Iran’s potential in fighting international terrorism

Cover Page

Abstract


Islamic Republic of Iran as a regional country with international capacities can be influential globally. The country’s geopolitical, energetic, cultural and ideological dimensions construct a notable potential for it in the international system. Today, considering the outbreak of religious salafist-takfiri fundamentalism in the Middle East with subsequent outspread of extremism and terrorism across the globe stretching from Asia, Africa, and Europe to America, Iran with its mentioned potentials can enhance its position in world politics through curbing terrorism and firmly fighting against it. In the present article the author analyzes the factors that construct Iran’s anti-terrorist capacity and its influence on the place of this country in modern world politics. He introduces the legal basis of activities of Iran in fight against terrorism, strategic vision of this country in this area. The main directions and formats of contemporary Iran’s counterterrorism cooperation is analyzed. The author expresses an opinion that Iran’s active and effective fight against international terrorism can reduce the expenses of counterterrorism measures in global scale and impair the potential of terrorist groups. This factor will also lead to the strengthening of Iran’s position in the system of international relations, to transformation of its role and rethink of Islamic Republic’s place in contemporary world politics.


Географическое местоположение Ирана в регионе Ближнего Востока - крайне чувствительном геополитическом пространстве по соседству с нестабильными государствами по периметру его границ, с одной стороны, и активизация на этих территориях фундаменталистских и экстремистских группировок с глобальными амбициями, основывающих свою идеологию на джихадистско-такфиристском понимании ислама - с другой, ставят Иран в центр международной антитеррористической деятельности [Rhodes 2014: 27]. На статус Ирана в мировой политике влияют разные факторы геополитического, геостратегического и геоэкономичeского характера. Одним из таких факторов является транзитный потенциал страны. Через ее территорию проходят пути, значительно уменьшающие расстояния от Европы до Южной и Восточной Азии, до Африки и Центральной Азии. В свете повышения угрозы терроризма на глобальном уровне повышаются и роль Ирана в мировой политике, его значение для борьбы с международным терроризмом. Автор настоящей статьи исследует, как потенциал и политика Ирана в борьбе с терроризмом влияют на место этой страны в системе международных отношений и в мировой политике. Роль Ирана в борьбе с терроризмом в регионе является важным фактором для региональной и глобальной безопасности. Она уменьшает расходы других государств на борьбу с терроризмом, так как активная вовлеченность Ирана в борьбу с терроризмом в регионе подрывает потенциал джихадистов и ограничивает их экспансионистскую политику. Такая политика Ирана также может оказать благотворное влияние на конструктивное сотрудничество между Ираном и другими странами, будет способствовать упрочению позиций страны в мировой политике. Однако такие шаги Ирана в мировой политике и его стремление повысить свою роль в регионе на современном этапе часто встречают сопротивление других государств, особенно США и его союзников в регионе. Соответственно, определенный потенциал Ирана оказывается задействованным на нейтрализацию тех преград, которые ему ставят вышеназванные игроки. Это относится к вопросу о санкциях против Ирана, к постоянным обвинениям в пособничестве терроризму, к стремлениям дестабилизировать внутриполитическую обстановку в стране [Hass 2006: 38-57]. МЕСТО ИРАНА В СОВРЕМЕННОЙ МИРОВОЙ ПОЛИТИКЕ Исламская Республика Иран является региональной державой с глобальными возможностями. Страна располагает геополитическим, энергетическим и культурно-идеологическим потенциалом, что позволяет ей быть влиятельным игроком в системе современных международных отношений и мировой политики [Изади 2011: 47]. Расположение Ирана в регионе, через который проходят соединительные пути Европы с Южной, Юго-Восточной Азией и Африкой, имеющем большой транзитный потенциал, делает Иран важнейшим политико-экономическим игроком региона [Пурмехрани 2010: 40]. Место Ирана также определяется региональным контекстом: страна соседствует с такими великими державами, как Россия и странами Персидского залива - жизненно важным регионом для интересов США. Расположение в таком регионе, где соприкасаются интересы великих держав, естественно, повышает значение Ирана и дает возможность для повышения своего статуса, упрочения своих позиций [Ибрахими 2005: 132-133]. В исследовании, которое было проведено иранскими специалистами, изучающими геополитическое положение разных стран, Иран по степени важности геополитического расположения получил 10-е место в мире и 2-е в Азии. В регионе Ближнего и Среднего Востока ему было присвоено 1-е место. Ключевыми критериями для исследователей в определении геополитической важности Ирана выступают территория, фактор доступа к морям, водные ресурсы, продовольственная безопасность, транспортная инфраструктура, полезные ископаемые, число морских портов и аэропортов, запасы нефти и газа и т.д. [Хафезния 2007: 88-95]. Вышеназванные факторы геополитического и геоэкономического положения Ирана определяют его потенциал и возможности в мировой политике. С другой стороны, соседство Ирана с очагами нестабильности (такими государствами, как Ирак, Сирия, Йемен, Афганистан) и близость к зоне активной деятельности транснациональных террористических групп вынуждают Иран находиться в авангарде международной антитеррористической деятельности. С точки зрения экономики крупные мировые торговые пути проходят через территорию или непосредственно находятся у границ Ирана. Географически страна имеет обширные морские и сухопутные границы, располагая широким выходом к геостратегически важным Персидскому и Оманскому заливам, что делает ее ключевым игроком в обеспечении безопасности поставок энергоресурсов из региона, влиятельным актором в глобальной экономике и мировой политике [Абдуллах Хани 2005: 23]. С точки зрения культуры Иран является важным центром восточной цивилизации. Эта страна, как до ислама, так и после его распространения, считалась влиятельным игроком в международных отношениях. Персидский язык распространялся и в период до прихода ислама, а с принятием данной религии Иран (Персия) стал важным культурно-политическим центром мусульманского мира и его цивилизации [Иманипур 2007: 11-12]. После победы Исламской революции в 1979 г. идеологическое влияние Ирана ощущалось от Западной Африки до Ближнего Востока и Центральной Азии [Esposito 1990]. С учетом вышеназванных критериев (геополитика, геоэкономика, культурно-идеологический аспект), Иран может играть конструктивную роль в международных отношениях и мировой политике. Однако этот потенциал станет серьезным усилителем иранской позиции в современной политике, если Исламская республика будет встречать меньше сопротивления и барьеров со стороны ведущих мировых держав. ПОЛИТИКА И КОНСТРУКТИВНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ИРАНА В МИРОВОЙ ПОЛИТИКЕ Несмотря на влияние идеалов Исламской революции на внешнюю политику и ее идеологизированность, приводящие к разногласиям с некоторыми ведущими державами, особенно с США и некоторыми государствами Персидского залива, Иран в проведении внешней политики и построении конструктивного взаимодействия руководствуется стратегией «Иран-2025». Этот прагматичный документ, принятый в 2005 г., стал главным стратегическим планом развития Ирана по всем направлениям. По вопросам стратегического развития внешней политики в стратегии акцент делается на «развитие конструктивного и позитивного влияния» Ирана на систему международных отношений и мировую политику. Планируется развитие и улучшение стратегических отношений с арабскими государствами и международным сообществом в целом. Документ, рассчитанный на 20-летний период, в основном направлен на развитие международных связей Ирана, на повышение его конструктивного и активного потенциала в мировой политике [Дехгани Файрузабади 2008: 136]. Однако, несмотря на концептуализацию вышеназванным документом целей международного развития Ирана на ближайшие годы, некоторые иранские исследователи уверены, что для успешного достижения поставленных в нем целей касательно места Ирана в мировой политике, стране необходимо следующее: 1) создание положительного, привлекательного имиджа Ирана, 2) проявление гибкости в решении международных вопросов, 3) установление доверительных и предсказуемых взаимоотношений, 4) отказ от масштабных политических акций во внешней политике, 5) стремление к повышению структурообразующей роли в регионе, 6) создание профессионального дипломатического аппарата [Ваези 2008: 70]. С учетом вышесказанного относительно потенциала Ирана в мировой политике, подчеркнем, что этот потенциал определяет и роль Ирана в борьбе с терроризмом в регионе, который считается главным очагом этого опасного феномена. ПОЛИТИКА И ВОЗМОЖНОСТИ ИРАНА В БОРЬБЕ С МЕЖДУНАРОДНЫМ ТЕРРОРИЗМОМ Без преувеличения самым актуальным вызовом для безопасности является терроризм и борьба с ним. Терроризм бросает вызов не только международной безопасности, но и основам политической системы мира, стремясь к альтернативному мироустройству [Lebedeva 2006]. Основным очагом террористов сегодня является Ближневосточный регион, геополитическое и геостратегическое расположение которого привлекает внимание ведущих держав и является местом сосредоточения их интересов. Этот регион может нарушить баланс сил, как в пользу великих держав, так и в ущерб их интересам [Рахимпур 2002]. Расположение Ирана в Ближневосточном регионе, откуда по всему миру сегодня распространяется терроризм, является еще одним фактором повышения роли Ирана в мировой политике. В этом контексте упрочению потенциала Ирана способствуют следующие факторы. 1. Фактор ислама в политической системе Ирана. Исламские нормы шиитского течения определяют сущность политической системы Ирана. Как этот фактор дает Ирану преимущество в борьбе с терроризмом и как повышает его потенциал в этом направлении в мировой политике? В исламском праве не существует понятия «терроризм», однако исламские учения категорически выступают против любого вида насилия, если оно не вызвано необходимостью самозащиты, обороны отчизны и веры от иноверцев в случае агрессии с их стороны, наказания за преступления. Современные террористы основывают свою идеологию на особой и политизированной интерпретации исламских норм. Салафиты-такфиристы считают времена Пророка самым «чистым» во всех отношениях в исламской истории [Реншон 1999: 400]. Согласно им, мусульмане отдалились от пути ислама и для создания настоящего исламского государства необходимо, чтобы все мусульмане придерживались тех принципов и норм, которым следовала мусульманская община времен Пророка. Такие фундаменталистские группировки, как «Аль-Каида» и ИГИЛ (запрещены в России) уже превратили свой религиозный и теоретический подход в агрессивную международную идеологию, отвергающую как мусульман, так и немусульман [Назаров 2015: 11]. Важнейший лозунг сторонников салафитской идеологии проявляется в понятии «шариат или шахадат» [Реншон 1999: 400]. Названная идеология считает наступательный джихад даже важнее, чем намаз, пост и хадж. Ее приверженцы уверены, что мусульманин, практически или теоретически не занимающийся джихадом, не понимает настоящего ислама и молодые мусульмане не должны ждать разрешения для джихада; джихад против вероотступников является обязательным [Atran 2006: 139]. Салафитско-такфиристское понимание ислама противоречит шиитской политической мысли и идеологии Исламской республики, т.е., главным принципам политической системы Ирана и принципам деятельности этой страны на международной арене. Такой расклад может усилить позиции Ирана, повысить его авторитет в мировой политике, а также способен сформировать его «мягкую силу», ставя его в авангард борьбы с международным терроризмом еще и как защитника традиционных ценностей религии ислам. 2. Основные правовые рамки, определяющие политику Ирана в борьбе с терроризмом на международной арене. Иран в борьбе терроризмом имеет солидный опыт. Правовые элементы и практические действия, которые определяют антитеррористическую политику Ирана на национальном и международном уровнях состоят из комплекса правовых актов и международных соглашений, определяющих принципы, формы борьбы с терроризмом. Они определяют международную антитеррористическую политику Ирана. К некоторым международным антитеррористическим соглашениям и конвенциям Иран не присоединяется по разным причинам. В основном это происходит из-за позиции США и их союзников, которые до сих пор считают Иран пособником террористов на Ближнем Востоке[83]. Однако в рамках внутреннего законодательства в Иране принимаются аналогичные законы, которые направлены на борьбу с терроризмом. Из международных и национальных шагов Ирана в этом направлении следует упомянуть следующие. 1. Присоединение в 2008 г. к конвенции Организации исламского сотрудничества (ОИС) по борьбе с международным терроризмом 1999 г. Названная конвенция занимает особое место в определении политики мусульманских стран в отношении феномена терроризм и по сегодняшний день остается самым комплексным документом ОИС в этой области[84]. После ее ратификации парламентами необходимого для этого числа государств-членов в 2002 г. эта конвенция приобрела юридически обязывающую силу[85]. Конвенция отвергает все формы насилия, призывает к защите прав человека[86] и обязывает государств-участников признать 12 конвенций по борьбе с международным терроризмом, принятых в рамках ООН[87]. Присоединение Ирана к этому важному международному документу, с одной стороны, повышает его статус как определяющего документа, с другой стороны, усиливает позиции самого Ирана как активного участника антитеррористической деятельности, основанной на международно-признанной политико-правовой платформе. 2. Закон о борьбе с финансированием терроризма. Одной из форм борьбы с терроризмом является борьба с источниками его финансового обеспечения. В 2006 г. Иран принял закон о борьбе с отмыванием денег, в котором подчеркивается, что отмывание денег является важной частью финансирования терроризма. Закон вводит жесткий контроль и ограничение денежных средств, чтобы не допускать использования террористами этого источника дохода [Шабестани 2014: 181]. Он призывает к сотрудничеству с международными институтами, занимающимися противодействием финансированию терроризма. В этом направлении Иран активно сотрудничает с группой разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег, которая занимается выработкой мировых стандартов в сфере противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма. После принятия вышеназванного закона еще одним важным шагом в контексте выполнения его положений стало принятие нового закона о борьбе с финансированием терроризма в 2015 г. По сути эти два документа являются отражением двух документов ООН: Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма 1999 г. и Резолюции 1373 СБ ООН о борьбе с международным терроризмом от 28 сентября 2001 г. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ИНИЦИАТИВЫ И ФОРМАТЫ СОТРУДНИЧЕСТВА В БОРЬБЕ С ТЕРРОРИЗМОМ Сетевой транснациональный характер деятельности террористов, возрастающее использование террористами киберпространства требует от международного сообщества координированных действий и сплоченности. Иран, несмотря на то, что до сих пор США и его региональными союзниками обвиняется в спонсировании террористов, всегда активно боролся с террористическими группировками. Иран очень часто с международных трибун призывает к решительной борьбе с терроризмом. Например, с инициативой о подписании международного документа, в котором говорилось бы о необходимости борьбы с терроризмом, в 2015 г. выступил президент Ирана Хасан Рухани во время своего выступления на 70-й сессии Генассамблеи ООН[88]. Появление такого опасного террористического квазигосударства, как ИГИЛ в непосредственной близости иранских границ, стало серьезным вызовом его безопасности. Этот вызов не подвергает опасности сущность сложившегося в Иране политического строя, но он может создать риски для политического влияния Ирана и усложнить его ситуацию в плане безопасности [Кулагина, Ахмедов 2015: 8-15]. Этот факт ставит Иран в авангард международного сообщества по борьбе с терроризмом в регионе. Иран сотрудничает с Ираком и оказывает значительную помощь сирийским правительственным войскам в борьбе с террористами. До начала бомбардировок ВКС России позиций ИГИЛ, как считают иранцы, именно помощь Ирана спасала армию Башара Асада от катастрофических поражений[89]. Некоторые российские эксперты тоже убеждены, что без Ирана не удастся решить сирийский кризис[90]. Международное сотрудничество Ирана в борьбе с терроризмом сегодня формируется небольшим списком государств. Активнее всего Иран сотрудничает с Сирией, Ираком и Россией. В сентябре 2015 г. эти страны создали информационный центр в Багдаде для координации действий против террористов и сбора информации об обстановке в регионе. А разрешение на использование ВКС России аэродрома Хамадан для нанесения ударов по позициям террористов в Сирии в августе 2016 г. говорит о серьезности Ирана в борьбе с терроризмом, о его решимости нанести окончательное поражение террористам. Благодаря сотрудничеству с Россией и военными Ирака и Сирии потенциал ИГИЛ в Сирии серьезно подорван. Однако окончательному поражению этой группировки мешает отсутствие понимания между вовлеченными в сирийское урегулирование игроками. В борьбе с международным терроризмом Иран пытается использовать и форматы международных организаций. Одним из таких институтов является Организация исламского сотрудничества. Однако внутренние разногласия, политические амбиции стран - участниц организации мешают ее сплоченности и выработке общей согласованной позиции по важным международным вопросам [Сулейманов 2010: 29-35]. Инициативы Ирана не всегда находят поддержку. К примеру, во время 13-го саммита ОИС в Турции в апреле 2016 г. иранский президент представил мусульманскому миру план единства и серьезной борьбы против терроризма[91]. Однако он не был воспринят всерьез, а Иран даже подвергся критике за вмешательство в дела соседних стран - фактически за борьбу с террористами в Сирии и Ираке[92]. Антитеррористические аспекты наблюдаются и во взаимодействии Ирана с ОДКБ и ШОС. Нынешний статус Ирана на уровне наблюдателя в ШОС не препятствует развитию сотрудничества с ней в борьбе с терроризмом. На фоне активизации ИГИЛ в Афганистане Иран начал сотрудничать с главным органом ШОС, который занимается борьбой с терроризмом - РАТС[93]. Сотрудничает Иран и с ОДКБ. Если раньше это сотрудничество ограничивалось совместными антинаркотическими операциями под эгидой ОДКБ, то с усилением транснациональной террористической угрозы страны взаимодействуют в борьбе против распространения опасной экстремистской идеологии, с каналами вербовки террористов и маршрутами передвижения боевиков. В 2015 г. Иран совместно с ОДКБ и Китаем договорились о выработке совместных согласованных подходов в этом направлении[94]. На фоне тех зверств и ужасных терактов, которые совершают террористы от имени ислама, в мусульманском мире, страны, прямо или косвенно их поддерживающие, вызывают отторжение. Самые жесткие осуждающие слова в адрес экстремистских группировок постоянно звучат из Тегерана, который обычно не делит террористов на умеренных и радикалов. Такфиристская идеология, которую Иран считает главной угрозой для единства мусульман, является вызовом не только для шиитского толка, но и для других ветвей суннизма и этот факт в последнее время объединяет против террористов шиитских и суннитских богословов. В этом деле у Ирана значительная заслуга, что может обеспечить ему определенную «мягкую силу», которая в комбинации с его военными антитеррористическими успехами в Сирии и Ираке заметно повысит авторитет и упрочит его позиции в мировой политике. *** Находясь в сложном геополитическом регионе, окруженный нестабильными государствами, в которых свирепствуют террористические группировки, и откуда это опасное явление распространяется по всему миру, Иран оказывается в авангарде современной антитеррористической деятельности. Однако инициативы страны на международной арене не всегда находят поддержку. Это связано со сложностями в ее отношениях с Западом и некоторыми региональными державами, геополитическими конкурентами Ирана. Несмотря на все вышесказанное, сегодня в регионе Иран превратился в одного из ключевых игроков в борьбе с терроризмом. Это стало возможным благодаря различным факторам, формирующим антитеррористический потенциал Ирана в мировой политике, и которые могут повлиять на место страны в системе современных международных отношений. Во-первых, потенциал Ирана в борьбе с международным терроризмом формируется фактором географического расположения страны в регионе, где активны террористические группировки. Такое соседство требует больших ресурсов для обеспечения национальной безопасности и защиты государственных интересов в регионе. В этом контексте ключевым элементом также выступают экономические возможности и ресурсы Ирана, опыт его вооруженных сил. Важно и четкое стратегическое видение развития страны, что в Иране определено стратегией «Иран-2025». Во-вторых, борьба Ирана с терроризмом имеет четкое правовое оформление. Она оформлена законами по борьбе с отмыванием денег и источниками финансирования терроризма, основанными на аналогичных документах ООН, и международными соглашениями, важнейшим из которых является Конвенция ОИС по борьбе с терроризмом. И, в-третьих, в борьбе с терроризмом использования одних только силовых методов недостаточно. Возрастает фактор «мягкой силы». Являясь исламским государством, Иран может предложить противоядие такфиристской идеологии террористов в регионе, так как эти фундаменталистские элементы, опираясь на принципы ислама, своими актами дискредитировали себя; их идеология большинством мусульман признается деструктивной и антиисламской. Касательно эффективности и успехов антитеррористической деятельности Ирана, следует отметить, что вовлеченность этого государства в борьбу с терроризмом на Ближнем Востоке, подрывая потенциал террористических групп и ограничивая их распространение за пределами региона, безусловно, снижает расходы других стран на борьбу с терроризмом. От позиции Ирана, находящегося в центре регионального очага нестабильности, оставаясь при этом стабильным государством, во многом зависит успех борьбы с терроризмом в регионе, предотвращение распространения этого опасного явления за его пределами. Практическое воплощение антитеррористического потенциала Ирана может повлиять на установление конструктивного сотрудничества с другими государствами, на место и переосмысление роли Исламской Республики Иран в мировой политике. Однако не стоит забывать, что повышение статуса Исламской республики в мировой политике также может привести к ускорению геополитического соперничества не только в регионе, но и на глобальном уровне.

Nasir Hasan Jabari

Moscow State Institute of International Relations (MGIMO University), Ministry of Foreign Affairs of the Russian Federation

Author for correspondence.
Email: hjabbarinasir@gmail.com
Moscow, Russia

  • Abdullakh, Khani A. (2005). Mezhdunarodnaya bezopasnost': vozmozhnosti i ugrozy. (na farsi). Tegeran.: Abrare moaser.
  • Dekhgani, Firuzabadi S. (2008). Kontseptual'naya osnova vneshnei politiki Irana (na farsi). Tegeran.: Azad universitet.
  • Esposito, J.L. (1990). The Iranian Revolution: Its Global Impact. ¬ Miami: Florida: International University Press.
  • Hass, R. N. (2006). The New Middle East. Foreign Affairs, 4(19), pp. 38-57.
  • Khafezniya, M., Zargani, S. (2007). Pozitsiya Irana v global'noi i regional'noi geopolitike( na farsi). Rakhborde difai, 18, pp. 88-95.
  • Ibrakhimi. S. (2005). Pozitsiya Irana na regional'noi i mezhdunarodnoi arene(na farsi)// Khukumate islami, 4, pp. 132-133.
  • Imanipur, M. (2007). Iran i region. Teoreticheskie i pragmaticheskie aspekty regional'noi politiki. [Iran and the region. Theoretical and pragmatical aspects of regional politics] Rol' i mesto Irana v regione. Ed. N.M. Mamedova, M. Imanipur. Moscow: Institut vostokovedeniya RAN.
  • Izadi, Dzh. (2011). Strategiya effektivnogo i konstruktivnogo uchastiya Irana v mezhdunarodnoi sisteme. Rakhname siyasatgozari, 3. (in farsi).
  • Kadkhudoi, A., Saed, N. (2015). Terrorizm i bor'ba s nim (na farsi). Tegeran.: Madzhmae solkhe islami.
  • Kulagina, L. Akhmedov, V. (2015). Protivostoyanie Irana i IGIL v Sirii i Irake [Iran and IGILs’ standoff in Syria and Iraq ]. Vostochnaya analitika, 1, pp.8-15.
  • Lebedeva, M.M. (2006). The Terrorist Threat to the World Political System. Connections. The Quarterly Journal, 32 (03), pp. 115-124.
  • Nazarov, V. (2015). Global'nyi ekstremizm:ugroza miru, regional'noi i mezhdunarodnoi bezopasnosti [Global extremism: a threat to regional and international security]. Mezhdunarodnoe sotrudnichestvo evraziiskikh gosudarstv: politika, ekonomika, pravo, 3(4), pp. 5- 11.
  • Purmekhrani, M. (2010). Geopoliticheskie problemy Irana na granitsakh. Tegeran: Nuavar. (in farsi).
  • Rakhimpur, A. (2002). Geostrategicheskie razvitie sobytii v dvadtsat' pervom veke i regional'naya pozitsiya Irana(na farsi). Itilaate siyasi va iktisadi, 183, pp. 57-58.
  • Renshon, S. E. (1999). Politicheskaya psikhologiya voiny v Persidskom zalive. Tegeran.: МИД. (in farsi).
  • Rhodes, D. (2014). Salafist- Takfiri Jihadism: the Ideology of the Caucasus Emirate. Working paper. International Institute for Counter-Terrorism.
  • Scott, A. (2006). The moral logic and growth of suicide terrorism. The Washington Quarterly, 29 (2), pp.127-147
  • Shabestani, A. (2014). Bor'ba s terrorizmom. Tegeran.: Universitet Imam Khussein. (in farsi).
  • Suleimanov, A. (2010). Saudovskaya Araviya, Iran, Turtsiya i Pakistan: vzaimootnosheniya v ramkakh OIK [Saudi Arabia, Iran, Turkey and Pakistan: cooperation within OIC]. Vestnik RUDN, seriya Mezhdunarodnye otnosheniya, 4, pp. 29-35.
  • Vaezi, M. (2008). Strategiya konstruktivnogo vzaimodeistviya i printsipy vneshnei politiki Iran. Tegeran.: Tsentr strategicheskikh issledovanii (in farsi).

Views

Abstract - 1540

PDF (Russian) - 304

PlumX


Copyright (c) 2016 Джаббари Н.Х.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.