AUTO- AND HETEROSTEREOTYPES AS INDICATORS OF EXPRESSIVENESS DEGREE IN PRIMARY SCHOOL AGE CHILDREN’S ETHNIC IDENTITY EMOTIONAL COMPONENT

Abstract


The article deals with the results of the empirical research devoted to the study of Russian and Belarusian primary school age children’s representations about members of their (autostereotypes) and other (heterostereotypes) ethnic groups in the conditions of Russian-Belarusian border area. The study involved students of 2-3 grades from the towns Smolensk (N = 83) and Vitebsk (N = 84). The diagnostic study was carried out using a modified procedure by M. Barretta. The analysis of the results showed that auto- and heterostereotypes of the Russians and Belarusians are characterized by predominance of positive characteristics over negative ones. At the same time the decrease in the proportion of positive characteristics and the increase of the negative ones regarding the Ukrainians is marked which can be explained by the present situation in Ukraine, the influence of the media and public opinion on the primary school age children’s perception of the representatives from the Ukrainian ethnic group. It is highlighted that positiveness / negativeness of the stereotypes is an indicator of the expressiveness degree of ethnic identity emotional component. The conclusion about the importance of corrective and preventive work aimed at the development of positive ethnic identity as an integral part of social identity that promotes the integrity of self-image acquisition, the formation of subjective well-being and psychological security of primary school age children is drawn.

