EMOTIONAL INTELLIGENCE AND PARENTING STYLES INFLUENCE ON ADOLESCENT GIRLS

Abstract


Foreign psychologists believe that parenting may influence children’s development of emotional intelligence. However, little research has been done in this area. In view of the reviewed literature and given the scarcity of data, we conducted an exploratory study in an as yet unexplored field. The present study aims at examining relationships between the parenting practices and adolescents’ emotional intelligence. 74 students (17-18 years, females) were surveyed to assess their perception of parenting styles and their own emotional intelligence. Spearman’s rank correlation coefficients showed that adolescents’ emotional intelligence correlated with one of maternal parenting styles (positive attitude) and four of paternal parenting styles (positive attitude, directivity, autonomy, incoherence). Positive interest of parents positively correlated with adolescents’ ability for understanding their own emotions. Paternal positive interest positively correlated with adolescents’ ability for managing their own emotions and emotional intelligence. Paternal directivity positively correlated with adolescents’ ability for understanding emotions (their own and other people’s). Paternal autonomy negatively correlated with adolescents’ emotional intelligence and ability for understanding other people’s emotions. Paternalincoherence negatively correlated with adolescents’ ability for understanding and managing their own emotions.

Согласно ряду исследований, эмоциональный интеллект (ЭИ) может влиять на показатели успешности жизни [10; 13], эмоционального самочувствия [8], фи- зического и психологического здоровья [16], удовлетворенности профессиональ- ной деятельностью [9]. Неудивительно, что педагоги и психологи продолжают разрабатывать педагогические программы и психологические тренинги, наце- ленные на развитие эмоционального интеллекта. При этом на данный момент отсутствуют единая концепция эмоционального интеллекта и однозначные дан- ные о роли среды и наследственности в его развитии.За почти четверть столетия изучения эмоционального интеллекта было созда- но достаточное количество его концепций, которые принято [17] делить на две группы. Первая группа включает в эмоциональный интеллект когнитивные спо- собности, свойства личности и мотивацию, поэтому концепции, входящие в нее, относят к «смешанным моделям». Во вторую группу входят теории, которые рас- сматривают эмоциональный интеллект как ментальную способность, отвечающую за переработку эмоциональной информации, поэтому их называют «моделямиспособностей». В рамках «смешанных моделей» для диагностики эмоциональ- ного интеллекта чаще используются опросники, в рамках «моделей способно- стей» - тесты достижений.К первой группе можно отнести теорию популяризатора эмоционального ин- теллекта Д. Гоулмана [3], который включает в эмоциональны интеллект самосо- знание, саморегуляцию, мотивацию, эмпатию и социальные навыки.Самая известная модель второго типа - четырехкомпонентная модель Дж. Мей- ера, П. Сэловея, Д. Карузо. Согласно этой модели, эмоциональный интеллект состоит из четырех компонентов («ветвей»): 1) восприятие и идентификация (раз- личение) эмоций (своих и чужих); 2) использование эмоций для фасилитации мышления; 3) понимание (осмысление) эмоций, их причин и последствий; 4) ре- гуляция эмоций как своих, так и чужих (приводится по: [17]).К этой же группе можно отнести концепцию российского психолога Д.В. Лю- сина [5], который относит к эмоциональному интеллекту способности к пони- манию и управлению эмоциями (своими и чужими), трактует эмоциональный интеллект как когнитивную способность и не включает в него личностные черты, которые могут способствовать пониманию эмоций, но не являются компонен- тами эмоционального интеллекта, подчеркивает, что опросники на эмоциональ- ный интеллект (включая его собственный) измеряют не сами способности, а пред- ставления людей о своем эмоциональном интеллекте.В рамках этой статьи интересна мультиуровневая модель эмоционального ин- теллекта (Investment Theory of Emotional Intelligence) М. Зейднера и соавторов [12; 17], которые, опираясь на взгляды Дж. Мейера, П. Сэловея, Д. Карузо, описыва- ют механизмы развития эмоционального интеллекта. Согласно этой модели, по- ведение, связанное с эмоциональным интеллектом, развивается на основе взаи- модействия наследственных биологических задатков и личного опыта ребенка. При этом в эмоциональном интеллекте выделяются три иерархически располо- женных уровня: 1) биологическая основа эмоциональной активности (biological bases for emotionality) к которой можно отнести свойства темперамента; 2) навыки эмоциональной регуляции (learned rule-based skills for emotion regulation), которые приобретаются неосознанно в процессе социализации, формируя стили совлада- ния и стили эмоциональной регуляции; 3) осознаваемая регуляция эмоциональной активности (self-aware emotion regulation), включающая в себя как простейшие процессы осознания собственных эмоций так и более сложные, связанные с пла- нированием будущей деятельности. Характеристики этих уровней связаны эво- люционно: развитие нижележащих уровней является основой для развития вы- шележащих. Завоевания одного уровня являются основой для потенциального развития других уровней. На каждом из этих уровней действуют как биологические, так и социальные факторы. Роль контекста, среды растет с возрастом. Влияние среды может быть, как прямым, так и непрямым. В первом случае родители на- прямую передают эмоциональные способности своим детям через явные и неяв- ные уроки, тренировку, во втором - родители передают эти навыки бессознатель- но: дети наблюдают за поведением родителей и моделируют его.При этом, как было сказано выше, точных и ясных эмпирических данных о роли наследственных и социальных факторов в развитии эмоционального ин- теллекта, механизмах его развития, пока не получено. М. Зейднер и соавторыссылаются на единственное исследование, в котором было показано, что гомо- зиготные близнецы демонстрируют более сходные эмоциональные реакции по отношению к окружающим, чем гетерозиготные (приводится по: [1]). Влияние воспитания на развитие эмоционального интеллекта пока изучается в рамках корреляционных дизайнов.Так, в исследовании М. Мартинес-Понс [11] показана связь между родитель- ским поведением и эмоциональным интеллектом их детей-подростков (11- 15 лет). Авторы полагают, что эмоциональный интеллект может развиваться благодаря имитации детьми поведения своих родителей (modeling), того как по- следние воспринимают эмоции, распознают и регулируют их. В случае обеску- раженности детей последствиями неточного копирования на передний план мо- жет выходить поощрение родителями дальнейших попыток (encouragement), а также фокусировка внимания детей на основных компонентах действия, разъ- яснение его образа, фасилитация его попыток (facilitation). Важнейшей частью этого процесса является поощрение (rewards) действий ребенка. В рассматрива- емом исследовании подростки оценивали поведение родителей, а также собствен- ный эмоциональный интеллект. Путевой анализ показал пригодность представ- ленной модели: родительское поощряющее поведение (parental inductive behavior) - это значимый предиктор эмоционального интеллекта их детей.В исследовании А. Алегри [7] проверялась гипотеза о том, что эмоциональный интеллект воспитуем. Однако на выборке детей младшего школьного и младше- го подросткового возрастов (7-12 лет) корреляции между эмоциональным ин- теллектом детей и стилем материнского воспитания не были обнаружены. В ра- боте изучалась связь с двумя группами стилей: первая группа стилей была выде- лена на основе позитивных / негативных последствий воспитательных воздействий (позитивный / негативный стиль), вторая группа - на основе сочетания отзыв- чивости и требовательности родителей к детям (авторитетный, авторитарный, либеральный и избегающий стили воспитания). А. Алегри объясняет такие ре- зультаты тем, что стиль воспитания - это комбинация нескольких способов вос- питания, каждый из которых может давать разный эффект на развитие эмоцио- нального интеллекта.Этим же автором [6] изучалась связь между временем, которое мать проводит с ребенком и его эмоциональным интеллектом (как чертой личности). На вы- борке детей младшего школьного и младшего подросткового (7-12 лет) возрас- тов была обнаружена положительная корреляция между временем совместной активности и тенденцией ребенка регулировать эмоции, выявлена положительная корреляционная связь между временем, которое мать и ребенок проводят за со- вместной игрой и тенденцией ребенка регулировать эмоции. Также обнаружено, что время, которое мать и ребенок проводят в совместной учебной активности, положительно коррелирует с эмоциональным интеллектом, с интерперсональным эмоциональным интеллектом и способностью обращать внимание на эмоции и понимать их. В исследовании была найдена отрицательная связь между временем совместного просмотра телевидения и способностью справляться со стрессом.Ли Ли Сен-Дже Ли и Панитхее Тхаммащияя [15] обнаружили положительную связь между воспринимаемой эмоциональной теплотой родителей (caring parentingstyle) и эмоциональный интеллектом у ВИЧ-инфицированных подростков (12- 17 лет).П.Л. Рункан и К. Гоиан [14] на выборке румынских старших подростков (17- 20 лет) на основе простой линейной регрессии показали, что как поддерживаю- щий родительский стиль воспитания, так и неподдерживающий являются пре- дикторами эмоционального интеллекта детей, однако первый имеет большее влияние нежели второй (13% дисперсии против 6,4%). В поддерживающий стиль воспитания входит родительская теплота, структурированность отношений и поддержка автономии. Неподдерживающий стиль состоит из действий отвержде- ния, хаотичности отношений, принуждения. Множественная линейная регрессия показала, что именно поддержка родителями автономии детей может значимо предсказывать их эмоциональный интеллект. Дети, воспринимающие родителей уважающими их независимость и свободу выражения, имеют более высокие по- казатели эмоционального интеллекта, чем дети, воспринимающие родителей принуждающими.Таким образом, за одним исключением, результаты исследований свидетель- ствуют о том, что воспитание, в частности его стиль, является предиктором раз- вития эмоционального интеллекта детей. При этом чаще эмоциональный интел- лект изучается на смешанной по полу выборке детей, а влияние родителей либо рассматривается совместно, либо исследуется только роль матерей. Исследований, проведенных на российской выборке, нами не обнаружено.Исходя из вышесказанного, настоящее исследование посвящено изучению на российской выборке связи эмоционального интеллекта детей со стилями не толь- ко материнского, но и отцовского воспитания. Специально оговоримся, что уста- новки и методы родительского воспитания диагностировались путем изучения представлений о них детей.В статье представлено пилотное исследование. Его основная цель - описать связи эмоционального интеллекта девочек старшего подросткового возраста со стилями воспитания их матерей и отцов.Основная гипотеза - эмоциональный интеллект девочек старшего подростко- вого возраста связан со стилем их воспитания. Гипотеза подразделяется на две гипотезы: гипотеза № 1: эмоциональный интеллект девочек старшего подрост- кового возраста связан с материнским стилем воспитания; гипотеза № 2: эмоци- ональный интеллект девочек старшего подросткового возраста связан с отцовским стилем воспитания.Выборка и процедура исследованияВ исследовании приняли участие 74 учащихся первых курсов пермских вузов старшего подросткового возраста от 17 до 18 лет (М = 17,84; SD = 0,37) из полных семей. Пол - женский. Исследование проводилось в первый месяц учебного года.Респондентам предлагалось заполнить опросники на лекции по психологии. Участие было анонимным и добровольным. Отказавшиеся от участия студенты сдавали своим старостам пустые бланки вместе со всеми остальными участника- ми. Из выборки исключались респонденты из неполных семей, живущие в от- дельном от родителей месте, воспитывающиеся бабушками и дедушками.Методы и методики исследованияОрганизационный метод исследования - сравнительный. Собранные данные обрабатывались методами математико-статистического анализа (коэффициент ранговой корреляции Спирмена) в статистическом пакете программ Statistica 6.0.