось возвести из камня здания почты и полиции. В 1808 г. Б.Б. фон Кампангаузен обратился с просьбой к министру внутренних дел графу В.П. Кочубею о присылке в Таганрог немецких ремесленников. Он считал, что «поселение их в сем городе могло бы быть для оного полезным». 1 В 1809 г. было прислано 18 семейств и выделено им кормовых средств на проезд 2198 р.80 коп. серебром и 50 р. ассигнациями 2 . Кроме того, строительный комитет города предоставил переселившимся на обзаведение 9997 р. 6 коп. Правда, проверка 1811 г., показала, что только «…4 из них обзавелись своими домами», а остальные уехали из города 3 . Кроме того, Б.Б. фон Кампангаузеном были направлены экспедиции для исследования: во-первых, местности в верховьях Дона с целью выявления возможности строительства канала между Волгой и Доном; во-вторых, выявления угольных запасов в районе градоначальства. На обустройство города градоначальнику удалось получить из казны 50 000 р. Кроме того, он добился, чтобы в казну города поступали средства в размере 10% от таможенного сбора и 21 268 р. ежегодно от винного откупа [23, с. 187]. Благодарные горожане в 1866 г. установят его портрет в здании городского управления и назовут его именем одну из улиц Таганрога. Мы бы отметили еще одного градоначальника, возможно и не такого успешного, но внесшего свой вклад в развитие Таганрога - О.В. Пфейлицер- Франка. 4 июня 1832 г. Отто Германович барон Пфейлицер-Франк назначается Таганрогским, Ростовским, Нахичеванским и Мариупольским градоначальником, главным попечителем купеческого судоходства по Азовскому морю и начальником Таганрогского таможенного округа [23]. Он пробудет на этой должности до 1843 г. Первое, с чем ему пришлось столкнуться на своем посту, была организация мероприятий по борьбе с эпидемией холеры, вспыхнувшей в регионе в 1833 г. Опыт борьбы с этим заболеванием у него уже был, и поэтому в течение короткого периода он смог его погасить. После этого О.В. Пфейлицер-Франк приступил к благоустройству города. В 1834 г. им был учрежден генеральный план застройки города, согласно которому он делился на три части: Петровскую, Екатерининскую, Александровскую. Кроме того, началась реконструкция лестниц и спусков к набережной и морскому порту. В 1835 г. в городе учреждается статистический комитет, а в 1837 г. будет проведена сельскохозяйственная выставка, на которой присутствовал будущий император Российской империи - Александр III. В связи с ветхостью старого деревянного здания коммерческой гимназии барон Франк прикажет в 1839 г. начать строительство нового каменного помещения [22, с. 194]. Благодаря стараниям градоначальника с 1842 г. таганрогский порт на регулярной основе станет принимать пассажирские суда. Область Войска Донского управлялась войсковым наказным атаманом, которого назначал император. Эта должность была введена Петром I в 1708 г. С того времени и до 1917 г. ее занимали 23 атамана, из которых 3 были немцами: П.Х. Граббе, Ф.Ф. Таубе, М.Н. Граббе. Из этих атаманов особо отметим Павла Христофоровича Граббе: «Человек, хорошо образованный исключительного благородства и редкой доброты душевной, Граббе не вполне подходил к тем требованиям, которым… должен удовлетворять начальник края»[24, с. 16-17]. Он был назначен Наказным атаманом Войска Донского в октябре 1862 г., когда ему исполнилось 73 года. Александр II, назначая П.Х. Граббе на должность, напутствовал его: «В сознании доблестных заслуг Ваших я вверил вам главное начальство славным донским казачеством в полной надежде, что просвещенная опытность Ваша послужит к благосостоянию вверенного Вам края соответственно моим ожиданиям»[цит. по: 25]. И он попытался приложить все усилия, чтобы оправдать надежды императора и объединить донское общество. П.Х. Граббе поощрял театр и разумные развлечения. Его можно назвать воспитателем новочерскасского общества, т.к., часто собирая его у себя, «вел исторические и философские беседы, проповедуя об идеалах добра и правды» [26, с. 109]. Благодаря ему 1 июля 1866 г. в Новочеркасске вышел первый номер частной газеты А.А. Карасева «Донской вестник». Несмотря на явно либеральную тональность этого издания, он его поддерживал и был подписчиком даже после того, как ушел в отставку с должности наказного атамана. 