Brexit: the Assumptions, Factors and Prospects

Abstract


The article contains the analysis of the United Kingdom European Union membership referendum. Within the scope of the analysis fall such aspects of it as its preconditions, its context, arguments of both its proponents and opponents, as well as the factors that influenced its outcome and its possible consequences. The relevance of the article is due to the importance of the referendum in question and its possible influence on the future of the European Union.

Прошедший в 2016 г. в Великобритании референдум о членстве страны в Европейском Союзе и завершившийся победой противников членства, несомненно, оказал и продолжит оказывать влияние как на будущее Европейского Союза, так на ситуацию вне его. В рамках динамики развития Европейского Союза на протяжении последних десятилетий речь шла только о его расширении: с какой скоростью оно должно происходить и какие страны достойны входить в ЕС? Референдум в Великобритании - это первый за последнюю четверть века крупный пример противоположного: целесообразно ли само существование Союза в той форме, которую он приобрел, выгоден ли он для своих членов и не стоит ли покинуть его? Одержав победу, евроскептики сместили «окно Овертона», задав новый формат обсуждения проблем ЕС, ранее бывшим уделом маргиналов. Это в совокупности с ростом евроскептических настроений в других странах ЕС, проблемами которые испытывает Союз на настоящем этапе своего развития, и осложнившейся ситуации на международной арене привело к тому, что этот референдум может оказаться поворотной точкой в развитии Союза. Предыстория Однако прежде чем говорить непосредственно о референдуме, следует сказать об истории членства Великобритании в ЕС и о том, какие предпосылки привели к настоящей ситуации. Великобритания не относится к странам - основателям Европейского Союза. Страны, входящие в него, традиционно группируют определенным образом по тому, когда они вошли в Союз и какую роль в нем играют. Основателями ЕС считается «Внутренняя шестерка» (Inner Six): Германия, Франция, Италия и страны Бенилюкса, подписавшие Парижский договор 1951 г. Противовесом им выделяется «Внешняя семерка» (Outer Seven): Австрия, Дания, Норвегия, Португалия, Швеция, Швейцария и Великобритания, которые создали свой собственный экономический союз: Европейскую ассоциацию свободной торговли. Организация существует до сих пор, однако большинство из ее стран-основателей со временем «переметнулись» в ЕС (тогда именовавшийся Европейскими сообществами). В современной структуре ЕС можно обнаружить следы этого разделения: крупнейшими центрами силы в ЕС до текущего момента считались Германия и Франция (иногда в целях анализа объединяемые во Франкогерманию), которые чаще отстаивали позицию большей интеграции (еврооптимизм) и противостоящая им Великобритания, выступавшая за ограниченную интеграцию (евроскептицизм) [2. P. 174]. Первая попытка вступить в Европейские сообщества была предпринята Великобританией в 1961 г. Тут можно упомянуть, что технически Европейские сообщества появились в 1967 г. с подписанием Договора слияния, однако составлявшие их организации: Европейское сообщество по атомной энергии, Европейское объединение угля и стали и Европейское экономическое сообщество уже существовали к этому моменту. Однако президент Франции Шарль де Голль в 1963 г. наложил на заявку Великобритании вето. Традиционно считается, что он полагал, что Великобритания как член европейского интеграционного проекта будет выступать в роли «троянского коня» США, препятствуя объединению [11]. Позже он наложил вето на вторую заявку в 1967 г. Новая попытка вступить в ЕС была предпринята в 1969 г., после отставки де Голля. Она оказалась успешной, в 1972 г. был принят закон «О Европейском сообществе», который инкорпорировал законодательство ЕС в юридическую систему Великобритании (а также придал ему приоритет перед местными законами), и с 1 января 1973 г. Великобритания вступила в Европейские сообщества. Однако пришедшие к власти на выборах 1974 г. лейбористы сделали частью своей предвыборной программы обещания провести референдум по вопросу членства. На том этапе европейская интеграция в основном заключалась в экономическом сотрудничестве, общем рынке и гармонизации законодательства для этой цели, о политической интеграции речь еще не шла. Это предопределило позиции партий: подавляющая часть консерваторов и правая часть лейбористов выступали за вхождение, в то время как против вступления однозначно выступали лишь левые лейбористы, опасавшиеся того, что открытый рынок навредит интересам местных рабочих и