Modern Images of Transcendental Metaphysics

Cover Page

Cite item

Abstract

-

Full Text

С 22 по 26 апреля 2021 г. в Москве проходила 6-я ежегодная Международная научная конференция (семинар) «Трансцендентальный поворот в современной философии—6: трансцендентализм как ‘измененный метод мышления [в метафизике]’, модусы и перспективы трансцендентальной метафизики», организованная Государственным академическим университетом гуманитарных наук, Российским государственным гуманитарным университетом, Российским университетом дружбы народов, Российским православным университетом св. Иоанна Богослова и фондом «Центр гуманитарных исследований». Данный семинар продолжает серию тематических семинаров «Трансцендентальный поворот в современной философии», которые ежегодно проводятся в конце апреля в Москве и приурочены ко дню рождения Иммануила Канта (22 апреля 1724 г.)1. В работе семинара—2021 приняли участие более 100 человек, а число реальных докладчиков составило около 80 человек2. Некоторые доклады, из-за насыщенной программы семинара были представлены в стендовом формате. Особенностью проведения трансцендентальных семинаров является то, что каждый год выбираются приоритетные темы обсуждения. Таковыми для семинара—2021 была тема трансцендентальной метафизики и ее трансцендентального метода, который Кант характеризует как «измененный метод мышления» [КЧР, BXVIII; BXXII]. Традиционно на трансцендентальных семинарах представлены три главные линии (модуса) трансцендентализма, восходящих к собственно трансцендентальному идеализму И. Канту, неокантианству (Г. Когену и др.) и Э. Гуссерлю (феноменология), которые и предопределили структуру секционных заседаний. В свою очередь в 2021 г. феноменологический день работы семинара был связан с развитием еще одной кантовской идеи философии (метафизики) как мировоззрения (трансцендентальная космология; metaphysica specialis), а неокантианский день семинара был посвящен памяти российского [трансцендентального] философа проф. Л. Тетюева. В рамках семинара также были организованы и проведены два круглых стола, посвященных (1) кантовскому проекту дескриптивной метафизики и (2) судьбе онтотеологии в европейской метафизике (трансцендентальная теология).

Первый «кантианский» день работы семинара, проходивший на философском факультете Государственного академического университета гуманитарных наук, был посвящен развитию кантовской трансцендентальной метафизики в рамках. После торжественного открытия работы конференции ректором ГАУГНа, к.ист.н., доцентом Д.В. Фоминым-Ниловым с приветственным словом к участникам семинара выступил декан философского ф-та акад. РАН В.А. Лекторский «Конструктивизм, трансцендентальный идеализм и трансцендентальный реализм в современной эпистемологии». В нем он отметил важность кантовского трансцендентального метода как для развития метафизики (философии), так и науки, особенно исследований в области искусственного интеллекта. Основной темой утреннего заседания 22 апреля было развитие трансцендентальной метафизики и возможность реалистической трактовки кантовского трансцендентального идеализма. Дело заключается в том, что кантовская философия является трансцендентальной, а это значит, что она выступает в качестве второпорядковой теории над возможным опытом, а это значит, что кантовский трансцендентальный идеализм не является содержательным (эмпирическим) идеализмом и, как пишет Кант, вполне совместима с «эмпирическим реализмом» [КЧР, BXVIII; BXXII]. В докладе проф. Д. Хайдеманна (Люксембург) «Кантовское открытие реализма» были введены три базовых критерия реализма и показано, что кантовский трансцендентализм выступает одной из форм реализма. Тему реалистической интерпретации кантовской концепции продолжил доклад доц. Катречко С.Л. (ГАУГН) «Ведет ли коперниканский переворот к идеализму?» в котором было показано, что в отличие от собственно коперниканского переворота (в астрономии) кантовский коперниканский переворот сохраняет эмпирический вектор аффицирования нашей чувственности со стороны кантовской [эмпирической] вещи самой по себе [КЧР, B306], что свидетельствует о реалистическом характере кантовского трансцендентализма3. Завершил эту линию аргументации доклад проф. М.Е. Соболевой (Германия, Марбург) «„Эмпирический“ реализм Канта», в котором было подчеркнута изначальная интенция Канта (resp. его трансцендентализма) на осмысление опыта. В интересном докладе проф. Л.А. Калинникова (Калининград) «Кант как физик и метафизик» было обращено внимание на то, что метафизику Канта невозможно понимать без его физики, а его трансцендентальный метод, по сути, представляет собой обобщение научного метода математического естествознания, в котором для объяснения (интерпретации) эмпирических фактов предлагаются «ноуменальные» (априорные) теории типа теории гравитации Ньютона для объяснения эмпирического движения тел. В докладе исследователя М.Р. Левина (Германия, Вупперталь) «Трансцендентальный поворот и идея философии» был затронут другой аспект кантовской метафизики, а именно ее категориальный характер, что позволяет говорить о «научном» характере подобного рода [трансцендентальной] метафизики. На дневном заседании семинара 22.04 было представлено, если можно так выразиться, более идеалистические трактовки кантовского трансцендентализма. В докладе доц. Д. Хогана (США, Принстон) «Абсолютное пространство и априори» был подчеркнут априорный характер кантовского трансцендентализма, что не позволяет считать его концепцию реализмом в чистом виде. В докладе проф. И.Д. Невважая (СГУ) «Трансцендентализм = реализм + конструктивизм» был обоснован тезис, что кантовский трансцендентализм выступает предтечей современного эпистемологического конструктивизма (ср. с приветственным словом акад. В. Лекторского; конструктивизм можно рассматривать как современную форму идеализма). Интересным было сообщение исследователя М. Ровбо (Германия, Беларусь) «Интерпретация понятия «трансцендентально объект» в современном кантоведении», которое было посвящено одному из самых проблематичных понятий кантовского концепции — трансцендентальному объекту/предмету. В докладе был представлен анализ этого концепта и его соотношение с другими основополагающими понятиями кантовской концепции: вещи самой по себе, ноумена в негативном смысле, явления, — без которых невозможно адекватно понять трансцендентальную метафизику.

