THE ROLE OF THE NDB AND AIIB IN CATALYZING PRIVATE INFRASTRUCTURE FINANCING

Cover Page

Abstract


The article is focused on the activities of two recently established multilateral development banks (MDBs) - the BRICS New Development Bank (NDB) and Asian Infrastructure Investment Bank (AIIB) - in mobilizing private infrastructure investment. Unlike other MDBs, these banks specialize exclusively on sustainable infrastructure projects and are currently creating mechanisms to attract private investment. These factors, as well as Russia’s leading role in both banks, make it necessary to study the mechanisms used by the NDB and AIIB to mobilize private sector funds and make recommendations for their further expansion and development. To achieve this goal, this article presents an analysis of both banks’ documents providing for their engagement with the private sector and mobilizing its resources, and compares qualitative and quantitative characteristics of practical cooperation between private investors and the two MDBs. Based on the analysis, the author makes recommendations on improving and expanding the list of mechanisms used to mobilize private financing. In particular, the AIIB, following the NDB example, should start attracting capital in the member countries financial markets as soon as possible. The NDB needs to ensure the prompt launch of its Project Preparation Fund operations, while the similar AIIB’s fund should focus on raising funds from private investors to finance its activities. It will also be instrumental for the NDB to clearly formulate a strategy for financing loans without sovereign guarantees. In addition, both banks should expand the set of tools used for mobilizing private investment and consider provision of guarantees, expert work and support directly to borrowing countries, as well as exchange of experience and participation in joint projects.


ВВЕДЕНИЕ Развивающиеся страны мира нуждаются в значительных объемах финансирования для реализации целей своего социально-экономического развития, и становится все более очевидным, что эти потребности могут быть удовлетворены только в условиях совместных усилий государств и частного сектора [Комплексный подход... 2017: 2]. Подтверждая это, принятая в 2015 г. в Аддис-Абебе Программа действий по финансированию развития1 поставила перед мировым сообществом задачу выйти за рамки государственного сектора в привлечении измеряемых триллионами долларов инвестиций, необходимых для достижения Целей устойчивого развития (ЦУР) [Montes 2016]. Многосторонние банки развития (МБР) призваны выполнять ключевую роль в финансировании инвестиций для целей устойчивого развития [Faure et al. 2015: 5; The Role of Development Banks... 2016], в том числе мобилизации частных средств [Humphrey 2014]. Параллельно принятию Аддис-Абебской Программы действий основные МБР выступили с инициативой выработки и принятия общих подходов, направленных на усиление их роли в мобилизации частного финансирования [From billions to trillions... 2015: 3]. Мобилизация многосторонними банками средств частного сектора для целей финансирования проектов в сфере устойчивого развития может осуществляться по различным направлениям [Trade and Development Report... 2015: 168]. Помимо использования механизмов финансового левереджа, то есть заимствования на рынках капитала для наращивания собственного потенциала финансирования развития [Humphrey 2017], МБР могут стимулировать увеличение частных инвестиций: · помогая оценивать и структурировать высококачественные инвестиционные проекты; · содействуя снижению рисков (реальных и предполагаемых), связанных с инвестициями частного сектора; · привлекая ресурсы и осуществляя совместное инвестирование как с традиционными инвесторами, так и с новыми источниками коммерческого финансирования развития [Insight: Blended finance... 2017: 2]; · разрабатывая новые финансовые продукты, помогающие привлечь дополнительные потоки финансирования [Bruck 1998: 169; Mobilization of private finance... 2017: 2]. При этом отмечается, что наиболее серьезные вызовы, связанные с привлечением частного капитала, существуют в инфраструктурном секторе [Bhattacharyay 2010: 13]. Это объясняется, с одной стороны, колоссальным дефицитом инфраструктурных инвестиций, который, по разным оценкам, составит в период до 2030 г. до 50 трлн долл. США [Infrastructure to 2030... 2007] (при этом потребности сконцентрированы в определенных регионах, в частности, в одних лишь пяти странах - основателях АСЕАН они оцениваются в 7 трлн долл. [Southeast Asia... 2014: 10]), с другой - продолжительным периодом окупаемости инфраструктурных проектов, снижающим их привлекательность для частных инвесторов [Ehlers 2014]. Однако до сих пор потенциал частных инвестиций в инфраструктурном секторе в большинстве регионов мира недоиспользован [Asia infrastructure financing... 2016: 3]. Важнейшая роль в мобилизации частных инвестиций в инфраструктуру отводится двум недавно созданным МБР - Новому банку развития БРИКС (НБР) [Griffith-Jones 2014: 8] и Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций (АБИИ) [Griffith-Jones 2016]. В отличие от других МБР указанные банки, согласно их уставным документам [Шелепов 2017: 148], специализируются исключительно на проектах в области устойчивой инфраструктуры. При этом недавнее начало полномасштабной деятельности ставит перед новыми банками задачу создания механизмов мобилизации частных инвестиций фактически «с нуля», в отличие от других МБР, которые в той или иной степени имеют опыт взаимодействия с частным сектором. Наконец, Россия является полноправным участником обоих новых банков, причем значительная доля в их капитале и голосах дает возможность непосредственно влиять на практическое воплощение ими рекомендаций по повышению эффективности мобилизации частных инвестиций. Указанные факторы обуславливают актуальность изучения используемых НБР и АБИИ механизмов мобилизации средств частного сектора и выработки рекомендаций по их дальнейшему расширению и развитию. Для достижения этой цели в данной статье представлен анализ документов НБР и АБИИ, регламентирующих их взаимодействие с частным сектором и мобилизацию его ресурсов, а также сравнение качественных и количественных характеристик практической стороны этого взаимодействия. На основе анализа сформулированы рекомендации по совершенствованию и расширению списка используемых механизмов. НБР КАК КАТАЛИЗАТОР ЧАСТНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ Как и в других МБР, формирование капитала для финансирования операций в НБР осуществляется, прежде всего, за счет оплаты подписок странами-членами. Соответствующие объемы средств относительно невелики (оплаченный капитал банка составляет 10 млрд долл. США), соответственно, вскоре после полноформатного запуска деятельности было заявлено о необходимости привлечения НБР средств помимо подписок стран-членов. В марте 2016 г. президент банка К.В. Каматх объявил о скором размещении облигаций НБР на китайском рынке. В тот период китайский рынок представлялся единственным возможным источником заимствований НБР, поскольку в начале года банку был присвоен наивысший кредитный рейтинг двумя ведущими рейтинговыми агентствами Китая: China Cheng Xin International Credit Rating Co. Ltd (CCXI) и Lianhe Credit Rating Co. Ltd2. Высокий рейтинг обеспечивал НБР относительно низкую стоимость привлечения средств. Одновременно заимствование на китайском рынке связывалось с некоторыми сложностями ввиду его зарегулированности и некоторых технических особенностей. Также был не до конца определен механизм конвертации средств, полученных в результате заимствования, из китайских юаней в другие валюты3. Тем не менее технические сложности лишь на время отложили процесс выпуска облигаций НБР. 19 июля 2016 г. было объявлено об успешном завершении первого для банка выпуска «зеленых» облигаций с пятилетним сроком погашения на сумму 3 млрд китайских юаней (примерно 450 млн долл. США). Выпуск стал первым в истории размещением «зеленых» облигаций на китайском межбанковском рынке. Суммарный объем подписки на облигации достиг 9,3 млрд юаней, таким образом, в 3,1 раза превысив предложение. Заявки на приобретение ценных бумаг поступили более чем от 30 инвесторов4. Вице-президент НБР Лесли Маасдорп, отвечающий за фондирование банка, заявил, что банк намерен продолжить анализ возможностей дополнительного размещения ценных бумаг в местных валютах как в Китае, так и на финансовых рынках других стран БРИКС. Полученные по итогам первого размещения облигаций средства было решено направить на финансирование проектов в области инфраструктуры и устойчивого развития в странах БРИКС. Основное удобство размещения на китайском рынке заключалось в том, что позднее одобренные проекты в Китае получили финансирование непосредственно в юанях. Лишь некоторая часть привлеченного в результате размещения ценных бумаг капитала была конвертирована в доллары США посредством валютных свопов для последующего кредитования проектов в остальных четырех странах БРИКС5. Это свидетельствует о том, что пока НБР не имеет возможностей для финансирования исключительно в национальных валютах в соответствии с интересами заемщиков, однако стремится к этому. В пул андеррайтеров выпуска облигаций вошли Industrial and Commercial Bank of China, Bank of China, China Construction Bank, China Development Bank Capital Corporation, а также китайские банки HSBC и Standard Chartered6. Таким образом, важную роль в обеспечении размещения сыграло партнерство НБР с ключевыми локальными финансовыми институтами, хорошо знакомыми с нормативной спецификой китайского рынка. Параллельно началась проработка привлечения НБР средств и в других валютах стран БРИКС. 11 марта 2016 г. Председатель Правительства РФ Д.А. Медведев подписал распоряжение о допуске ценных бумаг НБР к размещению и обращению на территории России. Позднее о перспективах привлечения финансирования путем выпуска облигаций, номинированных в российских рублях, позитивно высказался президент НБР К.В. Каматх7. Ожидалось, что подготовка к размещению завершится в течение 2017 г., а его объем составит 250 млн долл. США. Кроме того, НБР озвучил планы по привлечению финансирования в индийских рупиях. Президент банка К.В. Каматх заявлял о грядущем выпуске так называемых облигаций масала, то есть финансовых инструментов, номинированных в рупиях, но выпущенных и обращающихся за пределами страны, в эквиваленте до 500 млн долл. США. Выпуск был запланирован на вторую половину 2017 г., однако пока, как и размещение в РФ, не состоялся. Тем не менее НБР продолжает заявлять о планах привлечения средств национальных финансовых рынков странчленов, в частности южноафриканского8. Как вторую из областей деятельности НБР, обеспечивающих мобилизацию частного капитала, следует рассматривать техническую помощь. Она регламентируется Политикой НБР по технической помощи9. Согласно документу, НБР может оказывать два вида такой помощи: проектную (в рамках подготовки и реализации отдельных проектов) и региональную/межрегиональную (в рамках подготовки и реализации блока проектов в нескольких странах). Финансирование технической помощи осуществляется, помимо средств специальных фондов НБР, государствами, многосторонними институтами, а также «негосударственными акторами», то есть частным сектором. 4 сентября 2017 г. президент НБР и заместитель министра финансов Китая подписали на полях саммита БРИКС в Сямыне соглашение о вкладе Китая в Фонд подготовки проектов НБР. Как отметил К. Каматх, «Фонд займется оценкой целесообразности проектов, их подготовкой и поддержкой в процессе реализации. Когда НБР начнет поддерживать проекты частного сектора и частно-государственного партнерства, задачей Фонда станет повышение их инвестиционной привлекательности. Кроме того, Фонд будет способствовать более качественному учету странового опыта и оптимизации использования ресурсов»10. 15 сентября 2017 г. аналогичное соглашение было подписано между НБР и Министерством финансов РФ11. 19 апреля 2018 г. соглашение о вкладе в Фонд было подписано с Индией12. Таким образом, НБР последовал примеру многих других многосторонних банков развития, в том числе АБИИ, вопрос создания которым специального Фонда по подготовке проектов рассмотрен далее. Однако в настоящее время единственным источником финансирования Фонда являются бюджеты стран - членов НБР, ограничивая возможности использования этого инструмента мобилизации частных инвестиций для реализации задач устойчивого инфраструктурного развития. Также отсутствуют данные о конкретных проектах, подготовка которых была бы поддержана из средств фонда, способствуя повышению их привлекательности для частных инвесторов. Что касается других механизмов мобилизации средств частного сектора, следует отметить политику НБР в отношении операций без суверенных гарантий, кроме кредитов национальным финансовым посредникам, которая также рассматривается самим банком как инструмент привлечения частных инвестиций и увеличения потоков капитала для реализации коммерчески жизнеспособных и экономически выгодных проектов на основе прямого финансирования и/или различных инструментов снижения рисков. При этом масштаб участия НБР в отдельном проекте такого типа не должен превышать 25% его суммарной стоимости, либо 100 млн долл. США, в зависимости от того, какое из этих значений ниже13. Первые два проекта, финансируемые НБР в соответствии с данной политикой, были одобрены в конце мая 2018 г. С учетом отсутствия подробностей относительно участия в них частного сектора, пока не представляется возможным оценить его масштабы и, соответственно, опыт использования указанного инструмента НБР. Существенный вклад в мобилизацию ресурсов частного сектора может внести сотрудничество НБР с коммерческими банками стран-членов и представителями бизнеса. Среди заключивших с НБР соглашения о сотрудничестве институтов данной категории - Bank of China (14 января 2016 г.), индийский банк ICICI (5 мая 2016 г.), China Construction Bank (8 июня 2016 г.), южноафриканский Standard Bank (31 августа 2016 г.) и пятый по величине активов в Китае Bank of Communications (10 ноября 2016 г.). Более поздние соглашения подобного рода содержат широкий спектр приоритетов взаимодействия. Так, меморандум между НБР и Agricultural Bank of China предусматривает сотрудничество, в том числе по выпуску облигаций на национальных и оффшорных рынках, софинансированию проектов в области инфраструктуры и устойчивого развития, управлению казначейскими операциями и ликвидностью; наращиванию потенциала и обмену знаниями14. Аналогичный документ с Торгово-промышленным банком Китая определяет такие сферы взаимодействия, как межбанковское сотрудничество по операциям с производными финансовыми инструментами, иностранной валютой и процентными свопами; взаимные рекомендации и софинансирование проектов; андеррайтинг и инвестиции в облигации; интернет-финансы и развитие информационного банкинга15. Аналогичные сферы сотрудничества выделены как приоритетные в меморандумах с бразильским банком Santander Brasil16 и крупнейшим в Индии банком State Bank of India17. Что касается сотрудничества с небанковскими институтами, прежде всего, стоит выделить меморандум о стратегическом сотрудничестве между НБР и Деловым советом БРИКС. Обозначенные в нем сферы сотрудничества, в том числе призванного способствовать мобилизации финансирования со стороны частного сектора, включают: · содействие финансовым институтам стран - членов БРИКС в продвижении проектов для их осуществления за счет кредитов НБР, расширение спектра доступных ресурсов для устойчивого развития инфраструктуры в странах БРИКС; · изучение возможностей использования национальных валют стран БРИКС в финансовых операциях НБР; · создание механизма для регулярного и эффективного обмена знаниями на конференциях, семинарах и других мероприятиях; · сотрудничество в рамках исследовательских проектов, ориентированных на решение приоритетных вопросов, стоящих перед экономиками стран БРИКС и развивающимися рынками, с точки зрения делового сообщества18. В рамках изучения возможностей участия НБР в финансировании строительства высокоскоростной железнодорожной магистрали Москва-Казань был заключен меморандум о взаимопонимании между банком и ОАО РЖД. Документ предусматривает сотрудничество по реализации инфраструктурных проектов, прежде всего строительства высокоскоростных железных дорог, проектам частногосударственного партнерства с взаимным участием, обмену знаниями и другим направлениям19. Отдельно как потенциально способствующее привлечению средств частного сектора в инфраструктурное финансирование стоит выделить сотрудничество НБР с агентствами стран БРИКС по страхованию экспортных кредитов. Меморандум формирует рамки для стратегического, технического и операционного сотрудничества для достижения общих целей НБР и страховых агентств в таких областях, как предоставление гарантий и страхование финансируемых и совместно финансируемых НБР проектов; обмен опытом и знаниями в области финансового содействия подготовке и осуществлению проектов, экономики, банковского дела, финансов, инвестиций, оценки рисков и страхования; обеспечение взаимной профессиональной подготовки и наращивание потенциала в сфере управления людскими ресурсами20. Несмотря на определение многочисленных направлений сотрудничества, рассмотренные меморандумы о взаимодействии с коммерческими банками и частным сектором сохраняют недостаток, связанный с декларативностью, отсутствием конкретных обязательств и направленных на достижение заявленных целей инициатив. Соответственно, многочисленные заявления о перспективах реализации совместных проектов, предполагающих участие НБР и частных источников финансирования, пока не подкреплены реальными результатами, несмотря на очевидную целесообразность такого взаимодействия. МОБИЛИЗАЦИЯ ЧАСТНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ АБИИ В отличие от НБР на данный момент АБИИ не использует инструментов привлечения средств для собственных операций, финансируя их из оплаченных подписок стран-членов, однако в ближайшем будущем можно ожидать выхода банка на долговой рынок, учитывая благоприятные перспективы. АБИИ с самого начала работы стремился к получению международного кредитного рейтинга, который будет присвоен именно крупными международными рейтинговыми агентствами, входящими в так называемую «большую тройку». Дополнительным преимуществом, создающим потенциал для привлечения значительных объемов финансирования, с момента создания АБИИ являлась ведущая роль Китая в управлении банком [Kamal, Gallagher 2016]. Даже в период отсутствия международного кредитного рейтинга АБИИ имел возможность привлечь на китайском финансовом рынке сумму до 20-30 млрд долл. США21. Высокий уровень доверия к банку со стороны инвесторов и политическая поддержка Китая в дальнейшем значительно поспособствовали получению высокого рейтинга. Важным фактором стали также относительно высокие рейтинги стран - членов банка22. 29 июня 2017 г. агентство Moody’s Investors Service объявило о присвоении АБИИ высшего возможного кредитного рейтинга со стабильным прогнозом23. 13 июля 2017 г. агентство Fitch Ratings присвоило АБИИ долгосрочный кредитный рейтинг ААА и наилучший возможный рейтинг краткосрочного дефолта F1+24. 18 июля было объявлено об аналогичном решении агентства S&P Global Ratings25. Уставные документы АБИИ не предусматривают каких-либо ограничений в отношении использования банком национальных валют в своих операциях26. С учетом выгод финансирования проектов в национальных валютах стран-заемщиков с целью устранения издержек конвертации АБИИ после присвоения кредитного рейтинга фактически не имеет препятствий для привлечения средств частных инвесторов на страновых финансовых рынках, однако в настоящее время оно лишь планируется. Аналогично НБР уставные документы АБИИ предусматривают возможность создания специальных фондов. 25 июня 2016 г. Президент АБИИ Джин Ликун и заместитель министра финансов Китая Ши Яобинь подписали соглашение об осуществлении Китаем взносов в сумме 50 млн долл. США в Специальный фонд АБИИ по подготовке проектов. Фонд призван оказывать поддержку членам банка в подготовке обоснованных предложений по проектам27. Как отмечалось выше, в НБР Китай также стал первой из стран, внесших практический вклад в функционирование Фонда подготовки проектов. Специальный фонд АБИИ предоставляет гранты членам банка, являющимся странами с низким и средним доходом, для оценок и исследований по вопросам экологии, социальным и юридическим вопросам, закупкам и техническим вопросам, а также предоставления консультационных услуг. О начале полноценной работы фонда было объявлено в конце 2016 г.28 В декабре 2017 г. Великобритания озвучила решение осуществить взнос в Фонд, сумма которого, как и в случае Китая, составит 50 млн долл. США29. В 2018 г. о взносах в Фонд объявили Корея (8 млн долл.) и Гонконг (10 млн долл.). Общий объем Фонда в результате достиг 118 млн долл.30 К июлю 2018 г. Специальный фонд АБИИ одобрил финансирование подготовки пяти проектов. Суммы грантов, выделенных на каждый из них, варьируются от 700 тыс. до 1 млн долл. США. Все проекты будут реализованы на территории развивающихся стран - региональных членов АБИИ (Непал, Шри-Ланка, Лаос и Пакистан)31. В настоящее время все пять проектов также включены в список рассматриваемых АБИИ на предмет возможного финансирования32. В будущем политика АБИИ в области мобилизации средств частного сектора будет основываться на принятой в феврале 2018 г. Стратегии мобилизации частного капитала для развития инфраструктуры. Долгосрочная цель банка, согласно Стратегии, состоит в позиционировании себя как лучшего института, предоставляющего решения по финансированию инфраструктуры для стран-клиентов33. Для реализации этой задачи АБИИ намерен осуществлять постепенное перераспределение баланса своей деятельности между тремя направлениями. Первое направление, в настоящее время доминирующее в операциях банка, связано с поиском соответствующих его мандату проектов других МБР и подключением к ним в качестве софинансирующего института. Проекты в рамках второго направления не будут основываться на наработках других кредиторов, а станут результатом взаимодействия со спонсорами проекта (собственниками), одновременно выступающими в качестве заемщиков. Банк начал работу по второму направлению в 2018 г., одобрив первые самостоятельные кредиты без суверенных гарантий. По оценкам АБИИ, для формирования полноценного портфеля проектов по данному направлению потребуется два года. После этого начнется осуществление операций в рамках третьего направления. Деятельность по данному направлению предполагает открытие новых рынков и создание устойчивого «потока» проектов, предоставляя наибольшие возможности для мобилизации частного капитала в качественном и количественном измерении34. Доля операций, соответствующих первому направлению, в суммарном объеме операций АБИИ будет постепенно снижаться на фоне увеличения долей операций по второму и третьему направлениям. Прогнозируется, что реализация Стратегии позволит АБИИ к 2020 г. достичь следующих показателей: · АБИИ будет участвовать в 3-5 проектах в рамках второго направления в качестве основного финансирующего института; · доля несуверенного финансирования в портфеле банка составит 20-30%; · банк будет активно создавать устойчивый поток несуверенных проектов на основе долгового финансирования, частного долевого финансирования, платформенных сделок, фондов и т.д.35 Таким образом, АБИИ, как и НБР, способствует мобилизации средств частного сектора для инфраструктурного финансирования на основе поддержки собственного Фонда подготовки проектов и постепенного начала финансирования проектов частных заемщиков без предоставления ими суверенных гарантий. Банк, с учетом присвоения высокого кредитного рейтинга, имеет все возможности для привлечения средств на рынках капитала, однако пока не использует этот инструмент. В то же время несомненным преимуществом, способствующим мобилизации частного капитала в будущем, стало принятие АБИИ соответствующей подробной стратегии с четкими целевыми показателями и планируемыми сроками их достижения. СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ НБР И АБИИ В ОБЛАСТИ МОБИЛИЗАЦИИ ЧАСТНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В ИНФРАСТРУКТУРУ Как следует из представленных выше данных, НБР и АБИИ в настоящее время имеют «готовые» возможности мобилизации частных инвестиций по трем основным общим направлениям - размещая облигации на финансовых рынках, поддерживая деятельность созданных в рамках обоих банков фондов подготовки проектов и финансируя несуверенные проекты. Кроме того, НБР может привлекать частные вложения в инфраструктуру за счет масштабной формализации сотрудничества с бизнесом. В области привлечения средств на финансовых рынках заимствование на китайском рынке представлялось единственной возможной альтернативой для НБР36. В отношении дальнейших заимствований в юанях сохраняется неопределенность в силу жесткого регулирования на китайском финансовом рынке, а также технических сложностей. Как неоднократно подчеркивали представители НБР, одним из основных принципов стратегии Банка является финансирование в местных валютах с целью снижения операционных издержек. Однако не до конца ясен механизм конвертации средств, полученных в случае заимствования в китайских юанях, в валюты четырех других стран БРИКС37. Тем не менее перспективы привлечения в будущем финансирования на рынках других стран БРИКС представляются благоприятными в силу недавнего присвоения НБР агентствами S&P и Fitch рейтинга АА+38. Перспективы АБИИ в отношении возможностей привлечения внешнего финансирования, несмотря на отсутствие конкретных шагов в этом направлении, также представляются благоприятными. С учетом присвоения АБИИ тремя крупнейшими мировыми агентствами наивысших кредитных рейтингов размещения банком облигаций можно ожидать в ближайшее время. Оба рассматриваемых банка создали специальные фонды подготовки проектов. Конкретная информация о деятельности по оказанию технической помощи Фонда подготовки проектов НБР пока отсутствует, тогда как аналогичный фонд АБИИ одобрил финансирование подготовки к реализации первых проектов39. Соответственно, по данному направлению мобилизации благодаря более представительному членству и большим ресурсам АБИИ достиг существенного прогресса в сравнении с НБР. В то же время значимым преимуществом НБР с точки зрения перспектив мобилизации ресурсов бизнеса является формализация сотрудничества с коммерческими банками стран - членов БРИКС и другими представителями частного сектора. Хотя документы о взаимодействии с указанными институтами в основном не подкреплены практическим сотрудничеством, при росте операций банка и расширении набора используемых инструментов их потенциал будет использоваться более активно. АБИИ, делающему акцент, прежде всего, на сотрудничестве с другими многосторонними банками, также целесообразно обратить внимание на возможности взаимодействия с частным сектором стран-членов. Еще один общий для обоих рассматриваемых банков инструмент привлечения частных инвестиций - финансирование без предоставления суверенных гарантий. Первые проекты, финансируемые в соответствии с этим принципом, были одобрены НБР и АБИИ весной 2018 г. С учетом отсутствия подробностей их подготовки и распределения финансирования пока не представляется возможным оценить масштабы использования данного инструмента. Однако можно отметить, что для формирования полноценного портфеля несуверенных проектов АБИИ потребуется как минимум два года. Для НБР, с учетом меньшего количества запросов на финансирование, связанного как с меньшим числом стран-участниц, так и с их национальной спецификой, этот процесс будет более продолжительным. Краткое сравнение деятельности НБР и АБИИ по мобилизации частного финансирования представлено в табл. 1. Индикаторы анализа операционной деятельности МБР / Indicators for analyzing the operational activities of the MDB* Таблица 1 / Table 1 Направление мобилизации частных инвестиций / Direction of private investment mobilization НБР / NDB АБИИ / AIIB Привлечение средств на финансовых рынках / Raising funds in financial markets Получены наивысшие рейтинги от двух китайских и двух международных рейтинговых агентств. Размещены облигации на китайском рынке на сумму 450 млн долл. США, планируется размещение на других рынках БРИКС / The highest ratings were received from two Chinese and two International rating agencies. Bonds worth $ 450 million were placed on the Chinese market, it is planned that it will be placed on other BRICS markets Получены наивысшие рейтинги «тройки» крупнейших международных агентств. Размещения облигаций пока не проводилось / The highest ratings were received from three of the largest International agencies. Placement of bonds has not yet been conducted Предоставление технической помощи / Technical assistance providing Создан Фонд подготовки проектов. Подписаны соглашения о вкладе Китая, Индии и РФ в Фонд. Информация о поддержанных проектах отсутствует / A project preparation fund has been established. Agreements on the contribution of China, India and the Russian Federation to the Fund were signed. Information about supported projects is not available Создан Фонд подготовки проектов. Китай, Великобритания, Корея и Гонконг внесли в Фонд суммарно 118 млн долл. США. Профинансирована подготовка пяти проектов на сумму от 700 тыс. до 1 млн долл. США для каждого / A project preparation fund has been established INTERNATIONAL ECONOMIC RELATIONS 667 Окончание таблицы 1 / End of the table 1 Направление мобилизации частных инвестиций / Direction of private investment mobilization НБР / NDB АБИИ / AIIB China, United Kingdom, South Korea and Hong Kong contributed $118 million to the Fund. The preparation of five projects worth $700 000 to $1 million dollars were financed Финансирование несуверенных проектов / Funding of non-sovereign projects Одобрены два несуверенных проекта / Two non-sovereign projects were approved Одобрены два несуверенных проекта / Two non-sovereign projects were approved Партнерство с частным сектором / Private Sector Partnership Многочисленные документы о сотрудничестве пока не подкреплены практическим взаимодействием / Numerous documents on cooperation have not been supported by practical interaction yet Фактически не формализовано / Actually not formalized *Cоставлено автором. ЗАКЛЮЧЕНИЕ И РЕКОМЕНДАЦИИ Из приведенных данных видно, что НБР и АБИИ осознают необходимость наращивания собственных операций и инфраструктурных инвестиций в целом за счет мобилизации частного капитала. НБР имеет опыт привлечения капитала на финансовых рынках стран-членов и с учетом получения международного кредитного рейтинга, очевидно, продолжит эту практику. АБИИ, несмотря на более благоприятные условия привлечения внешнего финансирования, пока не использует аналогичный инструмент. Такой подход ограничивает возможности финансирования банком проектов и должен быть пересмотрен. Два новых банка развития планируют осуществлять мобилизацию частного капитала, оказывая техническую помощь по подготовке проектов в рамках созданных ими специальных фондов. В оба фонда уже внесены средства. НБР необходимо обеспечить скорейшее начало функционирования своего фонда, а Специальный фонд подготовки проектов АБИИ, поддержавший первые проекты, должен сосредоточиться на привлечении, помимо взносов стран-членов, средств частных инвесторов для финансирования своей деятельности. Недавно оба банка одобрили финансирование двух несуверенных проектов каждый. Такие проекты рассматриваются НБР и АБИИ как основной приоритет деятельности в среднесрочной перспективе и могут способствовать привлечению значительных объемов частных инвестиций. В то же время дальнейшая стратегия НБР в отношении расширения поддержки подобных проектов неясна. Целесообразным в этой связи и с учетом отсутствия планов по мобилизации частных инвестиций в Пятилетней стратегии НБР представляется четкое формулирование этой стратегии в документе, подобном одобренному АБИИ. Кроме того, обоим банкам следует расширять используемый набор инструментов мобилизации частных инвестиций. Так, например, согласно уставным документам НБР имеет право организовывать размещение ценных бумаг, выпу- щенных другой организацией, в целях мобилизации ресурсов для проектов в области инфраструктуры и устойчивого развития в странах БРИКС, а также в других странах с формирующимися рынками и развивающихся странах в соответствии со своим мандатом. Среди других потенциально эффективных для НБР и АБИИ инструментов мобилизации - предоставление гарантий, экспертная работа непосредственно со странами-заемщиками, а также обмен опытом между собой и участие в совместных проектах.

Andrei Vladimirovich Shelepov

Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

Author for correspondence.
Email: shelepov-av@ranepa.ru

Researcher, Center for International Institutions Research (CIIR), Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration, Russian Federation

  • An Integrated World Bank Group Approach. Leveraging the Private Sector in IDA Countries. (2017). World bank. URL: http://ida.worldbank.org/sites/default/files/pdfs/ida-private-sector2017-rus.pdf (accessed 10.08.2018).
  • Asia infrastructure financing. (2016). Deutsche Bank. URL: https://www.dbresearch.com/PROD/ RPS_EN-PROD/Asia_infrastructure_financing/RPS_EN_DOC_VIEW.calias?rwnode= PROD0000000000435629&ProdCollection=PROD0000000000452069 (accessed 10.08.2018).
  • Bhattacharyay, B.N. (2010). Estimating Demand for Infrastructure in Energy, Transport, Telecommunications, Water and Sanitation in Asia and the Pacific: 2010—2020. ADBI Working Paper Series, 248. URL: https://openaccess.adb.org/handle/11540/3836 (accessed 10.08.2018).
  • Bruck, N. (1998). The Role of Development Banks in the Twenty-First Century. Journal of Emerging Markets, 3, 61—90. URL: http://www.adfiap.org/wp-content/uploads/2009/10/the-role-of-development-banks-in-the-twenty-first-century.pdf (accessed 10.08.2018).
  • Ehlers, T. (2014). Understanding the challenges for infrastructure finance. BIS working paper N 454. Bank for International Settlements. URL: http://www.bis.org/publ/work454.pdf (accessed 10.08.2018).
  • Faure, R. et al. (2015). Multilateral development banks: a short guide. Overseas Development Institute. URL: https://www.odi.org/sites/odi.org.uk/files/resource-documents/10650.pdf/ (accessed 10.08.2018).
  • From billions to trillions: transforming development finance. Post-2015 financing for development: multilateral development finance. (2015). Multilateral development banks. URL: http://siteresources.worldbank.org/DEVCOMMINT/Documentation/23659446/DC20150002(E)FinancingforDevelopment.pdf (accessed 10.08.2018).
  • Griffith-Jones, S. (2014). A BRICS Development Bank: A dream come true? UNCTAD Discussion Paper No. 215. URL: https://unctad.org/meetings/en/SessionalDocuments/tdb_efd1_bp_GP2_ en.pdf (accessed 10.08.2018).
  • Griffith-Jones, S. (2016). What Can the Asian Infrastructure Investment Bank Learn from Other Development Banks? IDS Policy Briefing no. 113. URL: https://opendocs.ids.ac.uk/opendocs/ bitstream/handle/123456789/11170/PB113_AGID545_AIIB_Online.pdf;sequence=1 (accessed 10.08.2018).
  • Humphrey, C. (2014). Challenges and Opportunities for Multilateral Development Banks in Twentyfirst Century Infrastructure Finance. Group of 24 Special Paper Series on Infrastructure Finance and Development. URL: https://www.g24.org/wp-content/uploads/2016/05/MARGGK-WP08.pdf (accessed 10.08.2018).
  • Humphrey, C. (2017). Six proposals to strengthen the finances of multilateral development banks. ODI Working Paper 509. 2017. URL: https://www.odi.org/sites/odi.org.uk/files/resourcedocuments/11451.pdf (accessed 10.08.2018).
  • Infrastructure to 2030. Vol. 2. Mapping policy for electricity, water and transport. (2007). OECD. URL: https://www.oecd.org/futures/infrastructureto2030/40953164.pdf (accessed 10.08.2018).
  • Insight: Blended finance in the national planning process. (2017). Deloitte. URL: https://www2.deloitte.com/content/dam/Deloitte/global/Documents/About-Deloitte/gx-blendedfinance-in-national-planning-process.pdf (accessed 10.08.2018).
  • Kamal, R. & Gallagher, K.P. (2016). China goes global with development banks. Bretton Woods Project. URL: https://www.brettonwoodsproject.org/wp-content/uploads/2016/04/At-IssueChina-goes-global-with-development-banks.pdf (accessed 10.08.2018).
  • Mobilization of private finance by multilateral development banks. 2016 Joint Report. (2017). Multilateral development banks. URL: http://documents.worldbank.org/curated/en/ 860721492635844277/pdf/114433-REVISED-11p-MDB-Joint-Report-Mobilization-Jul21.pdf (accessed 10.08.2018).
  • Montes, M. (2016). Five Points on the Addis Ababa Action Agenda. South Centre Policy Brief no. 24. Shelepov, A. (2017). New and Traditional Multilateral Development Banks: Current and Potential
  • Cooperation. International Organisations Research Journal, vol. 12, no 1, pp. 127—147. (in Russian and English). doi: 10.17323/1996-7845-2017-01-127.
  • Southeast Asia at the crossroads: Three paths to prosperity. (2014). McKinsey Global Institute. URL: https://www.mckinsey.com/~/media/McKinsey/Featured%20Insights/Asia%20Pacific/ Three%20paths%20to%20sustained%20economic%20growth%20in%20Southeast%20Asia/ Southeast_Asia_at_the_crossroads_Three_paths_to_prosperity_Full%20report.ashx (accessed 10.08.2018).
  • The Role of Development Banks in Promoting Growth and Sustainable Development in the South. (2016). UNCTAD. URL: https://unctad.org/en/PublicationsLibrary/gdsecidc2016d1_en.pdf (accessed 10.08.2018).
  • Trade and Development Report, 2015: Making the international financial architecture work for development. (2015). UNCTAD. URL: https://unctad.org/en/PublicationsLibrary/tdr2015_en.pdf (accessed 10.08.2018).

Views

Abstract - 161

PDF (Russian) - 78

PlumX


Copyright (c) 2018 Shelepov A.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.