15 февраля 1866 г. в донских гимназиях будут упразднены особые отделения военных наук. В связи с этим генерал-лейтенант П.Х. Граббе создал специальную комиссию и поручил ей разработку проекта положения о юнкерском училище. Несмотря на то что он будет представлен Наказным атаманом на Высочайшее рассмотрение 26 сентября 1866 г., утвержден проект будет только 6 мая 1869 г. Кроме того, казаки были благодарны атаману за то, что срок их службы был сокращен с 25 до 15 лет. В октябре 1866 г. П.Х. Граббе отправят в отставку. При этом возведут в графское достоинство и назначат членом Государственного Совета. Еще одной интересной и довольно загадочной личностью был Яков Егорович Дитц. Родом он из немецких колонистов Саратовской губернии. Окончив гимназию в г. Саратове и за неимением средств для продолжения образования в университете самостоятельно изучил юриспруденцию. Сдав экзамен (предположительно в Казанском университете) и получив звание частного поверенного, он не смог найти работы в Саратовской губернии, т.к. считался «политически неблагонадежным» [27]. Сам себя Я.Е. Дитц называл радикалом со школьной семьи 1 . В результате он вынужден был уехать в Область Войска Донского в 1889 г. и поселился там при станции Арчеда Юго-Восточной железной дороги. Занимался частной адвокатской практикой в хуторе Фролов от Усть-Медведицкого окружного суда 2 . Я.Е. Дитц стал представлять интересы казачества и крестьянства в суде и писать от их имени прошения в государственные инстанции. Он смог приобрести репутацию честного и порядочного адвоката. В 1890 г. его изберут почетным блюстителем Муравлевского одноклассного приходского училища 3 . В 1893 г. Я.Е. Дитц смог приобрести два участка земли в Усть-Медведицком округе размером 269 дес. Несмотря на то что в округе земледелие скудело, угодья частного поверенного процветали, т.к. им использовались новейшие приемы обработки земли и современная сельскохозяйственная техника. Кроме того, он писал статьи и фельетоны по истории немецких колоний в столичные и саратовские газеты. Осенью 1905 г. Я.Е. Дитц переехал в Камышин, где стал частным поверенным Камышинского уездного съезда и Саратовского окружного суда, а также был помощником юрисконсульта Управления Рязано-Уральской железной дороги. С 1906 г. стал издавать «Приволжскую газету» совместно с Т.К. Зиньковским и Г.И. Фадеевым. Однако на этом он не успокоился. Когда в 1906 г. начались выборы в Государственную Думу, то его выдвинули кандидатом от Сосновской волости [28]. На уездном и волостном предвыборном собрании за него проголосовало большинство. Примечательно, что в Саратове его кандидатуру поддержала большая часть русских представителей. О своем политическом кредо он писал: «…вероятно, не угожу богатым, т.к. мои симпатии на стороне бедного» [29]. В Думе он занял довольно активную позицию. Отстаивал интересы не только немецких колонистов, но и русского крестьянства, считая, что и тем и другим необходима земля. После роспуска Думы он был одним из 169 депутатов, подписавших Выборгское воззвание. По возвращении в Камышин ему было предъявлено обвинение в «возбуждении населения России неповиновению и противодействию закону посредством распространения особого воззвания» [29, с. 25]. К тому же 15 августа 1906 г. городской пристав совместно с полицией попытался произвести его арест на основании предписания прокурора Донской области, в котором говорилось, что он распространял воззвание в Усть-Медведицком округе «возбуждающие к ниспровержению существующего строя в России» [30]. Из-за образовавшейся возле дома Я.Е. Дитца толпы (около 3000 человек) полиция побоялась его арестовывать. Суд над ним все же состоялся и ему вынесли приговор - три месяца тюремного заключения. Кроме того, его лишили права заниматься адвокатской практикой. Во время тюремного заключения Я.Е. Дитц начал писать работу, посвященную истории немецких колоний Поволжья, которую закончил в 1916 г. Свои земли в Усть-Медведицком округе он вынужден был продать. На финансовом поприще мы бы отметили Александра Богдановича Нентцеля. Он происходил из семьи немецких колонистов Саратовской губернии. Окончив гимназию, поступил в Санкт-Петербургский технологический институт, где получил специальность инженер-технолога. Затем служил в акцизном ведомстве в западных губерниях Российской империи. А.