China Djibouti: Strategic partnership in East Africa

Cover Page

Cite item

Abstract

The development of Chinese-African relations obtains a long history. Within its history, developing countries moved toward mutually beneficial partnerships developing a geopolitical alternative to the “North-South” relations. This paper examines improving relations between China and Djibouti and the main motives, principles and benefits derived from relationships of two countries within the framework of the “South-South” cooperation concept. Investigating two countries’ cooperation authors are guided by such international databases as China Africa Research Initiative, AidData, China Africa Project as well as “Russian and Chinese aid”. The paper is considering key investments projects and their role in the development of the African country economy as well as China aid in the struggle with economic and social problems. In its role, Djibouti being a logistic hub in South Africa plays a significant part in Chinese geoeconomic and political projects in South Africa. The present analysis allows to make the conclusion that Djibouti not only develops the shipping ecosystem but also gains influence on regional affairs and in international organisations. By means of the deployment of the military base China creates a favourable investment climate with a view to extending the volume of investments and trade.

Full Text

Введение Китайско-африканские отношения зародились в 60-х годах XX века, формируются в условиях холодной войны и противостояния двух политических систем и приобретают современный облик в начале 1990-х годов с распадом Советского Союза. В течение этого времени были сформированы принципы политических, дипломатических и экономических отношений и связей Китая и стран континента, выработанные в ходе многочисленных взаимных визитов как африканских, так и китайских лидеров [1. С. 37]. По результатам первого Форума сотрудничества Китай-Африка в Пекине публикуется Программа китайско-африканского сотрудничества в области экономического и социального развития [2], которая стала прологом к развитию сотрудничества между Китаем и государствами Африки в XXI в. [3. С. 78]. Китайско-африканские отношения являются предметом современных исследований, в котором представлены две точки зрения. Согласно первой точке зрения, развитие китайско-африканских отношений обусловлено потребностью Китая в ресурсах [4. С. 134]. Такая политика КНР, направленная на реализацию исключительно своих интересов в Африке, получила название «политики неоколониализма» [5]. В контексте политики неоколониализма возникло выражение “debt-trap diplomacy”, «дипломатия долговой ловушки» (debt-trap diplomacy) [6. С. 17], характеризующееся тем, что имущество или активы государства-заемщика могут быть конфискованы государством-кредитором в случае накопления долга и невозможности его погашения. Согласно другой точке зрения, сотрудничество между Китаем и странами континента является взаимовыгодным и соблюдает принципы концепции “Юг-Юг” [7. С. 345; 8; 9], т.е. взаимоотношения между Китаем и государствами Африки приносит взаимную выгоду для обеих сторон. Для КНР данная выгода, главным образом, заключается в продвижении проекта «Один пояс - один путь» и развитии внешнеэкономических связей со странами Африки, для африканских государств - сотрудничество в сфере инвестиций, образования, торговли, гуманитарного обмена [10. C. 34; 11]. Одним из аспектов китайско-африканских отношений, которому уделяется отдельное внимание со стороны исследовательского сообщества, является кредитно-финансовая политика Китая. Данная тенденция обусловлена тем, что Китай становится ведущим кредитором для стран континента [12]. В ходе исследования автор использует такие базы данных, как российская и китайская помощь [13], CARI (China-Africa Research Initiative) [14], The China Africa Project [15], Aid Data [16]. Согласно данным проектам, китайская инвестиционная политика, способствующая привлечению китайских компаний, имеет отличительные признаки по сравнению с политикой, проводимой Парижским клубом. Главные отличия, выделяемые исследователями Института международных исследований имени Хопкинса, являются подходы КНР к ослаблению долговой нагрузки на правительства стран Африки. Китай видит несколько выходов из данной ситуации: списание долга, реструктуризация или рефинансирование кредита [17]. Эти меры направлены на уменьшение финансовых и валютных рисков, связанных с выплатами кредита для государств Африки. Ввиду роста экономических связей между государствами Африки и Китаем в сфере инвестиций, торговли, финансовой помощи McKinsey Global Institute опубликовал исследование, посвященное анализу китайско-африканских партнерских отношений. Согласно приведенному анализу, Эфиопия и Кения являются стратегическими и прочными партнерами Китая вследствие интенсивных экономических связей [18]. В дополнение к этому в Джибути насчитывается