King of the Hashemite Kingdom of Jordan Abdullah II: Political Portrait

Cover Page

Abstract


King of the Hashemite Kingdom of Jordan Abdullah II in 2019 celebrated the 20th anniversary of his ascension to the throne. The article covers the features of the socio-political and economic life of the state and the role of King Abdullah II in the development of the Hashemite Kingdom. The history of Jordan is full of important events, many of which remain significant to this day. One of the main issues for Jordan and its head, King Abdullah II, has been and still remains the Palestinian problem. Considering that the majority of the Jordanian population is Palestinians, represented by both the indigenous inhabitants of the Kingdom and political refugees who have moved to the territory of the Hashemite state as a result of the Palestinian-Israeli wars and conflicts. Currently, the Kingdom is facing quite challenging realities and consequences of international terrorism and extremism, as well as the growth of ideas of radical Islamism within the state. The author’s research goal is not just to present the biography of the king, but through his biography to highlight the history and trends of the modern development of the Hashemite Kingdom of Jordan. The political portrait of the king helps to analyze more accurately the multifaceted life of Jordan and present events. A special part of the history of Jordan is the bilateral relationship between the Hashemite Kingdom and the Russian Federation. Regular meetings of King Abdullah II and President V.V. Putin demonstrate the similarity of positions on many foreign policy issues, in particular the situation in the Middle East and in Syria, which emphasizes the importance and priority of cooperation between the two countries. The article also describes the role of the personality of King Abdullah II, his desire to balance the internal political situation of Jordan, as well as his actions regarding international security and the peaceful existence of peoples and religions.


Изучение роли личности в современном востоковедении В исторической науке многократно поднимался вопрос о том, как подходить к освещению роли и места личности в истории. В регионе Ближнего и Среднего Востока (БСВ) изучение роли личности приобретает особое значение в связи с необходимостью понимания особенностей исторического развития. Проблема личности и ее влияния на политические процессы стран БСВ имеет большую как научно-теоретическую, так и практическую значимость. Необходимость показать заслуги, раскрыть значение личности в историческом процессе всегда остается актуальной задачей историков-исследователей. О роли личности в истории писали многие российские и зарубежные ученые и исследователи, отмечая, что лидер государства зачастую играет одну из решающих ролей в принятии решений. Однако политических портретов короля Абдаллы II практически нет в российской историографии. Работы, посвященные политической деятельности короля Иордании, чаще всего касаются определенных аспектов, посвящены его внутренней или внешней политике, однако не говорят о личности короля и его личном вкладе в процесс принятия внутри- и внешнеполитических решений [Демченко 2007; Крылов 2013]. В случае с зарубежной историографией существует такая же особенность: основные работы затрагивают общий политический фон в стране в годы правления короля Абдаллы II [Csicsmann 2007; Köprülü 2014; Yitzhak 2017]. Особенно явной представляется роль личности в странах Ближнего Востока, где в традиции политического уклада государства - сильный лидер [Политические портреты... 2015; Политические портреты... 2018; Пономаренко, Чикризова 2016: 387]. В этой связи важно отметить высказывание профессора С.А. Воронина относительно лидерства на Востоке: в своей работе он подчеркивает, что демократический тип политического режима на Востоке не представлен в качестве «устойчивой и функционирующей модели» [Воронин 2007: 114]. Однако необходимо заметить, что в настоящее время многие страны БСВ стремятся к демократизации политического пространства государства, несмотря на историческую и политическую специфику региона. Роль личности является одним из важных факторов в формировании истории государства. Ближний и Средний Восток стал родиной многих лидеров, которые внесли вклад в развитие собственных стран; некоторые из них стали значимыми не только для своих государств, но и для целого региона и даже мира. Личность в политике может сыграть очень важную положительную или отрицательную роль, однако, затрагивая тему роли личности в политике и истории, чаще всего принято говорить о выдающихся людях, оставивших в большей степени положительный след в истории своей страны. Лидерство в политике - это способность влиять на деятельность огромных масс людей. И здесь необходимы незаурядные качества. Роль личности в политике, в первую очередь, связана с лидером, имеющим силу и власть в прошлом или в настоящем. Рассматривая личностный фактор политиков на БСВ, важно отметить преемственность многих династий. В арабских странах в роли преемника главы государства зачастую выступают дети или ближайшие родственники лидера. В случае с иорданской монархией преемником короля Хусейна стал его сын, нынешний монарх Иорданского Хашимитского Королевства король Абдалла II. Особенности исторического развития Иорданского Хашимитского Королевства Иорданское Хашимитское Королевство - государство уникальное по целому ряду причин. Во-первых, с точки зрения его геополитического расположения. Королевство находится под сильным влиянием соседства с очагами международных проблем, которые всегда имели место в истории развития региона Ближнего Востока. Во-вторых, этнически Иордания представляет собой многонациональное государство, большую часть населения которого, безусловно, представляют этнические арабы иорданского и палестинского происхождения, однако на территории Королевства также проживают многочисленные общины других народов, которые переехали в Иорданию много лет и даже веков назад. В этой связи важно отметить большую северокавказскую общину Иордании, среди которой существует несколько диаспор, такие как вайнахская диаспора (представители чеченского и ингушского народов) и черкесская диаспора (включающая в себя народы адыгского этноса, в основном черкесов и кабардинцев)[255]; именно представители черкесской диаспоры всегда входили в охрану иорданских монархов и представляли собой самых преданных сторонников короля, что до сих пор является неотъемлемой частью иорданской армии и системы безопасности. В-третьих, важно отметить особенности религиозно-социального устройства страны, что подчеркивается многоконфессиональностью общества, а также сочетанием, с одной стороны, сильной приверженности иорданского населения исламской религии, а с другой - светского пути развития, включая и политический вектор страны, и образовательную систему Иордании. И наконец, с точки зрения исторической значимости Иордании для региона Ближнего Востока и для ислама в целом. В иорданском обществе сложилась необычная ситуация, когда в основе отношений между людьми существует не единая система законов, а сложная совокупность обычаев, мусульманских установок, а также современного права. Следует отметить, что в Иордании наблюдается синтез племенной организации, мусульманского характера устройства государства и особенности современной жизни. В этой связи можно согласиться с оценкой выдающегося востоковеда А.М. Хазанова, который отмечает, что Иордания представляет собой «страну с маленькой географией и большой историей» [Хазанов 1996: 69]. Иорданское Королевство играет важную роль в истории региона Ближнего Востока и является значимой территорией для трех монотеистических религий - иудаизма, христианства и ислама. В 1946 г. Иордания получила статус независимого государства в результате заключения договора между эмиратом Трансиордания и Великобританией. Иордания провозглашалась монархией; титул монарха передавался по наследству. Бывший эмир Трансиордании Абдалла стал королем Иорданского Хашимитского Королевства. С 1946 г. Иордания является одним из немногих государств, сохранивших монархическую форму правления; кроме того, иорданская правящая династия - на сегодняшний день единственная династия мусульманского мира, которая восходит к Хашиму, прадеду пророка Мухаммада, прародителю рода Хашимитов. Первые годы независимости оказались особо тяжелыми для Королевства в связи с возникшим острым палестино-израильским конфликтом, который не прекращен по сей день. 15 мая 1948 г. на основании резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № 181 от 29 ноября 1947 г. было объявлено о создании Государства Израиль[256], что послужило началом первой арабо-израильской войны. Иорданское Королевство было вовлечено в боевые действия в составе коалиции арабских государств; главнокомандующим объединенных арабских сил был назначен король Иордании Абдалла I. Однако для Иордании ситуацию усложняло как создание нового Государства Израиль, так и образование нового палестинского государства под управлением муфтия Иерусалима Хаджа Амина аль-Хусейни, который выступал в качестве противника хашимитской династии [Аганин, Соловьева 2003: 80]. В 1949 г. король Иордании Абдалла I объединил земли Западного берега р. Иордан с территорией Иорданского Королевства, что привело к покровительству иорданской монархии над третьей святыней мусульманского мира - Иерусалимом и его святыми местами [Аганин, Соловьева 2003: 16]. Однако одно из регулярных посещений мечети Аль-Акса стало для короля Абдаллы I в конечном итоге последним и роковым: 20 июля 1951 г. он был убит у входа в мечеть. В тот день с ним был его внук - будущий король Хусейн ибн Талал, который взошел на трон после смерти Хусейна, однако он исполнял обязанности монарха всего год, и в 1952 г. престол занял 16-летний Хусейн. Король Хусейн постепенно менял политический курс страны с консервативного на либерально-демократический, однако позиция по сохранению Иордании в пределах границ оставалась прежней: в частности, Иерусалим был помещен под международную юрисдикцию как священный и важный город не только для иудаизма, но также для христианства и ислама [Wagner, SchlesingerJr. 2005: 51]. В отношении Иерусалима позиция Иорданского Хашимитского Королевства всегда оставалась четкой - статус города должен быть нейтральным, принимая во внимание его историческую и религиозную ценность для всего мира. Король Абдалла II: утверждение во власти Его Величество король Абдалла II взошел на престол 7 февраля 1999 г. после кончины своего отца короля Хусейна ибн Талала, который был бессменным правителем Иордании в течение 47 лет (1952-1999 гг.). Иорданская монархия является одной из самых устойчивых династий на Ближнем Востоке, с ней сравнимы только монархии Марокко и Саудовской Аравии. Прежний король Иордании Хусейн был сильной личностью не только в Иордании, но и в масштабах всего Ближнего Востока; в первую очередь, это подтверждается продолжительностью правления Хусейна. Нынешний иорданский монарх Абдалла II, как и его отец, столкнулся с трудной политической ситуацией, полной напряженности и нестабильности. В сложившихся обстоятельствах кандидатура Абдаллы, наследующего престол, была наиболее взвешенным и точным решением. К 1999 г. король Абдалла II уже получил достойное образование и имел опыт военной службы, что подразумевало поддержку его политического курса иорданской армией. В 2019 г. Его Величество король Иордании Абдалла II отмечает двадцатилетие своего правления, что дает повод произвести оценку деятельности монарха и подвести промежуточные итоги его правления. За 20 лет Иордания пережила много трудностей, взлетов и падений. В отличие от своего отца король Абдалла II взошел на престол в более зрелом возрасте - 37 лет, это не было спонтанным событием в его жизни; будучи еще наследным принцем, Абдалла преуспел в военной службе. Он получил отличное образование как в Иордании, так и на Западе, что позволило нынешнему королю быть всесторонне развитым и образованным. Его Величество получил начальное базовое образование в Иордании в Исламском колледже, после чего направился в США для обучения в Иглбрукской школе, а затем в Академии в Диерфилде. В 1980-х гг. король Абдалла II продолжил свое обучение уже в Великобритании, сперва в Королевской военной академии Сандхерст, а затем в Оксфордском университете и в колледже Пембрук. В Оксфорде иорданский монарх прослушал специализированный курс по изучению региона Ближнего Востока. Важно отметить, что все иорданские монархи получили качественное образование. На момент интронизации король Иордании Абдалла II уже был в звании фельдмаршала Вооруженных сил Иордании и маршала Королевских Иорданских ВВС. Король Абдалла II является разносторонним человеком, имеющим большое количество интересов и увлечений. Как и король Хусейн, король Абдалла II - любитель скоростной езды и хороших машин, в Иордании был создан большой музей автомобилей. Начало королевской коллекции автомобилей было положено еще королем Хусейном и продолжено нынешним правителем Иордании. Его Величество отлично владеет боевыми искусствами и является очень метким стрелком. Абдалла II со своим сыном наследным принцем Хусейном бин Абдаллой регулярно принимает участие в учениях и тренировках по стрельбе и ведению боя, что активно освещается в социальных сетях на странице короля и наследного принца. Благодаря своему образованию и происхождению (мать иорданского лидера была британского происхождения) король Абдалла II известен также как «иностранец» в информационном поле Ближнего Востока, однако при этом важно отметить, что король предан своему народу и стране и всячески поддерживает особый статус арабского языка и культуры внутри государства, что подтверждается государственной языковой политикой Иорданского Хашимитского Королевства. Монарх получил в наследство от отца страну в не самый благоприятный для нее момент. В 1999 г. Иордания вновь стала прибежищем для многочисленных потоков беженцев из Палестины. Палестино-израильский конфликт разгорелся с новой силой в 2000-х гг. По данным 2011 г., около 40% населения Иордании составляли палестинцы из Газы и Западного берега. Несмотря на достаточно стабильную политическую жизнь, в Королевстве всегда была напряженная ситуация, связанная с безопасностью государства, в первую очередь, по причине географически близкого расположения иорданских границ к очагам конфликтности на Ближнем Востоке. Важно отметить, что Иордания никогда не оставалась вдалеке от конфликта, какой бы ни была политическая ситуация в то или иное время. При этом Королевство всегда представляло собой стабильное государство, не занимающее активную позицию в конфликтах, Иордания старалась выступать в качестве нейтрально ориентированного актора. Однако в условиях последнего десятилетия особенно сложно выстраивать стабильную политическую доктрину, укрываясь от ветров напряженности и революций, проходящих через Иорданию, что время от времени вызывает у населения опасения о будущем страны [Pelham 2011: 