Б. Нентцель был довольно энергичным и грамотным специалистом. Поэтому когда «Азовскому пароходству» потребовался управляющий делами, то его пригласили работать в Таганрог. Несмотря на свое немецкое происхождение, Александр Богданович сумел влиться в жизнь провинциального города и принимал деятельное участие в его общественно-политической жизни. Был членом Таганрогского комитета торговли и Таганрогской городской думы, был избран почетным мировым судьей. Будучи сторонником просвещения, стремился, чтобы и Таганрог развивался в ногу со временем. По его инициативе в 1899 г. было учреждено 8-классное техническое училище с низшей ремесленной школой, попечителем которого он состоял до своей смерти. В 1881 г. ему предложили занять пост председателя правления Азово- Донского Коммерческого банка. Банк специализировался на предоставлении кредитов для ведения внутренней и внешней торговли. Немаловажную роль в развитии банка сыграло и то, что он находился в регионе, где быстро развивались промышленные предприятия и имелись богатые залежи природных ископаемых. При этом он долгое время продолжал оставаться членом правления Донского земельного банка. А.Б. Нентцель понимал, что для более успешного развития банка необходимо открывать постоянные отделения в населенных пунктах Черноморского побережья: Керчи, Феодосии, Ялте, Новороссийске. Затем филиалы будут открыты еще в 28 городах Донской области и Северного Кавказа. Его действия привели к увеличению доходности Азово-Донского Коммерческого банка. В результате в 1904 г. было принято решение перенести правление банка из Таганрога в Санкт-Петербург. Благодаря умелому руководству Александра Богдановича финансовое учреждение в начале XX в. вошло в пятерку крупнейших банков Российской империи. В 1910 г. А.Б. Нентцель умер 1 . Но даже после смерти он продолжал заботиться о своем детище - Таганрогском техническом училище. В завещании было указано, что часть собственных средств им оставлена для учреждения стипендии ученикам училища 2 . Немецкие предприниматели Конечно, не отделяли себя от русских и немцы, открывшие промышленные предприятия на территории Войска Донского или проживавшие в городах (чиновники, предприниматели, ремесленники и т.д.). На территории области они появились вследствие переселения из материнских колоний (Воронежской, Херсонской, Таврической, Саратовской и Самарской губерний). Обладавшие финансовыми возможностями, колонисты успешно скупали и арендовали земельные наделы у русского крестьянства и казачества. Правда, селиться они предпочитали в основном в тех местностях, где наличие казачества было малочисленным - Миусском и верховье Усть-Медведицкого округов. В 1897 г. их численность от общего количества жителей составляла в округах: Миусском (Таганрогском) - 4,5%, Усть-Медведицком - 1,9% 3 . Всего в Донской области к этому времени насчитывалось 34 856 немцев. Первоначально немецкие колонии были нацелены на занятие земледелием. Можно сказать, что деятельность «пришлого» населения способствовала развитию торговли зерновыми культурами. В Миусском и Ростовском округах стали выращивать твердые сорта пшеницы, которые шли исключительно на экспорт. Успешное развитие сельского хозяйства и торговли в регионе приводит к росту промышленных предприятий, нацеленных на переработку сельскохозяйственного сырья. Со временем промышленные предприятия открывались в городах и станицах Войска Донского, а не только в колониях. После того как в 1870 г. было открыто движение по Грязе-Царицынской железной дороге от Поворино до Царицыно, станица Михайловская Усть- Медведицкого округа начинает активно заселяться, и она превращается в один из торговых центров на севере Донской области. В 1897 г. сюда приехал поселянин Таврической губернии Иоганн (Иван) Лукьянович Вебер. Имея средства, он открыл около станции Серебряково Юго-Восточной железной дороги одну паровую вальцовую мельницу - Белую, а вторую - Красную на улице Этапной 1 . На улице Большой им был организован склад для хранения муки. Наиболее крупной считалась Белая мельница. Численность рабочих на ней достигала 130 человек. Производительность мельницы доходила до 3 330 860 руб. Из них на продажу пшеничной муки приходилось 3 115 000 руб., а остальную сумму составляла продажа отрубей. На Красной мельнице работало около 60 человек. Ее производительность была почти вдвое ниже первой. За год она давала доход 1 633 895 руб.: мука пшеничная - 1 521 000 руб., а остальное - отруби и другая продукция [31, с. 113]. На мельницы «Торгового дома Вебер» приходилось 40% всей муки, производимой на севере Области Войска Донского. Она реализовывалась не только на внутреннем рынке, но и шла на экспорт в Турцию и Южную Европу [31, с. 229]. Со временем на предприятиях немецких колонистов Донской области стали все чаще использовать наемный труд русских крестьян. Это дало местным селам большое число мастеровых, которые стали не только чинить сельскохозяйственную технику, но даже некоторые крестьяне смогли открыть в селах собственные мастерские. К 1914 г. были созданы многочисленные предприятия во всех хозяйственных отраслях края. Однако наиболее значимую роль играли металлургические, машиностроительные и механические заводы. Одним из наиболее известных предприятий на Дону был механический завод «Донского товарищества» К.Я. Мартенс, К.А. Дефер и В.И. Дик. Его открыли в 1905 г. около станции Миллерово Мальчевско-Полненской волости в Донецком округе Донской области. 2 На предприятии производили сельскохозяйственную технику, а также оборудование для паровых мукомольных мельниц и маслобойных заводов. В июне 1907 г. предприятие было зарегистрировано как чугунолитейный завод земледельческих орудий 1 . Продукция предприятия была высоко оценена потребителями, и для удовлетворения спроса оно постоянно наращивало производство. Доходность предприятия с 1910 г. к 1914 г. выросла с 200 тыс. руб. в до 600 тыс. руб. в год 2 . Немцы и военные события Мирное течение жизни было нарушено военными событиями 1914 г. И здесь немцы смогли доказать, что являются сыновьями России. Многие были призваны на действительную военную службу и смогли проявить себя на полях сражений. Например, житель колонии Эйгенгейм Ростовского округа Векерле Иоаган Петров за участие в боях получил награды - Георгиевские кресты 4 и 3 степеней 3 . Несмотря на многочисленные примеры преданности и желания служить родному отечеству в военные годы, правительство принимает с начала 1915 и до 1916 г. целый ряд «ликвидационных» законов, направленных на ограничение деятельности и прав немцев в России. Льготой по освобождению от действия «ликвидационного» законодательства могли пользоваться семьи, в которых родные участвовали в боевых действиях, имели награды или были убиты. В результате порой происходили довольно парадоксальные случаи либо с владельцами предприятий, либо с семьями мобилизованных в армию. Приведем один из таких примеров. Когда проводилась опись имущества поселянина кол. Гнаденфельд Таганрогского округа Э. Бельца, он предъявил справку начальника военного округа г. Таганрога, что его сын погиб в мае 1916 г., и просил не продавать его имение. Однако ему было отказано, потому что свидетельство о смерти сына было выдано после выставления имения Крестьянским Поземельным банком на продажу 4 . Выводы Развернувшаяся борьба с «немецким засильем» в 1914-1916 гг. оказалась борьбой с собственным народом, который называл своей родиной Россию, отцы и дети служили в армии или погибли на полях сражений. Несмотря на то что значительная часть немецкого населения своим родным языком называли немецкий и исповедовали католичество или лютеранство, они вправе были называть себя подданными России. Ведь немцы внесли немалый вклад в развитие края, способствовали его процветанию и приняли активное участие в защите земли русской.

Olga V Erokhina

Moscow State Pedagogical University

Author for correspondence.
Email: erohina1@mail.ru
88 Vernadsky prospect, Moscow, 119571, Russia

About the author: Olga V. Erokhina - PhD (in History), Professor of the Department of History of Russia at Moscow Pedagogical State University (Moscow, Russia).

  • Rovinskii DA. Russkie narodnye kartinki [Russian folk pictures]. St-Petersburg: Akademiya nauk Publ.; 1881. Book 5.
