IDEOLOGICAL CONDITIONS FOR FORMATION AND DEVELOPMENT OF SERBIAN-RUSSIAN RELATIONS

Cover Page

Abstract


The article is devoted to a historical review of the ideological conditions of Serbian-Russian relations in the period from the 19th to the 21st centuries. The author gives a retrospective of the main ideologies which are signifi cant for the development of Serbian-Russian relations in this period, and also analyzes their infl uence on the relationship between these two countries.The subject of the study are the ideological conditions for the formation and development of Serbian-Russian relations.The aim of the study is to fi nd out the ideological foundations of the Serbian-Russian relations in the last three centuries. In this regard, the following task is supposed to be solved: to make an analysis of political and cultural-ideological factors.The author comes to the conclusion that different ideologies consistently in their own way infl uenced the formation and development of Serbian-Russian socio-political ties and relations within the period of the last three centuries.


В сербской и российской историографии развитие отношений между Сербией и Россией анализировалось как в аспекте общественно-политического и культурного сотрудничества, так и с точки зрения развития идеологических систем и программ панславизма, славянофильства, отношения сербских и русских общественно-политических деятелей, мыслителей, писателей [3]. В настоящее время в балканских государствах, а особенно в странах Западных Балкан, снова оживилась полемика славянофилов и западников, берущая начало еще в XIX в., поэтому мы считаем, что необходим краткий обзор и сербского, и российского идеологического наследия, в рамках которого следует выявить различия и противоречия двух политических и идеологических систем, т.е. двух концептуальных подходов, связанных со “славянофильством” и “западничеством” и возникших под влиянием ряда культурных, исторических и цивилизационных факторов. Согласно так называемой западной, или неолиберальной концепции, будущее балканских стран связано с полной интеграцией в западные политические и экономические структуры и структуры безопасности. Запад рассматривается как «модель» и как друг. Кроме того, крах социалистического режима СФРЮ должен был привести к фундаментальным, радикальным изменениям западно-балканских государств и обществ, которые должны были основываться на системе ценностей западной европейской демократии, носящих универсальный характер и применимых в любых социально-исторических условиях. Согласно славянофильской идеологии центр славянского православного мира - это Россия, которой предначертано быть покровителем и защитником славян от враждебных им миров Запада и ислама. Согласно славянофильской концепции и Сербия и Россия представляют собой иной тип культурно-исторической формы в отличие от Запада. Провал коммунистической или социалистической идейно-политической концепции (которая, по мнению многих историков, является только историческим этапом в развитии сербского и российского общества и государства) создал предпосылки для начала нового этапа в эволюции славянской (сербской и русской) цивилизации. Что касается России, славянофильская концепция утверждает, что в постсоветской России западная система ценностей не может быть непосредственно применена - она неизбежно должна адаптироваться к специфике российской национальной идентичности и ее культурному образцу [13]. Таким образом, политика Запада или исламских стран на Балканах всегда воспринималась и до сих пор воспринимается как вторжение в пространство России, потому что возбуждает национальное сознание и создает ощущение опасности [9]. Далее расмотрим панславизм, или славянское объединение и сотрудничество, являющийся политической и культурной идеологией, целью которой было объединить все славянские народы на основе этнической, культурной и языковой общности. Идеи панславизма были характерны для российской общественно-политической мысли в XIX в. Особенно острым вопрос славянского единства стал в 60-80-е гг. XIX в. из-за национально-освободительной борьбы на Балканах, во время которой Россия оказывала непосредственную помощь южнославянским народам. Одновременно с активизацией политики на Балканах и стремлением российской общественности оказывать поддержку славянам в их борьбе с Турцией стали появляться концепции, в которых Балканам отводилось центральное место в российской геополитике [7]. При рассмотрении вопросов о славянском объединении нужно упомянуть идейное наследие таких русских мыслителей, как Н.Я. Данилевский, И.С. Аксаков и В.И. Ламанский, которые поддерживали балканское направление внешней политики и принимали активное участие в оказании помощи южным славянам. По мнению славянофила Н.Я. Данилевского, единство славянского мира является главным условием его существования как культурноисторического типа, a также непременным условием существoвания самой России [4]. Либералы того времени считали, что Н.Я. Данилевский чрезмерно идеализирует славянство. Присутствие Балкан в российской геополитике также было в центре внимания известного русского публициста И.С. Аксакова, игравшего важную роль в организации поддержки балканских славян. Он считал, что идея славянства является источником политической силы России в Европе [1]. В.И. Ламанский, великий ученый, геополитик и идеолог панславизма, создатель исторической школы славистов, верил в особую роль России в славянском мире. Он всегда высказывался за единство славян под эгидой России, поскольку, по его мнению, русский народ составляет ствол всего славянского мира [5]. Уже в начале XX в. в России появилось разочарование как в идеях славянского единства, так и в роли Рoссии на Бaлканах. Газета «Русская земля» писала: « Народности, населяющие Балканы, не оправдали забот и жертв, понесенных за них Россией... России теперь впору заниматься только собой» [8]. Идеи славянского единства актуальны и в настоящее время, хотя их вид и границы значительно изменились с конца XIX столетия, когда единственным независимым славянским государством была Россия. После обострения отношений между Югославией и СССР все славянские комитеты прекратили свою деятельность. Одним из вариантов панславизма является югославская идея. Югославизм подразумевает веру в этническое, языковое и культурное единство южных славян, поддержку их объединения и/или убеждение в том, что южные славяне должны быть единой нацией [10]. Югославизм перенес тяжелый удар, когда в начале 1990-х гг . дошло до распада бывшей Югославии. Эти события ставили под угрозу любую концепцию общего государства южнославянских народов. С этого периода в качестве альтернативы югославизма начинает упоминаться Европейский Союз в качестве оптимальной политической и правовой основы для общей жизни южных славян. Титоизм - этот термин относится к идеологии коммунистического взгляда на мир и к социально-политической системе бывшей Югославии в период, когда СФРЮ находилась под властью Иосипа Броза Тито. Сам термин не имеет официального использования в Югославии - отчасти потому, изначально его начали в негативном ключе употреблять советские пропагандисты сталинской эпохи. Они описывали титоизм как «предательство» фундаментальных принципов марксистско -ленинской, или коммунистической, идеологии. Во время своего правления Тито гордился независимостью Югославии от Советского Союза и открыто отвергал несколько аспектов сталинизма. Жарко Видович, ведущий сербский историософ, четко указывал на тот факт, что титоизм был своего рода «проамериканским» коммунизмом. По его мнению, Броз Тито, пренебрегая сербским национальным чувством, сделал очень много для англо-американских интересов на Балканах [11]. Разногласия Тито и Сталина привели к эскалации сербофобии и русофобии, следствием чего стало отчуждение между двумя православными культурами. Идеология сербского национализма базируется на анализе природы и целей сербского национализма, т.е. стремления сербского народа к единому национальному государству [14]. Сербский национализм является формой этнического национализма и отношением к продвижению интересов Сербии и сербского народа в целом. Он появился во время общего подъема национализма на Балканах во время турецкой оккупации. Его основоположниками считаются Вук Караджич и Илия Гарашанин, жившие в XIX в., а в настоящее время один из самых активных пропагандистов данной идеологии - Воислав Шешель. По мнению депутата ЛДПР Алексея Островского, Шешель всегда выступал за развитие братских связей с Россией, и на протяжении многих десятилетий он является «надежным другом российского народа» [6]. Наконец, рассмотрим конкретные примеры влияния идей неоевразийствa Александра Дугина на идеологические предпосылки развития сербско-русских отношений сегодня. Дугин является создателем идейно-политического течения - неоевразийства. Он - российский философ, геополитолог, идеолог и мистик, глава «Международного евразийского движения» и просербски настроенный деятель. Во всех своих работах Дугин уделяет значительное внимание евразийскому движению, второе рождение которого произошло в 1980-х гг., а с 1991 г. благодаря его первым работам можно говорить о неоевразийстве. Он не остановился на создании политических и философских концепций, а начал активно непосредственно участвовать в политической жизни России. Он в соответствии со своими идеями назвал США единственным виновником распада СССР и СФРЮ. В своей книге «Основы геополитики» он пишет, что «геополитическая перспектива сербов имеет прорусский, евразийский характер». Начиная с религиозных и этнических факторов, по мнению Дугина, Сербия фактически является геополитическим продолжением России на юге Европы. На самом деле, по словам Дугина, не наивный и искусственный панславизм, провал которого прекрасно показал российский философ Константин Леонтьев, но проект Великой Евразии, с Россией как осью своего рода православного экуменического континентального неовизантизма, должен быть путеводной звездой настоящей сербской геополитики. Только в этом случае сербы смогут вернуться к своим корням и перестать быть марионеткой в руках атлантизма [12]. Заключение Один из главных выводов настоящей работы состоит в том, что история сербско-русских отношений обозначена разными идеологиями, которые оказали очень большое влияние на становление и развитие отношений в исследуемом периоде. Опираясь на идеологический опыт данных отношений, в статье особенно подчеркивается наличие существенных идеологических элементов российской политики на Западных Балканах и в Сербии - в разные времена этими идеологическими элементами были славянофильство, панславизм, коммунизм и неоеврозийство. Россия, как исторически наиболее могущественное из всех славянских государств, играла определенную роль в процессе достижения славянского единства, вследствие чего балканский регион и населяющий его славянский и сербский народ стали геополитически важным для России. При этом подчеркивалась важность укрепления позиции России на Балканах и создания общеславянского союза для противостояния Западу. Даже если Сербия в ходе своей истории возвращалась к Западу, то в основе этого лежали только прагматичные экономические причины. Что же касается духовых ценностей, страна всегда ориентировалась на восток [2]. Судьба сербов и судьба русских на геополитическом уровне одна и та же. Поэтому Сербии, чтобы вернуться к истокам своей европейской миссии, необходимо повернуться на восток, к Евразии, чтобы понять смысл и цели российской геополитики [12].

Indiana Pejic

Peoples’ Friendship University of Russia Department of Theory and History of International Relations

Author for correspondence.
Email: indiana.pejic@mail.ru
10/2 Miklukho-Maklay St., Moscow, Russia, 117198

Пеич Индиана - аспирант кафедры теории и истории международных отношений Российского университета дружбы народов.

  • Aksakov I.S. Sochineniya. T. 2. Slavyanofi l’stvo i zapadnichestvo [The Slavophilism and The Westernism 1860–1886]. M., 1886. S. 787.
  • Beshlin M. Russofi l’stvo na vyborakh v Serbii-traditsiya ili novyy trend [Russophilism on elections in Serbia-tradition or new trend]. URL: http://glob-news.com/rysofi lstvo-na-vyborah-v-serbii-tradiciia-ili-novyi-trend.html.
  • Danilevskiy N.YA. Rossiya i Yevropa [Russia and Europe]. M.: Kniga, 1991. S. 475.
  • Lamanskiy V.I. Ob istoricheskom izuchenii greko-slavyanskogo mira v Yevrope [Historical studies of Greek-Slavic world in Europe]. SPb.: Tip. Maykova, 1871. [1], IV. S. 316.
  • Gus'kova Ye. Vystupleniye na nauchnykh chteniyakh, posvyashchonnykh 80-letiyu so dnya rozhdeniya professora V.G. Karasova, 2 fevralya 2002 g. // Yugoslavyanskaya istoriya v novoye i noveysheye vremya [Yugoslavia’s history in modern period]. M.: MGU, 2002. S. 70–82.
  • Ostrovskiy A. Eto drug vsego rossiyskogo naroda [It’s a friend of all Russian people] // Russkaya narodnaya liniya: informatsionno-analiticheskaya sluzhba. Ruskline.ru. URL: http://ruskline.ru/news_rl/2006/11/17/to_drug_vsego_rossijskogo_naroda.
  • Romashov YU.V. Krizis idei slavyanskogo yedinstva v kontse XIX – nachale XX v. v rossiyskom obshchestve [Crisis pf Slavic idea of unity at the end of XIX and beginning of XX century] // Vlast'. 2013. № 2.
  • Russkaya zemlya. 1908. 10 okt.
  • Zadokhin A., Gus'kova Ye. Politika Rossii na Balkanakh posle Miloshevicha [Russian politics on the Balkans after Miloshevich] // Obozrevatel'. URL: http://observer.materik.ru/observer/N10-11_00/10-11_09.htm.
  • Djilas A. Osporavana zemlja: Jugoslovenstvo i revolucija [Disputed Country: Yugoslav Nationalism and Revolution] // Književne novine, 1990. P. 37.
  • Dimitriǰević V. Titoizam i rusofobiǰa u kulturi- kako opet da smo zaǰedno? [Titoism and russophobia in culture-how is it possible that we are back together again?] / Tsentar akademske rechi, Shabats. URL: http://www.carsa.rs/titoizam-i-rusofobija-u-kulturi-kako-opet-da-smo-zajedno.
  • Dugin A. Osnovi geopolitike [Basics of Geopolitics], Ekopres, Zrenjanin, 2004.
  • Kurǰak J̌. Politichke promene u Rusiǰi 1990–1996 [Political changes in Russia 1990–1996]. Institut za medjunarodnu politiku I privredu, Beograd, 2000. P. 41.
  • Sheshel̂ V. Ideologiǰa srpskog natsionalizma [Ideology of Serbian nationalism]: nauchno i publitsistichko delo prof. Dr. Laze M. Kostića. Beograd: Velika Srbiǰa, 2002.

Views

Abstract - 112

PDF (Russian) - 36

PlumX


Copyright (c) 2017 Pejic I.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.