2]. Тем не менее события «арабской весны» затронули Иорданию с наименьшими негативными последствиями. Нынешний король Иордании Абдалла II, несмотря на сохранение в основном политической доктрины своего отца короля Хусейна, все же внес некоторые изменения во внешнеполитический курс страны. В первую очередь, речь идет о более активном сотрудничестве со странами Запада, чем в эпоху правления короля Хусейна. Король Абдалла II активно развивает торговые и экономические связи с западными странами, в основном с США и Великобританией, которые исторически имели сферы влияния в Иордании. В этой связи важно отметить отличие монарха от его предшественника - король Хусейн делегировал решение экономических проблем своему брату, наследному принцу Хасану, в то время как король Абдалла II лично принимает участие в реализации всех экономических задач Королевства [Abduayyah 2001: 15]. Именно проведение политических и экономических реформ стало приоритетным направлением политики короля Абдаллы II. В первые годы своего правления король стремился создать единую социальнополитическую основу, вовлекая население в политический процесс. В этой связи была разработана концепция «Иордания превыше всего», целью которой было сплотить подданных в решении внутренних социально-экономических задач Королевства [Демченко 2014: 145]. Внутриполитическая обстановка в Королевстве всегда была сложной, что вызвано рядом факторов. Население Иордании часто выражает свою обеспокоенность безопасностью своей страны, при этом также вызывает серьезное опасение высокий уровень инфляции и снижение уровня жизни в Королевстве [Csicsmann 2007: 110]. Помимо социально-экономических трудностей и этнических особенностей в Иордании существует проблема роста идей радикального исламизма. Несмотря на выстроенный диалог с умеренной исламской оппозицией, среди населения все чаще получают распространение и экстремистские настроения. Особый рост радикализации общества на почве исламизма произошел в 2000-е гг., когда король Абдалла II только взошел на престол. Наибольший резонанс вызвали события 2003 г. в Ираке, когда воинствующие салафиты объявили джихад вооруженным силам США в Ираке. В Багдад направилось большое количество радикально настроенной молодежи, чтобы принять участие в борьбе с американскими военными, среди молодежных сил радикалов было и большое количество иорданских молодых людей [Robbins, Rubin 2013: 10]. Иорданскому монарху пришлось принимать срочные меры по дерадикализации молодежи Королевства. Иордано-палестинские взаимоотношения исторически не были гладкими. Особенно в период правления короля Хусейна, на долю которого выпали тяжелые испытания, Иордания столкнулась с этноконфессиональным дисбалансом населения. На сегодняшний день большое количество палестинцев имеют подданство Иордании. Еще в 1949 г. был издан декрет, который предоставлял возможность палестинцам получить иорданское подданство [История Востока 2008: 188]. Однако при этом в Иордании осталось проживать большое количество палестинцев, которые не получили подданство в соответствии с данным декретом. В этой связи лица, проживающие в Иордании в качестве переселенцев и беженцев, зафиксированы как лица, имеющие статус проживающих в Королевстве [Oroub 2004: 10]. Несмотря на непростые взаимоотношения с палестинским населением, Иордания всегда стремилась поддержать статус нейтральной территории, безопасной для всех. В этой связи характерным событием стало нападение в иорданской столице на одного из руководителей палестинского движения ХАМАС со стороны Израиля. Правивший в то время король Хусейн находился на грани разрыва отношений с Израилем в связи с произошедшим в Аммане, он также отказался принять с визитом премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, который направлялся в Иорданию. В результате решительных действий короля Израиль освободил 70 палестинцев из тюрем и прислал противоядие для пострадавшего деятеля ХАМАС [Примаков 2016: 405]. Однако единая общность народов Палестины и Иордании всегда существовала, это хорошо подчеркивается высказыванием короля Абдаллы II в его книге: «У палестинского народа всегда будет 110 процентов моей поддержки в поисках палестинского государства. И однажды палестинцы и иорданцы палестинского происхождения будут иметь право выбирать, где они хотят жить. Те, кто хочет быть палестинскими гражданами, смогут свободно переехать в Палестину, так же как и все наши граждане, которые решили остаться в Иордании, независимо от их происхождения, останутся гражданами Иордании»[257]. Интересным фактом является и то, что супруга короля Абдаллы II королева Рания принадлежит к одному из влиятельнейших палестинских кланов, что, в свою очередь, также периодически становится дополнительным поводом для критики короля со стороны подданных, которые время от времени выражают недовольство властью монарха. Тем не менее в настоящее время отношение к первой леди Иордании можно охарактеризовать как теплое и позитивное. Несмотря на критику в адрес королевской семьи, важно заметить, что Его Величество король Иордании Абдалла II, как и его супруга и наследный принц Хусейн бин Абдалла, ведут активную деятельность в социальных сетях, участвуют в мероприятиях, направленных на улучшение имиджа королевской династии и поддержание позитивного настроя населения в отношении короля и его политики. Как уже отмечалось, Иорданское Хашимитское Королевство остается одним из немногих государств в регионе Ближнего и Среднего Востока с монархической формой правления. Сохранение монархии - одна из ключевых задач короля Иордании, однако в современном мире на фоне революционных и экстремистских настроений, активно распространяющихся в мире, сложно сохранить устои монархии. Иордания, окруженная зонами постоянных конфликтов, всегда находится непосредственно под угрозой свержения правящей династии и подвержена опасности стремительной революции. Иордании удается оставаться устойчивой с точки зрения внутренней политики благодаря тому, что король Абдалла II разработал многогранный подход к общественному недовольству. Король ведет активную деятельность для сохранения имиджа монархии в условиях частых обвинений в адрес властей, в первую очередь, в коррупции. В этой связи Абдалла II, стремясь улучшить свое взаимодействие с населением, выступает с комментариями в отношении ряда проблем внутри государства. Так, было решено показать по телевидению судебное разбирательство по одному из коррупционных скандалов [Sharp 2019: 1]. Подобные действия Его Величества направлены на то, чтобы в сложившихся обстоятельствах постоянной критики и обвинений в адрес властей Иордании, связанных с ростом коррупции, показать свое отношение к этой проблеме. Как уже было отмечено, король Абдалла II, как и члены королевской семьи, ведут активную деятельность в социальных сетях, сокращая таким образом дистанцию между королевским двором и подданными, при этом сохраняя канал взаимодействия как со старшим поколением, так и с молодежью. Важной особенностью также является факт роли личности Короля в формировании имиджа правящей династии. Король Абдалла II всячески стремится к сближению с народом, что проявляется даже в самых мельчайших нюансах, таких как совершение молитвы в мечети вместе с подданными Королевства, поездки по городам, общение в рамках конференций и выступлений и др. Внешнеполитическая деятельность короля Иордании Иорданский монарх, как официальный глава государства, наделен многообразными функциями, правами и обязанностями. В первую очередь - это руководство страной, ее представление в политических союзах, объединениях, а также в международных и региональных организациях. Король имеет право объявить войну, выразить протест или согласие с тем или иным событием на политической арене, как связанным с его государством, так и не касающимся Иордании вовсе. В полномочия короля Иордании также входит право назначать глав правительства и других внутриполитических ведомств и зарубежных дипломатических представительств. Все права монарха прописаны в Конституции Иорданского Хашимитского Королевства[258]. Поправки, внесенные в Основной закон в 2016 г., подтверждают также единоличный контроль короля над сферой безопасности, обороны, внешней политики, а также судебной системы [Сардарова 2019: 81]. Одной из важных задач власти стало сохранение диалога со всеми слоями общества и оказание поддержки всем возрастным и социальным группам Королевства. В этой связи король Иордании всячески вовлекает наследного принца Хусейна бин Абдаллу в диалог с молодежными организациями Иордании, а также поддерживает его выступления в ООН, на заседаниях Совета Безопасности, где члены иорданской королевской семьи часто фигурируют в качестве спикеров. Наследный принц Хусейн также зачастую присутствует на переговорах короля Абдаллы II с делегациями разного уровня и значимости. Представители иорданской правящей династии являются потомками пророка Мухаммада в 41-м поколении[259]. Важно отметить, что в настоящее время на Ближнем Востоке существует только две правящие династии, ведущие свою генеалогию от пророка - это династия Алауитов в Марокко и династия Хашимитов в Иордании. Это придает сакральный характер правлению короля Абдаллы II, дает дополнительное, религиозное основание его светской и духовной власти [Mashaqaba 2005: 8], а также делает иорданского монарха фигурой, безусловно почитаемой как в своей стране, так и в мусульманском мире в целом. Важным аспектом является статус короля Абдаллы II как защитника мусульманских святых мест в Иерусалиме, что было закреплено в договоре, подписанном как сторонами арабо-израильского конфликта, так и посредниками в 1994 г. Именно благодаря данному статусу Абдалла II ведет активную деятельность по предоставлению Иерусалиму статуса города, свободного от политики. В 2018 г. произошло одно из громких событий, касающихся статуса Иерусалима. Речь идет о скандальном заявлении президента США Д. Трампа о переносе американского посольства в Иерусалим, что, несомненно, противоречит всем правилам признания независимого статуса Иерусалима, который закреплен международным правом. Несмотря на многочисленные предупреждения и критику в адрес Д. Трампа, посольство США все же было перенесено в Иерусалим, что подчеркнуло американскую позицию в отношении статуса города. Король Иордании, так же как его коллеги из других арабских стран, выступил с жесткой критикой подобных действий администрации американского президента. Еще одним громким и важным событием стало обсуждение «сделки века» - проекта США, предусматривающего урегулирование палестиноизраильского конфликта, в том числе проблемы Иерусалима. Текст «сделки века» до сих пор не обнародован, однако известен факт о возможной передаче статуса хранителя мусульманских святых мест в Иерусалиме королю Саудовской Аравии, что полностью изменило бы ситуацию не только в Иерусалиме, но и в регионе в целом. В связи с этим планом действий король Иордании Абдалла II неоднократно озвучивал опасения и предупреждения в адрес администрации Дональда Трампа. Король Абдалла II был очень обеспокоен планами США предоставить первую роль в охране главных мусульманских святынь Иерусалима Саудовской Аравии. Иорданский монарх активно борется за мирное урегулирование палестино-израильского конфликта, а также за сохранение иорданского присутствия в Иерусалиме, выражая свою позицию следующим образом: «У нас есть исторические обязательства перед Иерусалимом и его святыми местами»[260]. За последнее время Иордания столкнулась с большим количеством проблем, в том числе касательно изменения двусторонних отношений с другими арабскими государствами. Речь идет, в первую очередь, о странах Персидского залива. Как известно, Иорданскому Хашимитскому Королевству оказывается большая финансовая поддержка со стороны государств Персидского Залива и США [Васильев 2018: 553]. Важно отметить серьезные разногласия Иорданского Хашимитского Королевства с Королевством Саудовская Аравия, обострившиеся из-за отказа Иордании разорвать отношения с Катаром, а также отказа поддержать войну в Йемене, которая в последнее время в больших масштабах развернулась в этой стране. Более того, действия короля Абдаллы II относительно укрепления внутренней стабильности государства, также воспринимаются соседними странами как негативные изменения. В частности, речь идет о назначении в мае 2019 г. офицера черкесского происхождения Ахмада Хусни на должность руководителя разведывательной службы Королевства[261]. Известно, что черкесская община представляет собой значительную часть населения Иордании. В окружении короля всегда находились представители черкесов, которые сформировали блок самых преданных последователей монархии. В этой связи неожиданные и стремительные перестановки в органах государственной власти могут быть охарактеризованы как стремление короля Абдаллы II окружить себя преданными сторонниками, чтобы быть готовым к любым угрозам извне. Король Абдалла II ведет активную внешнюю политику, решительно продвигая идеи мирного сосуществования разных религий и национальностей, за что в 2018 г. был удостоен премии Темплтона[262]. Иорданский монарх стал 27-м лауреатом, а также первым мусульманином, который получил данную премию. В апреле 2019 г. король Абдалла II получил Лампаду мира святого Франциска из рук канцлера Германии А. Меркель за вклад в продвижение прав человека, мира между религиями и работу по приему беженцев[263]. Король Абдалла II стал вторым мусульманином в истории, который был удостоен права получить эту награду. Король Абдалла II периодически выступает с трибуны ООН перед делегатами стран - участниц Организации. Доклады Его Величества освещают разные вопросы, связанные как с проблемами Иордании, так и с трудностями региона и мира в целом. Основной темой докладов короля в ООН является урегулирование палестино-израильского конфликта и решение вопроса о статусе Иерусалима. Глубина выступлений подчеркивает широту его взглядов на проблемы диалога культур и взаимодействия религий. Именно работа по продвижению идеалов межрелигиозного и межкультурного мирного диалога была отмечена международным сообществом и послужила поводом к присуждению королю Абдалле II вышеназванных наград. Отношения с Российской Федерацией Король пользуется большим уважением в арабо-мусульманском мире, а также среди политиков неарабского сообщества. Так, король Абдалла II состоит в хороших отношениях с президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным. Важно отметить, что взаимоотношения с Российской Федерацией также подкрепляются фактом наличия в Иордании исторически крупной северокавказской общины. Иордания поддерживает связи с Российской Федерацией также в рамках сотрудничества с мусульманскими субъектами Российской Федерации, в том числе с Чеченской Республикой. Для Иорданского Хашимитского Королевства Российская Федерация представляется важным стратегическим партнером. В первую очередь, это связано с российской помощью в развитии и укреплении крупной промышленности и инфраструктуры Иордании [Демченко 2013: 102]. Король Иорданского Хашимитского Королевства - частый гость в Москве. Впервые Абдалла II прибыл в Москву в августе 2001 г., второй визит Короля состоялся осенью того же года - 20-21 ноября. В период с 2002 по 2011 г. Его Величество посетил Российскую Федерацию девять раз. Следующая встреча Абдаллы II и В.