THE NEW US ADMINISTRATION: PERSPECTIVES FOR RUSSIA. THE PAPERS OF THE INTERNATIONAL “ROUND-TABLE” CONFERENCE

Cover Page

Abstract


March 3, 2017 the Department of comparative politics, faculty of Humanities and social sciences held an international “Round-table” conference “The new US administration: perspectives for Russia”, which discussed issues related to the functioning of the new U.S. Administration after the election of Donald Trump.


ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ (П. Дуткевич). Рассуждая о перспективах развития российско-американских отношений в новой политической обстановке, необходимо обозначить четыре основных пункта. Во-первых, политическая атмосфера вокруг России в Соединенных Штатах на данном этапе очень уязвима. Независимо от партийной стратификации, и со стороны республиканцев, и со стороны демократов очевидна нарастающая критика России. Это влияет на возможные переговоры между Президентом России В.В. Путиным и Президентом США Д. Трампом. Во-вторых, Россия и Соединенные Штаты имеют самые практические интересы по некоторым проблемам, таким как Сирия, терроризм, проблема нераспространения ядерного оружия, уместно предположить, что Россия и Соединенные Штаты смогут договориться по этим темам. Президент Трамп обладает деловым подходом, как «выходец» из бизнеса он любит сделки. И эти сделки могут привести к тому, что Путин и Трамп найдут общий язык. Однако не стоит прогнозировать выстраивание конструктивного двустороннего диалога в ближайшее время. В-третьих, поменялась внутренняя обстановка внутри президентской администрации: генерала Майкла Флинна заменил на посту советника по госбезопасности генерал Макмастер. Генерал Макмастер считает, что Россия является одной из угроз Соединенных Штатов, он разделяет мнение, что политика должна быть довольно жесткой по отношению к России, и скорее всего будет выступать за пролонгацию санкций. Также правомерно полагать, что часть полномочий, связанных с отношениями с Россией, Трамп делегирует генералу Макмастеру, так как он обладает поддержкой и республиканского, и демократического крыла. В-четвертых, улучшение отношений с Россией выгодно Президенту Трампу, чтобы доказать свою состоятельность как лидера, способного вести диалог с такой страной, как Россия, в которой растет военный потенциал. Но надо также учитывать, что в подходе Трампа сделка должна быть хорошей, прежде всего для Соединенных Штатов, не для обеих сторон, это «zero-sum game». Выигрывает одна сторона, а другая сторона должна на этом потерять. Такой подход, конечно, нецелесообразен в переговорах с Россией, которая настроена на паритет и взаимоуважение. В данном контексте заявления Трампа по присоединению Крыма и по проблеме ядерного разоружения не добавляют оптимизма. Суммируя вышесказанное, необходимо отметить, что не стоит прогнозировать позитивного развития российско-американского диалога, возможно сторонам удастся найти соглашение по таким пунктам как сотрудничество в борьбе с терроризмом и ядерное разоружение. КТО ВЫ, МИСТЕР ТРАМП? (Ю.М. Почта). В январе 2017 г. в должность вступил 45-й Президент США. Спровоцировав раскол американского общества, им стал Дональд Джон Трамп (Donald John Trump). Ему присущ ряд характеристик, выделяющих его из основной массы предыдущих президентов США. Биография этого видного, энергичного, честолюбивого человека, выросшего в семье крупного предпринимателя, полна событий, неожиданных поворотов, скандалов, успехов и кризисов. По настоянию отца Дональд обучался в Нью-Йоркской военной академии, где проявил себя в учебе и спорте. После получения военного образования собирался учиться в киношколе, передумав, однако, в пользу получения экономического образования в школе бизнеса. Затем он занимался бизнесом с отцом, а далее самостоятельно, действуя в сферах аренды недвижимости, строительства, реконструкции зданий, а также в игорном бизнесе, СМИ, спорте, конкурсах красоты. Юношескую мечту о киноискусстве и интерес к шоу-бизнесу Трамп реализовал позже, снявшись в нескольких эпизодических ролях в кино, выступая в роли ведущего на телепрограммах и многих принадлежавших ему шоу. Собственную жизнь он превратил в спектакль, публично демонстрируя себя, свое богатство, свою семью. Тем самым он создал миф о себе как символе американской мечты о богатстве и успехе. Миф, разумеется, скрывает реальную жизнь Дональда Трампа, в которой были и огромные неудачи, банкротства. Противники упрекали его в авантюризме, излишней самоуверенности, стремлении провоцировать общественное мнение. После избрания его упрекают в том, что «его представление о вселенной ни на сантиметр не выходит за рамки его собственных интересов. Вот почему ему совершенно чужды такие нормативные концепции, как правда, а также широко распространенные ценности или национальные интересы» [23]. Успешный бизнесмен и шоумен, состоявшаяся личность, Трамп не имел никакого опыта политической деятельности. Однако, не участвуя в политической жизни, честолюбивый и самоуверенный Трамп сразу же претендовал на пост президента (в 2000-м, а затем в 2015 г. вступив в борьбу в качестве независимого кандидата, а затем - кандидата от Республиканской партии). Со второй попытки эта авантюра ему удалась. В чем причины успеха Трампа? Не вдаваясь в детали, скажем, что он выдвинул ряд идей, нашедших отклик у половины американских избирателей (забота об интересах населения США, защита консервативных ценностей, ограничение вмешательства в дела других государств, создание рабочих мест за счет возвращения американского капитала из-за рубежа, борьба с нелегальной миграцией). Во многом это объясняется его популизмом и дилетантизмом [6]. Трамп говорил то, что нравилось его электорату. За этими идеями не было никаких разработанных программ, концепций, планов кадрового, организационного и финансового обеспечения. Американский экономист и публицист Пол Кругман идет дальше и показывает, что Трамп осознанно играет в популизм: «Г-н Трамп выглядит как популист... По сути, так он позиционирует себя на ТВ: он заявляет, что выступает за рядового гражданина, порочит элиты и отбрасывает в сторону политкорректность. Но все это ради шоу. Когда доходит до дела, он всегда поддержит элиту» [8]. Свою предвыборную кампанию Трамп провел шумно, скандально, вызывающе. Назовем некоторые аспекты этой скандальности. Прежде всего напомним, что свою программу он построил на критике уходящего Президента Барака Обамы - первого афроамериканца на посту президента и к тому же лауреата Нобелевской премии за мир. Он резко критиковал, а также говорил о необходимости уголовного преследования своего главного оппонента от Демократической партии Хиллари Клинтон - первого в истории США кандидата в президенты - женщину. Трамп демонстративно попирал негласный кодекс политкорректности и поражал как своих противников, так и союзников откровенностью, атакуя феминизм, ценности ЛГБТ-сообщества, СМИ, критикуя Европейский Союз, НАТО, Китай, а также призывая наладить сотрудничество с Россией. Трампу удалось получить политическую власть, однако существуют серьезные сомнения, что Трамп сможет реализовать задачи удержания и использования власти, сохраняя верность своим предвыборным обещаниям. Остается актуальной возможность осуществления импичмента Трампа по мере накопления им ошибок во внутренней и внешней политике. Возможен и вариант фактического отстранения президента от разработки внешнеполитического курса США и принятия ключевых решений. Это означает, полагает Дмитрий Суслов, что «революционных изменений в американской внешней политике не будет. США не откажутся от системы союзов - ни в Европе, ни в Азии, не „уйдут“ из Европы и не будут сворачивать свое военное присутствие на континенте, в том числе на территории восточноевропейских стран альянса» [9]. Тем не менее, Дональд Трамп будет настаивать на своем, и это может вылиться в серьезный кризис. Критики Трампа высказывают опасения, что США находятся на грани самого большого конституционного кризиса в США со времен Гражданской войны [23]. С этой оценкой согласен Тимофей Бордачев, полагающий, что «Америка находится сейчас в состоянии жесточайшего внутриполитического кризиса. Фактически своего рода гибридной гражданской войны» [1]. В случае успешного преодоления этого внутриполитического кризиса есть основания полагать, что новая американская администрация на международной арене будет отстаивать традиционную гегемонистскую повестку. Несмотря на приход нового Президента и обещанные перспективы начать отношения с чистого листа, часть элит в США явно не смогут и не захотят перестроиться, продолжая видеть в России врага и продвигать конфронтационную повестку. Обсуждение слухов о вмешательстве российских хакеров в президентские выборы в США, которые единым фронтом подхватили западные СМИ, создал благодатную почву для увеличения финансирования антироссийской пропаганды, популяризации разного рода концепций «гибридных войн» с Россией и прочих провокационных шагов со стороны американского политического истеблишмента. Как показывает практика формирования государственного аппарата в Соединенных Штатах, приход новой администрации в Белый дом далеко не всегда означает смену парадигмы внешней политики на среднем и низовом управленческих уровнях в тех же Государственном департаменте, Агентстве по международному развитию, Пентагоне и разведывательных и контрразведывательных структурах. Рекомендации, советы и указания Трампу - это, по сути, сигналы, которые американская элита (преимущественно демократы и часть республиканцев) посылает новому Президенту о том, что курс на противостояние и сдерживание России нужно продолжать. Так, бывший посол США в России Уильям Бернс указывает на то, что «наши отношения с Россией в обозримом будущем останутся конкурентоспособными и зачастую состязательными. По своей сути это фундаментальный разрыв в мировоззрении и в представлении о роли друг друга в мире... Мы должны с осторожностью относиться к поверхностно привлекательным понятиям, таким как общая война с исламским экстремизмом или совместная попытка „сдерживания“ Китая» [25]. Об этом же говорит содержание, представленного 9 февраля 2017 г. аналитического доклада для американского Фонда Карнеги и чикагского Совета по исследованию глобальных проблем «Россия, Украина и Евразия спустя четверть века после распада СССР». Этот доклад, воспроизводя атмосферу холодной войны, говорит об угрозе российской агрессии и предостерегает Дональда Трампа от сближения с Россией. Мотивация такого предложения проста: «российский Президент Владимир Путин повел страну по опасному пути конфронтации с Европой и Соединенными Штатами, которая, скорее всего, продлится немало лет» [10]. Основная идея состоит в том, что прямой конфликт между Россией и США возможен, так как Россия стремится не следовать правилам, предписанным Западом, а сама их устанавливать. Так как неизбежно дальнейшее ухудшение отношений с Россией, то Трампу следует избегать улучшения отношений с В. Путиным [2]. Первые месяцы нахождения Трампа на посту Президента показывают, что, прежде всего, в сфере мировой политики «глубинное государство» последовательно берет под свой контроль дилетанта-президента. По отношению к Сирии, КНДР, России и Ирану он вынужден демонстрировать жесткость политической линии, демонстрацию военной мощи США и угрозу ее применения. Трамп выражает готовность следовать прежним курсом конфронтации с Россией. Не оправдались опасения периода президентской избирательной компании, что после прихода к власти администрации Трампа США откажутся от НАТО. С Россией не будет никакого равноправного сотрудничества не будет. Значит, с ней возможна только политика с позиции силы, применим только язык угроз и ультиматумов. АДМИНИСТРАЦИЯ ТРАМПА И ВОЗРАСТАНИЕ УГРОЗ ВОЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ (А.П. Кочетков). С приходом к власти новой администрации США у некоторых политиков и представителей экспертного сообщества первоначально возникли иллюзии перспектив улучшения отношений между США и Россией. Это, безусловно, не соответствует действительности. Сегодня началась смена стратегии действия транснациональных элит. Какие факты позволяют говорить об этом? Одна группировка транснациональных элит, связанная, прежде всего, с банковским сектором США, ФРС, продолжает считать наиболее выгодной для себя социал-либеральную стратегию. Эта стратегия была предпочтительной для основной части национального и транснационального истеблишмента последние десятилетия. Поэтому данная группировка любой ценой стремятся сохранить глобализацию, позиции доллара и гегемонию США в том виде, в каком она существовала в последние десятилетия. Другую часть транснациональных элит, имеющую также мощные позиции в мировой банковской системе, но потерявшую сегодня прежнее влияние в ФРС, связанную больше с «реальной экономикой» и Европой, такое положение дел не устраивает, т.к. глобализация по-американски оттесняет их на второстепенные позиции в мировой финансово-экономической системе. Поэтому этот сектор индустриально-банковской элиты выступает за смену социал-либеральной стратегии на неоконсервативную, которая позволит ему увеличить инвестиции в производственную экономику. Примечательно, что в новой администрации Трампа преобладают неоконы. Среди них госсекретарь Рекс Тиллерсон, вице-президент США Майк Пенс, такие отставные генералы, сторонники жесткой политики в области национальной безопасности, как советник по национальной безопасности Герберт Макмастер, министр обороны США Джеймс Мэттис, министр внутренней безопасности Джон Фрэнсис Келли. Не случайно «крестный отец» внешней политики США Збигнев Бжезинский во многом выражая консолидированное мнение ведущих представителей мировых элит, еще летом 2015 г. предложил Трампа-миллиардера в президенты США. По его замыслу, Трамп должен подготовить США к новому этапу борьбы за мировое лидерство в интересах не только американской, но и транснациональной элиты, которое пошатнулось за период восьмилетнего либерального правления Барака Обамы [11]. За этот время значительно усилился Китай, Индия, которые вместе с Россией стали успешно развивать такие организации, фактически направленные против глобального господства Запада, как БРИКС, Шанхайская организация сотрудничества, что, безусловно, не устраивает западный капитал. Что следует ожидать от администрации Трампа в отношении России? Во-первых, в соответствии с неоконсервативной доктриной государство в США будет реорганизовано таким образом, чтобы сделать его более дееспособным для осуществления гегемонистских планов на международной арене, что потребует увеличения военных расходов, а следовательно, приведет к росту доходов американского военно-промышленного комплекса, традиционной опоры неоконсерваторов. Это не сможет не оказать влияния на политику европейских партнеров США, которые будут более активно укреплять свою военную безопасность, реорганизовывать НАТО, увеличивать военные расходы, обогащая свои ВПК. Новая администрация предпримет все усилия для принятия закона о восстановлении национальной безопасности, направленного на «устранение секвестра оборонных расходов», существовавшего при предыдущей администрации. Трамп заявил, что создаст «современную систему противоракетной обороны» и модернизирует крейсеры военно-морских сил США, чтобы они обладали потенциалом стратегической ПРО. Уже в ближайшее время военные расходы США вырастут как минимум на 50 млрд долл., а с учетом всех заявлений представителей новой американской администрации как минимум на 80 млрд долларов [12]. Неизбежным следствием этого станет новая гонка вооружений, которая затронет и Россию, а также возрастание опасности военного противостояния в мире. При этом основное бремя военных расходов на поддержание таких организаций, как НАТО, США постарается более последовательно разделить со своими союзниками, а основное бремя ведения локальных войн и конфликтов попытается переложить на плечи других стран. Например, будут стремиться разрешить сирийский конфликт руками Турции, других стран, входящих в антиигиловскую коалицию, отодвинув от его разрешения таких ключевых игроков, как Россия и Иран. Во-вторых, новая американская администрация уже сегодня не скрывает своих намерений разговаривать с Россией более жестко. Например, мнение главы Пентагона Джеймса Мэттиса о том, что с Россией необходимо выстраивать диалог «с позиции силы» [15]. Трамп намерен расширять ядерный арсенал США, ставит под сомнение такие важнейшие международные соглашения в области контроля над ядерными вооружениями, как Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-III) и Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Для Трампа во внешней политике характерен циничный прагматизм. Отсюда, казалось бы, Украина не вписывается в категорию полезных партнеров, не является в глазах Трампа материальным выигрышем. Следовательно, военная помощь Украине будет сокращена в 2 раза в 2017 г. по сравнению с 2016 г. Тем не менее, в рамках предоставляемой военной помощи США готовы передать Украине летальное оружие, что, несомненно, еще больше обострит ситуацию в Донбассе. Кроме того, новая американская администрация официально заявила, что Крым является неотъемлемой частью Украины. Все это свидетельствует о том, что Украина продолжает оставаться объектом американской политики, направленной против России. В-третьих, Трамп будет проводить откровенно антииранскую и антикитайскую политику. По мнению Збигнева Бжезинского, Трампу предстоит выполнить поистине историческую миссию - разорвать опасный для США альянс России с Китаем, вернуть Россию в орбиту преобладающего влияния США и максимально возможно изолировать Китай от сильных союзников. Именно поэтому Россия, в отличие от Ирана и Китая, пока не включена США в разряд стран, представляющих угрозу национальной безопасности США. В целом, политика администрации Трампа будет усиливать противоборство в мире, может оказать негативное влияние на политическую стабильность и заставит Россию усиливать меры по обеспечению своей национальной безопасности. СОВРЕМЕННЫЕ США И ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ «НОВОГО МИРОВОГО ПОРЯДКА» К.В. Блохин По оценкам американских политологов, сечас США подошли к состоянию своего упадка. Ряд стратегических просчетов во внешней политике привел к ослаблению глобальных позиций США. Так, военная кампания США на Ближнем Востоке подорвала финансовые возможности США, «распылила» ее силовой ресурс, обнажив «границы возможного». По оценкам «реалистов» - Д. Миршраймера и С. Волта - войны в Афганистане и Ираке обошлись США в астрономические 6 трлн долларов. США потеряли свыше 7 тыс. американских солдат убитыми, более 50 тыс. были ранены. «Однополярный момент», провозглашенный в 1990-е гг. неоконсерваторами, оказался безвозвратно утерянным, а глобальное доминирование превратилось в бесплодную фантазию. Наряду с внешнеполитическими проблемами США столкнулись с глубоким структурным кризисом в экономике, социальной сфере, демографической политике. В историческом плане мощь США ослабла. Так, доля США в глобальном производстве в 2010 г. стала несопоставимо меньшей, чем в 1945 г. После Второй мировой войны 50% мирового производства было сосредоточено в США, а 2010 г. - только 18%. Более того, США после Второй мировой войны обладали монополией на ядерное оружие. Тогда США принадлежало две трети мирового запаса золота и три четверти инвестиций во всем мире. Сейчас их внутренний долг приближается к 20 триллионам долларов, а место одного противника в лице СССР заняла целая группа потенциальных (Россия, КНР, Иран, Северная Корея). Справедливости ради необходимо отметить, что «однополярный момент» если и был, то только после окончания Второй мировой войны. По разным оценкам, в течение трех ближайших десятилетий китайская экономика выйдет на первое место в мире и существенно превзойдет американскую (по оценкам Фонда Карнеги, ВВП КНР в 2035 г. составит 82 трлн долларов против 44 трлн у США). Последствия этого не заставят себе ждать - произойдет серьезная перестройка мировой экономической и валютно-финансовой системы, в которой США будут вынуждены играть подчиненную роль. Новый американский Президент Д. Трамп вполне рационально оценивает глобальную расстановку сил, отчетливо осознавая необходимость «взять передышку» в гонке за мировое господство, перегруппироваться для будущей схватки за мировое перераспределение ресурсов. С этой точки зрения антикитайская риторика Трампа кажется безукоризненной: Китай - де-факто главный геополитический соперник США. Антикитайской направленностью администрации Трампа объясним и персональный состав его «интеллектуальной команды». «Первым в списке» является Гарвардский профессор по экономике - Питер Наварро, автор трех книг о Китае. С трудами П. Наварро Д. Трамп хорошо знаком. Во всех экономических бедах и невзгодах П. Наварро винит Пекин, точнее «диктаторский режим», ломающий международный экономический порядок. «Китайская политика» Трампа видится Наварро в отказе от ТТП и в наращивании военной мощи, возврату к рейгановскому принципу - «мир с опорой на силу». Уже сейчас Д. Трамп заявляет о намерении увеличить флот с нынешних 274 кораблей до 350, разместив значительную его часть в АТР. Другой советник - китаист Майкл Пилсбери, специалист по китайской военной стратегии, неоднократно заявлял, что Китай обладает детальным планом по превращению в единственную сверхдержаву и основывается на стратагемах периода «Сражающихся царств» 475-221 гг. до н.э. Очевидно одно. Произведенные кадровые назначения в администрации Трампа свидетельствуют о глубокой озабоченности США «возвышением Китая». Для США китайская угроза - экзистенциальна, поскольку политика КНР подрывает всю архитектуру мира во главе с США. Многие американские аналитики убеждены, что достижение цели сдерживания Китая представляется возможным только в альянсе с Москвой, поскольку ресурсов США и их союзников явно недостаточно. Условием поддержки Москвы, очевидно, может стать «геополитический торг», весомые уступки Вашингтона в самых разных вопросах. Это мнение полностью разделяет американский политолог Э. Люттвак, считающий, что если экономика Китая продолжит расти гораздо быстрее, чем экономика его соседей и равнозначных Китаю великих держав, если процентная доля ВВП, которую КНР направляет на военные нужды, останется такой же, то любые ответные меры в виде наращивания и передислокации войск скоро будут преодолены Китаем. Контуры возможного грядущего мирового порядка во многом будут определяться характером взаимоотношений в геополитическом треугольнике США - Китай - Россия. Именно эта связка будет определять главную «повестку дня» в мировой политике, обеспечивать стабильность всей мировой системы. Неизбежность столкновения интересов США и Китая сегодня воспринимается как данность в XXI в. Одержать геополитическую победу сможет та из сторон, которая обеспечит перевес как в военном, так и экономическом отношении. Западные политологи весьма пространно размышляют над темой о роли России в мировом балансе сил. По их мнению, «чашу весов» может перевесить Россия с ее огромными потенциальными возможностями, современной армией и т.д. В геополитическом смысле Россия может получить возможность дипломатического маневра, игры на противоречиях между КНР и США. Представляется привлекательной модель отношений, при которых обе великие державы были бы заинтересованы в поддержке Москвы, желали бы с ней альянса. С этой точки зрения Россия окажется в роли хранителя «золотой акции», гарантом стратегического равновесия и соответственно стратегической стабильности. В то же время необходимо отметить, что ценность России будет определяться как ее экономической, так, прежде всего, - военной мощью, ее способности изменить «чашу весов». Такой «стратегический треугольник» может стать подлинной основой для реализации на практике многополярного мира. Очевидно и то, что Россия должна четко следовать внешнеполитическому нейтралитету, не входить в альянсы и союзы, так как в одночасье «ценность» России как стратегического партнера в глазах другого будет утрачена. Тем более что как в партнерстве с Китаем, так и США России всегда будет отведена роль младшего партнера, но никак не равноправного. Такая «увязка» политических и экономических интересов трех ядерных сверхдержав может, помимо прочего, создать мощную платформу взаимозависимостей и противовесов, что даст миру прочную опору в обеспечении стабильности и прогресса. Нет сомнения, что «борьба за Россию» как значимого игрока будет вестись обеими державами, так как «на кону» - вопрос о мировом лидерстве. Вероятна поддержка США в России той части либеральной элиты, которая выступает с антикитайскими позициями. Практика «запугивания Китаем», очевидно, будет продолжена и усилена западной элитой и либерально-западническими кругами в самой России. В связи c этим российской элите важно не питать неоправданных иллюзий по поводу перспектив российско-американских отношений, нельзя попасть под влияние американской «мягкой силы», используемой Вашингтоном. При этом стратегическое партнерство с Китаем будет безвозвратно упущено, а атмосфера доверия утрачена. Реалии жизни требуют четкого осознания политической элитой России приоритетности национальных интересов, поскольку история России наглядно показывает, как Запад умело манипулировал ею в своей геополитике. Здесь и вовлечение России в Первую мировую войну, поощрение Германии к агрессии в 1930-е гг., стратегия Запада по разрушению СССР в 1980-х гг. Ошибка подобного рода может стать исторически-фатальной для нашего Отечества! Сложившаяся уникальность геополитической ситуации предоставляет России уникальный исторический шанс, который может быть использован во благо развития Отечества и всего мира. ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОСТЬ В ПОЛИТИКЕ США: ПЕРСПЕКТИВЫ МЕССИАНСКОЙ РИТОРИКИ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ АДМИНИСТРАЦИИ ДОНАЛЬДА ТРАМПА (О.А. Фролова). Современные геополитические процессы и трансформации, влияние развития информационных технологий и формирование глобального информационного сообщества - процессы, которые требуют идеологического обоснования внешнеполитических действий стран, которые выступают ключевыми игроками на международной арене, в частности США. Прежде всего, идеологическое обоснование важно для внутренней поддержки действий политических лидеров, а также для консолидации общества и укрепления национальной идентичности. Согласно иудейской трактовке, «мессианство» подразумевает появление на Земле человека - мессии, который несет от Бога особое поручение по освобождению народа Израиля. В более широком смысле, мессия - человек, которому предопределено улучшить положение всего человечества и стать «завершающей точкой» в истории мира. В данном контексте правильно говорить о религиозной составляющей, о вере в Спасителя, который утвердит новый мировой порядок [4]. Важнейшим фактором формирования национальной «миссии» естественно выступают особенности национального характера, а также доминирующие в обществе ценности. Важнейшим этапом становления мессианских идей в политике и обществе в США приходится на период окончания Второй мировой войны, так как для США участие и победа в войне символизировали принятие на себя своего рода ответственности за судьбы всего мира, а разработка ядерного оружия, космических и атомных технологий только способствовали укреплению данной идеологической «миссии». В основе образа и политической культуры США - национальная «Я-концепция», которая сложилась к середине XX в. из исторических представлений, сформировавшихся в американском сознании еще в XVIII в. В основе базовых принципов американской идентичности - национальнопатриотические настроения с эсхатологической идеей миссии, особом государственном «предначертании» США как своеобразного «государства-маяка» в мировой политической системе. Подобная постановка вопроса в национальном американском самосознании автоматически снимает вопрос о территориальных границах государств, а зоной ответственности внешнеполитических действий США по сути дела становится весь мир [13]. Когда мы говорим о современной Америке, надо понимать, что при всех «прогрессивных» трансформациях XX и XXI в., американское общество вышло из пуританского протестантизма. Эта квазихристианская религия включает в себя, с одной стороны, идею предначертанности и богоизбранности, а с другой - понимание материального достатка как выражения этой избранности. Мессианская роль в истории США закреплена еще со времен Мейфлауэрского соглашения, где было прямо сформулировано: «Обязуемся объединиться в гражданское политическое сообщество для установления более совершенного порядка...» [14]. Именно эти воззрения легли в основу «теологии процветания», которую активно используют США. 26-й Президент США Теодор Рузвельт давал американской экспансии нравственное обоснование: «Есть такая вещь, как международная нравственность. Я принимаю эту позицию как американец, который стремится верно служить интересам своей собственной страны, но который также стремится делать все возможное ради достижения справедливости и порядочности по отношению к человечеству в целом, и который поэтому считает себя обязанным судить обо всех других странах по их действиям в каждом конкретном случае» [14]. Примерно ту же риторику использовал и 28-й Президент США Вудро Вильсон, когда говорил о мессианской роли Штатов: «Мы участвуем, хотим мы того или нет, в жизни мира. Все, что касается человечества, неизбежно становится нашим делом [...] Наша цель - указать человечеству в каждом уголке мира путь к справедливости, независимости, свободе... Америка должна быть готова использовать все свои силы, моральные и физические, для утверждения этих прав (прав человека - прим. ред.) во всем мире» [14]. В новейшей истории 43-й Президент Дж. Буш-младший также неоднократно говорил о священной миссии США, в инаугурационной речи 2004 г. он заявил: «Задача политики США состоит в поиске и поддержке роста демократических движений и институтов в каждой нации и культуре, а ее конечная цель - положить конец тирании в нашем мире. Не потому что мы считаем себя избранной нацией; Бог располагает и выбирает в соответствии со своей волей» [14]. В отличие от своих предшественников Дональд Трамп в своей предвыборной программе сместил акцент с «благовидных» целей и проблем мировых демократий в мире на необходимость поддержки национальных интересов, что было воспринято мировым сообществом как отказ от традиционных для США мессианских идей во внешней политике. Уместно предположить, что данные ожидания в некоторой степени преждевременны. Интересной представляется следующая цитата (из инаугурационной речи 45-го президента), где Дональд Трамп апеллирует к традиционным символам американского мессианства - маяку, как государству, показывающему всему миру верный курс: «Мы будем искать дружбы со всеми народами мира, но мы признаем, что каждая нация имеет право ставить собственные интересы на первое место. Мы никому не хотим навязывать свой образ жизни. Пусть лучше наш пример станет для всех сияющим маяком. Мы воссияем, и пусть все за нами последуют» [3]. Очевидно, что американское общество сформировало запрос на смещение акцентов с внешней на национальную политику, и новый Президент будет придерживаться данной риторики, уводя внешнеполитический вектор в сторону теоретических основ реализма и прагматизма. Не смотря на тенденцию к снижению количества религиозного населения в США, до тех пор, пока подавляющее большинство придерживается христианских убеждений, идеи исключительности и мессианства будут сохранять свою актуальность независимо от партийной принадлежности администрации президента США. Таким образом, можно прогнозировать сохранение мессианских идей США во внешней политике новой администрации, так как их идеологическая основа базируется на вековых традициях и позитивно воспринимается населением ввиду высокой степени религиозности американской нации, а также неотделимости религиозных смыслов в ее восприятии от государственной политики. АДМИНИСТРАЦИЯ ТРАМПА И АМЕРИКАНО-КИТАЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ (А.Л. Оганесян). У администрации президента Д. Трампа есть несколько возможных путей построения отношений с Китайской Народной Республикой. С политической точки зрения риторика Республиканской партии, которую представляет Президент Трамп, традиционно выступала за более жесткое отношение к КНР, обвиняя Президента Обаму в слишком мягкой политике в регионе. С экономической точки зрения администрация Трампа также могла бы выступить за конфронтацию с КНР, так как растущая китайская экономика является серьезным конкурентом для американской. С другой стороны, с той же экономической точки зрения КНР также является и крупнейшим экономическим партнером США, с которым можно вести взаимовыгодное сотрудничество. Лишь время покажет, какой путь изберет администрация Президента Трампа, однако первые шаги нового Президента скорее говорили о возможной конфронтации с Китаем. В начале декабря разразился скандал, связанный с телефонным разговором Дональда Трампа и тайваньского лидера. The Washington Post в связи с этим написал, что «тайваньский звонок Трампа не был ошибкой» [20] и что «телефонный звонок был давно запланирован» [19]. В то время как Time писал, что «тайваньский звонок Дональда Трампа является дурным предзнаменованием для его внешней политики» [16]. Сам Дональд Трамп написал в своем Твитере: «Интересно, почему США продает Тайваню военную технику на миллиарды долларов, но я не должен принять поздравительный звонок». Разумеется, этот шаг Трампа получил негативную оценку со стороны КНР. Так, China Daily писал, что «это показало лишь неопытность Трампа и его команды во ведении внешней политики... Трамп, несомненно, несет ответственность за защиту интересов своей страны, которые включают в себе здоровые отношения с Китаем» [22]. Дональда Трампа часто сравнивают с Рональдом Рейганом, потому как эти Президенты США не были карьерными политиками. В связи с этим примечательны слова Киссинджера о Рейгане, который в своей книге «О Китае» писал: «Для китайцев новый президент не сулил ничего хорошего. Рональда Рейгана было очень трудно прогнозировать и анализировать даже скрупулезным исследователям Китая. Он не подпадал ни под одну устоявшуюся категорию» [7]. Далее Киссинджер пишет о том, что у Рейгана были личные связи в Тайване, и в первое время после избирания Рейган поддерживал протайваньскую позицию и ставил под сомнение политику «Одного Китая». Однако в дальнейшем под влиянием американских дипломатов, которые выступали за продолжение сближения с КНР, Рейган изменил свой внешнеполитический курс. Примерно по такому сценарию получила развитие и политика Трампа. Напряженность в американо-китайских отношениях сохранялась вплоть до того, как спустя два месяца после тайваньского звонка Президент Трамп связался с председателем КНР Си Цзиньпином. Во время телефонного разговора Трамп заявил, что США остаются верны политике «Одного Китая». South China Morning Post приводил слова китайского эксперта Еня Чэн Шэна: «Теперь все вернулось в первоначальное состояние». Тайваньский эксперт Ван Гун И по этому поводу высказал следующее: «В то время как слова Трампа в декабре могут быть просто риторикой, его телефонный звонок Си вчера показал, что Трамп прислушался к рекомендациям своей команды не использовать политику одного Китая, чтобы бросить вызов Пекину» [17]. В начале марта с визитом США посетил бывший министр иностранных дел КНР, а с 2013 г. член Госсовета КНР и ответственный секретарь руководящей группы по иностранным делам при ЦК КПК Ян Цзечи [17]. Он прокомментировал китайско-американские отношения следующим образом: «Китайско-американские отношения пришли к новой отправной точкой… Здоровое и стабильное развитие китайско-американских отношений не только требование времени, но и ожидание мира» [21]. Однако стоит отметить, что в ближайшее время американскому и китайскому руководству придется столкнутся с рядом вызовов в регионе, которые могут послужить камнем пре

Piotr Dutkewicz

Carleton University, Sprott School of Business (Canada)

Author for correspondence.
Email: piotrdutkewicz@carleton.ca
810 Dunton Tower, Carleton University, 1125 Colonel By Drive, Ottawa

Дуткевич Петр - профессор политологии, директор Центра изучения государственного управления и общественной политики Университета Карлтона (Канада)

Yu M Pochta

RUDN University (Peoples’ Friendship University of Russia)

Email: pochta_yum@pfur.ru
Miklukho-Maklaya str., 6, Moscow, Russia, 117198

Почта Юрий Михайлович - доктор философских наук, профессор кафедры сравнительной политологии Российского университета дружбы народов

A P Kochetkov

Lomonosov Moscow State University

Email: apkoch@mail.ru
119991, Moscow, GSP-1, 1-51 Leninskie Gory, 1

Кочетков Александр Павлович - доктор философских наук, профессор кафедры российской политики факультета политологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова

K V Blochin

Russian Institute For Strategic Studies

Email: constantinos1@rambler.ru
125413, Moscow, Flotskaya str., 15B

Блохин Константин Владимирович - кандидат исторических наук, научный сотрудник Российского института стратегических исследований

O A Frolova

RUDN University (Peoples’ Friendship University of Russia)

Email: frolova_oa@pfur.ru
Miklukho-Maklaya str., 6, Moscow, Russia, 117198

Фролова Ольга Александровна - кандидат политических наук, ассистент кафедры сравнительной политологии Российского университета дружбы народов

Arusyak L Hovhannisyan

RUDN University (Peoples’ Friendship University of Russia)

Email: arusyakhovhannisyan@yahoo.com
Miklukho-Maklaya str., 6, Moscow, Russia, 117198

Ованесян Арусяк - аспирант кафедры сравнительной политологии Российского университета дружбы народов (Армения)

  • Bordachev T.V. Proshhanie s illjuziej. Rossija v global'noj politike. 21 fevralja 2017. URL: http://www.globalaffairs.ru/global-processes/Proschanie-s-illyuziei-18603 (in Russ).
  • Bulgaru D. Fond Karnegi: prjamoj konflikt mezhdu Rossiej i SShA vozmozhen. 13 fevralja 2017 g. URL: https://life.ru/t/%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0% BA%D0%B0/971975/fond_karnieghi_priamoi_konflikt_miezhdu_rossiiei_i_ssha_vozmozhien (in Russ).
  • Glavnoe sobytie nedeli — inauguracija 45-go prezidenta SShA Donal'da Trampa. Pervyj kanal. 22 janvarja 2017. Available from: http://www.1tv.ru/news/2017-01-22/318303-glavnoe_sobytie_ nedeli_inauguratsiya_45_go_prezidenta_ssha_donalda_trampa (in Russ).
  • Dankan P. Messianstvo Rossii. Gazeta «Kontinent». Available from: http://www.kontinent.org/ article.php?aid=48090e2a715a3 (in Russ).
  • Dogovor mezhdu Rossijskoj Federaciej i Soedinennymi Shtatami Ameriki o merah po dal'nej¬shemu sokrashheniju i ogranicheniju strategicheskih nastupatel'nyh vooruzhenij, 8 aprelja 2010 g. Available from: http://kremlin.ru/supplement/512 (in Russ).
  • Drju Je. Fenomen Trampa: kak populizm i nacionalizm pomogajut v predvybornoj bor'be. RBK. 4 maja 2016 g. Available from: http://www.rbc.ru/opinions/politics/04/05/2016/5729ec 8a9a794785aa3e7152 (in Russ).
  • Kissindzher G. O Kitae. Moskva: AST, 2014 (in Russ).
  • Krugman P. Lipovyj populizm Donal'da Trampa. Nezavisimaja gazeta. 10 janvarja 2017 g. Available from: http://www.ng.ru/krugman/2017-01-10/5_6897_populism.html (in Russ).
  • Suslov D. Vneshnjaja politika SShA — «bol'shaja sdelka» mezhdu Belym domom i respub¬likanskim isteblishmentom. Rossija v global'noj politike. 6 marta 2017 g. Available from: http://www.globalaffairs.ru/global-processes/Vneshnyaya-politika-SShA--bolshaya-sdelka-mezhdu-Belym-domom-i-respublikanskim-isteblishmentom-18619 (in Russ).
  • Rossija, Ukraina i Evrazija spustja chetvert' veka posle raspada SSSR. InoSMI. 03.02.2016. Available from: http://inosmi.ru/politic/20160203/235272689.html (in Russ).
  • Razoblachenie Trampa. Plan SShA protiv Rossii priveden v dejstvie. 2016. Available from: http://amdn.news/razoblachieniie-trampa-plan-ssha-protiv-rossii-priviedien-v-dieistviie (in Russ).
  • Sojuzniki Trampa — armija i flot. 2016. Available from: https://www.gazeta.ru/army/2016/ 11/11/10323299.shtml (in Russ).
  • Frolova O.A. Struktura amerikanskoj politicheskoj jelity kak sub#ekta mirovoj politiki v nachale XXI veka: dissertacija na soiskanie stepeni kandidata politicheskih nauk [23.00.04]. M., 2015. Available from: http://dissovet.rudn.ru/web-local/prep/rj/index.php?id=19&mod=dis&dis_id=770 (in Russ).
  • Chausov A. Messianstvo SShA: istoki, soderzhanie i posledstvija. Obshhestvenno-politiche¬skij zhurnal «POLITRUSSIA». 29 marta 2016. Available from: http://politrussia.com/world/ messianizm-ssha-istoki-673/ (in Russ).
  • WSJ: administracija Donal'da Trampa uzhestochaet politiku v otnoshenii Rossii. Kommer¬sant#. 07.03.2017. Available from: http://www.kommersant.ru/doc/3236237 (in Russ).
  • Bremmer I. Donald Trump's Taiwan Call Is a Bad Omen for His Foreign Policy. Time. 07.12.2016. Available from: http://time.com/4594244/donald-trump-foreign-policy-taiwan-china/.
  • China, U.S. agree to enhance all-level exchanges, broaden cooperation. People’s Daily Online. 01.03.2017. Available from: http://en.people.cn/n3/2017/0301/c90000-9183768.html.
  • Chung L. Donald Trump’s call to Xi Jinping “a relief” for Taiwan. South China Morning Post. 10.02.2017. Available from: http://www.scmp.com/news/china/diplomacy-defence/article/2069872/ taiwan-touch-us-trump-call-xi-jinping.
  • Gearan A., Rucker Ph., Denyer S. Trump’s Taiwan phone call was long planned, say people who were involved. The Washington Post. 4.12.2016. Available from: https://www.washingtonpost.com/ politics/trumps-taiwan-phone-call-was-weeks-in-the-planning-say-people-who-were-involved/ 2016/12/04/f8be4b0c-ba4e-11e6-94ac-3d324840106c_story.html?utm_term=.7d8da11cb009.
  • Marc A. Thiessen. Trump’s Taiwan call wasn’t a blunder. It was brilliant. The Washington Post. 5.12.2016. Available from: https://www.washingtonpost.com/opinions/trumps-taiwan-call-wasnt-a-blunder-it-was-brilliant/2016/12/05/d10169a2-bb00-11e6-ac85-094a21c44abc_ story.html?utm_term.
  • Mengxu Z. China, US forge interconnected ties 45 years after signing of Shanghai Commu¬niqué. People's Daily Online. 02.03.2017. Available from: http://en.people.cn/n3/2017/0302/ c90000-9184651.html.
  • No need to over-interpret Tsai-Trump phone call. China Daily. 2016-12-03. Available from: http://www.chinadaily.com.cn/opinion/2016-12/03/content_27560464.htm.
  • Rothkopf D. The Soul-Sucking, Attention-Eating Black Hole of the Trump Presidency. Foreign Policy. 24.03.2017. Available from: http://foreignpolicy.com/2017/03/24/trump-narcissim-trancendental-solopsim-opportunity-cost-media-cycle-greatness-china/.
  • Rumer E., Sokolsky R., Stronski P., Weiss S.A. Illusions vs Reality: Twenty-Five Years of U.S. Policy Toward Russia, Ukraine, and Eurasia. Available from: http://carnegieendowment.org/ files/CP_300_Rumer_Sokolsky_Weiss_Task_Force_Final_Web.pdf.
  • William J. Burns. How We Fool Ourselves On Russia. Available from: http://carnegieendowment.org/2017/01/07/how-we-fool-ourselves-on-russia-pub-66614.

Views

Abstract - 102

PDF (Russian) - 205

PlumX


Copyright (c) 2017 Dutkewicz P., Pochta Y.M., Kochetkov A.P., Blochin K.V., Frolova O.A., Hovhannisyan A.L.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.