предпринимателей. Референдум прошел 5 июня 1975 г., и 67,23% голосов было отдано в пользу членства в ЕС. Хотя практически по всей Великобритании победили сторонники членства, их преимущество было слабее всего вне собственно Англии, а внутри Англии - в крупных городах: Лондоне и Манчестере. Это распределение, по сути, поменялось на 180 градусов в течение десятилетий, как будет показано ниже. После референдума, хотя евроскептические настроения и имелись в британском обществе, они долгое время не могли завоевать широкую популярность. Так, на выборах 1983 г. лейбористская партия сделала обещания выйти из ЕС частью своей предвыборной программы и проиграла выборы консерваторам во главе с Маргарет Тэтчер. В 1992 г. был подписан Маастрихтский договор, ставший важным шагом на пути к политической интеграции Европы, расширив ее на области внешней политики, единой валюты и кооперации в судебной сфере. Уже тогда часть консервативной партии Великобритании противостояла договору, утверждая, что отданные в компетенцию супранациональных неизбираемых институтов полномочия слишком значительны и подрывают суверенитет страны, а Тэтчер в своей речи в Палате лордов заявила, что «никогда бы не подписала этот договор» [8]. В целом именно на 90-е гг. приходится рост евроскептических настроений в Великобритании и их оформление в политические организации. Так, в 1994 г. была создана Партия референдума (Referendum Party), предлагавшая, как следует из названия, провести референдум о членстве страны в ЕС. На выборах 1997 г. она собрала 2,6% голосов, не завоевав ни одного места в Парламенте (выборы в Великобритании проводятся по мажоритарной системе), после чего прекратила существование. Тогда же возникла Партия независимости Соединенного королевства (UK Independence Party или UKIP), в 90-х гг. не имевшая заметной популярности, но наращивавшая ее в течение 00-х. Так, она последовательно улучшала свои результаты на выборах в Европарламент (избираемый в Великобритании по пропорциональной системе с партийными списками): третье место на выборах 2004 г. с 16,1% голосов, второе место в 2009 с 16,5% голосов, первое место в 2014 с 26,6% голосов. На всеобщих выборах в Великобритании в 2015 UKIP завоевала 12,7% голосов и одно место в Парламенте. Также можно упомянуть референдумы по Конституции Евросоюза, проходившие в 2005 г. Хотя именно проголосовавшие против Конституции французы и голландцы, по сути, остановили процесс ратификации, но референдум должен был пройти и в Великобритании. Судя по опросам, большинство высказывалось против Конституции. Так, опрос, проведенный Евробарометром в феврале-марте 2004 г., показал, что из всех «старых» стран-членов (15 государств, составлявшие Евросоюз до его расширения в 2004 г.) у Великобритании были одни из самых низких показателей: 42% за и 24% против [9. P. 116]. В тоже время опрос, проведенный исследовательской группой IMC, показал, что в доля противников Конституции колебалась от 39% до 54% в зависимости от формулировки [3]. Таким образом, процесс осмысления необходимости и целесообразности членства Великобритании в ЕС мог бы начаться на десятилетие раньше, если бы именно позиция британцев привела к неудаче с Конституцией Евросоюза. С другой стороны, как будет показано ниже, тот факт, что «замена» Конституции - Лиссабонский договор был ратифицирован Парламентом, а не в рамках референдума, стал одним из важных аргументов противников членства Великобритании в Евросоюзе. Этот исторический экскурс показывает, что рост евроскептических настроений в Великобритании был связан изначально с трансформацией экономического союза в политический. На приведенном ниже графике (рис. 1) показана динамика отношения граждан Великобритании к Европейскому Союзу (Европейским сообществам) с момента вступления по 2009 г. согласно опросам Евробарометра. Рис. 1. Динамика отношения граждан Великобритании к Европейскому Союзу с момента вступления по 2009 г. согласно опросам Евробарометра. Вопрос: В общем и целом, считаете ли Вы, что членство Вашей страны в Европейском сообществе (Общем рынке) - это... Синий - хорошая вещь, красный - плохая вещь, зеленый - не плохая и не хорошая вещь, фиолетовый - не знаю. Данные по Великобритании и ЕС в среднем Как видно, пик еврооптимистических настроений в Великобритании пришелся на начало 90-х прямо перед подписанием Маастрихстского договора, дальнейшее резкое падение привело к росту числа людей, не определившихся со своим выбором, которые на протяжении 00-х перешли в стан «евроскептиков» или занимающих нейтральную позицию. Естественно, рост евроскептических настроений был связан с множеством факторов, особенно во вторую половину 00-х годов, однако уровень евроскептицизма всегда был выше, чем в среднем по Европе, и пережил значительно более резкое падение после оптимизма начала 90-х, чем в других странах Союза. Также необходимо сказать о том, что Великобритания всегда наслаждалась исключительным положением в рамках Европейского Союза, с одной стороны, не будучи полностью интегрированной в его институты, а с другой - имея привилегии, не предусмотренные общими положениями договоров Евросоюза. Это обеспечивается в первую очередь так называемым «отказом от участия» (opt-out), когда страна Европейского Союза может отказаться подчиняться части его договоров и законодательных актов. Великобритания отказалась от участия в 5 сферах (наибольшее число отказов среди всех стран - членов ЕС). В 1995 г. Великобритания отказалась от подписания Шенгенского договора, а при подписании Амстердамского договора в 1997 г., который инкорпорировал в себя Шенгенский договор, выторговала себе право участвовать лишь в отдельных его положениях. При подписании Маастрихтского договора Великобритания отказалась от участия в создании единой валюты - евро, последующие попытки лейбористов добиться вступления страны в Еврозону не привели к успеху. Во время подписания Лиссабонского договора Великобритания добилась «отказа от участия» в том, что касается подчинения положениям Хартии Европейского Союза по правам человека, опасаясь, что ее нормы приведут к изменению трудового законодательства страны в пользу больших прав профсоюзов [21]. Наконец, Великобритания имеет право отказываться от участия во всем, что связано с «Областью свободы, безопасности и правосудия» (Area of freedom, security and justice): набором правил и норм Евросоюза, касающихся гражданства, иммиграции, перемещения граждан между государствами и борьбой с правонарушениями в этих сферах. Помимо этих «отказов от участия» в рамках взаимоотношений Великобритании и ЕС существует так называемый механизм «уступки Великобритании» (UK rebate): начиная с 1985 г., по запутанным процедурам ежегодно высчитывается компенсация, которую ЕС выплачивает Великобритании в счет вклада, который Великобритания вносит в бюджет ЕС. Не углубляясь в детали расчета «уступки», можно просто указать, что на основе вклада Великобритании в бюджет ЕС в 2014 г. в размере 16,6 миллиардов евро, в 2015 г. Великобритания получила «уступку» в размере 6,2 миллиардов евро [9. P. 44]. Данный механизм не является частью законодательства Европейского Союза, а существует в рамках отдельных договоренностей, которые должны перезаключаться каждые 7 лет. В рамках обзора выше не упомянута сделка, которая была заключена между Великобританией, представляемой премьер-министром Дэвидом Кэмероном, и другими странами ЕС, и подтвердила особый статус Великобритании в ЕС. Она должна была вступить в силу в случае победы сторонников членства Великобритании в ЕС на референдуме и, очевидно, не будет реализована. Подробнее о ее положениях будет сказано ниже. Таким образом, к моменту, когда референдум о членстве Великобритании в ЕС стал реальностью, страна подошла с долгой традицией евроскептицизма, особым статусом в рамках ЕС и соответствующим отношением со стороны других стран-членов, недовольных тем, что Великобритания получает от членства в ЕС больше, чем отдает, и препятствует дальнейшей евроинтеграции. Политические события, предшествовавшие референдуму Как было показано выше, отношение к членству в ЕС заметно поменялось в Великобритании с момента вступления страны в него, также изменился и сам союз. Если при вступлении только лишь левая часть политического спектра противостояла членству, то к началу 10-х левые выступали en masse за членство, а возражали против него правые. После того, как при принятии Лиссабонского договора не был проведен референдум по этому вопросу (хотя такое обещание было дано правящей в тот момент Лейбористской партией в предвыборном манифесте 2005 г. [14]), консервативное правительство, победившее на выборах 2010 г., решило укрепить суверенитет Великобритании. Им в Парламент был внесен акт (European Union Act 2011), который законодательно обязывал власти страны провести референдум в случае, если будут внесены какие-либо поправки в Лиссабонский договор или Договор о функционировании Европейского Союза. Наблюдая рост евроскептических настроений в Великобритании и завоевывающую все большую популярность UKIP, Консервативная партия попыталась не допустить «утечки» своего избирателя вправо [13] и провозгласила, что в случае победы на выборах 2015 г. она добьется нового, более выгодного статуса Великобритании в ЕС, после чего не позже конца 2017 г. будет проведен референдум по данному вопросу [6]. После серии переговоров с другими странами - членами ЕС и европейскими чиновниками в феврале 2016 г. было объявлено о достигнутых договоренностях касательно нового статуса Великобритании в Европейском Союзе, после чего референдум был назначен на 23 июня 2016 г. Среди основных положений этих договоренностей значатся следующие [15]. ¨ Великобритания имеет право выплачивать иммигрантам из других стран ЕС меньше пособий и бонусов (связанных, например, с трудовым законодательством или поддержкой семьи), чем своим собственным гражданам. ¨ Парламенты стран-членов, числом не менее 16, имеют право возражать принятым законам ЕС и отправлять их на доработку, однако они не могут заблокировать их полностью. ¨ Национальные правительства получают больше прав депортировать граждан других стран ЕС. ¨ Страны, не входящие в Еврозону, не будут подчинены никаким законам, связанным с функционированием Еврозоны, а страны, входящие в Еврозону, не имеют права принимать такие меры и законы, которые выгодны в первую очередь им самим. ¨ Европейский парламент должен принять ряд законов, которые затрудняют предоставление права на жительство родственникам тех граждан государств вне ЕС, которые уже имеют право проживать в нем. ¨ Великобритания не обязана подчиняться положению о «все более тесном союзе народов [Европы]» (ever closer union of the peoples [of Europe]). Речь идет о формулировке из преамбулы Лиссабонского договора, которая имеет символическое значение, но не имеет юридической силы. Тот факт, что достигнутые договоренности являлись заслугой действующего премьер-министра, предопределил позицию руководства Консервативной партии, которое выступало за членство Великобритании в ЕС (хотя следует отметить, что даже в рамках правящего Кабинета, вопреки сложившейся традиции, было допущена агитация, как «за», так и «против»). Можно предположить, что идея политических элит Великобритании заключалась в том, чтобы выторговать себе еще более выгодные условия существования в ЕС, одновременно дав возможность недовольным высказаться, но при этом закрыв дискуссию о членстве страны ЕС на долгое время. Позиции сторон Так как референдум предлагал однозначный выбор «или-или», а незадолго до этого правительство Великобритании успешно договорилось с ЕС о новом статусе в рамках Союза, речь можно вести только о двух сторонах в этом вопросе: тех, кто выступал за членство страны в ЕС, и тех, кто выступал против этого. Эти группы получили в последние месяцы название VoteRemain («голос за то, чтобы остаться») и VoteLeave («голос за то, чтобы покинуть»). Хотя технически существовал ряд организованных групп, выступавших за ту или иную позицию, по факту все они выступали за одно из двух решений вопроса. Приступая к описанию позиций и аргументов сторон, необходимо сделать следующее отступление. Ввиду происходящих в глобальном масштабе изменений в политической повестке, разнородности групп, входящих в одну из двух вышеуказанных коалиций, разницы в употреблении политических терминов в разных странах, что привело к искажению и вымыванию смысла из традиционных терминов, затруднительно описывать позиции сторон в традиционных понятиях: левые/ правые, авторитаристы/либертарианцы, экономическая свобода/политическая свобода. Гораздо более продуктивным, по мнению автора, является проблемно-ориентированный подход (issue-based approach), когда выделяются конкретные спорные вопросы и анализируются позиции сторон по ним. Используя данный подход, можно выделить три основных и шесть вспомогательных блоков вопросов, вокруг которых шли дебаты во время, предшествующее референдуму. К числу основных блоков относятся: - экономические вопросы; - вопросы иммиграции, этнического баланса и культурной идентичности; - вопрос суверенитета. К числу вспомогательных блоков относятся: - вопрос безопасности (связан с вопросами иммиграции); - риск дезинтеграции Соединенного королевства; - вопрос о целесообразности Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (TTIP) (связан с экономическим блоком и вопросом суверенитета). Речь идет о предлагаемом торговом договоре между США и ЕС, цель которого - создать де-факто единую торговую зону между ними двумя (конкретные положения договора засекречены); - вопросы сотрудничества в сфере науки и образования; - вопрос расширения ЕС (связан вопросами иммиграции и безопасности); - вопрос о Государственной службе здравоохранения (National Health Service) - организации, предоставляющей медицинскую помощь гражданам и резидентам Великобритании (связан с экономическим блоком, а также вопросами иммиграции и TTIP). В целях точности можно заметить, что по факту существуют четыре схожие службы, предоставляющие эти услуги в различных странах, составляющих Великобританию. Проанализируем подробнее три основных блока проблем. Вопрос экономики являлся одним из ключевых в рамках дебатов о членстве Великобритании в ЕС. Очевидно, что на настоящий момент экономика Великобритании тесно интегрирована с другими странами Европейского Союза. В целом как сторонники, так и противники членства в ЕС соглашаются с тем, что выход Великобритании из ЕС создаст ряд проблем для экономики страны: потеря рабочих мест, связанных с ЕС, нестабильность на финансовых рынках, возможное снижение темпов роста ВВП или рецессия, осложнения в торговле со странами ЕС и т.п. [18]. В данной ситуации основной аргумент сторонников выхода заключается в том, что, хотя выход Великобритании из ЕС и нанесет определенный урон экономике страны, но при правильной экономической политике издержки можно будет свести к минимуму, в то время как появятся дополнительные возможности оживить экономическую ситуацию. Отсутствие выплат в бюджет ЕС высвободит дополнительные средства (особенно с учетом того, что Великобритания выплачивает в бюджет ЕС больше денег, чем от него получает: средства, передаваемые в бюджет ЕС, составляют 1% госрасходов, или 2% собираемых налогов [19]). Отсутствие необходимости подчиняться стандартам и регуляциям из Брюсселя позволит повысить эффективность экономики, что создаст дополнительные рабочие места, новые малые и средние предприятия, а также позволит отменить часть налогов и более эффективно собирать уже существующие [17]. Что касается доступа к рынкам ЕС, то сторонники выхода из ЕС приводили в пример другие государства (США, Индия, Китай, Япония), которые осуществляют значительный объем торговли с ЕС, не являясь членами Союза. При этом Великобритания имеет отрицательный торговый баланс со странами ЕС (около 100 миллиардов фунтов в год [16]), а значит, не в интересах ЕС будет воздвигать торговые барьеры между акторами. Как и во многих других подобных дебатах, не существует определенного консенсуса по конкретным результатам, к которым приведет выход Великобритании из ЕС: каждая сторона цитирует те исследования, которые подтверждают ее точку зрения. Однако стоит указать на сравнительную важность данного блока вопросов для сторонников и противников членства. В то время как сторонников членства это являлось наиболее принципиальным вопросом (для 40% сторонников), для противников этот вопрос был намного менее важен (для 25% противников) [12. P. 30. Table 28]. Следует указать, что вопрос выше включает в себя только непосредственное влияние выхода из ЕС на экономику, не учитывая смежные вопросы. Однако и при учете всех вопросов данный блок проблем был более актуален для сторонников членства. Главным блоком проблем для противников членства являлся блок вопросов иммиграции, этнического баланса и культурной идентичности. Согласно политике свободного перемещения людей внутри Европейского Союза любой гражданин Союза имеет право свободно перемещаться в любую страну Союза с целью трудоустройства и проживания там, что приводит к увеличению числа мигрантов из восточно-европейских стран (например из Польшы). Одновременно в последние годы Евросоюз испытал на себе волну нелегальной миграции из стран Третьего мира, когда множество беженцев попытались получить убежище в рамках стран ЕС. Великобритания как страна - член ЕС обязана была принимать у себя часть этих мигрантов. С третьей стороны, проводимая в последние десятилетия британским правительством политика мультикультурализма привела к последовательному увеличению процента нерожденных в Великобритании резидентов (рис. 2). По мнению противников членства страны в ЕС, это в среднесрочной перспективе (по мере укоренения мигрантов и получения ими гражданства) приведет к смещению этнического баланса страны. Population of England @ Wales born outside the UK % Рис. 2. Процент населения Англии и Уэльса, рожденного за пределами Соединенного королевства. Источник: ONS Лишь часть ответственности за такую ситуацию можно возложить на власти Евросоюза (вызывающие наибольшую неприязнь со стороны коренных жителей группы мигрантов происходят не из ЕС, а из бывших колоний Великобритании). Но по факту данная часть политики национального правительства рассматривается в контексте господствующей в ЕС парадигмы мультикультурализма, а значит, противники членства Великобритании в ЕС голосовали, по сути, против текущей миграционной политики правительства, даже если большая часть мигрантов попала в Великобританию извне ЕС. Филлип Коллинз, бывший спичрайтер Тони Блэра, обозначил это как «референдум об иммиграции, замаскированный под референдум о Европейском Союзе» [20]. Подробнее о последствиях такого сопротивления мульткультурализму будет сказано далее, однако сейчас можно отметить, что в данном случае наблюдалось обратное распределение важности данного блока проблем среди сторонников и противников членства. Если брать только лишь вопрос о количестве иммигрантов в Великобритании, без смежных проблем, то он был важен для 15% сторонников членства и 49% противников [12. P. 30. Table 28]. Третьим ключевым блоком вопросов стал вопрос о суверенитете Соединенного королевства. Любая страна, заключая международные договоры и вступая в международные организации, отдает часть своего суверенитета, будучи вынуждена подчиняться внешним законам и правилам. Однако случай ЕС является беспрецедентным, так как предполагает крайне медленный процесс постепенной передачи значительной части полномочий с национального на супранациональный уровень. С другой стороны, существует долгая традиция критики Европейского Союза за так называемый демократический дефицит. Из трех основных руководящих институтов ЕС только Европарламент избирается напрямую, в то время как Европейская комиссия и Европейский совет (с дополняющим его Советом Европейского Союза) не черпают свою легитимность напрямую от избирателей. С точки зрения институционализма в супранациональных организациях и конфедерациях существует неустранимое противоречие, когда, с одной стороны, должен был соблюден принцип равенства между государствами (как в международных организациях), а с другой - принцип равенства граждан (как в национальных государствах). По мнению евроскептиков, структура ЕС слишком сильно способствует первому принципу. Более того, неизбираемая брюссельская бюрократия еще более смещает баланс власти в ЕС от граждан к институтам. Все это приводит к тому, что среди людей, критически настроенных к ЕС, господствует представление о нем как об организации безличных бюрократов, которая не отчитывается перед гражданами, в то же время имея власть издавать законы, которым они обязаны подчиняться [5. P. 360]. Как было указано выше, Великобритания имеет в ЕС особый статус, который позволяет ей не участвовать в части проектов европейской интеграции и не подчиняться части законов ЕС. Однако даже существующая степень интеграции выглядела для многих британцев чрезмерной. Так, британское законодательство имеет более низкий приоритет по сравнению с законодательством Союза. Принцип единогласного решения вопросов в Европейском Совете, когда все страны имеют равный вес, приводит к ситуации, когда решения, влияющие на жизнь и благополучие всех граждан Великобритании (например вопрос о принятии беженцев), принимаются советом, где все участники, кроме одного, не имеют никакого отношения к гражданам Великобритании, не представляют их и не избраны ими. К этому всему нужно добавить, что в последние десятилетия эти тренды шли по нарастающей: ЕС передавались все большие полномочия. Когда Великобритания вступала в ЕС в 70-х гг., он был экономическим интеграционным объединением - «Союзом европейских государств», если можно так выразиться. Но после подписания Маастрихтского соглашения и далее речь велась о «Европейском Союзе», где национальные государства и национальные идентичности должны быть в перспективе заменены общей европейской идентичностью [10]. Именно поэтому при переговорах о новом статусе Великобритании в ЕС Дэвид Кэмерон добился, чтобы формальная фраза Лиссабонского договора о «все более тесном союзе» не относилась к Великобритании. Таким образом, позиции сторонников и противников членства Великобритании в ЕС по данному вопросу определялись тем, готовы ли они в перспективе отказаться от своей национальной идентичности для более комфортного существования в едином союзе либо считают нужным пойти на определенные потери ради сохранения ее. Исходя из этого неудивительно, что вопрос потери суверенитета являлся гораздо более значимым для противников членства, чем для сторонников. Так, способность Великобритании принимать свои собственные законы являлась важным вопросом для 30% противников членства и для менее 5% сторонников [12. P. 30. Table 28].

I E Khlebnikov

Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

Email: anithageneis@gmail.com
Miklukho-Maklaya str., 10/2, Moscow, Russian Federation, 117198

  • Arnold T. Tracing the origins and evolution of Euroscepticism in the UK // EUSVox. 22 July 2015. URL: https://eusvox.wordpress.com/2015/07/22/tracing-the-origins-and-evolution-of-euroscepticism-in-the-uk.
  • Bretherton С., Vogler J. The European Union as a Global Actor. Routledge, 2006.
  • Carter R. UK 'yes' camp takes lead for first time // EUobserver. 9 February 2005. URL: https://euobserver.com/institutional/18370.
  • Census shows rise in foreign-born // BBC. 11 December 2012. URL: http://www.bbc.com/news/uk-20677515.
  • Chryssochoou D.N. Democracy and the European polity // Cini M. European Union politics (2nd ed.). Oxford University Press, 2007.
  • David Cameron pledges EU referendum if Conservatives win next election // RTE News. 24 January 2013. URL: http://www.rte.ie/news/2013/0123/364037-david-cameron-eu.
  • Eurobatometer Spring 2004 Report // European Commission. 2004. URL: http://ec.europa.eu/ public_opinion/archives/eb/eb61/eb61_en.pdf.
  • European Communities (Amendment) Bill Speech // Margaret Thatcher Foundation. 7 June 1993. URL: http://www.margaretthatcher.org/speeches/displaydocument.asp?docid=108314.
  • European Union Finances 2015: statement on the 2015 EU Budget and measures to counter fraud and financial mismanagement // HM Treasury. December 2015. URL: https://www.gov.uk/ government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/483344/EU_finances_2015_final_web_ 09122015.pdf.
  • Geary P.J. Europe of Nations or the Nation of Europe // Lusophone Journal of Cultural Studies. 2013. Vol. 1. № 1. URL: http://estudosculturais.com/revistalusofona/index.php/rlec/ article/viewFile/6/31.
  • Henley J. Britain and the EU: the story of a very rocky marriage // The Guardian. 23 June 2016. URL: https://www.theguardian.com/world/2016/jun/23/referendum-britain-and-the-eu-the-story-of-a-very-rocky-marriage.
  • Ipsos MORI Political Monitor - May 2016 // Ipsos MORI. 18 May 2016. URL: https://www.ipsos-mori.com/Assets/Docs/Polls/pm-may-2016-tables.pdf.
  • Janssen K. Fateful O'Hare Airport pizza meeting sealed Brexit vote deal: British media // Chicago Tribune. 24 June 2016. URL: http://www.chicagotribune.com/topic/business/economy/european-union-ORGOV000067-topic.html.
  • Labour's promises on an EU referendum // The Telegraph. 27 September 2007. URL: http://www.telegraph.co.uk/news/uknews/1564312/Labours-promises-on-an-EU-referendum.html.
  • McKinney C.J. Explaining the EU deal: an introduction // Full Fact. 26 May 2016. URL: https://fullfact.org/europe/explaining-eu-deal-introduction.
  • Pearson A. Sir James Dyson: 'So if we leave the EU no one will trade with us? Cobblers..' // The Daily Telegraph. 10 June 2016. URL: http://www.telegraph.co.uk/men/thinking-man/ sir-james-dyson-so-if-we-leave-the-eu-no-one-will-trade-with-us.
  • Redwood J. We cannot set fair taxes as long as Britain remains in the EU // The Telegraph. 7 June 2016. URL: http://www.telegraph.co.uk/news/2016/06/07/we-cannot-set-fair-taxes-as-long-as-britain-remains-in-the-eu.
  • Robertson J. Brexit vote may spark recession, Mark Carney warns // BBC. 12 May 2016. URL: http://www.bbc.com/news/business-36273448.
  • The government's EU leaflet: cost of the EU // Full Fact. 8 May 2016. URL: https://fullfact.org/ europe/governments-eu-leaflet-cost-eu.
  • Ward O. Toxic Brexit debate has led the U.K. into political turmoil: Analysis // Toronto Star. 25 June 2016. URL: https://www.thestar.com/news/world/2016/06/25/toxic-brexit-debate-has-lead-the-uk-into-political-turmoil-analysis.html.
  • Williams L. Should a referendum be held on EU treaty? // Liverpool Daily Post (retrieved from Internet Archive). 9 October 2007. URL: https://web.archive.org/web/20071020052848/ http:/www.liverpooldailypost.co.uk/views/liverpool-debate/2007/10/09/should-a-referendum-be-held-on-eu-treaty-64375-19922428.

Views

Abstract - 358

PDF (Russian) - 227

PlumX


Copyright (c) 2017 Khlebnikov I.E.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.