В. Путина прошла 19 февраля 2013 г., а в 2014 г. было осуществлено два визита Короля в Москву. В 2015 г. Абдалла обсудил перспективы торгово-экономического сотрудничества Иордании и России, включая строительство АЭС в Королевстве. Абдалла II вновь посетил Россию уже в 2017 г.[264], а затем в феврале 2018 г. Монарх подтвердил, что позиции Иордании и России в отношении развития региона Ближнего и Среднего Востока весьма схожи; в частности, речь идет о конфликте в Сирии, в урегулировании которого заинтересованы оба государства. Как известно, король Абдалла II выступает в качестве защитника истинных ценностей ислама, о чем свидетельствуют его многократные заявления и высказывания. К примеру, важно отметить его мнение относительно терроризма и экстремизма, прикрывающегося религией: «Сегодня мы столкнулись с тем, что представляет серьезную угрозу для нашей религии - среди нас появились отщепенцы ислама. Они призывают к сектантству, мятежу, они распространяют свое насилие... Мир столкнулся с жестокой атакой отщепенцев ислама. Радикальные группировки, в том числе „Исламское государство“[265], представляют серьезную угрозу, прежде всего, для ислама. В мире проживает 1,5 млрд праведных мусульман, но и капли яда достаточно, чтобы отравить все. Экстремисты манипулируют Словом Божьим, чего не может позволить себе ни один праведный мусульманин»12. С такой речью король Иордании выступил на V Съезде лидеров мировых и традиционных религий в Астане в 2015 г. 3 октября 2019 г. король Абдалла II прибыл с визитом в Россию с целью участия в пленарном заседании дискуссионного клуба Валдай. Иорданский монарх подчеркнул, что Россия является другом Иордании, и отметил важную роль РФ во многих регионах, в том числе на Ближнем Востоке. «Россия и Иордания остаются привержены ключевым ценностям, которые объединяют нас, и мы действуем в их духе. Это самое важное оружие, которое у нас есть, против экстремизма и разделения. Иордания и Россия продолжают добиваться мира и стабильности на Ближнем Востоке», - заявил Его Величество. Также Абдалла II обозначил проблему отрицания государственности Палестины, назвав данный вопрос «сердцем кризиса региона Ближнего Востока»[266]. Заключение Проблема политического лидерства имеет исключительное значение для стран Ближнего и Среднего Востока. К сожалению, данная проблематика, зачастую, оказывается вне поля зрения как отечественных, так и зарубежных авторов. В отличие от политических портретов других видных лидеров БСВ, изучение личности иорданского монарха в мировой историографии все же не представлено обширно. В 2019 г. король Иордании Абдалла II отметил 20-летие своего восхождения на трон Иорданского Хашимитского Королевства. Следуя политике преемственности, он сумел сплотить подданных Королевства под лозунгом «Иордания превыше всего» и завоевал авторитет как в стране, так и за ее пределами благодаря своей прагматичной внутренней и внешней политике, что дает пример сбалансированного управления государством. С точки зрения внутренней политики король добился устойчивости в социально-экономической сфере, несмотря на вызовы и угрозы стабильности государства, безработицу, распространение радикального исламизма и др. Во внешнеполитической деятельности иорданский монарх ставит во главу угла форму всемирного диалога и сотрудничества между различными странами и культурами. Король Иордании является противником распространяющейся радикализации ислама, разжигания межнациональной и межэтнической розни, выступает в поддержку мирного урегулирования палестинской проблемы. Эти действия короля высоко оценены мировым сообществом, что подтверждается награждением короля Абдаллы II премиями мира. Абдалла II, несомненно, сильный лидер современности, который, несмотря на большое количество угроз миропорядку и безопасности, стремится поддерживать хрупкий баланс внутри Иорданского Хашимитского Королевства, а также выступает с активной пропагандой мирного сосуществования всех религий и народов не только в регионе Ближнего и Среднего Востока, но и во всем мире.

Nadezhda Nikolaevna Morozova

RUDN University

Author for correspondence.
Email: morozova-nn@rudn.ru
Moscow, Russian Federation

Assistant, the Department of Foreign Languages, Faculty of ties and Social Sciences

  • Abduayyah, S. (2001). Al-urdun ma beyna ‘ahdeyni ‘ahd al-malik ‘Abdallah ath-thani bin al-Huseyn wa ‘ahd al-malik Huseyn bin Talal tayib Allah tharahu [Abduayyah, S. Jordan between Two Eras of the Era of King Abdullah the Second bin Hussein and the Era of King Hussein bin Talal (peace, Almighty, his soul)]. Abu Dhabi, OAE: Center of Coordination and Control. (In Arabic).
  • Aganin, A.R. & Solovyeva, Z.A. (2003). Contemporary Jordan. Moscow: IIIiBV publ. (In Russian).
  • Belokrenitsky, V.Ya. & Naumkin, V.V. (Eds.). (2008). The History of the East: in 6 vol. Vol. 6: The East in the Newest Period (1945—2000). Moscow: Institute of Oriental Studies, RAS, Vostochnaya literatura publ. (In Russian).
  • Csicsmann, L. (2007). Responsible Freedom and National Security: Liberalisation in Jordan under King Abdullah II. Society and Economy, 29, 1, 103—122.
  • Demchenko, A.V. (2007). Royal Power in Jordan and Islamic Opposition. World Economy and International Relations, 10, 64—71. (In Russian).
  • Demchenko, A.V. (2013). Russian—Jordanian Relations at the Beginning of the 21st Century: Achievements, Problems and Prospects. Bulletin of Moscow University. Series 25: International Relations and World Politics, 3, 100—138. (In Russian).
  • Demchenko, A.V. (2014). Jordan. Russia and the Muslim world, 9 (267), 144—167. (In Russian).
  • Khazanov, A.M. (1996). Jordan. Small Geography and Big History. Asia and Africa Today, 11 (472), 65—69. (In Russian).
  • Köprülü, N. (2014). Consolidated Monarchies in the Post-‘Arab Spring’ Era: The Case of Jordan. Israel Affairs, 20, 3, 318—327.
  • Krylov, A.V. (2013). Features of Democratic Reforms in Jordan. Vestnik MGIMO University, 2 (29), 113—119. (In Russian).
  • Mashaqaba, A. (2005). Dawr al-qiyadat al-hashimiya fi ad-diblumasiyya al-urdunniyya “djalal al-malik ‘Abdallah ath-thani wa as-siyasat al-haridjiya [Mashaqaba, A. Role of Hashemite leadership in Jordanian diplomacy “His Majesty King Abdullah II and Foreign Policy]. In: Materials of the conference “Jordan: Arab Diplomacy in the Middle East”. Hashemite University of Az-Zarqa, December 1—3. P. 5—8. (In Arabic).
  • Naumkin, V.V. & Popov, V.V. (Eds.). (2015). Political Portraits of Figures of the Near and Middle East: Essays. Moscow: MGIMO-Universitet publ.
  • Naumkin, V.V. & Popov, V.V. (Eds.). (2018). Political Portraits of Figures of the Near and Middle East: Essays: Book Two. Moscow: MGIMO-Universitet publ.
  • Oroub, A. (2004). Palestinian Refugees in Jordan. University of Oxford, FMO, February.
  • Pelham, N. (2011). King Abdullah of Jordan and the Arab Spring. Norwegian Peacebuilding Resource Centre, NOREF Article, December.
  • Ponomarenko, L.V. & Chikrizova, O.S. (2016). The Phenomenon of Leadership in the National Liberation Movement in the Arab East and Africa. In: Languages and Cultures in the Era of Globalization: Features of Functioning, Development Prospects and Interaction of Self-identification in the Modern World. Materials of the interuniversity scientific-practical conference. Moscow, April 21, 2016. Moscow: RUDN University publ. P. 386—393. (In Russian).
  • Primakov, E.M. (2016). Confidential: Middle East on Stage and behind the Scenes. Moscow: Tsentrpoligraf publ. (In Russian).
  • Robbins, M. & Rubin, L. (2013). The Rise of Official Islam in Jordan. Politics, Religion & Ideology, 14, 1, 59—74.
  • Sardarova, M.A. (2019). Jordan after the “Arab Spring”. In: Eastern Almanac. Collection of scientific articles. Iss. 3. Moscow: Kvant Media publ. P. 75—85. (In Russian).
  • Sharp, J.M. (2019). Jordan: Background and U.S. Relations. Congressional Research Service. Report. April 9.
  • Vasiliev, A.M. (2018). From Lenin to Putin, Russia in the Near and Middle East. Moscow: Tsentrpoligraf publ. (In Russian).
  • Voronin, S.A. (2007). Political Culture, Mass Consciousness and Leadership Problems in the East. (Theoretical discourse). Moscow: Labyrinth publ. (In Russian).
  • Wagner, H.L. & Schlesinger-Jr., A.M. (2005). King Abdullah II. Philadelphia: Chelsea House Publishers, A Heights Cross Communications Company.
  • Yitzhak, R. (2017). Between Reform and Islam: The Arab Spring in Jordan 2011—2014. Democracy and Security, 14, 1, 1—21. doi: 10.1080/17419166.2017.1408464.

Views

Abstract - 222

PDF (Russian) - 101

PlumX


Copyright (c) 2019 Morozova N.N.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.