Тема этнической идентичности в последние годы занимает одно из централь- ных мест в социологии, этнологии, политологии, психологии, педагогике и от- носится к числу наиболее сложных и дискуссионных.Интерес со стороны представителей разных наук и разных теоретических на- правлений к ее изучению обусловлен значимостью данного феномена в жизни отдельной личности и целых групп, особенно возросшей в эпоху кризиса и кар- динальных перемен. Большинство ученых солидарны в том, что обострение эт- нической идентичности в современных условиях следует рассматривать как ре- акцию на процессы глобализации и мультикультурализма [14; 22; 23; 25]. Актуа- лизация этнической идентичности сегодня выступает серьезным фактором противостояния этим процессам, консолидации этнических групп и формиро- вания их социальных связей, средством легитимации политической власти и де- ятельности национальных элит, предпосылкой этнической солидарности и эт- нополитической мобилизации, тем самым служит мощным жизненным ресурсом личности/группы [7; 20].Актуализация этнической идентичности представителей взрослого населения, обусловленная указанными общественными трансформациями, не может не ока- зать влияние на развитие этнического самосознания и этнической идентичности детей и подростков в ходе их социализации [1; 28]. В свою очередь, содержание этнической идентичности представителей подрастающего поколения может вы- ступать некой лакмусовой бумажкой происходящих изменений в общественном сознании, служить неким прогнозом изменений во взаимоотношениях между этническими общностями в недалеком будущем.В связи с этим процесс этнической самоидентификации подрастающего по- коления в условиях поликультурной среды все чаще становится предметом эт- нопсихологических и кросс-культурных исследований. Все чаще и чаще в поле зрения исследователей попадают младшие школьники, так как именно дети млад- шего школьного возраста являются наиболее восприимчивыми к развитию пред- ставлений о себе и разных социальных (этнических) группах, рефлексивного от- ношения к членству в этих группах. Именно в этом возрасте происходит интен- сивное приобретение ребенком этнических когниций и аттитюдов, осознание и отождествление себя с определенной этнической общностью, формирование отношения к своей (ин-группа) и другим (аут-группа) этническим группам, что подтверждается как ставшими уже классическими работами О.Л. Романовой [19] и И.А. Снежковой [21], так и более современными исследованиями [3; 6; 11].Среди работ последних лет, посвященных изучению этнической идентичности детей младшего школьного возраста, следует выделить исследования, которые направлены на изучение уровня этнической осведомленности и этнических пред- ставлений младших школьников [11]; восприятия ими «своего» и «другого» эт- носов [3; 10]; воспитания у детей ценностного отношения к этнической культуре путем приобщения их к этническим традициям [9], народному фольклору [2; 5], традиционной национальной одежде [13], родному языку [18], народным под- вижным играм [12]; нормативного онтогенетического развития этнической иден- тичности и ее связи с психическим здоровьем детей [10; 24]; формирования ме-жэтнической толерантности как основы становления позитивной этнической идентичности младших школьников в условиях поликультурной среды [8; 26].В ряде работ на примере детей, принадлежащих к различным этническим груп- пам, анализируются этнические стереотипы как феномены, выполняющие важ- нейшую идентификационную функцию, а также аппелирующие к эмоциональной сфере личности и влияющие на формирование эмоционально-оценочного ком- понента этнической идентичности младших школьников [3; 15; 17; 29].В то же время теоретический анализ исследований содержания и формирова- ния этнической идентичности в онтогенезе показывает, что остается еще мало- зученным вопрос об эмоциональной составляющей этнической идентичности детей младшего школьного возраста, принадлежащих к таким близкородственным этносам, как русский, белорусский, украинский и имеющих как общее, так и особенное в своем историко-культурном развитии. Все вышесказанное обуслов- ливает актуальность и социально-практическую значимость данного исследова- ния.В связи с этим целью нашего исследования стало изучение позитивности/не- гативности представлений русских и белорусских младших школьников о членах своего (автостереотипы) и других (гетеростереотипы) этносов в условиях россий- ско-белорусского приграничья.В исследовании приняли участие учащиеся 2 и 3 классов одной из школ г. Смо- ленска и двух школ г. Витебска. Смоленская выборка включала 83 ученика (37 мальчиков и 46 девочек), средний возраст - 8,4 лет, назвавших себя русскими. Витебская выборка состояла из 84 человек (42 мальчика и 42 девочки), средний возраст 8,1 лет, в большинстве своем назвавших себя белорусами.Для выявления позитивности/негативности представлений о членах своей и других этнических групп была использована модифицированная методика М. Бар- рета [16].Согласно этой методике детям последовательно давались три коробки, на ко- торых было написано «русские», «белорусы», «украинцы» и три набора карточек из 16 характеристик (восемь положительных и восемь отрицательных): «чистый»,«грязный», «счастливый», «грустный», «спокойный», «агрессивный», «умный»,«глупый», «трудолюбивый», «ленивый», «дружелюбный», «недружелюбный», «хо- роший», «плохой», «приятный», «неприятный». Испытуемый должен был рас- пределить карточки с 16 характеристиками поочередно для представителей рус- ского, белорусского и украинского этноса, если посчитает, что данная характе- ристика применима к ним (положить карточку в коробку) или отложить в сторону, если он чувствует, что она не подходит для описания русских, белорусов, украинцев. В итоге для каждой описываемой этнической группы было посчита- но общее количество выборов по каждой характеристике и по каждой выборке (рис. 1-3).Согласно полученным результатам при описании смоленскими школьниками представителей своего (русского) этноса больше всего выборов получили поло- жительные характеристики: «умный» - 98%, «хороший» - 96%, «дружелюб- ный» - 94%, «счастливый», «трудолюбивый» - по 92%, «спокойный» - 87%,«чистый» - 82%, «приятный» - 78%. Из негативных характеристик дети чаще всего выбирали «грустный» - 29%, «ленивый» - 22%, «агрессивный» - 18% (см. рис. 1).Рис. 1. Частота выбора характеристик младшими школьниками г. Смоленска и г. Витебска при описании русских (%)При описании витебскими школьниками представителей русского этноса по- ложительные характеристики также получили большую долю выборов, хотя и меньшую (в среднем на 6-7%), чем при описании смоленскими школьниками:«хороший» - 92%, «приятный» - 89%, «дружелюбный», «чистый» - по 88%,«умный» - 87%, «трудолюбивый» - 85%, «счастливый» - 83%, «спокойный» - 78%. Из негативных характеристик витебские школьники при описании русских, так же как и смоленские школьники, чаще всего выбирали: «ленивый» - 8%,«агрессивный» - 7%, «грустный» - 6% (см. рис. 1).После проведения математической обработки данных с применением углово- го преобразования Фишера (φ* - критерий) было получено, что при описании представителей русского этноса русские школьники чаще, чем белорусские, из положительных характеристик выбирают характеристику «умный» φ*эмп = 2,778, p < 0,01, а из негативных - характеристики «грустный» φ*эмп = 3,25, p < 0,01;«агрессивный» φ*эмп = 2,197, p < 0,05; «ленивый» φ*эмп = 2,488, p < 0,01, тогда как белорусские дети при описании представителей русского этноса чаще, чем рус- ские, используют характеристику «приятный» φ*эмп = 1,958, p < 0,05.Как видим, автостереотип и гетеростереотип русских состоят в целом из по- ложительных характеристик и обладают большой согласованностью между собой. Кроме того, при описании представителей русского этноса русские школьники в отличие от белорусских имеют тенденцию к более частому выбору не только положительных, но и негативных характеристик, что объясняется возрастными особенностями формирования этнической идентичности. Известно, что в пред- подростковом возрасте происходят изменения в отношении к собственной этни-ческой группе от абсолютно позитивного к оценке, содержащей наряду с пози- тивными, нейтральные и даже негативные характеристики [10; 16; 19].Рис. 2. Частота выбора характеристик младшими школьниками г. Смоленска и г. Витебска при описании белорусов (%)Описание смоленскими школьниками представителей белорусского этноса (см. рис. 2) также содержит положительные характеристики, хотя частота выбо- ра их несколько меньше, чем при описании представителей своего этноса (см. рис. 1). Так, доля выбора положительных характеристик при описании белорусов составила: «дружелюбный» - 81%, «хороший» - 79%, «умный» - 78%, «трудо- любивый», «спокойный» - по 77%, «счастливый» - 75%, «чистый» - 72%, «при- ятный» - 69%. Среди негативных характеристик смолянами чаще всего выбира- лись следующие: «грустный» - 29%, «агрессивный» - 20%, «неприятный» - 17%,«недружелюбный», «ленивый» - по 16%.Описание витебскими школьниками представителей своего (белорусского) этноса (см. рис. 2) с помощью положительных характеристик имеет более высо- кий процент по сравнению с описанием белорусов смоленскими детьми, - «дру- желюбный» - 95%, «хороший» - 94%, «приятный» - 93%, «умный», «счастли- вый» - по 92%, «чистый» - 90%, «трудолюбивый», «спокойный» - по 89%. Из негативных характеристик при описании белорусов витебские дети чаще всего называли «грустный» - 14% и «ленивый» - 8%.