Обсуждение проблематики первого дня работы трансцендентального семинара—2021 было продолжено на заседании «Пути и границы трансцендентальной метафизики» (модераторы С, Данько и М. Евстигнеев), которое было проведено на базе Школы философии ф-та НИУ «Высшая школа философии» (лаборатория трансцендентальной философии). Здесь стоит обратить особое внимание на доклад доц. Л. Форджионе (Италия) «Является ли Я в „я мыслю“ указательным? Кант и трансцендентальное обозначение Я» как развитие еще одного модуса metaphysica specialis трансцендентальной философии (теории) сознания. Хотелось бы отметить и доклад исследователя М. Воробьева (НИУ ВШЭ) «Трансцендентальная парадигма философствования как теоретический способ решения мета-философских проблем», в котором трансцендентальный подход Канта рассматривается как новая парадигма философии (метафизики) [ср. с докладом М. Левина выше]. В других докладах этой секции были представлены исторические предпосылки кантовского трансцендентализма (доклад А. Полякова о роли И. Тетенса в формировании трансцендентальной философии Канта) и рецепции кантовского трансцендентализма в пост-кантовской [современной] философии (Фихте, Новалис, Хайдеггер, Левинас, Витгенштейн). Это позволяет сделать вывод о важном значении кантовского трансцендентализма в качестве новой — трансцендентальной — парадигмы для развития философии вообще, в том числе и современной философии (метафизики).

23 апреля была проведена «неокантианская» секции «Развитие трансцендентального метода в неокантианстве и пост-неокантианстве» на базе факультета гуманитарных и социальных наук Российского университета дружбы народов. Основной темой обсуждения стала проблематика развития трансцедентального метода в контексте актуальности неокантианства и становления традиции пост-неокантианства в философии XXI в.

Работа секции под рук. проф. В.Н. Белова, была посвящена памяти профессора кафедры этики и эстетики СГУ им. Н.Г. Чернышевского, доктора философских наук — Леонида Ивановича Тетюева, научными интересами которого являлась область трансцедентальной философии в исторической и современной перспективе развития. Вначале заседания ведущий предложил почтить минутой молчания память недавно ушедшего из жизни известного ученого и философа, профессора из Катовице (Польша) Анджея Нораса, который одним из первых обратил внимание на формирование устойчивой традиции пост-неокантианства, отражающей повышение внимания к идеям И. Канта и неокантианской философии.

Работу секции открыл доклад В.Н. Белова «Актуальность неокантианства: феномен пост-неокантианства» отразивший магистральную линию дальнейших дискуссий и обсуждений. В докладе последовательно аргументировалась позиция, что неокантианство не является предметом только историко-философского анализа, а в полной мере представляет актуальную область исследования и в настоящее время его научный потенциал раскрывается в новых направлениях философской мысли. Неокантианство, уверен В.Н. Белов, не закончилось на рубеже XIX—XX веков, а продолжает развиваться в предметных полях философии науки и философии религии, а также в сфере философской рефлексии искусства и творчества. Процесс преодоления стереотипа о неокантианстве как о «тупиковой ветви развития» философии, уже состоявшийся в европейской традиции, должен быть объективно воспринят в российской современной гуманитарной мысли. Кроме того, феномен неокантианства нужно рассматривать в неразрывной связи с пост-неокантианством, в качестве имманентного продолжения критического противопоставления идей Канта к современным тенденциям и актуальным вопросам. Одна из первых попыток построения пост-неокантианского дискурса относится к В.Э. Сеземану, а в настоящее время данная позиция отчетливо выражается в новейших исследованиях Г. Вагнера, В. Флаха, К. Цайдлера, А. Помы.

Следующее выступление, представленное И.С. Дворкиным (Иерусалимский университет), было озаглавлено как «Трансцендентальное измерение языка в философии диалога». Уже в названии подчеркивалось существенное значение трансцендентальной проблематики выстраивания межкультурного диалога в наиболее широких его коннотациях. Традиция немецкой философии всегда отсылает к практическим аспектам применимости рациональных инструментов анализа языковых структур, среди которых наиболее яркими примерами является формирование единого пространства дискурса между сложнейшими вопросами человеческого существования, в том числе между духовными и материальными аспектами, наукой и религией, верой и знанием. Из содержания доклада эксплицитно выводится положение, заслуживающее особого внимания: при неоднозначности выявления в системе Канта вопроса о соотношении языка и мышления, а далее и соотношения логических структур языка и онтологической проблематики, тем не менее, обнаруживается, что кенигсбергский философ обозначил принципиальное недоверие к языковым структурам, а точнее к ограничениям понимания языка. В итоге в последующей философии под влиянием идей кантовской философии и трансцендентального идеализма в целом, например, в новом онтологизме в философии диалога М. Бахтина, раскрывается репрезентация языка как трансцендентальной формы речи, а не только как системы или структуры субъект-объектных отношений. Именно в таком понимании язык, обуславливающий речь и выражаемость онтологических категорий в их данности, может стать основой для творческого события и для открытого диалога.

В продолжении работы секции обсуждалось раскрытие неокантианства в историко-философском дискурсе и в применимости к актуальным проблемам философии и гуманитарного знания. Совместно выступили коллеги из БФУ им. Канта доценты В.С. Попова и В.И. Савинцев с докладом «Понятие времени и пространства в философии И.И. Лапшина», где в новом ракурсе было представлено наследие И.И. Лапшина в контексте критической рефлексии архитектоники кантовской философии в отечественной научной мысли. Последующее выступление доц. РУДН В.Б. Петрова раскрывало значение логических исследований В.Э. Сеземана в перспективе разрешения логических противоречий. Доклад отличался объективной оценкой российско-литовского философа, в особенности его своеобразной интерпретацией применимости логики. В.И. Пржиленский, профессор МГЮА им. О.Е. Кутафина, обозначил иной ракурс проблематики трансцендентальной философии в оптике социальной проблематики восприятия реальности. Проведенный в докладе компаративистский анализ оснований социального конструктивизма и трансцендентальной философии позволил выявить ряд практических аспектов применимости философского дискурса для преодоления социальных противоречий.

Следующие доклады образовали единую дискуссию от Канта и современников к Фихте и послекантовским прочтениям трансцендентальной философии. Открыл дискуссию В.Л. Махлин, профессор МПГУ, известный не только своими переводами фундаментальных трудов известнейших представителей мировой философии, но и неоценимым вкладом в развитии современной отечественной мысли. Доц. Л.Ю. Корнилаев (БФУ им. Канта) раскрыл ключевые интенции идеализма Фихте в последующем оформившимся неокантианстве в ракурсе пропозиции этики кантианства и фихтеанства. С.М. Малкина, профессор философского факультета СГУ, обозначила актуальный контекст дискуссии «перехода» от Канта к Фихте. Доц. СГУ М.А. Богатов в докладе «Трансцендентальное основание композиции „Бытия и времени“ Мартина Хайдеггера» отразил новейшие научные интенции в послекантовском прочтении немецкий трансцендентальной философии. В социально-политической и этической прагматике идеи кантовской философии обозначены доц. Е.В. Ислентьевой и проф. И.И. Лузиной (СГУ). Условной точкой в дискуссии можно считать выступление доц. РУДН И.Е. Лапшина, указавшим на сопряжение теологии и философии религии в развитии неокантианства.

В завершении секции были представлены доклады молодых ученых и студентов. Отметим выступление аспиранта РУДН А.С. Перепечиной, посвященное сложнейшей проблеме теоретико-познавательных оснований системы философии Г. Когена и их репрезентации в современном научном дискурсе. Аспирант РУДН А.В. Лебедева акцентировала внимание в своем докладе «А.В. Вейдеман в истории русского неокантианства» на необходимости объективной интерпретации наследия русского неокантианства. Доклады студентов РУДН Л.С. Киржнера и В.А. Беляевой продолжали обозначенную позицию. С точки зрения междисциплинарного потенциала трансцендентальной философии интерес представляет актуальная для современности тема доклада аспиранта СГУ О.А. Сомовой — «Материалистическое априори: неокантианские интерпретации в феноменологической теории», а также выступление студента МГУ Н.Д. Доронина, обозначившего линии соприкосновения аналитической философии и немецкого трансцендентального идеализма. Отдельно отметим заявленную тему студента СГУ Я.Д. Гущина — «Трансцендентальный проект профессора Л.И. Тетюева», а также попытку аспиранта РУДН Чжао Ли провести синтез западноевропейской и китайской философской традиций. Как итог, секция завершилась на обозначении наиболее перспективных направлений развития трансцендентальной философии в контексте повышения интереса к неокантианству и тенденции оформления пост-неокантианства.

Феноменологическая секция, проходившая на философском факультете Российского государственного гуманитарного университета 24 апреля, была посвящена развитию кантовской трансцендентальной метафизики в рамках metaphysica specialis: метафизики мира, метафизики души (психологии) и метафизики Бога (теологии). Секцию открыл доклад доц. С. Л. Катречко «Философия (метафизика) как Миро—воззрение (Weltanschauung). Концепт (целостность) Мира в трансцендентальной перспективе». Отталкиваясь от кантовского понятия миро—созерцания (Weltanschauung) как учения о Мире, докладчик рассмотрел возможность развития трансцендентальной мета-физики как исследование предметов возможного опыта и учение о мире как целом в трансцендентально-феноменологической перспективе.

В своем докладе «Вселенная как насыщенный феномен или пределы естественной установки сознания в космологии» проф. Нестерук А.В. (Портсмутский университет) остановился на возможности феноменологическом исследовании мира как вселенной. Несмотря на невозможность конституировать вселенную в целостный объект опыта сознания или мышления, докладчик предложил рассматривать ее «насыщенный феномен» в смысле Мариона. В своем докладе «Трансцендентализм, феноменология, мировоззрение» проф. РГГУ В.И. Молчанов исходил из примыкающего к Дильтею понимания мировоззрения как определенной картины мира, основанной на опыте. Этот ход позволил докладчику противопоставить в рамках трансцендентализма два подхода к мировоззрению: кантовский и гуссерлевский. Если для Канта опыт в отношении мира определяется априорными условиями, лежащими вне этого опыта, то в основе феноменологического мировоззрения лежит внутренний опыт рефлектирующего Ego, который не обусловлен никакими внешними условиями, то есть является беспредпосылочным. Последняя мысль получила развитие в докладе доцента Московского государственного университета пищевых производств Д. Н. Попова «Кризис культуры с позиции трансцендентальной феноменологии Э. Гуссерля и проблема мировоззрения». Докладчик подчеркнул, что в основе феноменологически понимаемого мировоззрения лежат опытные структуры трансцендентального сознания и коррелятивные им структуры жизненного мира, и рассматрел отличие так понимаемого мировоззрения от натуралистического и релятивистского типа мировоззрений.