  • Klaus A. Nashi kolonii. Opyty i materialy po istorii i statistike inostrannoi kolonizatsii v Rossii [Our colonies. Experiments and materials on the history and statistics of foreign colonization in Russia]. St-Petersburg: V.V. Nusval’ta’s Publ.; 1869.
  • Velitsyn AA. Nemtsy v Rossii. Ocherki istoricheskogo razvitiya i nastoyashchego polozheniya kolonii na Yuge i Vostoke Rossii [The Germans in Russia. Essays on the historical development and present situation of the colonies in the South and East of Russia]. St-Petersburg: «Russkii vestnik» Publ.; 1893.
  • Evreinov GA. Rossiiskie nemtsy [Russian Germans]. Petrograd: Glavnoe upravlenie udelov Publ.; 1915.
  • Shtakh Ya. Ocherki iz istorii i sovremennoi zhizni yuzhnorusskikh kolonii [Essays from the history and modern life of the South Russian colonies]. Moscow: tovarishchestvo tipografi y A.I. Mamontova Publ.; 1916.
  • Gross E. Avtonomnaya Sovetskaya sotsialisticheskaya respublika nemtsev Povolzh’ya [Autonomous Soviet Socialist Republic of the Germans of the Volga region]. Pokrovsk: Nemgosizdat Publ.; 1926.
  • Galler PK. Vospominaniya (Byt nemtsev-kolonistov v 60-kh godakh XIX veka) [Memories (Life of German colonists in the 60s of the XIX century)]. Saratov: Saratovskii universitet Publ.; 1927.
  • Druzhinina EI. Znachenie russko-nemetskikh nauchnykh svyazei dlya khozyaistvennogo razvitiya Yuzhnoi Ukrainy v kontse XVIII veka [The signifi cance of Russian-German scientifi c relations for the economic development of Southern Ukraine in the late 18 th century]. Moscow: Nauka Publ.; 1966.
  • Malinovskii LV. Nemetskaya derevnya v Sibiri v period sotsialisticheskogo stroitel’stva (1925−1936 gg.). Dis… kand. ist. nauk [Economic and social development of the colonial village in southern Russia in the fi rst half of the XIX century. PhD thesis]. Tomsk; 1967.
  • Kostyuk MP. Nemetskaya kolonizatsiya na Volyni (60-e gody ХІХ – 1914 g. Dis… kand. ist. nauk [German colonization in Volhynia (60s years of the 19 th – 1914: PhD thesis]. L’vov; 1999.
  • German AA. Istoriya respubliki nemtsev Povolzh’ya v sobytiyakh, faktakh, dokumentakh [History of the Republic of the Germans in the Volga region in events, facts, documents]. Moscow: Gotika Publ.; 2000.
  • Chernova-Deke TN. Nemetskie poseleniya na periferii Rossiiskoi imperii. Kavkaz: vzglyad skvoz’ stoletie (1818−1917) (K 190-letiyu osnovaniya nemetskikh kolonii) [German settlements on the periphery of the Russian Empire. Caucasus: a view through the century (1818−1917) (To the 190th anniversary of the founding of the German colonies)]. Moscow: MSNK-press Publ.; 2008.
  • Vibe PP. Istoriya i etnografi ya nemtsev v Sibiri [History and ethnography of Germans in Siberia]. Omsk: OGIK muzeya Publ.; 2009.
  • Chernova TN. Rossiiskie nemetsy. Otechestvennaya bibliografi ya. 1991−2000 gg. Ukazatel’ noveishei literatury po istorii i kul’ture nemtsev Rossii [Russian Germans. Patriotic bibliography. 1991−2000 Index of the latest literature on the history and culture of the Germans in Russia.]. Moscow; 2001.
  • Cherkaz’yanova IV. Letopis’ dissertatsii o rossiiskikh nemtsakh (1960-e – 2009 gg.) [Annals of dissertations on Russian Germans (1960s − 2009)]. St-Petersburg; 2009.
  • Chesnok EV. Nemetskie kolonii Oblasti Voiska Donskogo [German colonies of the Donskoy Army Region]. Rossiiskie nemtsy na Donu, Kavkaze i Volge: Materialy Rossiisko- Germanskoi nauchnoi konferentsii. Anapa, 22−26 sentyabrya 1994 [Russian Germans on the Don, Caucasus and Volga: Materials of the Russian-German Scientifi c Conference. Anapa, September 22−26]. Moscow; 1995: 79−100.
  • Tereshchenko AG. Nemetskie kolonisty na zemlyakh Voiska Donskogo [German colonists on the lands of the Don Army]. Donskoi vremennik. Rostov on Don; 1996: 137−153.
  • Erokhina OV. Sotsial’no-ekonomicheskoe i kul’turnoe razvitie nemetskikh kolonii Oblasti Voiska Donskogo vt. pol. XIX – fevral’ 1917 g.: Dis. … kand. ist. nauk [Socio-economic and cultural development of the German colonies. fl oor. XIX – February 1917: Dis.. cand. east. sciences]. Volgograd; 2001.
  • Shcherbakov IV. Germanskie investitsii i predprinimateli v promyshlennosti Yuga Rossii (70-e gg. XIX v. – 1914 g.): Dis. … kand. ist. nauk [German colonies of the Region of the Don Army (the last third of the 19 th century − 1914): PhD thesis]. Rostov on Don; 2002.
  • Root EV. Nemetskie kolonii Oblasti Voiska Donskogo (poslednyaya tret’ XIX v. – 1914 g.): Dis. … kand. ist. nauk [German colonies of the Region of the Don Army (the last third of the 19 th century − 1914): PhD thesis]. Rostov on Don; 2003.
  • Antonov V. Peterburg: vy eto znali? Lichnosti, sobytiya, arkhitektura [Petersburg: did you know this? Personality, events, architecture]. Moscow: Tsentrpoligraf; 2012.
  • Filevskii PP. Istoriya goroda Taganroga (1698−1898) [History of the city of Taganrog (1698−1898)]. Taganrog: Sfi nks; 1996.
  • Pashchenko I. Divnaya istoriya o sud’be shestogo Taganrogskogo gradonachal’nika – «pobeditelya kholery» [A marvelous story about the fate of the sixth Taganrog town governor − the “winner of cholera”]. Available at: http://pravtaganrog.ru/divnaya-istoriyao-sudbe-shestogo-taganrogskogo-gradonachalnika-pobeditelya-kholery/ (Date of access: 17 June 2017).
  • Petrovskii AI. Opis’ voiskovym, nakaznym i voiskovym nakaznym atamanam, v raznoe vremya v goroda Cherkassk, a zatem Novocherkassk dlya upravleniya Oblast’yu voiska Donskogo ot vysshego nachal’stva postavlennym. (1738−1916 gg.) [The list of military, command and military ataman at various times, in the cities of Cherkassk, and then Novocherkassk for the control of the area of the Don army from the highest authorities delivered. (1738−1916)]. Novocherkassk: Oblast’ Voiska Donskogo Publ.; [1917?].
  • Dantsev A. Boevoi spodvizhnik Lermontova (O Pavle Khristoforoviche Grabbe (1787−1875) [The combatant associate of Lermontov (About Pavle Khristoforovich Grabbe (1787−1875))]. Vechernii Novocherkassk. 2003; (83).
  • Karasev AA. Donskie atamany za poslednie polveka [Don atamans for the last half-century]. [B. m.], 1899.
  • Deputat YaE. Ditts v roli obvinyaemogo i ego ob”yasnenie [Dietz in the role of the accused and his explanation]. Privolzhskaya gazeta. 1906; (118).
  • Troinitskiy A., ed. Pervaya vseobshchaya perepis’ naseleniya Rossiiskoi imperii 1897 g. XII [The fi rst general census of the Russian Empire in 1897 XII]. Novocherkassk: Oblast’ Voiska Donskogo Publ.; 1905.
  • Tereshchenko AG., Chernenko AL. Rossiiskie nemtsy na Yuge i Kavkaze. Entsiklopedicheskii spravochnik [Russian Germans in the South and the Caucasus. Encyclopedic reference book]. Rostov on Don: OOO «Rostizdat» Publ.; 2000.

Views

Abstract - 48292

PDF (Russian) - 180

PlumX


Copyright (c) 2017 Erokhina O.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.