При сравнении автостереотипов и гетеростереотипов белорусов также наблю- дается сходство между ними. В целом, образ белорусов в представлениях витебских и смоленских школьников позитивный. Математическая обработка данных по- казала, что в описании представителей белорусского этноса статистически зна- чимых различий в выборе положительных характеристик между русскими и бе- лорусскими школьниками, не выявлено, тогда как в выборе негативных харак- теристик такие различия есть. Русские школьники чаще, чем белорусские, используют характеристики «грустный» φ*эмп = 3,56, p < 0,01; «агрессивный»φ*эмп = 2,591; p < 0,01, «неприятный φ*эмп = 4,051, p < 0,01. Иными словами, рус- ские младшие школьники оказались более критичными как по отношению к описанию представителей своего (русского), так и к описанию другого (белорус- ского) этноса. Это не противоречит взглядам других исследователей, согласно которым дети в данном возрасте могут демонстрировать меньшее предпочтение в пользу своей группы, но сохранять некоторые предубеждения против других групп [10; 16; 19].Сравнительный анализ представлений смоленских школьников о русском и белорусском этносе выявил более позитивное отношение их к представителям своего (русского) этноса. Так, смоленские дети чаще приписывают представите- лям своего этноса (автостереотип) характеристики «счастливый» φ*эмп = 3,008, p < 0,01, «умный» φ*эмп = 4,245, p < 0,01, «трудолюбивый» φ*эмп = 2,635, p < 0,01,«дружелюбный» φ*эмп = 2,673, p < 0,01, а представителям белорусского этноса (гетеростереотип) - характеристики «недружелюбный» φ*эмп = 1,752, p < 0,05,«неприятный» φ*эмп = 1,668, p < 0,05.Сравнение стереотипов витебских школьников о русском и белорусском эт-носе не выявило статистически значимых различий между ними, за исключени- ем одной характеристики. Витебские дети чаще приписывают представителям русского этноса характеристику «хороший» φ*эмп = 1,873, p < 0,05, чем предста- вителям своего (белорусского) этноса. Отсутствие статистически достоверных различий между представлениями о белорусах и русских в сознании витебских младших школьников объясняется, скорее всего, территориальной, культурной близостью двух народов, распространенностью русского языка и наличием тесных кровно-родственных связей среди белорусов Витебской области и отсутствием разделения между этими народами, а значит, отсутствием и четкого осознания различий между ними.Рис. 3. Частота выбора характеристик младшими школьниками г. Смоленска и г. Витебска при описании украинцев (%)При описании смоленскими школьниками украинцев (см. рис. 3) положи- тельные качества получили наименьшее число выборов по сравнению с описа- нием представителей белорусского и тем более своего (русского) этноса: «чи- стый» - 67%, «умный» - 66%, «трудолюбивый», «хороший» - по 64%, «друже- любный» - 61%, «спокойный» - 57% и «приятный» - 54%. Негативные качества, наоборот, получили наибольшее число выборов: «недружелюбный» - 34%, «груст- ный» - 32%, «агрессивный», «ленивый» - по 30%, «неприятный» - 28%, «пло- хой» - 23%, «грязный» - 22%, «глупый» - 19%.В описании представителей украинского этноса витебскими учащимися (см. рис. 3) наблюдается та же картина, что и у смоленских учащихся: доля выбора положительных характеристик при описании украинцев наименьшая среди опи- сываемых трех этносов («хороший» - 67%, «умный» - 63%, «чистый» - 60%,«трудолюбивый» - 58%, «дружелюбный» - 58%, «приятный» - 54%, «спокой- ный» и «счастливый» по 50%), а доля выбора негативных прилагательных - наи- высшая («грустный» - 36%, «агрессивный» - 33%, «недружелюбный» - 26%,«ленивый» - 26%, «неприятный» - 25%, «грязный» - 24%, «глупый» - 23%,«плохой» - 20%).Между описаниями смоленских и витебских школьников относительно пред- ставителей украинского этноса статистически значимых различий не получено, кроме одной характеристики: русские школьники чаще, чем белорусские, ис- пользуют характеристику «ленивый» φ*эмп = 2,488, p < 0,01.Однако, сравнивая частоту выбора характеристик смоленскими и витебскимишкольниками при описании представителей своих этносов с частотой выбора ими прилагательных при описании представителей украинского этноса, мы по- лучили достоверные различия практически по всем характеристикам, причем и смоленские, и витебские дети приписывают представителям своих этносов (со- ответственно русскому и белорусскому) чаще положительные качества, а пред- ставителям украинского этноса - отрицательные. Так, смоленские школьники приписывают русским чаще, чем украинцам, следующие характеристики: «счаст- ливый» φ*эмп = 5,005, p < 0,01, «спокойный» φ*эмп = 4,458, p < 0,01, «умный» φ*эмп = 5,978, p < 0,01, «трудолюбивый» φ*эмп = 4,509, p < 0,01, «дружелюбный» φ*эмп = 5,45, p < 0,01, «хороший» φ*эмп = 5,843, p < 0,01, «приятный» φ*эмп = 3,331, p < 0,01. В то же время украинцам смоленские дети чаще, чем русским, припи- сывают такие характеристики как «грязный» φ*эмп = 2,744, p < 0,01, «агрессивный» φ*эмп = 1,817, p < 0,05, «глупый» φ*эмп = 2,074, p < 0,05, «недружелюбный» φ*эмп = 4,484, p < 0,01, «неприятный» φ*эмп = 3,356, p < 0,01.