Эмоциональный интеллект измерялся с помощью опросника «ЭмИн», раз- работанного Д.В. Люсиным [4]. Установки и методы воспитания родителей ис- следовались путем изучения представлений детей о стиле родительского воспи- тания с помощью методики «Подростки о родителях» [2].Опросник «ЭмИн» основан на самоотчёте и предназначен для измерения эмо- ционального интеллекта в соответствии с теоретическими представлениями Д.В. Люсина, состоит из 46 утверждений, по отношению к которым испытуемый должен выразить степень своего согласия, используя четырех-балльную шкалу (совсем не согласен, скорее не согласен, скорее согласен, полностью согласен). Эти утверждения объединяются в пять субшкал, которые, в свою очередь, объ- единяются в четыре шкалы более общего порядка.Шкала МЭИ (межличностный ЭИ) отражает способность к пониманию эмо- ций других людей и управлению ими. Шкала ВЭИ (внутриличностный ЭИ) от- ражает способность к пониманию собственных эмоций и управлению ими. Шка- ла ПЭ (понимание эмоций) отражает способность к пониманию своих и чужих эмоций. Шкала УЭ (управление эмоциями) отражает способность к управлению своими и чужими эмоциями.Субшкала МП (понимание чужих эмоций) отражает способность понимать эмоциональное состояние человека на основе внешних проявлений эмоций и/ или интуитивно. Субшкала МУ (управление чужими эмоциями) отражает способ- ность вызывать у других людей те или иные эмоции, снижать интенсивность не- желательных эмоций. Субшкала ВП (понимание своих эмоций) отражает способ- ность к осознанию своих эмоций. Субшкала ВУ (управление своими эмоциями) отражает способность и потребность управлять своими эмоциями. Субшкала ВЭ (контроль экспрессии) отражает способность контролировать внешние проявле- ния своих эмоций [4].Опросник «Подростки о родителях» - русскоязычная версия методики Adolescent о rodicich (ADOR), адаптированная и апробированная Л.И. Вассерма- ном, И.А. Горьковой, Е.Е. Ромицыной на российских подростках 13-18 лет в лаборатории клинической психологии научно-исследовательского психоневро- логического института им. В.М. Бехтерева [2]. Методика изучает установки, по- ведение и методы воспитания родителей так, как видят их дети в подростковом возрасте. Результаты отражают как объективный фактор (действительные отно- шения и воспитательная практика родителей), так и субъективный (тот образ, который создал подросток об этих отношениях и воспитательной практике под влиянием осознаваемых и неосознаваемых причин). Респонденты по трех-бальной шкале (полностью соответствуют, частично подходят, не относятся). должны оце- нить 50 утверждений относительно их соответствия поведению их родителей. На каждого из родителей выдается отдельный регистрационный бланк для заполне- ния. Принципиальной разницы между формулировками высказываний нет: поотношению к матери все утверждения представлены в женском роде, а по отно- шению к отцу - в мужском. Опросник позволяет диагностировать пять стилей воспитания: позитивный интерес, директивность, враждебность, автономность, непоследовательность.Позитивный интерес матери - подростки видят в сверхопеке сильного, взрос- лого и самостоятельного человека. Директивность матери проявляется в навя- зывании ребенку чувства вины по отношению к ней. Враждебность матери про- является в излишней строгости в межличностных отношениях с ребенком, по- дозрительности, склонности к чрезмерной критике. Автономности матерей проявляется в ее отгороженности, невовлеченности в дела ребенка. Непоследова- тельность матери проявляется в чередовании, с одной стороны, грубой силы и амбиций, а с другой, покорности, деликатности, сверхальтруизма.Позитивный интерес отца проявляется в стремлении достигнуть расположения детей на основе доверия. Директивность отеца проявляется в тенденции к ли- дерству путем завоевания авторитета, основанного на фактических достижениях и доминантном стиле общения. Враждебность отца по отношению к подростку выражается в излишней суровости и педантичности и скептическом отношении к достижениям ребенка. Автономия отца проявляется в формальном отношении к воспитанию, отсутствии интереса к жизни собственных детей и опоре на силу. Непоследовательность применяемых отцом воспитательных мер по отношению к подросткам последние видят в непредсказуемости реакции отцов на их поступ- ки [2].РезультатыДля тестирования основной гипотезы были измерены коэффициенты ранго- вой корреляции Спирмена между показателями стилей воспитания родителей и показателями эмоционального интеллекта их дочерей. Результаты представлены в табл. 1 и 2.Таблица 1Коэффициенты ранговой корреляции Спирмена между показателями стилей материнского воспитания и эмоционального интеллекта девочек старшего подросткового возрастаПоказатели ЭИСтили материнского воспитанияпозитивный интересдиректив- ностьвраждеб- ностьавтоном- ностьнепоследо- вательностьПонимание чужих эмоций0,080,07-0,070,120,06Управление чужими эмоциями0,110,000,010,080,15Понимание своих эмоций0,31**0,18-0,09-0,05-0,22Управление своими эмоциями0,180,05-0,100,04-0,08Контроль экспрессии-0,03-0,01-0,160,07-0,04Межличностный ЭИ0,100,07-0,020,120,12Внутриличностный ЭИ0,23*0,10-0,150,02-0,17Понимание эмоций0,230,16-0,100,04-0,09Управление эмоциями0,140,00-0,100,07-0,01Эмоциональный интеллект0,210,11-0,120,06-0,04* p < 0,05; ** p < 0,01; *** p < 0,001Показатель «позитивный интерес» матери положительно коррелирует с двумя показателями эмоционального интеллекта ее дочери: субшкалой «понимание своих эмоций» (r = 0,31; p < 0,01) и шкалой «внутриличностный эмоциональный интеллект» (r = 0,23; p < 0,05).Таблица 2Коэффициенты ранговой корреляции Спирмена между показателями стилей отцовского вос- питания и эмоционального интеллекта девочек старшего подросткового возрастаПоказатели ЭИСтили отцовского воспитанияпозитивный интересдиректив- ностьвраждеб- ностьавтоном- ностьнепоследо- вательностьПонимание чужих эмоций0,040,210,06-0,27*0,03Управление чужими эмоциями0,200,05-0,10-0,10-0,07Понимание своих эмоций0,38***0,18-0,22-0,12-0,31**Управление своими эмоциями0,28*0,09-0,09-0,17-0,20Контроль экспрессии0,000,04-0,01-0,13-0,05Межличностный ЭИ0,130,170,00-0,20-0,01Внутриличностный ЭИ0,32**0,14-0,17-0,16-0,28*Понимание эмоций0,25*0,25*-0,09-0,23-0,15Управление эмоциями0,230,05-0,10-0,16-0,15Эмоциональный интеллект0,27*0,20-0,11-0,24*-0,16* p < 0,05; ** p < 0,01; *** p < 0,001Показатель «позитивный интерес» отца положительно коррелирует с пятью показателями эмоционального интеллекта его дочери: субшкалой «понимание своих эмоций» (r = 0,38; p < 0,001), субшкалой «управление своими эмоциями» (r = 0,28; p < 0,01), шкалой «внутриличностный эмоциональный интеллект» (r = 0,32; p < 0,01), шкалой «понимание эмоций» (r = 0,25; p < 0,05) и агрегиро- ванным показателем «эмоциональный интеллект» (r = 0,27; p < 0,05). Показатель«директивность» отца положительно коррелирует с одной шкалой эмоциональ- ного интеллекта его дочери: шкалой «понимание эмоций» (r = 0,25; p < 0,05). Показатель «автономность» отца отрицательно коррелирует с двумя шкалами эмоционального интеллекта его дочери: субшкалой «понимание чужих эмоций» (r = -0,27; p < 0,05) и агрегированным показателем «эмоциональный интеллект» (r = -0,24; p < 0,05). Показатель «непоследовательность» отца отрицательно кор- релирует с двумя шкалами эмоционального интеллекта его дочери: субшкалой«понимание своих эмоций» (r = -0,31; p < 0,01) и шкалой «внутриличностный эмоциональный интеллект» (r = -0,28; p < 0,05).Обсуждение результатовОпираясь на представление М. Зейднера и соавторов [17] о мультиуровневом строении эмоционального интеллекта, мы считаем, что опросник «ЭмИн» по- зволяет диагностировать самый верхний его уровень - осознаваемую регуляцию эмоциональной активности, на развитие которого большое влияние (прямое и непрямое) оказывает среда, в частности родители [6]. С учетом этого положения результаты корреляционного анализа будут описываться в причинно-следствен- ном ключе, где стиль воспитания родителей - это один из предикторов развитияэмоционального интеллекта. Мы отдаем себе отчет, что в исследовании исполь- зуется корреляционный дизайн, который не позволяет однозначно судить о на- правлении связи между исследуемыми показателями. Однако в связи с отсутстви- ем на данный момент исследований по данной проблеме, выполненных на рус- скоязычной выборке, считаем, что результаты нашей пилотной работы могут быть полезны в планировании дальнейших исследований.Согласно приведенным выше результатам, способность к осознанию своих эмоций девочек старшего подросткового возраста прямо пропорционально свя- зана с позитивным отношением их матерей и отцов, т.е. чем больше поддержи- вают своих дочерей родители, опекая, но прислушиваясь к их желаниям, тем более первые способны идентифицировать свои эмоции и понять причины их возникновения. Полученные результаты согласуются с данными Ли Ли Сен-Дже Ли и Панитхее Тхаммащияя [15], которые обнаружили положительную корреля- цию между эмоциональной теплотой родителей и эмоциональный интеллектом у ВИЧ-инфицированных подростков. Возможно, это связано с тем, что такой способ воспитания позволяет подросткам соприкасаться как с «позитивными», так и «негативными» эмоциональными состояниями, и чувствовать поддержку в окружении тогда, когда опереться на «негативные» эмоции (злость, ярость, оби- ду) в одиночку достаточно страшно, т.к. не ясны их последствия.Если позитивный интерес матерей связан только со способностью их дочерей воспринимать эмоции, то позитивный интерес отцов прямо пропорционально связан еще и со способностью их дочерей управлять эмоциями, со способностью понимать свои и чужие эмоции, а также в целом с показателем эмоционального интеллекта. Эти связи можно объяснить, опираясь на модель поощряющего по- ведения М. Мартинес-Понс [11], описывающего, как было показано выше, четы- ре механизма влияния поведения родителей на эмоциональный интеллект их де- тей. Во-первых, напомним, что позитивный интерес отца проявляется в способ- ности находить истину в споре, прислушиваться к аргументам детей, а это предполагает контроль за собственными эмоциями и способность понимать эмо- циональное состояние собеседника. Возможно, в таких случаях поведение отца является моделью, которую может копировать дочка. Во-вторых, чтобы к аргу- ментам прислушались, необходима их четкость, ясность, чему могут мешать раз- дражение и нетерпение. Возможно, в этом случае потребность дочери донести до отца свою позицию может являться основой для тренировки способности управ- лять своими эмоциями. Такое поведение, в свою очередь, будет поощряться отцом.Приведенные факты согласуются с данными П.Л. Рункан и К. Гоиан [14] по- казавших на выборке румынских подростков, что дети, воспринимающие роди- телей уважающими их независимость и свободу выражения, имеют более высокие показатели эмоционального интеллекта, чем дети, воспринимающие родителей принуждающими.Директивность отцов по отношению к дочери прямо пропорциональна ее спо- собности понимать свои и чужие эмоции. Этот стиль воспитания главным об- разом проявляется в управлении и своевременной коррекции поведения при от- сутствии деспотизма, что создает достаточно предсказуемые и ясные границы вотношениях. Возможно, именно постоянство границ и их ясность позволяет луч- ше идентифицировать дочери эмоции у себя и собеседника.Автономия отцов по отношению к их дочери обратно пропорциональна эмо- циональному интеллекту дочерей в целом и межличностному пониманию эмоций в частности. Такой стиль воспитания проявляется в бесстрастности, холодности в общении, т.е. демонстрируется модель поведения, при которой эмоциям в от- ношениях не уделяется внимание, поощряется холодность. Копируя указанный образец, дочь не развивает способности, связанные с эмоциональным интеллек- том. При этом особо отстает в развитии межличностное понимание как способ- ность, развивающаяся в непосредственных попытках понять другого.Непоследовательность отца в отношении воспитательных мер обратно про- порционально связана со способностями их дочерей понимать и управлять сво- ими эмоциями. Интересно, что противоречивость и непредсказуемость другого человека влияет не на способность понимать и предсказывать эмоции других людей, а на способность идентифицировать собственное эмоциональное состо- яние. Возможно, это связано с тем, что при таком стиле воспитания нарушается корректная обратная связь относительно собственного поведения. В такой ситу- ации ребенок не в силах предсказать поведение взрослого и расценивает неожи- даемую реакцию последнего не как результат непоследовательности поведения, а как собственную ошибку в интерпретации ситуации.Данные относительно последних двух стилей воспитания (автономии и непо- следовательности отца) соотносятся с результатами П.Л. Рункан и К. Гоиан [14] показавших, что при неподдерживающем стиле воспитания эмоциональный ин- теллект детей ниже, чем при поддерживающем.Все приведенные данные противоречат результатам А. Алегри [7], который не нашел связей между стилями воспитания родителей и эмоциональным интел- лектом их детей. Возможно, это связано с тем, что его исследование проводилось на смешенной по возрасту и полу выборке, что могло нивелировать эффекты. Кроме того, исследование проводилось на младших школьниках, возможно, что к этому времени влияние воспитания еще сложно проследить в развитии эмоци- онального интеллекта.ВыводыВ статье представлены результаты эмпирического исследования связи осоз- нанной регуляции эмоциональной активности (одного из уровней эмоциональ- ного интеллекта согласно концепции М. Зейднера и соавторов) девочек старше- го подросткового возраста со стилями их воспитания. Установки и методы вос- питания родителей исследовались путем изучения представлений детей о стиле родительского воспитания.Было показано, что осознанная регуляция эмоциональной активности дево- чек-подростков теснее связана с отцовским стилем воспитания, а не материнским.Коэффициенты ранговой корреляции Спирмена демонстрируют связи эмо- ционального интеллекта девочек с одним материнским стилем воспитания (по- зитивным отношением) и четырьмя отцовскими стилями воспитания (позитив- ным отношением, директивностью, автономностью, непоследовательностью).Ограничения исследованияКак было показано выше, осознанная регуляция эмоциональной активности девочек старшего подросткового возраста теснее связана с отцовским стилем вос- питания, а не материнским. Для интерпретации указанного факта требуется про- ведение специальных исследований. Дополнительную информацию могли бы дать данные об влиянии стиля воспитания на эмоциональный интеллект маль- чиков. Кроме того, исследование неполных семей могло бы очистить переменные«стиль воспитания матери» и «стиль воспитания отца» от взаимовлияния, т.к. в полных семьях мы сталкиваемся с пересечением этих факторов: ребенок не может избирательно реагировать только на одного члена семьи.Диагностика установок и методов воспитания путем изучения представлений детей о них является следующим ограничением данного исследования. На ука- занные представления может оказывать влияние как объективный (действитель- ные отношения и воспитательная практика родителей), так и субъективный фак- торы (тот образ, который создал подросток о воспитательной практике). Послед- ний фактор сам может быть обусловлен уровнем развития эмоционального интеллекта респондента. Дополнительное исследование связи субъективного и объективного факторов могло бы полностью исключить данную вероятность.Последним ограничением данной работы является описание корреляционных связей в причинно-следственном ключе несмотря на использование корреляци- онного дизайна исследования, который не позволяет однозначно судить о на- правлении связи между исследуемыми показателями. Однако в связи с отсутстви- ем на данный момент исследований по данной проблеме, выполненных на рус- скоязычной выборке, считаем, что результаты нашей пилотной работы могут быть полезны в планировании дальнейших исследований. Кроме того, в теоретической части работе представлены исследования, выполненные в подобном же ключе, что может частично поддержать причинно-следственную трактовку.

A V Krasnov

National Research University Higher School of Economics (Perm)

Studencheskaya str., 38, Perm, Russia, 614070

Views

Abstract - 529

PDF (Russian) - 1499


Copyright (c) 2016 Краснов А.В.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.