Отдельный блок докладов был посвящен пониманию мира в феноменологической традиции, прежде всего, в трансцендентальной феноменологии Э. Гуссерля. Особое внимание докладчиков привлекла проблематика жизненного мира (Lebenswelt), и это не случайно: именно жизненный мир выступает коррелятом изначального опыта трансцендентальной субъективности. Различным аспектом жизненного мира были посвящены доклады доцента РАНХиГСа Белоусова М. А. «Жизненный мир, наука и кризис языка», проф. РГПУ им А.И. Герцена Крюкова А.Н. (Санкт-Петербург) «Феноменология жизненного мира и греки». Доцент Фролов А.В. (МГУ) в докладе «Мир, окружающий мир, жизненный мир в феноменологической перспективе» остановился на соотношение жизненного мира и мира вообще у Гуссерля и особо подчеркнул, что жизненный мир выступает лишь аспектом общего мира как такового, определяется им и трансцендирует в него. Без учета этого концепция жизненного мира имеет тенденцию к натурализации и упрощению. Специфике понимания мира в трансцендентальной феноменологии Гуссерля был посвящен доклад доц. РГГУ А.А. Шиян «Особенности гуссерлевского подхода к исследованию мира как целого». Докладчик подробно остановился на сложностях строго феноменологического рассмотрения мира, связанных с тем, что мир как целое недоступен опыту трансцендентальной субъективности и исследование мира как целого требует осуществления трансцендентальных эпохé и редукции нового типа.

Осмыслению соединению трансцендентально-феноменологической методологии и методов сущностной интуиции при познании реального «положения дел» в мире в философии Райнаха был посвящен доклад преподавателя ПСТГУ Кольцова А.В. «Трансцендентальная проблематика в лекционном курсе „Введение в философию“ А. Райнаха». Нетривиальность поставленной задачи была обусловлена тем, что обычно реалистическую феноменологию, представителем которой является Райнах, противопоставляют трансцендентальной феноменологии Гуссерля, докладчик, однако, показал, что это противопоставление не имеет под собой основания.

Феноменологическое осмысление мира получило развитие в философии «раннего» Хайдеггера, для которого жизненный мир выступал не коррелятом опыта восприятия как у Гуссерля, а соотносился с опытом повседневного употребления вещей и представлял собой систему отсылок. Генезис этого понимания окружающего мира у Хайдеггера из философии неокантианства был показан в докладе аспиранта РГГУ Вишнякова В.П. «Ранний Хайдеггер и неокантианство: переход от гилеоморфной структуры к мировой сети отношений».

Продолжением кантовского проекта метафизики души можно считать развитие трансцендентальной/феноменологической психологии (как модуса metaphysica specialis). Интересно отметить, что в поздний период творчества Гуссерль подчеркивал, что трансцендентальная феноменология занимается проблемами мира и наук о мире, тогда как проблематика сознания — поле исследований феноменологической психологии. Проблематики феноменологической психологии были посвящены доклады младшего научного сотрудника Института философии и права Сибирского отделения Российской академии наук (г. Новосибирск) Бердаус С.В. «В поисках феноменологической психологии: от региональной онтологии к жизненному миру» и переводчика из Екатеринбурга Терентьевой Т.А. «Неактуальность внимания в феноменологической метафизике или „что бросается в глаза“». В своем докладе Бердаус рассмотрела то, чем для Гуссерля была обусловлена необходимость создания феноменологической психологии и какие сложности и проблемы стоят перед ней. Терентьева подробно остановилась на роли неактуально данного в восприятии и методов его исследования. Теме трансцендентальной теории сознания было посвящено и выступление стажера-исследователя из НИУ ВШЭ А. Полтаржицкой «Концепция субъективного времени: трансцендентальный метод и когнитивные науки».

Тема метафизики Бога была представлена на феноменологической секции в докладе проф. РГГУ Коначевой С.А. «Трансцендентальный и феноменологический методы в теологии Карла Ранера». В докладе рассматривалось ранеровское понимание трансцендентализма Канта и феноменологии Гуссерля, исходя из которых он ставил вопрос о познании Бога. В отличии от Канта Ранер считал, что Бог как трансценденция может определенным образом присутствовать в конкретном человеческом экзистенциальном опыте и ставил вопрос о возможности обоснования теологии, исходя из этого опыта.

Завершал работу семинара круглый стол «Теология» 26 апреля, проведенный на базе РПУ св. Иоанна Богослова (модератор С. Катречко). Как следует из его названия, он был посвящен третьему модусу metaphysica specialis — трансцендентальной теологии (ср. с докладом С. Коначевой выше). Одной из тем обсуждения был вопрос об онтологическом доказательстве бытия Бога (как известно, позиция Канта здесь амбивалентна). В докладах магистрантов РПУ св. Иоанна Богослова Г.Диановой и А. Хошева были представлены реконструкции онтологического доказательства английского мыслителя 1-й половины ХХ в. Дж. Коллингвуда, который в своем творчестве сочетал традиции как континентальной (Кант, Гегель), так и аналитической философии.

Подводя общий итог работы, можно сказать, что на семинаре—2021 состоялось интересное обсуждение трансцендентальной проблематики (метафизики), были поставлены концептуальные проблемы и намечены пути их трансцендентального решения. На заключительном заседании была предложена приоритетная тематика обсуждения трансцендентального семинара—2022 — «Трансцендентализм и когнитивные науки», которая в свете бурного современного развития проблематики «искусственного интеллекта» представляется весьма актуальной.

 

1 См. материалы 2016 г. (программа: https://phil.hse.ru/trans; тезисы: https://elibrary.ru/item.asp?id=29024766), 2017 г. (программа: https://phil.hse.ru/plc/trans2017; тезисы: https://elibrary.ru/item.asp?id=30560011), 2018 г. (программа: https://gaugn.ru/en-us/faculties/philosophy/seminar; тезисы: https://elibrary.ru/item.asp?id=35240888), 2019 г. (программа и видео докладов: https://gaugn.ru/ru-ru/faculties/philosophy/seminar/program2019; тезисы: https://elibrary.ru/item.asp?id=39452678; материалы: https://elibrary.ru/item.asp?id=41494716), 2020 г. (программа: https://gaugn.ru/ru-ru/faculties/philosophy/seminar2020; тезисы: https://elibrary.ru/item.asp?id=44404439).

2 См. программу семинара: https://www.rsuh.ru/education/ff/transtsendentalnyy-povorot-v-sovremennoy-filosofii-6.php, а также сборник тезисов: https://www.academia.edu/47393776/.

3 Одним из итогов работы трансцендентального семинара была подготовка специального (четвертого) выпуска «Трансцендентального журнала» (см.: transcendental.ru), посвященного проблеме реалистической трактовки кантовского трансцендентализма. В нем представлены статьи (переводы на русский) Д. Хайдеманна, С. Катречко и Т. Розефельдта, доклад последнего из которых («Как быть реалистом относительно идеализма Канта») был представлен в программе семинара, но не состоялся из-за болезни докладчика.

×

About the authors

Sergey L. Katrechko

Russian Orthodox University of St. John the Divine (ROU)

Author for correspondence.
Email: skatrechko@gmail.com

PhD in Philosophy (Logic), Associated Professor, Head of the Department of Philosophy and Theology, Russian Orthodox University of St. John the Divine (ROU); Associate Professor, Faculty of Philosophy, State Academic University of the Humanities (SAUH)

11a, Chernyshevsky lane, Moscow, 127473, Russian Federation

Pavel A. Vladimirov

Saratov branch of Samara State Transport University

Email: sturmrock@yandex.ru

Сandidate of Philosophy

1a, Internatsionalnyi Proezd, Saratov, 410004, Russian Federation

Aleksandra S. Perepechina

RUDN University

Email: perepechina-as@rudn.ru

Postgraduate Student, Department of Ontology and Gnoseology

6, Miklukho-Maklaya Str., Moscow, 117198, Russian Federation

References


Copyright (c) 2021 Katrechko S.L., Vladimirov P.A., Perepechina A.S.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies