Ainu in modern Japanese society: the problem of returning the remains of ancestors

Cover Page

Cite item

Abstract

The article is devoted to the issue of repatriation of Ainu ancestral remains, collected by Japanese researchers in the second half of the 19th - 20th centuries. It is the most crucial current issue for many Ainu people who are trying to regain the language, the distinct culture, and identity. The article analyzes the positions of the Japanese Government, the Hokkaido Ainu Association and Ainu rights activist groups and movements. The article examines the contradictions that arose in Japanese society concerning the process of repatriation. Discussions in Japanese society during this problem were analyzed, and its significance for the Ainu communities is revealed. It was found that the discussions mainly arise in connection with the idea of transferring the remains to the memorial hall located in Symbolic Spaces for Ethnic Harmony, which was opened in July 2020. Research also showed that the problem under study is largely related to limitations in ethnic policy implementation and realization of indigenous peoples’ rights in Japan. In addition, the process of repatriation of Ainu ancestral remains is compounded by the lack of unity of the Ainu as a community. Therefore, reaching agreement between the government, the academic community, and critical Ainu rights activist groups proved extremely difficult. However, it was concluded that there is a potential to resolve the issue and consensus could be reached in the near future.

Full Text

Введение Айны (народ айну) - малый народ, традиционный ареал расселения которого был разделен границами двух государств - Японии и России. Несколько столетий назад айны населяли северо-восточные земли Хонсю и Хоккайдо, южную часть Сахалина, Курильские острова, Нижнее Приамурье, южную часть Камчатки. Современные айны проживают в основном на острове Хоккайдо и являются коренным народом Японии. Оценить точное количество представителей народа, проживающих на Хоккайдо и за его пределами, затруднительно, в связи с тем, что многие айны скрывают свое происхождение. Согласно официальным данным 2017 г., на острове зарегистрировано чуть больше 13 тыс. айнов [1]. По данным общегосударственной статистики, в Японии проживает около 26 тыс. айнов [2]. Вместе с тем, по оценкам специалистов музея айнской культуры в г. Сираои, общая численность представителей коренного народа в Японии составляет около 150 тыс. человек [3]. Айны были официально признаны коренным народом Японии в 2008 г., с этого времени начала формироваться новая этническая политика государства, направленная на улучшение положение народа, сохранение его языка, обычаев и традиций. Основные принципы этой политики были закреплены в «Законе о мерах по созданию общества, в котором уважают гордость народа айну» (2019). Как и многие коренные малые народы мира, айны сталкиваются с социально-экономическими, культурными и политическими проблемами, активно отстаивают свои права в обществе, которое длительное время традиционно воспринималось как гомогенное. Одна из наиболее острых проблем айнов - возвращение и перезахоронение останков предков, которые изымались из могил японскими учеными в научных целях. Цель данной статьи заключается в анализе противоречий, возникших в японском обществе в процессе решения вопроса возвращения останков предков айнов общинам. Была предпринята попытка изучить генезис и специфику развития проблемы, рассмотреть ее с разных точек зрения. Это потребовало применения историко-генетического и сравнительного методов, а также метода системного анализа. В работе использованы различные группы источников (законодательные и нормативно-правовые акты, интервью, новостные материалы и др.). Тема репатриации останков айнов актуальна. Различные подходы к данной теме представлены в трудах японских и западных исследователей, таких, как Ода Хироси, Накамура Наохиро, Маруяма Хироси, Като Хирофуми, Тесса Моррис-Судзуки и др. Анализ этих работ показывает, что многие исследователи критикуют современную этническую политику правительства Японии и поднимают вопрос о том, насколько эта политика соответствует международным стандартам в области защиты прав коренных народов. История зарождения проблемы Изъятие останков и сопровождающих их артефактов и ритуальных предметов проводилось в течение примерно 100 лет, начиная с эпохи Мэйдзи. С момента основания в 1921 г. кафедры анатомии медицинского факультета Императорского университета Хоккайдо исследователи начали проявлять большой интерес к народу айну. Так, Харуо Ямадзаки и Гоичи Хирамицу в 1924 г. начали биоэтнологические исследования в этой сфере [4. Р. 362.]. Антропологическими исследованиями, связанными с айнами, занимались также профессора Императорского университета Токио Есикие Коганеи и Цубои Сегоро [5. P. 62]. Большой вклад в антропологические исследования айнов внес профессор Университета Хоккайдо Сакудзаэмон Кодама [6], который начал собирать антропологический материал и предметы айнской культуры в 1930-е гг. Количество собранных им человеческих останков оценивается более чем в 1 тыс. экземпляров, позже они были переданы на хранение в Университет Хоккайдо [6]. Первоначально исследователи собирали человеческие останки из больниц и тюрем, расположенных на острове Хоккайдо, однако затем начались раскопки захоронений айнов [4. Р. 362]. Правительство префектуры Хоккайдо поощряло такие действия, в 1934 г. было принято специальное постановление по этому вопросу, эксгумация проводилась с разрешения губернатора Хоккайдо [6]. В результате, согласно официальным данным Министерства образования, культуры, спорта, науки и технологий Японии, 1676 останков предков айнов оказались в коллекциях 12 университетов по всей Японии [7]. Кроме того, еще 13 музеев и исследовательских центров обладали 74 комплектами неопознанных останков. Значительный археологический материал хранился на медицинском факультете Университета Хоккайдо [6], где в 1984 г. по просьбе Ассоциации айнов Хоккайдо было построено специальное хранилище, в котором каждый год проводились ритуальные поминальные службы (ичарпа) [8]. Кроме того, останки айнов находятся в музеях многих стран (Австралии, Германии, Великобритании, США, России и др.). В последние десятилетия активисты и организации, отстаивающие права коренного народа (Альянс граждан по инспектированию политики в отношении айнов, Ассоциация айнов Урахоро, Ассоциация айнов Карафуто и др.) начали выступать за то, чтобы останки айнов были возвращены общинам и захоронены в землю. Ведущей организацией, выступающей за репатриацию останков, стала неправительственная организация «Котан но кай», созданная в 2015 г. Ее активисты потребовали официальных извинений от университетов за незаконное изъятие останков без согласия общин и родственников. Однако университеты, музеи и другие исследовательские центры, как и Правительство Японии, имеют свой взгляд на данную проблему. Кроме того, существует проблема идентификации имеющихся экземпляров. На данный момент смогли идентифицировать только 38 останков айнов, хранящихся в музеях [8]. Ряд исследователей полагают, что идентификация всех останков практически невозможна [9. Р. 220]. Начало процесса по возращению останков предков айнов общинам Возвращение останков общинам айнов происходило через суд. Впервые иски были поданы на Университет Хоккайдо еще в 1980-е гг., в результате к 2001 г. 35 айнских черепов были переданы пяти местным отделениям Ассоциации айнов (Асахикава, Кусиро, Обихиро, Мицуиси и Момбецу) [8]. В 2012 г. трое айнов из г. Уракава подали иски на этот же университет, чтобы добиться репатриации останков их предков и связанных с ними ритуальных предметов, которые были изъяты сотрудниками университета в 1931 г. из могил на кладбищах Уракава и Кинеусу [10]. Университет Хоккайдо выступал против возвращения останков, настаивая на том, что они были собраны на законных основаниях и представляют ценность для научных исследований [9. Р. 221]. Университет также потребовал от подавших иски подтвердить их индивидуальную принадлежность к запрашиваемым останкам (ДНК-тестирование). При этом вуз руководствовался юридическим принципом «ближайшего кровного родства», закрепленного в Гражданском кодексе Японии [4]. В соответствии с кодексом человеческие останки могут быть переданы только прямому потомку или кровному родственнику умершего [11]. Однако, как полагают айны, такой принцип противоречит праву коренных народов на коллективную собственность. Поэтому адвокат Итикава Морихиро, выступающий на стороне айнов в суде, настаивал на той позиции, что «кости членов общины принадлежат всем ее членам, а не отдельному человеку» [11]. Как полагает профессор Накамура Наохиро, этот судебный процесс раскрывает и проблему разных обычаев народов. В отличие от японцев, которые регулярно посещают могилы предков, чистят надгробия, оставляют еду, цветы и молятся за душу покойного, айны рассматривают кладбища как священные места, посещения которых следует избегать. При этом могилы айнов не разделены четко по семейным ячейкам. Айнские могилы со временем ветшают, но этот природный процесс является естественным. По мнению профессора Накамура Наохиро, поскольку за могилами не ухаживали в привычном для японцев смысле, то ученые под предлогом того, что могилы заброшены, могли без разрешения общин проводить исследования. Обряды поклонения предкам традиционно проводятся всей общиной айнов. Поэтому, как полагает исследователь, любой член общины может в данном случае считаться правопреемником [4. Р. 362]. Проблема останков предков стала одной из главных тем для обсуждения на заседаниях рабочей группы Совета по продвижению политики в отношении айнов [12]. Айны-активисты осознали, что возникла необходимость создания организации, которая будет официально добиваться возвращения останков. Такой организацией стала «Котан но кай», в которую входят около 20 айнов из района Хидака [13]. Для членов организации факт возвращения останков предков имеет важное культурное и ритуальное значение. Глава организации Симидзу Юдзи отмечает: «Человеческие останки должны быть перезахоронены на родине, а не храниться на полках в месте, напоминающем склад… Мы выступаем за то, чтобы вернуть как можно больше останков в общины. Для нас, айнов, рожденные на земле возвращающиеся в нее же, и это высочайшая ценность» [12]. В итоге между университетом Хоккайдо и истцами было достигнуто внесудебное соглашение, и в 2016 г. удалось вернуть останки двенадцати человек в Уракава для перезахоронения. Глава «Котан но кай» подчеркнул, что достигнутое соглашение - это беспрецедентное событие [12]. Данное событие послужило толчком для начала процесса репатриации останков в общины Урахоро, Момбецу и Кинеусу. По данным Университета Хоккайдо, всего в 2016-2018 гг. айнам было передано в общей сложности 85 тел и 34 ящика с останками предков [8]. Позже подобные иски были поданы не только на Университет Хоккайдо, но также на Медицинский университет Саппоро, Токийский университет и др. [14]. Айны-активисты и некоторые исследователи продолжают настаивать на репатриации останков, иски в суд продолжают подаваться и в настоящее время. Необходимо отметить, что некоторые зарубежные исследовательские центры также вернули останки айнам. В частности, Австралия стала первой страной, которая в 2017 г. согласилась вернуть археологический материал, хранящийся в коллекциях музеев [15]. Австралийский посол Ричард Корт посетил Ассоциацию айнов Хоккайдо в июне 2017 г. и сообщил, что два музея, в том числе Национальный музей Австралии, согласились передать айнам три комплекта останков [15]. Возвращение Австралией останков айнов создало важный прецедент. В июле 2017 г. Германия вернула Ассоциации айнов Хоккайдо археологический материал, хранящийся в коллекциях Берлинского общества антропологии, этнологии и древней истории. Возвращенные останки были тайно извлечены из могил айнов немецким ученым Георгом Шлезингером в 1879 г. [16]. По этому поводу на церемонии передачи останков председатель Берлинского общества антропологии, этнологии и древней истории Александр Пасхос заявил: «Несмотря на то, что ограбление могилы произошло в далеком прошлом и должно рассматриваться в контексте того времени, с морально-этической точки зрения данное приобретение сомнительно. Он (Шлезингер - прим.авт.), вероятно, не только нарушил закон, но и не принял во внимание мнение жителей айнской общины…. В качестве жеста доброй воли Берлинское общество возвращает останки» [17]. Споры вокруг строительства Национального музея айнов Несмотря на активизацию деятельности по возвращению останков, большая часть из них все еще остается в музеях. Совет по продвижению политики в отношении айнов предложил разместить все останки в одном месте - на территории Национального музея айнов в г. Сираои, строительство которого завершилось в апреле 2020 г. Весь комплекс состоит из трех элементов: Национального музея, Национального парка этнической гармонии и Места упокоения останков, куда были транспортированы останки, собранные из музеев и университетов по всей стране [18]. Как было заявлено в ответ на запрос Экспертного механизма по правам коренных народов ООН, «айнам необходимо время для получения останков, и Правительство Японии временно сохранит их в мемориальном комплексе, пока они не сделают необходимые приготовления» [19], а также «намерено продолжать содействовать репатриации останков и погребального инвентаря» [20]. Университет Хоккайдо также заявляет о том, что продолжит нести ответственность за возвращение останков, которые в нем хранились, даже после перемещения их в мемориал музея [8]. Однако решение о передаче останков не общинам, а музею, который является крупным туристическим центром, вызвало бурную реакцию среди многих представителей айнов и ведущих исследователей-айноведов. Позиция представителей коренного народа, выступающих против перенесения всех останков в мемориал, связана с несколькими факторами: желанием общин захоронить останки в земле; опасением того, что научные исследования в музее будут продолжены; негодованием по поводу того, что останки, возможно, захоронят в один мемориал без идентификации. Возникает и вопрос о конфликте интересов при управлении музеем айнов в г. Сираои, связанный с возможностью местных сообществ айнов проводить ритуальные службы на территории мемориала музея. Заместитель главы общества «Котан но кай» Кузуно Цугио не видит смысла в таких обрядах: «Говорят, что поминальные обряды будут проводиться с уважением к нашему достоинству, но каждый котан (община - прим. авт.) имеет свои собственные обряды и молитвы. Как могут проводиться погребальные универсальные ритуалы для останков, взятых из разных общин?» [12]. Кроме того, директор Центра изучения айнов и коренных народов Университета Хоккайдо профессор Тсунэмото Тэруки указывает, что такие поминальные обряды будут противоречить принципу отделения религии от государства: «Если айны будут выполнять религиозные службы в общественных местах, это то будет нарушением Конституции Японии» [12]. Он сравнивает это с визитами премьер-министров Японии в храм Ясукуни, чтобы почтить память погибших во Второй мировой войне, которые вызывают негативную реакцию у части японского общества. Следовательно, во избежание нарушений Конституции Японии ритуальные поминальные обряды в музее могут быть представлены только как туристические мероприятия [12]. Кроме того, в 2018 г. Совет по продвижению политики в отношении айнов обратился к музеям и университетам с просьбой в кратчайшие сроки опубликовать информацию об останках, которые хранятся в их коллекциях, чтобы родственники умерших или отдельные общины айнов смогли их вернуть. Те останки, которые не были востребованы в течение шести месяцев, или те, которые не могут быть немедленно возвращены, должны быть захоронены в мемориале нового музея [21]. Однако исследователь Тесса Моррис-Судзуки справедливо отмечает, что репатриация останков - чрезвычайно сложный процесс, который не может быть ограничен бюрократическими сроками [22]. Безусловно, часть останков уже никогда не будут возвращены потомкам в связи с тем, что не могут быть идентифицированы. Некоторые поселения айнов, вблизи которых были разграблены могилы, исчезли, перестали существовать и жившие там общины айнов. Например, после переселения айнов из района Отару в портовый город Хамамасу во второй половине XIX в. профессор Коганеи Есикие изъял из могил рядом с бывшим поселением останки 166 айнов [6]. Однако существует большое количество останков, которые могут быть идентифицированы. Процесс возвращения останков продолжает оставаться весьма сложным. Директор Центра по изучению политики в области природопользования и защиты меньшинств профессор Маруяма Хироси отмечает, что подать заявку на возвращение останков крайне сложно из-за негибких условий репатриации [23]. По заявлению профессора Университета Хоккайдо Йосида Кунихико на экспертном семинаре ООН, ситуация зашла в тупик. Он отметил такую проблему, как преобладание в современном мире индивидуалистического представления о собственности, которое противоречит коллективным правам коренного народа. Кроме того, следует учитывать и уязвимость децентрализованных местных сообществ айнов, не имеющих возможности поддерживать могилы и нуждающихся в субсидиях со стороны государства [6]. В вопросе возвращения останков айнским общинам есть еще один крайне важный психологический фактор, о котором нельзя забывать. Как уже отмечалось, исторически процесс изъятия останков связан с периодом Мэйдзи, когда начали развиваться научные теории, оправдывающие колониальную и агрессивную политику Японии [24]. В этот период японские ученые активно занимались вопросом происхождения «японской расы» и конструированием японской идентичности [25. Р. 102]. В те годы развиваются националистические направления в японской антропологии, социологии, истории, которые оправдывали имперскую политику Японии. В период распространения социального дарвинизма политика в отношении айнов велась с точки зрения идеи расового превосходства японцев над айнами [25. Р. 128]. Именно с этой целью велись и исследования айнских останков. Следует учесть, что исследования черепов проводились и немецкими учеными, Япония заимствовала из Германии расовые теории. Характерно то обстоятельство, что профессор Кодама, сыгравший большую роль в развитии антропологических исследований айнов, учился в Германии. Германские антропологи также занимались исследованием айнских черепов, в частности, Рудольф Вирхов, получивший материал от Георга Шлезингера. Профессор Университета Хоккайдо Ода Хироси отмечает: «В то время айны считались „расово изолированными“, на них смотрели с любопытством и относились как к объекту физико-антропологических исследований. Ученые начали свое исследование с идеи расизма и попытались проверить ее путем измерения человеческих черепов. Это была псевдонаука. Но она дала научную поддержку расизму, который оправдал колониализм, а позже стал идеологией Холокоста» [26]. В связи с этим возвращение останков и прекращение антропологических, медицинских и ДНК-исследований играет для айнских сообществ важное психологическое значение, связанное с прекращением унизительного дискурса об их вымирании и расовой неполноценности. Представители айнов также подчеркивают, что материалы для исследований брались японскими учеными без согласия представителей народа, а иногда изымались обманным путем. Например, есть информация, что японские ученые брали образцы крови айнов под видом медицинских работников, заинтересованных в борьбе с эпидемиями оспы и т.п. [27]. Таким образом, перемещение останков айнов в мемориал и предоставление возможности для ученых проводить дальнейшие исследования является крайне болезненной темой для многих представителей народа. Несмотря на то, что репатриация может негативно сказаться на проведении научных исследований, возвращение ритуальных предметов и останков может смягчить последствия колониальной политики и стать возмещением ущерба за незаконное разграбление могил. Кроме того, неэтичное поведение, неуважение к материальной и духовной культуре, а также неспособность учитывать интересы общин порождают недоверие между исследователями и сообществами коренных народов. Как отмечает сотрудник Центра изучения айнов и коренных народов Университета Хоккайдо Ицудзи Тангику, именно недоверие к ученым влияет на проведение исследований, является причиной того, что айны отказываются участвовать в социологических опросах, проводимых при поддержке правительства Хоккайдо. Это ведет к формированию у айнов в целом негативного отношения к проведению каких-либо исследований японскими или зарубежными учеными [28]. Так, негативный образ японских ученых сохранился, в частности, в воспоминаниях одного из лидеров айнского движения ХХ в. Каяно Сигэру в автобиографичной книге «Our Land Was a Forest: An Ainu Memoir» и других айнов, которые своими глазами видели, как происходил сбор исследовательского материала. Необходимо учесть, что существуют международные нормы относительно получения согласия на проведение научных исследований генома человека, в том числе генома аборигенного населения, путем взятия материала из живых или мертвых тел. Эти нормы закреплены в отчете Международного комитета по биоэтике ЮНЕСКО 1996 г., Всеобщей декларации о геноме человека и защите права человека 1997 г. и др. В частности, Международная организация по изучению генома человека в 1996 г. приняла заявление по основным принципам проведения генетических исследований. В основе ее рекомендаций лежат четыре принципа: признание того факта, что геном человека является частью общего наследия всего человечества; строгое соблюдение международных норм по правам человека; уважение ценностей, традиций, самобытности и культуры участников исследования; признание и поддержка достоинства и свободы личности. Кроме этого, в заявлении Международной организации по изучению генома человека указывалось на необходимость получения осознанного согласия, которое может быть дано «отдельным человеком, семьей, общиной или группой населения» [29]. В отчете Международного комитета по биоэтике ЮНЕСКО 1996 г. отмечалось, что при исследованиях генома человека осознанное согласие необходимо получить «именно у тех лиц, кто вправе дать такое согласие». Ученые должны обеспечить «надлежащее информирование потенциальных участников проекта с учетом культурных и религиозных традиций и нужд общины» [29]. Что касается вопроса о возвращении останков предков, то 12-я статья Декларации ООН о правах коренных народов закрепляет право последних пользоваться и распоряжаться обрядовыми предметами и право хоронить на родине останки своих умерших. Этот документ также обязует государство обеспечить возможность доступа к находящимся в его распоряжении обрядовым предметам и останкам умерших, содействовать их возвращению на родину в рамках справедливых, транспарентных и эффективных механизмов, разработанных совместно с коренными народами [30]. Критика современной этнической политики Японии Учитывая данные международные документы и нормы, многие исследователи задаются вопросом о том, насколько политика Японии в отношении коренного народа соответствует международным стандартам? В частности, общая концепция Национального музея айнов - «Символическое пространство этнической гармонии» - не раз подвергалась критике со стороны многих айнов-активистов и их единомышленников. Данный проект мог бы способствовать межэтническому взаимопониманию, а также созданию возможностей для трудоустройства айнов и для передачи традиционных культурных знаний следующим поколениям. Однако многие айны были разочарованы тем, что с ними практически не консультировались при реализации данного проекта. Некоторые из айнов-активистов полагают, что поиск новой политики в отношении защиты прав коренных народов, по-видимому, превратился в контролируемую государством схему культурного туризма [22]. При этом создаваемая «этническая гармония» больше похожа на иллюзию, способ замолчать негативные последствия колонизации и представить «косметический» образ мультикультурного общества. Экспозиция музея создает у зрителей впечатление, что этническая гармония достигнута, более того, возможно, в Японии она существовала всегда [22]. По мнению айнов-активистов, правительство Японии лишь создает видимость проведения политики в отношении прав коренных народов. Согласно мнению исследователя из Университета Нагоя Хигасимура Такэси именно действия правительства препятствовали пониманию населением проблемы народа айну, включая историческую сторону вопроса [30]. По его мнению, необходимо решить проблему дискриминации айнов в повседневной жизни. Более того: по мнению британского исследователя Р. Сиддла, в японской этнической политике присутствует феномен «исторической амнезии», которая маскирует колониальное насилие [25. Р. 163]. Нельзя не отметить также концепцию «империалистической ностальгии», одним из разработчиков которой является антрополог Ренато Росальдо. Он описываем феномен, когда колонизаторы или покорители, столкнувшись с культурой колонии и видоизменив ее, демонстрируют ностальгию по изначальной колонизованной культуре, по изначальному миру, который исчез из-за их насильственного вмешательства. По мнению Р. Росальдо, «империалистическая ностальгия» использует позу «невинной тоски», чтобы захватить воображение народов и скрыть свое соучастие в уничтожении культуры народа [31. Р. 69-70]. Такая ностальгия, по мнению исследователя из Университета Хоккайдо Татьяны Цагельник, присутствует и в современной политике Японии по отношению к айнам [32]. Эшли Доллин, исследователь из Университета Хоккайдо, также указывает на «дискурс замалчивания», связанный с репатриацией останков айнов [24]. Вместе с тем не все айны выступают с критикой этнической политики правительства Японии. Ассоциация айнов Хоккайдо - самая большая и влиятельная организация, созданная в 1946 г., - в этом вопросе занимает достаточно лояльную правительству позицию. Президент Ассоциации Като Тадаси так выразил свое отношение к проекту музея айнов: «Я очень рад, что построен не только музей, но и мемориальный комплекс». Указывая, что «с останками небрежно обращались», он объяснил значение музея тем, что «это большое преимущество иметь место, где можно спокойно увековечить память о предках» [33]. Именно при поддержке Ассоциации айнов Хоккайдо в 2008 г. и 2015 г. были проведены круглые столы «О будущих исследованиях останков айнов и ритуальных предметов», в которых участвовали специалисты из Антропологического общества Японии и Японской археологической ассоциации. В ходе мероприятий была дана критическая оценка академическим исследованиям прошлого и обсуждены перспективы сотрудничества между айнами и современными японскими учеными. Антропологическое общество Японии и Японская археологическая ассоциация выразили глубокое сожаление о том, как проводились исследования останков в прошлом, признали несправедливыми раскопки могил айнов [34]. Итогом данных форумов стало решение о создании независимого комитета по решению этических вопросов при проведении исследований останков предков айнов и ритуальных предметов. В состав комитета были включены представители айнов [35]. Однако некоторые ученые, в частности, профессор Ода Хироси, беспокоятся, что Ассоциация айнов Хоккайдо даст правительству и академическому сообществу официальное разрешение на продолжение исследований останков айнов без получения одобрения у отдельных общин [36]. Профессор Маруяма Хироси отметил факт сотрудничества Ассоциации с японскими университетами при перемещении останков в мемориальный комплекс музея. Он подверг критике форумы 2008 и 2015 гг., заметив, что они сняли ответственность с академического сообщества за новые исследования останков айнов [23]. Деятельность Ассоциации айнов Хоккайдо в начале XXI в. все больше начинает подвергаться критике со стороны многих айнов. Подчеркивается, что в Ассоциацию айнов Хоккайдо входят представители не всех айнских общин, а только 49 местных ассоциаций айнов [37]. В целом в Ассоциацию айнов Хоккайдо входят чуть более 10% представителей народа. Наибольшую критику вызывает то обстоятельство, что в настоящее время Ассоциация занимает достаточно лояльную позицию по отношению к политике правительства. Такие ученые, как Маруяма Хироси, не раз отмечали факт сотрудничества Ассоциации и правительства: «Правительство видит в ней (Ассоциации - прим. авт.) единственного партнера для переговоров. Но она не представляет интересов всех айнов» [38]. Часть местных Ассоциаций айнов (например, Синхидака и др.) следуют курсу Ассоциации айнов Хоккайдо и солидарны с решением Правительства. Они выступают за перенесение останков в Символическое пространство, где останки предков будут находиться в безопасности и сохранности [12]. Вероятно, это связано с тем, что некоторые организации не хотят связываться с затяжными судебными разбирательствами. Кроме того, идентифицированных останков из некоторых регионов проживания айнов просто не существует, и часто именно ассоциации этих регионов поддерживают политику правительства. Выводы Таким образом, серьезной проблемой айнов является отсутствие заслуживающей доверия организации, которая бы выражала мнение большинства айнских сообществ. Как отмечает японская пресса, «музей, который был призван положить конец проблеме возвращения останков айнов, похищенных из мест захоронения, вместо этого обнажает старую вражду, поднимая сложные вопросы, инициируя судебные процессы против ведущих исследовательских центров Хоккайдо и настраивая сообщества айнов друг против друга» [12]. Этническая политика правительства Японии сегодня подвергается критике со стороны многих представителей айнов, а также ведущих специалистов по истории и культуре народа. Основная причина критики состоит в том, что японское правительство не прислушивается к мнению айнов, представители народа почти не участвуют в разработке данной политики. Правительство делает акцент на развитии туристической отрасли, связанной с культурой айнов, уделяя мало внимания вопросам развития этнического образования, экономической независимости айнов или защите коллективных прав народа. Тема признания прав коренных народов является очень болезненной для японского общества, которое долгое время опиралось на принципы моноэтничности. До сих пор существует много нерешенных и дискуссионных вопросов в этой сфере. Среди них - проблемы предоставления коллективных прав айнам, дискриминации, равенства в социально-экономическом положении и уровне образования между айнами и японцами. Одним из важнейших является и вопрос возвращения останков предков айнов. Он имеет важное психологическое значение для представителей народа, который стремится возродить свою культуру и привить чувство гордости подрастающему поколению. Благодаря айнам-активистам многие останки возвращены в общины и проведены ритуальные обряды. Однако до достижения согласия между правительством, академическим сообществом и критически настроенными айнскими организациями еще далеко. Преобладание в современном мире индивидуалистического представления о праве собственности, которое противоречит коллективным правам коренного народа, слабость местных сообществ айнов, которые не имеют возможности поддерживать могилы и нуждаются в субсидиях государства, отсутствие единой легитимной организации айнов Японии, ментальные различия между японцами и айнами мешают достижению компромисса.

×

About the authors

Ekaterina S. Chekunkova

Ural Federal University named after the First President of Russia B.N. Yeltsin

Author for correspondence.
Email: e_chekunkova@mail.ru

lecturer, postgraduate student

19 Mira str., Yekaterinburg, 620002, Russia

References

  1. Ainu Policy Promotion Headquarters. Cabinet Secretariat. Available from: https://www.kantei.go.jp/jp/singi/ainusuishin/index_e.html [Accessed: 20.10.2020].
  2. Ken’ichi Ochiai, Teruki Tsunemo. On Policy Measures for the Socio-Economic Betterment of the Ainu People. Hokkaido University Collection of Scholarly and Academic Papers: HUSCAP. July 31, 2013. Available from: https://eprints.lib.hokudai.ac.jp/ dspace/bitstream/2115/52997/1/HLR64-2_009.pdf [Accessed: 12.09.2020].
  3. A Report on 2011 JDS Fieldtrip in Hokkaido. Master’s Program in Environmental Sciences Graduate School of Life and Environmental Sciences University of Tsukuba. June 26-28, 2011. Available from: http://www.envr.tsukuba.ac.jp/~envethic/pdf/Hokkaido_Report_2011.pdf [Accessed: 12.09.2020].
  4. Nakamura Naohiro. Redressing injustice of the past: the repatriation of Ainu human remains. Japan Forum. 2018; 31(3):358–377.
  5. Morris Low. Physical Anthropology in Japan. The Ainu and the Search for the Origins of the Japanese. Current Anthropology, Vol. 53, No. S5; The Biological Anthropology of Living Human Populations: World Histories, National Styles, and International Networks (April 2012). P. 57–68.
  6. Panel discussion 2: Kunihiko Yoshida. Report on the return home of ritual objects and remains of the deceased in accordance with the UN Declaration on the Rights of Indigenous Peoples. United Nations: website. Available from: https://www.ohchr.org/ RU/Issues/IPeoples/EMRIP/Pages/CallforSubmissionsRepatriation.aspx [Accessed: 09.29.2020].
  7. Daigakunado ni okeru Ainu no hitobito no ikotsu no hokan jōkyō no sai chōsa kekka. Ministry of Education, Culture, Sports, Science and Technology. Available from: https://www.mext.go.jp/component/a_menu/science/detail/__icsFiles/ afieldfile/2017/05/25/1376459_3_2_1.pdf [Accessed: 04.09.2020]. (In Japanese).
  8. Hongaku ga hokan suru Ainu ikotsu ni kansuru seimei ni tsuite [Statement regarding Ainu remains kept by the University]. University of Hokkaido. Available from: https://www.hokudai.ac.jp/pr/johokokai/ainu/post-33.html [Accessed: 04.10.2020]. (In Japanese).
  9. Nakamura Naohiro. Cultural affiliation is not enough: the repatriation of Ainu human remains. Polar Record. 2017; 53(2):220–224.
  10. Kamuynomi, Icharpa Ceremony for the 12 Repatriated Ainu Ancestral Remains. In Kotan no kai. Available from: https://kotankai.jimdofree.com [Accessed: 23.09.2020].
  11. Ainu fight for return of plundered ancestral remains. The Japan Times. Aug 12, 2013. Available from: https://www.japantimes.co.jp/community/2013/08/12/issues/ainu-fight-for-return-of-plundered-ancestral-remains/ [Accessed: 14.10.2020].
  12. Japan’s indigenous Ainu sue to bring their ancestors’ bones back home. The Japan Times. Jul 25, 2018. Available from: https://www.japantimes.co.jp/news/2018/07/ 25/national/japans-indigenous-ainu-sue-bring-ancestors-bones-back-home/ [Accessed 09.10.2020].
  13. Yuji Shimizu. Towards a Respectful Repatriation of Stolen Ainu Ancestral Remains. URL: https://www.jstor.org/stable/pdf/j.ctv9hj9pb.23.pdf?refreqid=excelsior% 3Aa594324ce3f71b03fa0d7b5c0d8d5292 [Accessed: 01.10.2020].
  14. Hokkaido Ainu association sues University of Tokyo to have remains returned. The Japan Times. Nov 3, 2019. Available from: https://www.japantimes.co.jp/?post_type= news&p=2287661 [Accessed: 04.10.2020].
  15. In a Historic First, Australia Agrees to Return Ainu Remains to Japan. Hyperallergic. June 15, 2017. Available from: https://hyperallergic.com/385665/ainu-remains-return-from-australia/#:~:text=The%20bones%20were%20exported%20to,Hokkaido%2C% 20Sakhalin%2C%20and%20Kuril. [Accessed: 03.10.2020].
  16. Germany Japan bones. AP Archive. July 31, 2017. Available from: http://www.aparchive.com/metadata/youtube/7d3fae63f4bcca7e273a2632c0b261b9 [Accessed: 12.10.2020].
  17. Germany returns bones of Hokkaido Ainu tribe member to Japan. Screenocean. July 31, 2017. Available from: https://reuters.screenocean.com/record/904754 [Accessed 18.10.2020].
  18. Minzoku kyousei shouchoukuukann (shouchoukuukann) [National Symbiosis Symbolic Space (Symbol Space)]. Cabinet Secretariat. Available from: https://www.kantei.go.jp/jp/si ngi/ainusuishin/symbolic_space.html [Accessed: 09.10.2020]. (In Japanese).
  19. Reply of the Government of Japan to the Request for Information from the Expert Mechanism on the Rights of Indigenous Peoples. OHCHR. Available from: https://www.ohchr.org/Documents/Issues/IPeoples/EMRIP/Reportrepatriation/submissions-states/Japan.pdf [Accessed: 10.10.2020].
  20. Ainu minzoku no ikotsu 1-tai, Tōdai ga Mitsuishi Ainu kyōkai ni henkan inori no gishiki de nōkotsu [One Ainu remains, the University of Tokyo returns to the Mitsuishi Ainu Association]. Hokkaido Simbun. 05.10.2020. Available from: https://www.hokkaido-np.co.jp/article/467176 [Accessed: 16.10.2020]. (In Japanese).
  21. Daigaku no hokan suru Ainu ikotsu-tō no shutsudo chiiki e no henkan tetsudzuki ni kansuru gaidorain [Guidelines for returning Ainu remains, etc. kept by the university to the excavated area]. Cabinet Secretariat. Available from: https://www.kantei.go.jp/ jp/singi/ainusuishin/pdf/181226_chiiki-guidelines.pdf [Accessed: 06.10.2020]. (In Japanese).
  22. Morris-Suzuki Tessa. Performing Ethnic Harmony: The Japanese Government’s Plans for a New Ainu Law. The Asia-Pacific Journal: Japan Focus. 16(2), Iss. 21. November 1, 2018 Available from: https://apjjf.org/2018/21/Morris-Suzuki.html [Accessed 12.10.2020].
  23. Hiroshi Maruyama. Joint Submission to the 13th session of the UN Expert Mechanism on the Rights of Indigenous Peoples at the Palais des Nations in Geneva, Switzerland, from 8 to 12 June 2020. OHCHR. April 13, 2020. Available from: https://www.ohchr.org/Documents/Issues/IPeoples/EMRIP/Reportrepatriation/submissions-indigenous-peoples-ngos/ CEMIPOS.pdf [Accessed 20.10.2020].
  24. Dollin Ashleigh. Indigenous Peoples’use of media as a form of self-representation: analysis of Japanese government and Ainu discourses relating to the issue of Ainu ancestral remains repatriation. Hokkaido University Collection of Scholarly and Academic Papers: HUSCAP. March 31, 2020. Available from: https://eprints.lib.hokudai.ac.jp/dspace/bitstream/2115/77223/1/7.pdf [Accessed 18.10.2020].
  25. Richard M. Siddle. Race, Resistance and the Ainu of Japan. – London: Routledge. 2012.
  26. Oda Hiroshi. Odyssey of an Ainu-skull: From Bone to Human Being. Oct. 15, 2017. Available from: http://skyandocean.sakura.ne.jp/Berlin_conference_15.10.2017.pdf [Accessed 13.10.2020].
  27. Interview with the researcher of The Hokkaido University Center for Ainu and Indigenous Studies Itsuji Tangiku on 11/26/2018. Personal. arch. the author.
  28. Human genome diversity research and indigenous peoples. United Nations: Digital Library. Geneva, June 4, 1998. Available from: https://digitallibrary.un.org/record/255830 [Accessed: 19/10/2020]. (In Russ.).
  29. The United Nations Declaration on the Rights of Indigenous Peoples (UNDRIP). United Nations: website. Available from: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/indigenous_rights.shtml [Accessed: 19.10.2020]. (In Russ.).
  30. Higashimura Takeshi. Why do we need new legislation recognizing the Ainu, or the prospects for Japanese policy towards indigenous peoples? Nippon.com: Internet ed. 2019.25 April. Available from: https://www.nippon.com/ru/in-depth/d00479/ [Accessed: 15.10.2020]. (In Russ.)
  31. Rosaldo Rosaldo. Culture and Truth: The Remaking of Social analysis. Boston, Mass.: Beacon Press, 1993. Available from: https://people.uwec.edu/degravjr/GEOG-ANTH%20351/Rosaldo-CultureAndTruth.pdf [Accessed 24.10.2020].
  32. Tsagelnik Tatsiana. Discourse of Silencing in the Context of the 150th Anniversary of the Naming of Hokkaido: Representation of AinuWajin Relations in the Television Drama “Eternal Nispa, the Man Who Named Hokkaido, Matsuura Takeshiro”. In: Hokkaido University Collection of Scholarly and Academic Papers: HUSCAP. March 31, 2020. Available from: https://eprints.lib.hokudai.ac.jp/dspace/bitstream/2115/77222/1/8.pdf [Accessed 24.10.2020].
  33. Upopoi de naze irei? [Why memorial service at Upopoi?]. NHK. 25.10.2020. Available from: https://www.nhk.or.jp/hokkaido/articles/slug-n65d9504da98d [Accessed: 26.10.2020]. (In Japanese).
  34. Kato Hirofumi. The Ainu and Japanese Archaeology: A change of perspective. Japanese Journal of Archaeology. 2017. Available from: http://www.jjarchaeology.jp/contents/pdf/vol004/4-2_185.pdf [Accessed 23.10.2020].
  35. Korekara no Ainu jinkotsu fukusōhin ni kakaru chōsa kenkyū no arikata Ni kansuru raundotēburu (gaiyō) [Round table on the future of research on Ainu people and grave goods (review)]. Cabinet Secretariat. Available from: http://www.kantei.go.jp/jp/ singi/ainusuishin/dai8/sankou5.pdf [Accessed: 24.10.2020]. (In Japanese).
  36. Gulliford Andrew. Bones of Contention: The Repatriation of Native American Human Remains. The Public Historian. 1996; 18(4), Autumn. Available from: https://www.jstor.org/stable/3379790 [Accessed 21.09.2020].
  37. Outline of the Association. The Ainu Association of Hokkaido. Available from: https://www.ainu-assn.or.jp/english/outline.html [Accessed 23.09.2020].
  38. Is Japan Closer to Recognizing Indigenous Ainu Rights? The Diplomat. February 13, 2019. Available from: https://thediplomat.com/2019/02/is-japan-closer-to-recognizing-indigenous-ainu-rights/?fbclid=IwAR11XZzsiVAufV-MGJv4vPqo_2QWVxxkIY 4hnC5aJ5W73ru6oVtCa9FP4Vk [Accessed 23.09.2020].

Copyright (c) 2021 Chekunkova E.S.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies