Orekhov A.M. Puteshestvie vsled za Sovoi Minervy: Antichnaya filosofiya (Travelling Following Minerva’s Owl: Ancient Philosophy)

Cover Page

Abstract



Книга А.М. Орехова «Путешествие вслед за Совой Минервы: Античная философия», безусловно, выступает как неординарное и крайне важное для отечественной философии событие. В этом весьма необычном философском произведении совмещаются два жанра: «художественный» и «популярный», вот почему книгу наиболее точно назвать даже не «научно-популярным» изданием, а «художественно-популярным». Одновременно А.М. Орехов совмещает в тексте совершенно противоположные вещи: с одной стороны, солидную академическую респектабельность, а с другой - шаловливость современной постмодернистской прозы. Четыре героя - сам автор (он себя скромно именует «Андрей Михайлович»), двое студентов - Петр Аскин и Лиза Каблучкова, «проводник по античной философии» Диоген Лаэртский - совершают на античной биреме «Метафизика» путешествие (реальное или виртуальное - судить читателю) в различные античные города, где знакомятся с видными философами и ведут с ними увлекательные философские беседы. Анализируя сам текст «Совы», постепенно приходишь к выводу, что речь идет не просто об эклектичной хрестоматии или кентаврообразном учебном пособии. Нет, речь идет о вполне целостном, продуманном, очень тщательно выверенном в своих деталях труде. И снова возникает вопрос: какой жанр у этой книги? Бог весть. Научная монография - конечно же нет! Уж очень она близка к дидактической прозе. Научно-популярное издание? Ну что Вы, текст уж очень фундирован фактами. Повесть? Да о чем вы, какая тут литература, когда автор нашпиговал книгу значительными отрывками древних философских манускриптов. С нашей же точки зрения, А.М. Орехов сделал великолепное подспорье для любого университетского преподавателя философии. Просто замечательную книгу для чтения с оригинальным жанровым сюжетом и целостным литературным миром. Да и стоит ли в эпоху клипового сознания студенчества так уж быть требовательным к жесткому жанровому соответствию? Вколачивая текст в прокрустово ложе гиперкритики? Уверен, что не стоит. Десять путешествий наших современников на волшебном корабле «Метафизика» с заходом во вполне физические и реальные порты Эллады и общением с вполне историческими персонами античного мира дают очень богатую сюжетами историю философских исканий Древней Греции и Рима. Гибкая жанровость книги позволяет автору умело смещать ракурсы восприятия античной философии от виденья профессионального философа к виденью слегка экзальтированной и эмансипированной «мисс Каблучковой». Тщательная прорисовка бытовых деталей позволяет увидеть в философах прошлого не странички с буковками, а реальных, порой смешных, а порой и трагических личностей. Философы ведь были разные: хитрые и коварные, благородные и тщеславные, богатые и нищие. Вот эта жизненность прошлого, его физическая зримость - несомненное достоинство книги. А элегантно введенные аутентичные тексты античности становятся востребованными читателем, тогда как их размещение в толстенных хрестоматиях наводит на того же читателя тоску и зевоту. Но, вероятно, следует сказать и о тех огрехах, которые имеет этот замечательный текст. Ведь, как говорят в Японии, «шедевр обязан иметь изъян, иначе это простая подделка». В качестве такого изъяна укажем на явную параллель с «Божественной комедией» Данте. Порой, читая диалоги наших современников с Диогеном Лаэртским, капитаном «Метафизики», так и видишь диалоги Вергилия с Данте. Это не текстуальная, а скорее стилистическая схожесть. Схожесть на уровне смыслов, пафоса. Вероятно, автору стоило бы сознательно дистанцироваться от подобных совпадений и, быть может, более гротескно вылепить диалоги пассажиров и капитана «Метафизики». Довольно странно было видеть в книге обычные штампы - как, например, рождение эллинской философии из самой эллинской философии. А между тем на современном уровне развития истории философии доказано, что многочисленные истоки философствования (не имитации философии, не начала мифологические и прочее) имели место в Финикии и на Ближнем Востоке. Существуют финикийские тексты, представленные содержательно вполне на уровне идей Фалеса, Анаксимандра и Анаксимена, но созданные в Финикии за несколько сотен лет до рождения этих мудрецов. Да и сам Фалес не был вполне эллином, а имел значительную добавку финикийской крови (также как Пифагор, который, весьма вероятно, был сирийцем). Из списка первых мифологических основателей эллинской философии, который приводит Диоген Лаэртский, но который не попал в книгу А.М. Орехова, большинство имен родом из Малой Азии и Ближнего Востока. Этот сюжет можно было бы красочно обыграть, тем более что жанр вполне позволяет, но автор пошел в этом вопросе по пути респектабельного консерватизма в рамках очень раскованного постмодернистского текста. Из других огрехов, например, стоит указать на стр. 13, где описывается сражение под Троей: автор пишет «когорты воинов», тогда как «когорта» - это подразделение римской армии, а вовсе не ахейцев. Второе замечание касается стр. 93, где автор представляет суд над Сократом: «Огромный амфитеатр, заполненный несколькими сотнями лениво зевающих старичков-пенсионеров...». Но дело в том, что Сократа (как и других преступников) судили не в амфитеатре. Судилище находилось на холме Ареса северо-западней Акрополя в небольшой естественной котловине, которую с большим трудом можно было счесть за «амфитеатр». В остальном автор очень внимателен к деталям и не дает критику серьезных шансов обвинить себя в историческом невежестве. Нам также представляется, что концовка книги («Путешествие десятое. Стоицизм. Неоплатонизм») сильно примята, как-то высушена и эмоционально притушена. По сравнению с первыми путешествиями экипаж «Метафизики» сильно подустал и «выдохся». Хотелось бы увидеть пышность именно эллинистической философии, яркость римской традиции, тем более что жизнь эллинистическо-римской философии дает много возможностей для этого... Но автор счел это не слишком целесообразным, а жаль. В целом книга интересна, важна и, на наш взгляд, успешна - как литературное произведение и как учебное пособие в формате «Книга для чтения». Она имеет деятельное начало, способна активизировать творческий интерес студенчества. Крайне желательным видится продолжение путешествия героев по иным просторам философской мысли: Средним векам, Ренессансу.., а быть может и Китаю с Индией.

O K Shevchenko

V.I. Vernadsky Crimean Federal University

Email: skilur80@yandex.ru

Views

Abstract - 87

PDF (Russian) - 83


Copyright (c) 2017 Shevchenko O.K.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.