Аналогичная картина характерна и для витебских детей. Частота выбора ими для белорусов положительных прилагательных «чистый» φ*эмп = 4,141, p < 0,01,«счастливый» φ*эмп = 4,932, p < 0,01, «спокойный» φ*эмп = 4,517, p < 0,01, «умный»φ*эмп = 2,8, p < 0,01, «трудолюбивый» φ*эмп = 4,776, p < 0,01, «дружелюбный»φ*эмп = 4,297, p < 0,01, «хороший» φ*эмп = 2,314, p < 0,01, «приятный» φ*эмп = 3,869,p < 0,01 статистически значимо выше, чем для украинцев. Частота выбора бело-русскими детьми негативных характеристик при описании украинцев выше, чем при описании белорусов: «грязный» φ*эмп = 5,178, p < 0,01, «грустный» φ*эмп = 4,517,p < 0,01, «агрессивный» φ*эмп = 4,478, p < 0,0, «глупый» φ*эмп = 3,214, p < 0,01, «не- дружелюбный» φ*эмп = 4,102, p < 0,01, «плохой» φ*эмп = 4,614, p < 0,01, «неприят- ный» φ*эмп = 5,36, p < 0,01.Иными словами, гетеростереотип смоленских и витебских школьников по отношению к представителям украинского этноса характеризуется преобладани- ем положительных характеристик над негативными. Однако частота выбора по- ложительных характеристик при описании украинцев как смоленскими, так и витебскими детьми достигает наименьших результатов, тогда как частота выбора отрицательных характеристик - наивысших по сравнению с частотой выбора при описании русских и белорусов. Данный факт, скорее всего, объясняется не- благоприятной политической ситуацией на Украине, влиянием средств массовой информации, негативного отношения к Украине со стороны части взрослого на- селения России и Белоруссии, в том числе, возможно, и со стороны ближайшего социального окружения школьников [17; 29]. В подобных условиях автоматиче- ски снижается уровень безопасности и психологической защищенности личности. В ответ на угрозу безопасности, как показывают исследования, происходит уси- ление этнической идентичности, которое может сопровождаться этноцентрист- скими стереотипами, предубеждениями к представителям той группы, от которой может исходить опасность (реальная или мнимая), уклонением от тесного взаи- модействия с ними и в итоге интолерантностью в межэтническом взаимодействии [4; 27].Проведенный анализ результатов эмпирического исследования позволяет сде- лать следующее заключение.В автостереотипах русских и белорусских младших школьников отмечаетсяявное доминирование позитивных характеристик над негативными. При этом частота выбора смоленскими школьниками положительных качеств при харак- теристике русских, а витебскими - при характеристике белорусов является наи- более высокой, что согласуется с результатами других исследований, согласно которым дети выражают более позитивное эмоциональное отношение к собствен- ной этнической группе, чем к любой другой. Более того, наблюдается определен- ная степень совпадения между смоленскими и витебскими младшими школьни- ками в приписывании положительных и отрицательных характеристик предста- вителям русского и белорусского этносов.Наличие позитивного образа собственной группы и достаточно благоприятный образ другой свидетельствует о позитивной этнической идентичности исследуе- мых нами младших школьников и выступает индикатором благоприятного ме- жэтнического взаимодействия между представителями русского и белорусского этносов.В то же время гетеростереотипы смоленских и витебских школьников отно- сительно представителей украинского этноса оказались менее позитивными, чем автостереотипы и гетеростереотипы по отношению к русским и белорусам.Позитивность/негативность представлений о членах своей этнической группы (автостереотипы) и о других (гетеростереотипы) этнических группах выступает существенным показателем степени выраженности эмоционального компонен-та этнической идентичности русских и белорусских детей младшего школьного возраста; это подчеркивает, что для них важно ощущать себя частью определенной этнической общности, испытывать органичную потребность в безопасности эт- нической идентичности, особенно в условиях неопределенности, социальной напряженности, ксенофобии.Полученные данные позволяют увидеть уязвимые места в формировании сте- реотипов представителей близкородственных славянских народов, длительное время проживающих в тесном соседстве и имеющих много общего в своем раз- витии, а также обозначить основные направления коррекционно-профилакти- ческой работы, нацеленной на развитие способности детей судить об отдельных людях на основании внутренних, а не внешних характеристик, находить различия между людьми из одной и той же этнической группы и сходство между людьми разных этнических групп. Эффективным направлением снижения этнической предубежденности, учитывая психологические особенности детей данной воз- растной категории, на наш взгляд, может быть знакомство с другими этнически- ми культурами, их картиной мира и образом жизни, закрепленных прежде всего в народном фольклоре - пословицах, поговорках, загадках, народных сказках.

V V Gritsenko

Smolensk University for Humanities

Gertsena str., 2, Smolensk, Russia, 214014

Yu V Brazhnik

Smolensk University for Humanities

Gertsena str., 2, Smolensk, Russia, 214014

A P Orlova

Vitebsk State University named after P.M. Masherov

Chapaeva str., 30, Vitebsk, Belarus, 210033

Views

Abstract - 180

PDF (Russian) - 71


Copyright (c) 2016 Гриценко В.В., Бражник Ю.В., Орлова А.П.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.