более 20 китайских компаний, которые сосредоточены в следующих секторах: строительство инфраструктуры, информационно-коммуникационные услуги и логистика [19. С. 173]. В дополнение к этому стоит обратить внимание на исследования, посвященные дипломатии малых государств. Так, малые государства, такие как Джибути, отстаивают свои интересы посредством стратегии экстраверсии со сверхдержавами и участия в международных институтах [20. С. 400]. Правительство Джибути придерживается стратегии диверсификации партнерских отношений, изменяя историческое партнерство с Францией и США и переходя к сотрудничеству с Эфиопией, Китаем и иными державами [21. С. 94]. Тем самым это позволяет проводить внешнюю политику, реализуя внутренние потребности и приоритеты, одновременно усиливая свою роль в региональных организациях и международных институтах. Данный подход к дипломатии развивающихся государств обращает внимание на их способность действовать в системе международных отношений более эффективно с точки зрения собственных интересов. Таким образом, рассмотрев исследовательский контекст в изучении китайско-африканских отношений, автор ставит цель - рассмотреть сотрудничество КНР и Джиубти в контексте концепции сотрудничества стран Глобального Юга. Согласно указанной концепции, развивающиеся страны Юга сотрудничают на взаимовыгодной основе, исключая традиционную помощь в формате «Север-Юг», которая сохраняет отношения «метрополия-колония». Сотрудничество Юг-Юг предполагает оказание развивающимся странам технической, профессиональной, материальной и финансовой помощи [22. С. 46; 23; 9]. В ходе исследования необходимо проанализировать роль Джибути в Восточной Африке как транспортного центра и источника стабильности на Африканском Роге, рассмотреть сотрудничество КНР и Джибути в рамках развития инициативы Морского Шелкового пути, выделить реализуемые инфраструктурные проекты КНР на территории Республики и выявить последствия их реализации. Геополитическое положение Джибути Республика Джибути имеет стратегическое географическое расположение в Баб-эль-Мандебском проливе в регионе Восточной Африки. Ввиду отсутствия природных ископаемых ресурсов, таких как газ, нефть, алмазы и др., экономика Джибути основана преимущественно на работе инфраструктуры портов и транспортных путей [24]. ВВП Джибути на 79% составляет деятельность третичного сектора [25]. Более половины трудоспособного населения занято в сфере услуг, связанной с работой инфраструктуры портов [25]. В дополнение к этому Джибути обеспечивает более 80% импорта и экспорта товаров Эфиопии [26]. Критическими проблемами для экономики Джибути является обеспечение непрерывного доступа к электроэнергии и водоснабжению. В 2005 г. проект Африканского Банка Развития о создании электролинии между Эфиопией и Джибути [27] был направлен на решение указанной проблемы, однако, несмотря на это, большинство ресурсов расходуется на обеспечении работы портов и предприятий. Тем самым ввиду отсутствия постоянного источника электроэнергии рентабельность проекта электрифицированной ж/д Аддис-Абеба - Джибути находится под вопросом [28]. Согласно стратегическому плану государства [25] и Стратегии ускоренного роста и повышения занятости [29], Джибути к 2020 г. повысило уровень доступа к электроэнергии до 88%, а также ее стоимость снизилась на 20% и вдвое уменьшились перебои в электроснабжении [29]. В дополнение к этому, существует ряд проблем, препятствующих реализации инфраструктурных проектов: нехватка ресурсов, зависимость от импорта с/х и промышленной продукции, устаревшая транспортная, телекоммуникационная инфраструктура, необходимая для промышленного производства, участие Джибути в «Киотском протоколе» и «Парижском соглашении» по климату - все это увеличивает стоимость инвестиционных проектов и усложняет их реализацию [30. С. 73]. На региональном уровне Республика является участником нескольких международных организаций в рамках, которых были согласованы условия сотрудничества с Южным Суданом по транспортировке нефти, а также с Эфиопией - условия по созданию нескольких транспортных коридоров и системы водоснабжения. Ключевая цель внешней политики - становление региональным центром коммерческих, логистических и финансовых услуг [31]. Кроме того, в Восточной Африке существует ряд региональных конфликтов, которые становятся источниками нестабильности (Йемен, Южный Судан, Сомали, Эритрея). Как отмечают эксперты, нестабильность как эпидемия распространяется на соседние страны, включая постоянные потоки беженцев [32. С. 6]. В ноябре 2019 г. Республика Джибути приняла стратегический план по решению гуманитарных проблем внутри страны, связанных продовольственной безопасностью и питанием [33]. План направлен на решение продовольственных проблем в условиях изменения климата, отсутствия пахотных территорий и нехватки воды. Китай содействовал решению гуманитарных проблем после сильной засухи в 2011-2012 гг. В 2012 г. Китай отправил продовольственную помощь на сумму 10 млн долларов США и медикаменты для борьбы с последствиями засухи. В дополнение к этому Китай выделил около 8 млн долларов на строительство региональной больницы в 2009 г. [34]. Особенную роль в межгосударственных отношениях играет политическая власть Джибути. На данный момент пост президента Республики с 1999 г. занимает Исмаил Омар Гелле, победивший на пятых выборах подряд. Вопросы экономической политики решаются императивом лидера, что позволяет проводить двусторонние сделки более прямолинейно [23. С. 530]. В середине 2012 г. в соответствии с Пятым обзором по программе Расширенного кредитования МВФ [35] правительство Джибути должно было ликвидировать разницу в бюджетном балансе. В конце 2012 г. China Merchants Ports, государственная китайская компания, приобрела 23,5% акций, стоимостью 185 млн долларов, государственной компании Джибути Port of Djibouti SA [25]. Также стоит обратить внимание на тот момент, когда международная компания ОАЭ DP World лишилась своих прав на контейнерный терминал Doraleh. Подписанный в 2016 г. контракт установил, что 66% акций контейнерного терминала приходится на компанию Port of Djibouti SA (PDSA), в то время как остальная часть - на DP World. Однако в январе 2018 г. PDSA расторгло концессионный контракт, став единственным держателем акций терминала. В сентябре 2018 г. президент Республики издал указ, согласно которому активы контейнерного терминала Doraleh были национализированы. По сообщениям СМИ, после данного инцидента часть собственности терминала была предложена китайской государственной компании China Merchants Ports [36]. В связи с этим сенаторы США выразили обеспокоенность ввиду наращивания китайского влияния как в Джибути, так и в регионе, так как, получив активы контейнерного терминала, Пекин будет контролировать транспортные пути через Баб-эль-Мандебский пролив [37]. Более того, этому способствует нахождение единственной во всем мире военно-морской базы Китая. Исследователи отмечают, что присутствие военно-морской базы Китая, несмотря на нахождение ряда других иностранных военных баз, способствует реализации Пекинской военной стратегии 2015 года, которая направлена на защиту стратегических морских линий связи [38. С. 199]. С другой стороны, размещение военно-морской базы Китая обусловлено рядом факторов: геополитическое соперничество, угрозы безопасности морских экономических путей, защита национальных интересов за рубежом [39. С. 428]. Также стоит отметить необходимость защиты инвестиций государства Восточной Африки. Среди 10 ведущих получателей китайской помощи выделены три страны-реципиента (Эфиопия, Танзания, Мозамбик), куда привлечены наибольшие объемы инвестиций среди стран Африки и Азии в качестве финансовой помощи и ПИИ [40. С. 899]. Последствием размещения военной базы стал приток китайских компаний и увеличение долгосрочных инвестиций. Согласно китайским исследователям, возведение военной базы в качестве материально-технического и логистического центра обусловлено участием КНР в разрешении вопросов безопасности в Восточной Африке [41. С. 82]. Размещение военно-морской базы придало отношениям Джибути и Китая характер стратегического сотрудничества [42. С. 89]. Таким образом, Республика Джибути, занимая стратегическое местоположение в Баб-эль-Мандебском проливе, стал центром стабильности в регионе Восточной Африки и развивается как ключевой транспортный узел в регионе и мире. Китайские инвестиции В связи с появлением инициативы приостановления обслуживания долга (Debt Service Suspension Initiative)[43] для стран с низким уровнем дохода МВФ опубликовал данные государственного долга 68 стран. На 2019 г. внешний долг Джибути составляет около $2 млрд, более 50% которого приходится на Китай [44]. Стоит заметить, что частота китайских инвестиций в Джибути увеличилась с началом реализации инициативы «Один пояс - один путь». Джибути фактически стало связующим звеном в транспортных путях между Европой и Азией в сфере морской торговли. В рамках инициативы «Один пояс - один путь» Китай инвестировал в проекты строительства новых портов, железной дороги, зоны свободной торговли и телекоммуникационной инфраструктуры. Многомиллионные соглашения о строительстве транспортного комплекса, создании зон свободной торговли относятся к «мегапроектам» [45. С. 907], привлекающим иностранных инвесторов и объединяющим все регионы страны общей экономической деятельностью. Исследователи проекта AidData провели анализ влияния транспортных проектов, реализуемых Китаем, на распределение экономической активности по территории государства [34]. Данное исследование особенно актуально для Республики Джибути, поскольку столица является экономическим центром страны. До привлечения китайских инвестиций ключевые порты фактически не имели сообщения друг с другом, железная дорога Этио - Джибути, простроенная во второй половине XX в., находилась в тяжелом состоянии, а сухопутные транспортные коридоры с Эфиопией вовсе отсутствовали. Первый инфраструктурный проект в 2010 г. был направлен на создание железнодорожного сообщения между грузовой станцией Nagad, южнее столицы Джибути, и портом Doraleh. Станция Nagad являлась конечным пунктом железнодорожного маршрута Этио - Джибути. Данный проект потребовал инвестиций на сумму $36 млн и обеспечил трафик товаров из Эфиопии непосредственно к порту Doraleh [34]. Впрочем, в 2013 г. китайские инвесторы финансировали возведение нового инфраструктурного объекта, имеющего стратегическое значение как для стран-заемщиков, так и для Китая в реализации собственных инвестиций. Данный проект направлен на создание ж/д Аддис-Абеба - Джибути при финансировании Эксим банка Китая на сумму $492 млн (кредит рассчитан на 15 лет, включая льготный период 6 лет) [46]. В Эфиопии в 2013 г. были запланированы несколько проектов на сумму $2,49 млрд по созданию железной дороги между двумя столицами [12]. На Форуме сотрудничества Китай - Африка Эфиопия добилась реструктуризации долга - период выплаты кредита продлевался до 30 лет [47]. Этому примеру последовало Джибути в июле 2019 г., когда льготный период по кредиту, выданному на финансирование создания ж/д Аддис-Абеба - Джибути, заканчивался. Министр экономики и финансов Джибути Ильяс Мусса Давале сообщил о реструктуризации долга, в том числе продлении периода выплат до 30 лет с 10-летним льготным периодом и снижении процентной ставки [48]. В противном случае Джибути в 2019 г. было бы обязано выплатить около 100 млн долларов [49]. Другим инфраструктурным проектом в 2013 г. между Эфиопией и Джибути, профинансированным Эксим банком Китая, стало строительство водопровода Эфиопия - Джибути на сумму 322 млн долл [50]. Задача данного проекта - обеспечить транспортировку питьевой воды объемом 100000 м3 в Джибути [51]. Острой проблемой социально-экономического плана является обеспечение доступа к электричеству. В 2011 г. была построена электролиния между Эфиопией и Джибути, которая покрывает около 60-70% потребления электричества государства [52]. В сфере электроэнергетики с 2016 г. в Джибути планируется несколько масштабных инфраструктурных проектов, направленных на производство электроэнергии и сокращение импорта энергоносителей и электричества. Среди указанных проектов стоит выделить соглашение Shanghai Electric с государственной компанией Electricité de Djibouti о строительстве ветряной электростанции и линии электропередачи (Nagad-HollHoll-AliSabieh Power Line) [53]. Говоря об инфраструктуре портов, в 2012 г. Китай направил 64 млн долларов на возведение порта Goubet. Данный проект способствует развитию добывающей промышленности Республики, так как до постройки порта экспорт соли составлял 1,200 млн тонн в год [25]. После строительства через порт будет проходить до 5 млн тонн экспорта соли в год. Стоит отметить, что данная инфраструктура также будет обеспечивать экспорт полезных ископаемых из Эфиопии. В 2015 г. компания Djibouti Port SA опубликовала проект по возведению нового животноводческого порта Damerjog. К 2017 г. строительство завершилось, в результате реализации данного проекта экспорт крупного рогатого скота вырос до 10 млн голов. В 2016 г. государственная компания Port Djibouti S.A. и китайская компания China Merchant Holding подписали соглашение о строительстве многофункционального порта Doraleh. Проект потребовал финансирования на сумму 344 млн долларов, выплаты по которому рассчитаны на 20 лет, включая льготный период на 7 лет с годовой ставкой 2% [50]. Цель данного проекта - уменьшить время ожидания разгрузки и увеличить количество грузопотока через порты Джибути. Порт имеет прямое сообщение с главной железной дорогой, соединяющей Эфиопию и Джибути. Общие китайские инвестиции составили 590 млн долларов, включая две фазы строительства [54]. Кроме того, через контейнерный терминал Китай сможет экспортировать газ из Эфиопии. Проект, который был начат еще в 2013 г. по разведке месторождений газа в Эфиопии, получил развитие в новом соглашении между правительством Эфиопии и китайскими компаниями China Poly Group и Golden Concord. Данное соглашение было направлено на строительство газопровода из Эфиопии в Джибути, который будет обеспечивать экспорт 3 млн тонн природного газа через контейнерный терминал [55]. Дополняющим элементом транспортной экосистемы стало соглашение между China Merchants Port Holdings и Port of Djibouti S.A. в 2017 г. о создании зоны свободной торговли, которая охватывает территорию около 4800 га и разделена на 4 кластера. Каждый кластер выполняет свою функцию и предоставляет торговые, логистические, бизнес- и экспортные услуги для инвесторов и предприятий [56]. Такое сотрудничество откроет Восточную Африку к потоку инвестиций, технологий и способствует интеграции региона в мировую экономику. Ожидается, что к 2025 г. в зоне свободной торговли будет создано около 50 000 рабочих мест, а также будет обеспечен товарооборот на сумму 7 млрд долларов за два года [57]. Однако существует ряд проблем, связанных с созданием и функционированием ЗСТ. К таким проблемам относятся региональная нестабильность, отсутствие технических кадров, климатические условия и медленное развитие экономики, ориентированной преимущественно на логистические услуги [58. С. 35]. В дополнение к этому китайские компании вкладывает финансовые средства в развитие человеческого потенциала Джибути. China Merchants отбирает выдающиеся таланты для обучения в Китае и планирует за 10 лет подготовить в Джибути 5 000 представителей для управления страной. Благотворительный фонд China Merchants в течение трех лет инвестирует в Джибути 2 млн долларов США на строительство учебного центра для обучения местного персонала Джибути и повышения квалификации рабочей силы [59. С. 40]. Таким образом, китайские инвестиции имеют следующие последствия. Во-первых, их привлечение способствует увеличению кредитных обязательств и повышению уровня финансовых рисков. Однако в целях предотвращения рисков, связанных с обслуживанием кредита, КНР использует механизмы реструктуризации и рефинансирования. Во-вторых, большая сумма инвестиций направлена на инфраструктурные мегапроекты, которые влияют на региональный и внутренний бизнес и торговые процессы, способствуя распределению экономической активности между центром государства и сельскохозяйственными районами. В-третьих, создание экосистемы портов и зоны свободной торговли превращает Джибути в ключевой транспортный центр в Восточной Африке в рамках Морского шелкового пути. Таблица 1 / Table 1 Инфраструктурные проекты КНР в Джибути 2010-2021 г. / China’s infrastructure projects on Djibouti 2010-2021 Проект Год Сумма кредита млн долл. Цель Строительство ж/д Nagad-Doraleh 2010 36 Соединить ж/д Этио-Джибути с портом Doraleh Строительство порта Goubet 2012 64 Повысить количество экспорта соли до 5 млн тонн в год Строительство ж/д Этио-Джибути 2013 492 Построить новый маршрут транспортировки товаров между Эфиопией и Джибути Создание водопровода между Эфиопией и Джибути 2013 322 Обеспечить транспортировку питьевой воды объемом 100000 м3 в год в Джибути Возведение порта Damerjog 2015 70 Повысить экспорт крупного рогатого скота, вырастет до 10 млн голов в год Создание ветряной электростанции и линии электропередачи 2016 56 Обеспечить производство электроэнергии и сократить импорт энергоносителей Строительство многофункционального контейнерного терминала Doraleh 2016 344 Уменьшить время ожидания разгрузки и увеличить количество грузопотока через порты Джибути Создание международной зоны свободной торговли 2017 115 Способствовать развитию регионального предпринимательства и повысить приток инвестиций Преобразование порта Djibouti 2020 350 Обновить инфраструктуру исторического порта Djibouti и создать на прилегающей территории бизнес-центра Заключение Тем самым, исходя из приведенного анализа, можно выделить ряд факторов, обуславливающих становление стратегического партнерства между двумя странами. Во-первых, Джибути имеет потенциал стать ключевым транспортным узлом китайского геополитического проекта «Один пояс - Один путь» за счет таких факторов, как географическое положение, политическая стабильность и экономическая взаимозависимость с Эфиопией и другими странами региона. Тесное партнерство влияет и на взаимодействие с другими странами, в том числе с Эфиопией. Джибути становится «мостом» между Китаем и Эфиопией. Во-вторых, с точки зрения сотрудничества по линии «Юг - Юг», Джибути, привлекая иностранные инвестиции, главным образом реализует национальные интересы, а именно - стремится к превращению страны в региональный логистический центр на основе создания транспортной экосистемы, дополненной открытием зоны свободной торговли. Помимо инфраструктурных проектов Джибути получает финансирование для реализации проектов водо- и электроснабжения и экономическую помощь для решения гуманитарных проблем. В-третьих, в контексте дипломатии малых государств это также способствует повышению роли и влияния Джибути в международных организациях. Это становится критически важным ввиду того, что Республика Джибути выступает в качестве ведущей третейской стороны при решении региональных споров. В-четвертых, касательно «дипломатии долговой ловушки» и кредитных обязательств стоит отметить, что Китай предлагает Джибути механизмы реструктуризации для предотвращения проблем, связанных с обслуживанием кредитов. Данные механизмы способствуют как уменьшению рисков финансовых и валютных шоков, так и восстановлению экономики от последствий пандемии COVID-19. В-пятых, ввиду стратегической важности морских путей и необходимости их защиты Китай получает доступ к размещению морской военной базы, что обеспечивает защиту стратегических маршрутов морской транспортной связи и инвестиций в государства Восточной Африки. Тем самым приведенные факторы свидетельствует о становлении стратегического партнерства Китая и Джибути в Восточной Африке.
×

