“The Crimean war in the collective memory”: modern Western European historiography of the Crimean campaign of 1853-1856

Cover Page

Abstract


The article analyzes the modern Western historiography of the Crimean war of 1853-1856. The authors refer to problems and issues that prevail in the French and British studies of the events of 1853-1856. In the Western historiographical tradition based on researches of the XIX-XX centuries, still remain insufficiently explored aspects of the Crimean war, for example, the siege of Sevastopol, military operations in the Baltic and White seas, in the Pacific ocean, in the Caucasus. Despite the obvious trend existing in modern European science, associated with the study of the Crimean campaign in the context of the first pan-European war, the attention of historians of Western Europe is more focused on the study of the First world war. However, in recent years there has been a clear interest of French, English and Italian authors to the Black sea region, to the history of the Crimea and, as a consequence, to the Crimean campaign. Generalization of modern experience of historiography of the Crimean war allows to define prospects for further researches.


Введение 7-9 ноября 2019 г. в Париже состоялась международная конференция, посвященная Крымской войне, организованная профессорами Университета Париж Пантеон Сорбонна Мари-Пьер Рей, Эриком Ансо и Жан-Франсуа Фижаком, при поддержке Центра по изучению истории XIX в., Центра славянских исследований, Фонда Наполеона и Исторической службы обороны. В рамках работы симпозиума участникам предлагалось обсудить четыре основных проблемы: «Война и дипломатия», «Жизнь на войне», «Экономика, общество и общественное мнение» и «Образы, представления и память», а в итоге ответить на главный вопрос: является ли Крымская война первой общеевропейской войной? [1] Данный симпозиум имеет большое значение в европейском научном мире, т.к. Крымская война - это событие, которому почти не уделяется внимания не только в современных исследованиях, но и в средствах массовой информации, в результате чего кампания 1853-1856 гг. практически исчезла из коллективной памяти европейских народов. Однако новые изыскания, изучение архивных документов, мемуаров участников Крымской кампании позволяют расширить концептуальные рамки исследований как о самой войне, так и об истории российско-французских, российско-британских отношений в XIX в., напомнить европейскому обществу об уроках прошлого, которые не теряют своей актуальности и в настоящее время. Примечательно, что в работе данной конференции приняли участие историки из разных стран: Франции, России, Англии, Италии, Турции, Голландии, Туниса, Румынии1, а проблематика докладов была столь обширна и разнообразна, что заставляет задуматься о необходимости детального анализа событий 1850-х гг. Причем, как показала работа конференции, Крымская кампания объединяет самые различные проблемы европейской ойкумены середины XIX в. Речь идет не только о военных аспектах, но и дипломатии, экономике, политике, общественном мнении, культуре, здравоохранении и др. Причем если в России интерес к Крымской войне не ослабевал и сохранял свою актуальность и во второй половине XIX в., и в советскую, и в современную эпоху, то в странах Западной Европы, как справедливо отмечали участники конференции в Париже, наблюдается несколько иная тенденция. Исследование проблемы Необходимо отметить, что Крымская кампания в историографической традиции XX в. постоянно находилась «в тени» исследований, посвященных Первой мировой войне. Однако те подходы, которые нашли свое применение в рамках изучения Первой мировой войны, оказались востребованы и в контексте анализа событий 1853-1856 гг. Существенная разница заключается лишь в том, что Крымская война в коллективной памяти европейского общества не занимает столь значимого места, как военные операции и дипломатия 1914-1919 гг., более того, не является тем поворотным историческим событием, которое существенном образом повлияло на развитие стран-участниц. При этом именно 1 М.-П. Рей (Университет Париж I Пантеон Сорбонна); Ж. Арбуа (Университет Сорбонна); Э. Ансо (Университет Сорбонна); Л. Мельникова (ИРИ РАН); О. Поршнева (УРФУ); Е. Линькова (РУДН); С. Бертотто (Архив Турина); М. Сивилоглу (Тринити колледж, Дублин); Ж.-Ф. Фижеак (Университет Сорбонна); Н. Михай (АН Румынии); С. Дюран (Университет Тракия); С. Бухдиба (Университет Туниса); О. Арслан (Университет Измира) и др. Крымская война оказала существенное воздействие на экономическое развитие западного мира, поспособствовала серьезным изменениям на политической карте Европы, привела к складыванию новой системы международных отношений, союзов и блоков. За годы изучения Крымской кампании в европейской историографии сложились своего рода векторы исследований, был выделен круг проблем, который привлекал наибольшее внимание историков. Причем историография проблемы представлена работами, посвященными как непосредственно Крымской войне, так и вопросам, связанным с практикой военной службы в странах Западной Европы, с изучением повседневной жизни солдат и офицеров в годы военных конфликтов, с анализом ментальности и антропологией войны. Вместе с тем до сих пор в современной европейской историографии существуют определенные лакуны в изучении Крымской кампании, присутствует излишняя политизированность в освещении исследователями отдельных вопросов, не уделяется внимания компаративному анализу представлений французских, английских, итальянских и российских военных о боевых действиях, о состоянии армии и флота и т.д. Между тем у каждой из воюющих сторон имелось собственное видение войны, суждения о ее целесообразности, подготовленности служб снабжения и т.д. Известно, что историографическая традиция изучения Крымской войны имеет свои особенности как в России, так и в тех странах, которые принимали участие в кампании 1853-1856 гг.: в Турции, Великобритании, Италии (речь идет о Сардинском королевстве) и во Франции. Однако если итальянская и турецкая [2] историография довольно ограничена, а сама война не занимает центрального места в исторической научной памяти данных государств, то российская и англосаксонская наука традиционно уделяли большое внимание событиям, происходившим на международной арене и на фронтах в 1850-е гг. Современная европейская историография Крымской войны базируется на той традиции, которая была заложена в предшествующую эпоху, в том числе и в послевоенные десятилетия. Можно отметить, что первые работы, в которых имела место попытка проанализировать события Крымской войны, вышли из-под пера российских и английских историков. Речь идет о книге генерал-лейтенанта М.И. Богдановича (1856 г.) [3] и исследованиях А. Кинглека (опубликованы в 1860-х гг.) [4]. Существенным различием данных работ, а следовательно, и той историографической традиции, которую они заложили, является следующее: для российских исследований характерно изучение военных действий и сражений, личности отдельных флотоводцев, в то время как британцы больше внимания уделяли психоэмоциональной стороне войны, а также анализу деятельности разведки [5, 6]. Французские исследователи начали изучать события Крымской войны еще в 1870-1880-е гг. К подобным изысканиям можно отнести работу К. Руссе, опубликованную в 1878 г. [7]. Обращение к французской историографической традиции представляется весьма интересным вследствие того, что для нее свойственна своеобразная трактовка тех событий, которые довольно однозначно представлены у историков России и Великобритании. Современная английская историография Крымской войны представлена рядом довольно интересных исследований. Среди самых известных работ можно назвать монографии К. Понтинга [8], О. Файджеса [9], где представлена английская версия событий в Крыму. Книга Р. Вилкинсон-Латам посвящена военной форме, вооружению и организации армии во время Крымской кампании [10]. Американский исследователь Р. Эдгертон провел сравнительный анализ состояния армий союзников, а также различных аспектов обороны Севастополя [11]. Подъем интереса к Крымской войне во Франции был тесным образом связан с ростом интереса к изучению французской политической истории, что привело в итоге к возвращению в поле научных исследований военной истории Франции. В частности, в 1990-2000-е гг. были опубликованы работы Р. Ремона [12], А. Корвизье [13], Э. Древильона и О. Вьеворка [14], в которых авторы проанализировали французскую политическую и военную историю. Причем центральное место в данных исследованиях занимает именно Первая мировой война. И речь идет не только об изучении хода сражений, но и об истории повседневности, социокультурных аспектах, истории ментальности и т.д. [15, 16, 17, 18]. Притом что интерес к Первой мировой войне существенно выше, нежели к остальным европейским конфликтам, французские исследователи Крымской кампании зачастую используют методы и подходы, которые выработаны в рамках изучения событий 1914-1918 гг. Обращение к военной истории французского государства на разных этапах его развития дает возможность проанализировать ситуацию, сложившуюся в Европе в 1850-х гг., как это и делают в своих работах исследователи Г. Ортолан [19] и Ж.П. Рорив. Последний рассматривает вопросы географии войны, стратегию враждующих сторон, цели и задачи союзников и русской армии в Севастополе [20]. Едва ли не хрестоматийным стало исследование Крымской войны французского историка А. Гутмана, которое было впервые опубликовано в 1995 г. и впоследствии неоднократно переиздавалось [21]. А. Гутман, получивший Гран-при за свою работу, специализировался на изучении войн Второй империи, использовал обширный архивный материал, опирался на труды предшественников, сумев фактически создать особое направление в изучении Крымской кампании, что подтверждают работы его последователей (например, Б. Бриссе [22]). Однако при всем многообразии исследований, посвященных Крымской кампании, книги вышеперечисленных авторов не лишены и определенных недостатков. Подобные аспекты зачастую вызывают полемику в научных кругах и свидетельствуют о том, что изучение истории Крымской войны далеко от своего завершения. Например, труд А. Гутмана при всей его фундаментальности и в то же время доступности изложения не содержит анализа тех событий, которые были связаны с операциями на Балтийском море и в Тихом океане. Автор реконструирует лишь картину Крымского театра военных действий. К тому же А. Гутман не обращается к источникам, авторами которых были младшие офицеры и солдаты, ограничиваясь лишь письмами и мемуарами высшего командования армий или хорошо известными документами и материалами, например, перепиской маршала Леруа де Сент-Арно и «Севастопольскими рассказами» Л.Н. Толстого. Интересным является то, что российские и советские исследователи рассматривали не только события на Крымском театре военных действий, но и бои на Белом, Балтийском морях, на Дальнем Востоке, на Кавказском и Дунайском фронте. В свою очередь французские и английские историки практически не освещали данные страницы войны. К тому же при наличии значительного количества работ, посвященных именно военным аспектам, долгое время в историографической традиции отсутствовали исследования, в которых рассматривались антропология войны, менталитет солдат и офицеров, настроения в армии и на флоте. В современной французской историографии именно историко-антропологическому подходу, психоэмоциональному восприятию войны, ментальным установкам военных посвящено немалое количество исследований о Крымской кампании. В рамках избранной темы немаловажно напомнить о справочнике по антропологии истории войны «Combattre. Une anthropologie historique de la guerre moderne (XIXe-XXIe siècle)» С. Одуэна-Рузо [23], в котором война рассматривается именно с позиции психологии человека, его менталитета, нравственных убеждений и ценностей. При подобном разнообразии работ, посвященных Крымской войне, остаются, однако, и малоизученные аспекты. Зачастую за изучением сражений и битв, военной стратегии и планов сторон, дипломатии времен войны и послевоенном урегулировании споров, остаются в тени судьбы и взгляды обычных участников данных исторических событий. Между тем настроения в армии, представления солдат о враге, ожидания и надежды, связанные с войной и ее окончанием, - все эти аспекты являются чрезвычайно важными для понимания специфики того или иного военного конфликта, показывают войну с другой стороны, рисуют т.н. «окопную правду». Человеческий фактор в любом военном конфликте играет немаловажную роль, т.к. именно солдаты и офицеры являются главными акторами, действующими лицами подобных масштабных событий. Выводы Безусловно, исследование Крымской кампании в европейской историографии далеко от своего завершения и требует всестороннего и беспристрастного изучения исторических источников: архивных документов, мемуаров участников сражений, отчетов военных, записок гражданского населения. Хотелось бы добавить и необходимость отказа от желания политизировать и вольно интерпретировать события середины XIX в., особенно в свете современных международных дискуссий по крымскому вопросу, ставших столь острыми и неоднозначными в западноевропейском сообществе после 2014 г. Интерес к истории Крыма, и, следовательно, к Крымской войне в современном европейском общественном мнении и научном сообществе совершенно очевиден. Без сомнения, и российская историческая наука в последние годы уделяет большое внимание событиям как на самом полуострове, так и международной полемике по крымской проблематике. Подтверждением тому могут служить фундаментальные труды и публикации, раскрывающие всю значимость Крымского вопроса в истории России [24-27]. Кроме того, в процессе изучения и осмысления событий Крымской кампании 1853-1856 гг. современные исследователи делают вывод о том, что данная военная кампания явилась предвестником событий начала XX в., а характер и предпосылки Великой войны, как называют Первую мировую войну во Франции, невозможно понять без изучения содержания, особенностей и последствий той борьбы, которая развернулась в Европе в середине XIX столетия.

Marc de Bollivier

Peoples’ Friendship University of Russia (RUDN University); Grenoble Alpes University

Author for correspondence.
Email: marc_debollivier@yahoo.fr
6 Miklukho-Maklaya St., Moscow, 117198, Russia; 1281 Avenue Centrale, 38400 Saint-Martin-d’Hères, France

postgraduate student of the Department of Russian History, RUDN University, PhD student at the Grenoble Alpes University

  • Сolloque “La guerre de Crimée, la première guerre moderne européenne?”. URL: http:// sirice.eu/agenda/la-guerre-de-crimee-premiere-guerre-moderne
  • Badem С. The Ottoman Crimean War (1853–1856). Brill, Leiden – Boston, 2010.
  • Bogdanovich M.I. Description of the expedition of the Anglo-French in the Crimea, 1854–1855. Saint Petersburg: Type. Headquarters Otd. corp. ext. guardians, 1856. (In Russ.)
  • Kinglake A.W. The invasion of the Crimea. Its Origin and an Account of its Progress down to the Death of Lord Raglan. Vol. 1. Cambridge: Cambridge University Press, 2010.
  • Furneaux H. Military men of feeling: emotion, touch, and masculinity in the Crimean war. Oxford: Oxford University Press, 2016.
  • Harris S.M. British military intelligence in the Crimean war, 1854–1856. London; Portland (Or.): F. Cass, 1999.
  • Rousset C. Histoire de la guerre de Crimée. Paris: Hachette, 1878.
  • Ponting C. The Crimean War. The Truth Behind the Myth. Pimlico, 2005.
  • Figes O. The Crimean War. New York: Metropolitan Books, Henry Holt, and Company, 2010.
  • Wilkinson-Latham R. Uniforms and weapons of the Crimean War. London: Batsford 1977.
  • Edgerton R. Death or glory: The legacy of the Crimean war. Boulder (Colorado): Oxford Westview Press, 1999.
  • Rémond R. Les Droites en France. 4ème édition. Paris: Aubier, 1992.
  • Corvisier A. Histoire militaire de la France. T. II. De 1715 à 1871. Paris: Presses Universitaires de France, 1992.
  • Drévilon H., Wieviorka O. Histoire militaire de la France. I. Des Mérovingiens au Second Empire. Paris: Éditions Perrin/Ministère des Armées, 2018.
  • Becker A. La guerre et la foi. De la mort à la mémoire 1914–1930. Paris: Armand Colin, 1994.
  • Cabanes B. La victoire endeuillée: la sortie de guerre des soldats français 1918–1920. Paris: Éditions Du Seuil, 2004.
  • Cochet F. Être soldat. De la Révolution à nos jours. Paris: Armand Colin, 2013.
  • Cochet F. Expérience combattante – XIXe–XXIe siècles. Former les soldats au feu. Paris: Riveneuve édition, 2011.
  • Ortholan H. L’armée du Second Empire: 1852–1870. Saint-Cloud: Éditions SOTECA/ Napoléon III, 2010.
  • Rorive J-P. La guerre de siège sous Louis XIV en Europe et à Huy. Bruxelles: Éditions Racine, 1998.
  • Gouttman A. La Guerre de Crimée. 1853–1856. La première guerre moderne. Paris: Perrin, 2006.
  • Brisset B. L’Histoire racontée.. La guerre de Crimée 1854–1856. Une première guerre moderne et mondiale. Lille: The Book Edition, 2017.
  • Audoin-Rouzeau S. Combattre. Une anthropologie historique de la guerre moderne (XIXe–XXIe siècle). Paris: Seuil, 2008.
  • The history of the Crimea. Moscow: Kuchkovo pole, 2017. (In Russ.)
  • Bagdasaryan V.E. The Russian war: a century-long historiographical experience of understanding the Crimean campaign. Moscow: Moscow Open University, 2002. (In Russ.)
  • Melnikova L.V. The Russian Orthodox Church and the Crimean war of 1853–1856. Moscow: Kuchkovo pole, 2012. (In Russ.)
  • The Crimean war and the defense of Sevastopol. 1853–1856 / FGNU Republican multimedia center. Moscow, 2006. URL: http://www.rnmc.ru/default.asp?artID=678 (In Russ.)

Views

Abstract - 116

PDF (Russian) - 32

PlumX


Copyright (c) 2019 de Bollivier M.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.