About the authors

Lyudmila V. Ponomarenko

Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

Author for correspondence.
Email: ponomarenko-lv@rudn.ru
ORCID iD: 0000-0002-9994-3097

doctor of History, professor of the Faculty of Department Humanities and Social Sciences

6 Miklukho-Maklay St, Moscow, Russia, 117198

Danil A. Piskunov

Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University)

Email: piskunov_da@mail.ru
student of the Department of Theory and History of International Relations 6 Miklukho-Maklay St, Moscow, Russia, 117198

References

  1. Degterev DA. Kitajskaja jekspansija v Afriku: “svjato mesto pusto ne byvaet”? [Chinese expansion into Africa: “a holy place is never empty”?]. Azija i Afrika segodnja [Asia and Africa today]. 2005;(2):35–41.
  2. Programm for China-Africa Cooperation in Economic and Social Development. Available from: https://www.fmprc.gov.cn/zflt/eng/zyzl/hywj/t157834.htm [Accessed: 01.07.2020].
  3. Zabella A. China in Africa: the history of Sino-African relations, place of Africa in Chinese Foreign Policy and the main spheres of cooperation. Soka University. 2020;(13):74–89.
  4. Kopiński D., Polus A., Taylor I. Contextualising Chinese engagement in Africa. Journal of Contemporary African Studies. 2011;29(2):129–136.
  5. Chin Gregory. China’s Challenge in Africa: Avoid Blame of Neo-Colonialism. Yale Global, 2014.
  6. DeBoom MJ. Who is afraid of ‘debt-trap diplomacy’? Geopolitical narratives, agency and the multiscalar distribution of risk. Area Development and Policy. 2020;5(1):15–22.
  7. Zabella AA. Africa in the Foreign Policy Course of PRC. RUDN Journal of World History. 2017;9(4):341–352. https://doi.org/10.22363/2312-8127-2017-9-4-341-352
  8. Deych TL. China in Africa: Neo-Colonial Power or “Win-Win” Strategy? Outlines of global transformations: politics, economics, law. 2018;11(5):119–141. https://doi.org/10.23932/2542-0240-2018-11-5-119-141
  9. Liu Xiaoyu, Fu Yan. A New Concept and Model of South-South Cooperation for Sustainable Development. Sustainable Development Economic Guide. 2020;(7):47–49. https://doi.org/CNKI:SUN:WTOK.0.2020-07-017 (In Chinese).
  10. Ponomarenko LV., Soloveva TM. China-Africa: New Directions of Cooperation. Vestnik RUDN. International Relations. 2015;(1):32–42.
  11. Deych TL. China in struggle for resources in Africa and Arab World. Vestnik RUDN. International Relations. 2018;18(3):595–611. https://doi.org/10.22363/2313-0660-2018-18-3-595-611
  12. Putting a Dollar Amount on Chinese Loans to Low Income Countries. Available from: http://www.chinaafricarealstory.com/2020/06/putting-dollar-amount-on-chinese-loans.html [Accessed 01.07.2020]
  13. Sopostavlenie geograficheskoj struktury rossijskoj i kitajskoj pomoi stranam Azii i Afriki [Comparison of the geographical structure of the Russian and Chinese slops to the countries of Asia and Africa]. RUDN Expert Portal on International Relations. Available from: http://ir.rudn.ru/ru/databases/ru-ch-aid [Accessed: 01.07.2020]
  14. China Africa Research Initiative. Available from: http://www.sais-cari.org/ [Accessed: 01.07.2020]
  15. The China Africa Project. Available from: https://chinaafricaproject.com/ [Accessed: 01.07.2020]
  16. AidData. Available from: https://www.aiddata.org/ [Accessed: 01.07.2020]
  17. Acker K., Bräutigam D., Huang Y. Debt relief with Chinese characteristics. China Africa Research Initiative, School of Advanced International Studies. Johns Hopkins University, Washington, DC. 2020. 43 p.
  18. Yuan Sun I., Jayaram K., Kassiri O. Dance of the lions and dragons: how are Africa and China engaging, and how will the partnership evolve? McKinsey. 2017. 78 p.
  19. Sun Wei. Djibouti and the Maritime Silk Road Journal of East China Normal University (Natural Science). 2020;(1):170–174. (In Chinese) https://doi.org/CNKI:SUN:HDSZ.0.2020-S1-037.
  20. Le Gouriellec S. Djibouti’s foreign policy in international institutions: the big diplomacy of a small state. African Foreign Policies in International Institutions. Palgrave Macmillan, New York. 2018, p. 389–402.
  21. Philippov VR. Paris vs. Beijing: Confrontation on the African Continent. Vestnik RUDN. International Relations. 2020;20(1):84–96. https://doi.org/10.22363/2313-0660-2020-20-1-84-96
  22. Okolo AL., Akwu JO. China’s foreign direct investment in Africa’s land: hallmarks of neo-colonialism or South–South cooperation? Africa Review. 2016;8(1):44–59.
  23. Gosovic B. On the eve of BAPA+40 – South-South cooperation in today’s geopolitical context. Vestnik RUDN. International Relations. 2018;18(3):459–478. https://doi.org/10.22363/2313-0660-2018-18-3-459-478
  24. Brass JN. Djibouti’s unusual resource curse. The Journal of Modern African Studies. 2008:523–545.
  25. Djibuti. Country strategy paper (CSP) 2016–2020. African Development Bank Group. Available from: https://www.afdb.org/fileadmin/uploads/afdb/Documents/Project-and-Operations/Djibouti__Country_Strategy_Paper__CSP__2016-2020.pdf [Accessed: 02.07.2020]
  26. Economic Transformation in Djibouti. World Bank. Available from: https://documents1.worldbank.org/curated/en/437351549918326165/pdf/djibouti-scd-english-version-final-approved-vlogo-02062019-636852600790519539.pdf [Accessed: 06.06.2021]
  27. Multinational – Ethiopia-Djibouti Electricity Interconnection (Djibouti). African Development Bank Group. Available from: https://projectsportal.afdb.org/dataportal/VProject/show/P-Z1-FA0-010 [Accessed: 02.07.2020]
  28. Djibouti’s Chinese Debt. China Africa Project. Available from: https://chinaafricaproject.com/analysis/djiboutis-chinese-debt/ [Accessed: 02.07.2020]
  29. The Accelerated Growth Strategy and Promotion of Employment (SCAPE). Available from: https://planipolis.iiep.unesco.org/sites/planipolis/files/ressources/djibouti_scape-_anglais.pdf [Accessed: 01.07.2020]
  30. Sun Degang, Bai Xinyi. China Participating in Djibouti’s Port Construction: Current Situation and Prospect. Contemporary World. 2018;(4):70–74. (In Chinese).
  31. Olika T. Djibouti’s Foreign Policy Change from Survival Strategy to an Important Regional-Power Player: Implications for Ethio-Djibouti Relations. Ethiopian Journal of the Social Sciences and Humanities. 2018;14(2):130–155.
  32. Idahosa SO., Abiodun Bakare I. Conceptualisation of regional instability in Sahel: modelling ABM–AfriLand-Rebel Approach. Journal of Contemporary African Studies. 2020:1–16.
  33. Djibouti Country Strategic Plan. World Food Program. Available from: https://www.wfp.org/operations/dj02-djibouti-country-strategic-plan-2020-2024 [Accessed: 02.07.2020]
  34. Bluhm R. et al. Connective financing: Chinese infrastructure projects and the diffusion of economic activity in developing countries. 2018. 53 p.
  35. Djibouti: Fifth Review Under the Extended Credit Facility Arrangement. International Monetary Fund. Available from: https://www.imf.org/external/pubs/ft/scr/2012/cr12197.pdf [Accessed: 01.07.2020]
  36. Djibouti Rejects Court Ruling to Hand Back Container Terminal. The Wall Street Journal. Available from: https://www.wsj.com/articles/djibouti-rejects-court-ruling-to-hand-back-container-terminal-11579296713 [Accessed: 01.07.2020]
  37. U.S. senators alarmed if China gets control of Djibouti port. Reuters. Available from: https://www.reuters.com/article/us-usa-china-congress/u-s-senators-alarmed-if-china-gets-control-of-djibouti-port-idUSKCN1NI2YM [Accessed: 01.07.2020]
  38. Styan D. China’s Maritime Silk Road and small states: lessons from the case of Djibouti. Journal of Contemporary China. 2020;29(122):191–206. https://doi.org/10.1080/10670564.2019.1637567
  39. Khudaykulova AV. China as an emerging actor in conflict management: from non-interference in internal affairs to “constructive” engagement. Vestnik RUDN. International Relations. 2019;19(3):420–431. https://doi.org/10.22363/2313-0660-2019-19-3-420-431
  40. Degterev DA., Li Y., Trusova AA., Cherniaev MS. Priorities of Russian and Chinese Development Cooperation to Asia and Africa: A Comparative Analysis. Vestnik RUDN. International Relations. 2018;18(4):888–905. https://doi.org/10.22363/2313-0660-2018-18-4-888-905
  41. Yang Ke, Gao Yang. Analysis on the Strategic Value of the Construction of Djibouti’s Guarantee Base. Journal of Shijiazhuang University. 2018;(2):81–84. (In Chinese).
  42. Grachikov E. Chinese Partnership Strategy: Practice and its Conceptualisation (1993–2018). Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya. 2019;63(3):83–93. https://doi.org/10.20542/0131-2227-2019-63-3-83-93
  43. COVID 19: Debt Service Suspension Initiative. The World Bank. Available from: https://www.worldbank.org/en/topic/debt/brief/covid-19-debt-service-suspension-initiative [Accessed: 05.07.2020]
  44. Debt Service Payments Due. The World Bank. URL: https://datatopics.worldbank.org/debt/ids/DSSITables/DSSI-DJI.htm [Accessed: 07.07.2020]
  45. Kardes I. et al. Managing global megaprojects: Complexity and risk management. International Business Review. 2013;22(6):905–917.
  46. Addis Ababa – Djibouti Railway. Available from: https://www.gihub.org/resources/showcase-projects/addis-ababa-djibouti-railway [Accessed: 08.07.2020]
  47. Ethiopia PM says China will restructure railway loan. Reuters. Available from: https://www.reuters.com/article/ethiopia-china-loan-idUSL5N1VS4IW [Accessed: 08.07.2020]
  48. Ilyas Moussa Dawaleh. Twitter. Available from: https://twitter.com/Ilyasdawaleh/status/1150674289277984770 [Accessed: 08.07.2020]
  49. Djibouti’s Chinese Debt. The China Africa Project. Available from: https://chinaafricaproject.com/analysis/djiboutis-chinese-debt/ [Accessed: 08.07.2020]
  50. Chinese Loans to Africa Database, Version 2.0. China Africa Research Initiative and Boston University Global Development Policy Center. Available from: https://chinaafricaloandata.bu.edu [Accessed: 08.07.2020]
  51. Chinese funded Ethio-Djibouti water project to be inaugurated. Available from: https://constructionreviewonline.com/2017/06/chinese-funded-ethio-djibouti-water-project-to-be-inaugurated-soon [Accessed: 08.07.2020]
  52. Clean cut: Renewable projects to reduce costs and dependence on imports. Oxford Business Group. Available from: https://oxfordbusinessgroup.com/overview/clean-cut-renewable-projects-reduce-costs-and-dependence-imports [Accessed: 08.07.2020]
  53. Perils of a rail link built with Chinese funds. The Hindu. Available from: https://www.thehindu.com/news/international/perils-of-a-rail-link-built-with-chinese-funds/article27172169.ece [Accessed: 08.07.2020]
  54. Doraleh Multipurpose Port. DPFZA. Available from: http://www.dpfza.gov.dj/facilities/DMP [Accessed: 08.07.2020]
  55. Gas link: New liquefied natural gas (LNG) project fosters regional and international trade relationships. Oxford Business Group. Available from: https://oxfordbusinessgroup.com/analysis/gas-link-new-liquefied-natural-gas-lng-project-fosters-regional-and-international-trade [Accessed: 08.07.2020]
  56. Djibouti International Free Trade Zone. DPFAZA. Available from: http://www.dpfza.gov.dj/facilities/Free-trade-area/djibouti-international-free-trade-zone [Accessed: 08.07.2020]
  57. Djibouti FTZ starts. Global Times. Available from: https://www.globaltimes.cn/content/1109533.shtml [Accessed: 08.07.2020]
  58. Ma Xiangxue. Study on the Impact of China’s Overseas Key Projects in Djibout. Tianjin Normal University. 2020:1–40. (In Chinese).
  59. Zhao Xuan. Silk Road Station. Djibouti-to create “East Africa Shekou”. China Ocean Shipping. 2019;(5):40–41. (In Chinese).

Copyright (c) 2022 Ponomarenko L.V., Piskunov D.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies