THE AGE OF MARRIAGE AND AGE OF CONSENT: CROSS-BRUNCH LEGAL CONFLICTS

Cover Page

Abstract


Currently, all over the world, including in Muslim countries, there is a tendency to increase the age of marriage. In Russia, the law does not directly set the minimum age of marriage. The reduction of the age of marriage is possible up to 16 years if there are valid reasons for it. The family laws of the subjects of the Russian Federation may establish the conditions and procedure for marriage of persons under this age. A literal interpretation of laws indicates the absence of lower age limit at marriage. The article deals with the correlation of the concepts of "marriage age" and "age of consent". Analysis of the Art. 134 of the Criminal Code allows to conclude that the provision on marriage to the victim, as a basis for exemption from punishment, contradicts the basic conditions of marriage. In fact, when making a decision, the courts cannot reliably determine for what purpose the marriage was concluded, whether there are grounds to consider the marriage fictitious, concluded for the avoidance of criminal punishment or for another selfish purpose. In criminal cases, it should be mandatory to ensure the participation of the staff of the guardianship authority in the criminal process, giving them the right to conduct inspections and to give conclusions about the real desire of the couple to create a family. It seems controversial to apply the rule of exemption from punishment due to change of the situation to the perpetrator who committed the crime under Art. 134 of the Criminal Code. The act itself does not cease to be socially dangerous: sexual relations with a person under the age of consent are still ongoing, and marriage does not entail a legal right to sexual relations with a minor under the age of 16, at least not expressly provided for by law. It is proposed to define a special obligation for the release of the guilty from punishment: if a marriage concluded with a person under the age of 16 years is terminated at the initiative of a probationer earlier than four years after his imprisonment, the court may decide to abolish the conditional sentence and the execution of the sentence imposed by the court.


I. ВВЕДЕНИЕ Объектами уголовно-правовой охраны выступают различные общественные отношения, правовое регулирование которых может быть закреплено и в иных отраслях права. Бланкетность норм уголовного закона зачатую приводит к сложностям квалификации деяний, отсутствию единообразия сложившейся судебной практики, возникновению правовых коллизий. Несмотря на то, что личные взаимоотношения людей, добровольно вступающих в половую связь, находятся вне пределов правового регулирования, как и должно быть в современном обществе, в некоторых исключительных случаях закон устанавливает ограничения и запреты. Так, особая ценность физического и психического здоровья несовершеннолетнего позволяет законодательно установить запрет на вступление в половую связь с лицом, не достигшим возраста 16 лет, вне зависимости от желания и согласия этого лица на подобную связь. С другой стороны, с целью охраны семьи, материнства и детства в уголовном законе установлено положение, позволяющее освободить от наказания виновного, вступившего в половую связь с не достигшим шестнадцатилетнего возраста лицом, в случае заключения брака с потерпевшим(ей). Однако данное положение вступает в противоречие с нормами семейного законодательства, что и будет предметно рассмотрено в работе. II. СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ ПОНЯТИЙ БРАЧНЫЙ ВОЗРАСТ И ВОЗРАСТ СОГЛАСИЯ Объектами преступлений, предусмотренных гл. 18 УК РФ, являются половая свобода и половая неприкосновенность. Данные понятия связаны друг с другом, основным отличием являются признаки потерпевшего. Так, половая свобода - это право человека, достигшего определенного возраста, самому решать, с кем и в какой форме удовлетворять свои сексуальные потребности[55]. Половой неприкосновенностью обладают лица, не достигшие 16 лет (возраста согласия). Опираясь на положения ст. 134 УК РФ, можно определить возраст согласия, установленный законом, то есть возрастную границу, по достижении которой лицо вправе самостоятельно принимать решение о вступлении либо невступлении в половую связь. Половая связь с лицом, достигшим возраста согласия, способным выразить свою волю на вступление в интимные отношения, не является уголовно-наказуемым деянием. В РФ возраст согласия - 16 лет. Однако данная возрастная граница не одинакова в мировой законодательной практике. Например, в Германии возраст согласия, установленный уголовным законом, составляет 14 лет. В соответствии с §182 Strafgesetzbuch[56] преступным является половое сношение с лицом, достигшим 14 лет, только в том случае, если речь идет о зависимости подростка от человека, с которым совершается половой акт (учитель - ученик, усыновитель - усыновленный и пр.). Субъектом преступления может быть лицо, достигшее возраста 18 лет. Положение п. 3 §182 StGB устанавливает наказание для лиц, достигших возраста 21 года, совершивших половой акт с лицом в возрасте от 14 до 16 лет или склонивших потерпевшего к занятию сексом с третьими лицами. Однако уголовное дело в таком случае может быть возбуждено только по заявлению потерпевшего или в случае, когда правоохранительные органы считают необходимым осуществить судебное преследование в связи с особыми интересами общественности. В Японии возраст согласия установлен в 13 лет; в странах, где преобладает мусульманское право, возраст согласия - 18 лет (Египет, Ирак, Оман и др.). На постсоветском пространстве в силу преемственности законодательства СССР возраст, с которого лицо может вступать в половые отношения, в основном, определен в 16 лет. Так, в соответствии со ст. 168 УК Республики Беларусь[57] уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее возраста 18 лет, совершившее половое сношение, мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера с лицом, заведомо не достигшим шестнадцатилетнего возраста. В ряде зарубежных стран (Англия, США, Австралия и др.) изначально возраст согласия законодательно был установлен только для лиц женского пола. Верховный суд США при этом разъяснял, что положение не противоречит Конституции и не носит дискриминационный характер, так как последствия половой связи с несовершеннолетней в виде беременности негативно сказывается именно на девушках. Европейские страны начали устанавливать единый возраст согласия на гетеросексуальную и гомосексуальную половую связь в 70-х гг. XX в. Положения законов ряда государств были изменены в связи с растущей терпимостью к гомосексуализму и необходимостью борьбы с опасностью заражения ВИЧ (Robertson, 2016). В настоящее время в большинстве европейских стран и США возраст согласия - 16 лет. Некоторые ученые полагают, что возраст согласия необходимо увеличить до 18 лет (Pantyuhina, 2011). Одним из аргументов является указание на то, что не все подростки к 16 годам достают половой зрелости. Учитывая, что основной задачей норм статей 134-135 УК РФ является защита физического, психического здоровья, нравственного развития подростка, следует учитывать физическую развитость, «готовность» организма к вступлению в половые отношения. Следует отметить, что возраст согласия - уголовно-правовая категория, определение возрастной границы вступления в половые отношения не находится во взаимосвязи с гражданско-правовым понятием «дееспособность» или понятием «брачный возраст», определение которого, в свою очередь, установлено Семейным кодеком РФ[58] (далее - СК РФ, Семейный кодекс). В соответствии с Семейным кодексом одним из условий вступления в брак является достижение брачного возраста. Ст. 13 СК РФ устанавливает брачный возраст в восемнадцать лет. Данный возрастной критерий используется многими зарубежными правопорядками. В соответствии с данными Фонда ООН в области народонаселения на 2010 год в 158 странах для женщин 18 лет устанавливается минимальным возрастом для вступления в брак[59]. Для снижения брачного возраста многие страны предусматривают согласие родителей или судебное установление (Standley, 2006). Так, согласно ст. 144 Французского гражданского кодекса[60] мужчина и женщина не имеют права заключить брак до достижения ими возраста 18 лет, брачный возраст может быть снижен до 16 лет; в соответствии с § 1303 Гражданского уложения Германии[61] брак не должен заключаться до достижения совершеннолетия (в § 2 указанного акта установлено, что совершеннолетие наступает по достижении восемнадцатилетнего возраста), снижение допускается до 16 лет. Данный возрастной критерий соответствует положениям ст. 16 Всеобщей декларации прав человека[62], в соответствии с которой мужчины и женщины, достигшие совершеннолетия, имеют право без всяких ограничений по признаку расы, национальности или религии вступать в брак и основывать семью. Есть страны, в которых брачный возраст значительно выше. Например, в Руанде мужчина и женщина, не достигшие возраста 21 года, не могут вступить в брак (данное положение было введено Президентским указом только через 4 года после принятия соответствующего закона). Установление возраста вступления в брак на уровне 21 года, а не 18 лет использовалось в качестве средства реализации целей демографической политики (Tallon, 1992). В США складывается другая ситуация. Конкретный штат самостоятельно устанавливает, по достижении какого возраста лица могут вступить в брак. По общему правилу брачный возраст установлен в 18 лет, исключения составляют штаты Небраска - 19 лет и Миссисипи - 21 год. В 25 штатах минимальный брачный возраст не установлен. В Северной Каролине и на Аляске допускается вступление в брак по достижении возраста 14 лет, в Нью-Гэмпшире - в 13 лет девушкам и в 14 лет юношам (Beitsch, 2017). В соответствии со ст. 731 Гражданского кодекса Японии[63] вступить в брак могут мужчины по достижении возраста 18 лет и женщины - 16 лет. Страны мусульманского права устанавливают разный брачный возраст: от 18 лет в Сирии и Объединенных Арабских Эмиратах до 15 лет в Йемене и Палестине. Во всех этих странах брачный возраст может быть снижен, и предел снижения, как правило, данные страны в своих актах не указывают. В Саудовской Аравии брачный возраст не установлен. На предложение министерства юстиции Саудовской Аравии установить минимальный брачный возраст для девочек в 15 лет религиозный лидер Саудовской Аравии шейх Абдулазиз Аль-Ашейх назвал брак девочек младше этого возраста «допустимым»[64]. Первым актом в советский период, в котором устанавливается минимальный брачный возраст, является Декрет ВЦИК, СНК РСФСР от 18 декабря 1917 г. О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния[65]. В соответствии со ст. 2 указанного акта в брак могли вступить мужчины, достигшие возраста 18 лет, и женщины, достигшие возраста 16 лет, для жителей Закавказья устанавливался возраст 16 и 13 лет соответственно. В отечественном законодательстве 18 лет как единый брачный возраст для мужчины и женщины (Yakushev, 2017) устанавливается в ст. 5 Кодекса законов о браке, семье и опеке[66], введенным в действие с 1 января 1927 года. Данный возраст обусловлен достижением, как правило, субъектами правоотношений физиологической и психической зрелости, дающей возможность заключать брак, порождающий имущественные и личные неимущественные права и обязанности, зачать и выносить ребенка без ущерба как своему здоровью, так и здоровью ребенка. Еще Г.Ф. Шершеневич говорил о том, что «из цели брака обнаруживается необходимость брачного возраста, в который приобретается и не утрачивается еще половая способность» (Shershenevich, 1995:41). Возраст согласия не означает, что лица, его не достигшие, не могут вступать в интимные отношения, так как уголовная ответственность установлена только для их совершеннолетних партнеров. Прямой запрет на вступление в половую связь лицам, не достигшим 18-летнего возраста, например, с ровесниками, законодательством нашей страны не установлен. Рассмотрим подробнее положения ст. 134 УК РФ. Объективную сторону состава преступления составляют следующие действия: половое сношение (ч. 1 ст. 134 УК РФ), мужеложство или лесбиянство (ч. 2 ст. 134 УК РФ). Если в отношении потерпевшего были совершены иные действия сексуального характера (оральный или анальный секс и т.д.), то содеянное подлежит квалификации по ст. 135 УК РФ. Таким образом, если лицо, достигшее возраста 18 лет, совершает гетеросексуальный половой акт в естественной форме с лицом, в возрасте от 14 до 16 лет, за которым следует оральный секс, то ответственность наступает по совокупности деяний, предусмотренных ст. 134 и 135 УК РФ. Данное утверждение обосновывается положением судебной практики. В Постановлении Пленума ВС РФ указано, что половой акт в естественной форме и предшествующие или следующие за актом действия сексуального характера в отношении одной потерпевшей следует считать разными преступлениями и квалифицировать по совокупности[67]. Однако здесь видится коллизия: прежде всего в ст. 135 УК РФ отсутствует примечание, позволяющее освободить от наказания лицо, впервые совершившее преступление и вступившее впоследствии в брак с потерпевшей, а также при наличии разницы в возрасте между потерпевшей (потерпевшим) и подсудимым (подсудимой) менее четырех лет. При этом просмотр порнографических материалов непосредственно перед вступлением в половое сношение с лицом в возрасте от 14 до 16 лет дополнительной квалификации по ст. 135 УК РФ не требует, так как является своего рода способом совершения преступления. Многие авторы отмечают, что название ст. 134 УК РФ шире, нежели ее содержание, так как диспозиции норм включают только половое сношение, лесбиянство и мужеложство. Поэтому все остальные действия сексуального характера необходимо квалифицировать по ст. 135 УК РФ, что не соответствует действующим принципам охраны половой неприкосновенности подростков в возрасте от 14 до 16 лет (Ostrovskaya, 2017; Millerova, 2015). Обращаясь к санкциям составов ч. 1 и ч. 2 ст. 134 УК РФ видно, что законодатель усматривает бóльшую общественную опасность в гомосексуальных отношениях, так как наказание за однополую связь с лицом от 14 до 16 лет строже. Это объясняется тем, что дополнительным объектом преступного посягательства, помимо физического здоровья потерпевшего, является и нравственная составляющая личности жертвы. Несмотря на то, что в действующей редакции УК РФ отсутствует такой состав преступления, как мужеложство (ранее предусмотренный ст. 121 УК РСФСР 1960 г.), пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних запрещена действующим административным законодательством[68]. В соответствии с п. 3 ст. 1 СК РФ брак - это союз мужчины и женщины, поэтому примечание к статье не предусматривает освобождение от наказания по ч. 2 ст. 134 УК РФ в связи с изменением обстановки - вступлением в брак с потерпевшим, так как вступить в брак законно лицам одного пола не представляется возможным (однополые браки, заключенные российскими гражданами за пределами территории Российской Федерации в стране, допускающей подобные браки, по правилам страны заключения, не будут признаваться в Российской Федерации на основании ст. 167 СК РФ, в соответствии с которой в случае, если применение нормы иностранного семейного права противоречит основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации, то применяется законодательство Российской Федерации. Некоторые ученые не разделяют подобный подход законодателя и считают примечание к статье дискриминационным и противоречащим основным принципам, установленным Конституцией РФ (Pudovochkin, 2010). Другие ученые оговорку о публичном порядке считают необходимым распространять и на иностранных граждан, браки которых зарегистрированы за рубежом (Ruzakova, Ruzakov, 2018). Примечание к ст. 134 УК РФ не распространяется и на деяния, предусмотренные третьей частью статьи. Это, прежде всего, связано с тем, что семейное законодательство предусматривает снижение брачного возраста, «что является вполне традиционным» (Krasheninnikov, 2008:43), и установлением в семейном законодательстве минимального брачного возраста, а именно 14 лет. Несмотря на то, что Семейный кодекс не устанавливает напрямую минимальный брачный возраст, разрешая при наличии уважительных причин его снижение органами местного самоуправления по месту жительства лиц, вступающих в брак, до 16 лет, а законами субъектов Российской Федерации устанавливать условия и порядок вступления в брак лиц, не достигших возраста шестнадцати лет (что при буквальном толковании свидетельствует об отсутствии нижней границы возраста для вступления в брак, так как к лицам, не достигшим 16 лет, относятся несовершеннолетние от 0 до 16 лет), законодательные органы субъектов Российской Федерации ограничили в своих законах брачный возраст 14 годами. Статья 2 Конвенции о согласии на вступление в брак, брачном возрасте и регистрации браков (заключена в г. Нью-Йорке 10 декабря 1962 г.)[69] обязывает государств-участников издать законодательные акты, в которых устанавливается минимальный брачный возраст, и указывает, что заключение брака с лицом, не достигшим установленного возраста, не допускается, за исключением случаев, когда такое исключение по возрасту происходит по серьезным причинам, в интересах сторон и с разрешения компетентного органа власти. Одно время в двух субъектах Российской Федерации были законы, которые не устанавливали минимальный брачный возраст, полностью копируя формулировку абз. 2 п. 2 ст. 13 СК РФ. Так, в соответствии со ст. 2 Областного закона Новгородской области[70] органы опеки и попечительства на основании поданного заявления о снижении брачного возраста несовершеннолетних в исключительных случаях дают разрешение на регистрацию брака лицам, не достигшим 16-летнего возраста, при условии, когда второй вступающий в брак несовершеннолетний достиг 16-летнего возраста. Семейным кодексом Республики Башкортостан предусматривалась возможность в виде исключения с учетом особых обстоятельств (беременность, рождение ребенка и другие) органам местного самоуправления разрешить вступление в брак лицам, не достигшим 16 лет (абз. 2 п. 2 ст. 12)[71]. Однако эти положения были отменены и прекратили свое действие 11.02.2009 года и 28.06.2017 года соответственно. В Республике Башкортостан теперь возможно снижение брачного возраста только до 16 лет, а в Новгородской области до 14 лет[72]. Лицо, вступившее в половую связь с несовершеннолетним в возрасте от 12 до 14 лет, в принципе не имеет законной возможности вступить в брак с потерпевшим. III. ПРОТИВОРЕЧИЯ НОРМ СЕМЕЙНОГО И УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА Одним из недостатков примечания к ст. 134 УК РФ можно назвать противоречие положений о вступлении в брак с потерпевшей как основания освобождения от наказания с основными условиями вступления в брак, предусмотренными СК РФ. В первую очередь, брак - добровольный союз. Уголовный закон ставит лицо, совершившее преступление, перед выбором: либо вступление в брак, либо наказание, что исключает добровольность. Как справедливо замечает И.В. Пантюхина (2016:108), «заключаемому браку может быть придана форма дорогостоящей сделки, а целью его заключения - удовлетворение корыстных амбиций, а не создание семьи», что также противоречит условиям заключения брака. В ряде случаев это может привести к заключению брака без намерения создать семью - фиктивного брака (п. 1 ст. 27 СК РФ) как со стороны одного супруга - с целью избежать реального наказания, так и со стороны обоих супругов (для одного - уход от наказания, а для другого - получение, например, материальной выгоды). Основной целью заключения брака, должно быть создание семьи. Так, по мнению В.А. Тархова, «браком могут быть признаны только такие отношения, которые направлены на образование семьи» (Tarhov, 2007:18), остальные цели должны следовать за ней. Вместе с тем примечание 1 к ст. 134 УК РФ можно охарактеризовать и положительно. Если ст. 13 СК РФ не содержит причин, по которым орган местного самоуправления может снизить брачный возраст, то законы субъектов Российской Федерации в силу прямого указания Семейного кодекса содержат условия, при которых допускается вступление в брак лиц до достижения возраста 16 лет (к ним, как правило, относят беременность невесты, рождение ребенка, угроза жизни одному из вступающих в брак и др.). Аналогичные причины рассматривались в качестве исключительных обстоятельств при снижении брачного возраста по Кодексу о браке и семье РСФСР, который допускал снижение только до 16 лет)) (Bratus', Orlovskij, 1971). Все существующие на сегодняшний день законы субъектов Российской Федерации, регулирующие данную сферу отношений, содержат условия - беременность невесты, рождение ребенка. Некоторые законы содержат такое положение, как тяжелые материальные или иные экстремальные условия беременной несовершеннолетней женщины (сирота, неполная семья, неблагополучная семейная обстановка и др.), которые улучшаются для женщины и будущего ребенка при вступлении в брак[73]. И если предположить отсутствие примечания 1 к ст. 134 УК РФ и назначить реальное наказание обвиняемому, то и несовершеннолетняя женщина (супруга), и новорожденный ребенок могут остаться без мужа и отца на неопределенное время, не смогут, например, получать должного содержания и заботы с его стороны, и причины для вступления в брак не будут себя оправдывать, как и сам брак. Несомненно, преступления, предусмотренные ст. 134 УК РФ, носят латентный характер. Если лицо добровольно вступает в половые отношения, то зачем в дальнейшем привлекать партнера к уголовной ответственности, писать заявление в полицию? Целью как раз и может быть понуждение вступить в брак. Подобные уголовные дела считаются делами публичного обвинения, они возбуждаются по основаниям, предусмотренным ст. 140 УПК РФ. Таким образом, родители или законные представители лица, не достигшего 16 лет, либо иные лица, которым стало известно о совершенном или готовящемся преступлении, например, медицинский работник по основаниям, предусмотренным ст. 13 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», могут сообщить об этом в уполномоченные органы. Однако если пациент достиг возраста 15 лет, то врач не имеет права без его письменного согласия разглашать сведения, составляющие врачебную тайну, что, на наш взгляд, вступает в противоречие с положениями о возрасте согласия. Так, если на прием к медицинскому работнику придет подросток в возрасте 15 лет (при отсутствии признаков насильственного преступления в отношении последнего), но при этом уже ведущий половую жизнь, медик врачебную тайну нарушить не сможет, а значит, не сможет сообщить о возможно совершенном преступлении в полицию или родителям несовершеннолетнего. Следственный комитет уже обращался в Минздрав с инициативой обязать медицинские учреждения информировать правоохранительные органы о выявленных признаках вступления в половую жизнь пациентов, не достигших 16 лет, но до настоящего времени данный вопрос не решен[74]. Указанное в примечании условие освобождения от наказания - вступление в брак с потерпевшей - является специальным. По общему правилу лицу, совершившему преступление по ч. 1 ст. 134 УК РФ, может быть назначено условное осуждение; лицо может быть освобождено судом от наказания, если будет установлено, что вследствие изменения обстановки это лицо или совершенное им преступление перестали быть общественно опасными (что равнозначно вступлению в брак). Стоит особо отметить, что речь идет об освобождении от наказания, но не от уголовной ответственности. Однако указанное преступление - средней тяжести, а значит к совершившему преступление лицу могут быть применены предусмотренные законом виды освобождения и от уголовной ответственности. Это обстоятельство ставит под сомнение эффективность наличия специального условия освобождения от наказания, так как вступление в брак с потерпевшей можно признать и основанием освобождения от уголовной ответственности (деятельным раскаянием, примирением с потерпевшей), что влечет отсутствие судимости и возможность разрешения дела на досудебной стадии. Нет единообразия и в судебной практике. Приведем примеры применения судами норм статей уголовного закона Г., являясь лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, незаконно, по обоюдному согласию с А. совершил с ней половое сношение, зная, что она не достигла шестнадцатилетнего возраста и половой зрелости, чем нарушил ее право на половую неприкосновенность и половую свободу личности. Однако Г. загладил причиненный потерпевшей вред в полном объеме, между подсудимым и потерпевшей заключен брак, у них родился общий ребенок, тем самым подсудимый перестал быть общественно опасным в связи со вступлением в брак с потерпевшей. На основании ст. 25 УПК РФ суд освободил Г. от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшей[75]. В то же время Х., совершивший преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 134 УК РФ, был приговорен к 2 годам лишения свободы несмотря на то, что он вступил в брак с потерпевшей. На основании примечания к статье суд освободил подсудимого от наказания, однако это не исключает факта привлечения Х. к уголовной ответственности. Следующие примеры показывают, что суды также неоднозначно разрешают уголовные дела, когда речь идет не о браке, а о сожительстве потерпевшей и подсудимого. Так, Т., являясь лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, находясь по месту своего жительства, заведомо зная о том, что Ж. не достигла шестнадцатилетнего возраста, вступил с ней в половое сношение, запрещенное действующим уголовным законодательством. Принимая во внимание все обстоятельства уголовного дела, учитывая, что обвиняемый и потерпевшая в настоящее время состоят в фактически брачных отношениях и живут совместно, на основании ст. 25 УК РФ, уголовное дело в отношении Т. суд прекратил[76]. Противоположное решение вынес Хасавюртовский районный суд Республики Дагестан. Несмотря на то, что виновный признал вину и на момент вынесения приговора состоял с потерпевшей в «фактических брачных отношениях», суд назначил ему реальное наказание в виде ограничения свободы сроком на 1 год 6 месяцев[77]. Стоит отметить, что отсутствие единообразия судебной практики в части применения норм статьи 134 УК РФ не связано с региональными особенностями или обычаями, сложившимися в конкретной местности. В каждом случае суд принимает решение, самостоятельно толкуя положения закона, опираясь на фактические обстоятельства дела и личные убеждения: определяя наличие либо отсутствие общественной опасности, устранение этой опасности изменением обстановки - вступлением в брак с потерпевшей(им), а также необходимость назначения реального наказания. Несмотря на то, что в законе предусмотрено освобождение от наказания только при условии вступления в законный брак, фактическое сожительство или факт наличия совместных детей также учитывается судом и в ряде случаев является основанием для освобождения не только от наказания, но и от ответственности. Однако подобное широкое толкование норм, не ограниченное законом или разъяснениями Пленума ВС РФ, видится недопустимым, потому как остается исключительно на усмотрение судьи. Возможно, устанавливая примечание к ст. 134 УК РФ, законодатель старался учитывать интересы потерпевшей. Однако, например, факт последующего расторжения брака не является основанием назначения реального наказания. Например, в ч. 5 ст. 73 УК РФ предусмотрен ряд обязанностей, возлагаемых судом на условно осужденного на период испытательного срока, несоблюдение которых влечет замену условного осуждения на реальное наказание. Но невозможно представить возложение судом на подсудимого обязанности не разводиться, не изменять, быть примерным семьянином, так как подобные стороны семейной жизни находятся вне рамок законодательного регулирования. Необходимо отметить, что в соответствии со ст. 17 СК РФ муж не может без согласия жены инициировать процедуру расторжения брака во время беременности жены и в течение года с момента рождения ребенка (данное правило действует и в том случае, если ребенок родился мертвым или умер до достижения одного года[78]). Данное положение существовало и в ранее действующем КоБС РСФСР и было введено «с благой целью - обеспечить охрану здоровья женщины-матери» (Shershen, 2010). Но такой запрет не означает, что муж не уйдет из семьи, будет оказывать материальную и моральную поддержку или не будет вести себя так, что женщина сама возбудит дело о расторжении брака. Как указывалось ранее, брак между обвиняемым и потерпевшей может быть фиктивным и после вынесения приговора может быть расторгнут, что не приведет к назначению реального срока наказания для виновного лица, так как после расторжения брака признать брак недействительным можно только в случаях, если между супругами существуют запрещенная законом степень родства или этот брак был заключен лицом, состоящим в другом зарегистрированном браке[79]. Фиктивный брак к данным категориям не относится. Брак признается недействительным с момента заключения брака. Признание брака недействительным в соответствии со ст. 30 СК РФ не порождает прав и обязанностей супругов. По нашему мнению, такое признание отменяет все права, связанные с заключением брака, в том числе и действие примечания 1 к ст. 134 УК РФ. Расторжение же брака прекращает права и обязанности супругов с момента его прекращения. По статистике число браков, заключаемых с несовершеннолетними, в России с каждым годом уменьшается. Так, если в 2011 году на 1 316 011 браков было заключено 1 097 браков с несовершеннолетним женихом и 11 425 браков с несовершеннолетней невестой, то в 2017 году на 1 049 735 браков 556 и 5 886 браков соответственно[80], что в 2 раза меньше. Половина из этих браков расторгается. В западных странах число подростковых браков также сокращается. Так, в настоящее время в Финляндии заключается 30-40 браков лицами, младше 18 лет, вначале 90-х их число составляло более 100[81]. По данным доклада Всемирного банка и Международного фонда исследований по проблемам женщин (ICRW), опубликованного в 2017 году, во всем мире за последние 30 лет число детских браков снижается, но на сегодняшний день ежегодно заключается около 15 миллионов браков, в которых хотя бы один из супругов несовершеннолетний, в 25 странах 33% женщин выходят замуж, а 20% рожают первого ребенка, не достигнув возраста 18 лет (Wodon, Male, Nayihouba, 2017). Анализ судебной практики показал, что чаще всего за преступления, предусмотренные ст. 134 УК РФ, судами назначается условное осуждение. На наш взгляд, в целях недопущения заключения фиктивных браков и ухода от отбывания наказания необходимо внести в УК РФ положение следующего содержания: «если брак, заключенный с лицом, не достигшим возраста 16 лет, расторгается по инициативе условно осужденного ранее, чем через четыре года (максимальный срок лишения свободы по ч.1 ст. 134 УК РФ) после его заключения, то суд может вынести решение об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором суда». Следовательно, устанавливается специальное условие на период испытательного срока, которое будет применяться судами при рассмотрении данной категории уголовных дел. При этом ненадлежащее исполнение супружеских обязанностей также должно влечь замену условного осуждения реальным наказанием. Факты недобросовестного поведения могут быть выявлены органом, осуществляющим контроль за поведением условно осужденного, органами опеки и попечительства, судом по заявлению потерпевшей. Для согласованности норм уголовного и семейного законодательства, учитывая общую тенденцию в большинстве стран на установление брачного возраста в 18 лет и дальнейшее его увеличение, необходимо установить брачный возраст в 18 лет и разрешить его снижение до 16 лет только лишь при наличии уважительных причин, которые должны быть закреплены в ст. 13 СК РФ, включая беременность невесты и рождение ребенка у лиц, вступающих в брак. Тем самым лицо, вступившее в половую связь с несовершеннолетним, не достигшим возраста 16 лет, не сможет избежать ответственности и назначения реального наказания, это будет попросту невозможно с точки зрения семейного законодательства. Если же лицо, признанное виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 134 УК РФ, отбывающее реальное наказание или условно осужденное, будет показывать свое положительное отношение к беременной, а в последующем и к рожденному ребенку, исполняя надлежащим образом родительские обязанности по содержанию ребенка, и вступит в брак с потерпевшей по достижению ею 16 лет, то возможно освобождение и от наказания, и от уголовной ответственности. По нашему мнению, такие законодательные изменения могут привести к уменьшению числа браков несовершеннолетних, а, следовательно, и числу их расторжений. Возможно, что такие меры приведут и к уменьшению ранних беременностей. Как указывалось выше, закон не устанавливает специальные виды освобождения от наказания для лиц, совершивших половое сношение с подростками в возрасте от 12 до 14 лет. Данные преступления относятся к категории тяжких. Следовательно, в отношении обвиняемых по ч. 3 ст. 134 УК РФ не могут быть применены нормы статей об освобождении от наказания или от уголовной ответственности. В исключительных случаях, предусмотренных ч. 6 ст. 15 УК РФ, в соответствии с разъяснениями Пленума ВС РФ, категорию преступления можно изменить[82]. В отношении потерпевших, не достигших возраста 12 лет, законодатель установил еще более строгий запрет. В настоящее время уголовный закон в ряде статей применяет понятие беспомощности потерпевшего. Данный признак потерпевшего включает и малолетний возраст. Наличие признака беспомощности потерпевшего почти всегда влечет более строгое наказание. В соответствии с п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» «изнасилование и на-сильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица в тех случаях, когда оно в силу своего возраста не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий»[83]. Примечание к ст. 131 УК РФ указывает на то, что лицо, не достигшие двенадцатилетнего возраста, находится в беспомощном состоянии, то есть не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий. Таким образом, действия лица, вступившего хоть и по добровольному согласию, в половую связь с не достигшим возраста 12 лет, квалифицируются и наказываются как насильственные преступления. Такая формулировка представляется запутанной и трудной для понимания. Следуя п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 16, одним из признаков беспомощного состояния потерпевшего, указанным в диспозициях статей 131 и 132 УК РФ (часть 1), является малолетний возраст, но этот же признак является и квалифицирующим в указанных статьях, а именно в п. а ч. 3 ст. 131, п. б ч. 4 ст. 131, п. а ч. 3 ст. 132, п. б ч. 4 ст. 132, и также учтен и в примечании. В связи с тем, что малолетний возраст потерпевшего указан в квалифицирующих составах, его необходимо исключить из определения беспомощности, данного в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 16, как не влекущего правовых последствий при назначении наказания (Grebenkov, Baybarin, 2013). Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 16 указывает и на то, что лицо, совершая изнасилование или насильственные действия сексуального характера, должно сознавать, что потерпевшее лицо находится в беспомощном состоянии, то есть не понимает характер и значение совершаемых с ним действий. Современные подростки в силу доступности информации о половых отношениях между субъектами и достаточного раннего физического развития не всегда до достижения возраста 12 лет могут отвечать признаку беспомощности. Таким образом, указание на возраст в тексте статьи не дает правоприменителю права выбора квалификации. Некоторые авторы также не согласны с данным приемом законодателя (Skripchenko, 2015). «Ориентироваться только на малолетний возраст потерпевших далеко не достаточно в связи с активным половым просвещением детей и акселеративными процессами» (Shiyan, 2014:104). Физический и психологический возраст лица не всегда совпадают. Это проиллюстрировано и учтено при определении возраста субъекта преступления. В ч. 30 ст. 20 УК РФ определяется понятие возрастной невменяемости: лицо, вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Указанное состояние может быть детерминировано как внешними (социальными), так и внутренними (биологическими) факторами (Dolgova, 2008). Таким образом, законодатель закрепил требование об учете не только внешних, но и внутренних факторов, которые влияют на развитие несовершеннолетних. На наш взгляд, должны учитываться факторы не только со знаком «минус», то есть как влияющие на невозможность понимания, но и со знаком «плюс», когда ребенок, не достигнув усредненного законодателем возраста, понимает происходящее с ним и вокруг него, так как развит «не по годам». По нашему мнению, дети, не достигшие возраста 12 лет, вполне способны понимать, в силу своей развитости, как физически, так и психически, характер и содержание действий, совершаемых с ними, так же, как и обвиняемое лицо по этой же причине может не осознавать возраст и непонимание действий потерпевшим. IV. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Комплексное изучение понятий брачный возраст и возраст согласия, анализ положений семейного и уголовного законодательства, позволяют сделать вывод о необходимости приведения в соответствие норм УК РФ и СК РФ, содержащих нормы о вступлении в брак несовершеннолетних. Опираясь на статистику и опыт зарубежных стран, учитывая мировую тенденцию к увеличению брачного возраста, предлагается определить брачный возраст в 18 лет с возможностью его снижения до 16 лет при наличии исключительных обстоятельств, которые следует установить в ст. 13 СК РФ. Таким образом, освобождение от уголовного наказания в связи со вступлением в брак с потерпевшей(им) будет юридически невозможным. До принятия изменений в семейное законодательство об увеличении брачного возраста нет оснований говорить об упразднении примечания к ст. 134 УК РФ, однако положения нормы должны быть дополнены. Так, предлагается при освобождении виновного от наказания в связи со вступлением в брак с потерпевшей(им) назначать испытательный срок, в течение которого брак не может быть расторгнут по инициативе осужденного. Если брак расторгается по инициативе потерпевшей(его), то органы опеки и попечительства, уголовно-исполни-тельная инспекция, должны определить причины расторжения брака, не является ли факт распада семьи следствием невыполнения обвиняемым супружеских обязанностей, его аморальным поведением, нежеланием заботиться о супруге, ребенке. При рассмотрении уголовных дел с участием несовершеннолетнего обвиняемого либо потерпевшего необходимо наличие в уголовном процессе его законного представителя, при необходимости представителем может выступать орган опеки и попечительства или назначаемый им в соответствии с п. 2 ст. 64 СК РФ для защиты прав и интересов ребенка представитель. Например, при инициировании процесса о признании брака фиктивным прокурор проводит все необходимые действия и проверки в отношении лиц, которые заключили подобный брак. Однако органы опеки и попечительства при рассмотрении уголовных дел не дают заключение об отношениях потерпевшей и обвиняемого, не проводят проверки с целью установить действительность наличия у пары желания и возможности создать семью (материальные и жилищные условия и пр.), а не заключить сделку из корыстных побуждений или с целью ухода от уголовного наказания. Следовательно, на сегодняшний день вступление в брак с потерпевшем(им), как основание освобождения от уголовного наказания, предусмотренное ст. 134 УК РФ, способствует заключению фиктивных браков, где каждая из сторон преследует личные цели, а не цель создания семьи. В случае признания брака фиктивным все права, связанные с заключением брака, должны быть отменены, в том числе и действие примечания 1 к ст. 134 УК РФ.

Kseniya A Barysheva

National Research University Higher School of Economics

Author for correspondence.
Email: kbarysheva@hse.ru
20, Myasnitskaya, Moscow, Russia, 101000

Associate Professor, Department of Criminal Law and Criminalistics, Law Faculty, National Research University Higher School of Economics

Maria V Matveeva

National Research University Higher School of Economics

Email: mmatveeva@hse.ru
20, Myasnitskaya, Moscow, Russia, 101000

Associate Professor, Senior Lecturer, Department of Civil Law, Law Faculty, National Research University Higher School of Economicss

  • Beitsch R. (2017) Child Brides Join Push to Raise Marriage Age. Available at: http://www.pewtrusts.org/en/research-and-analysis/blogs/stateline/2017/05/12/child-brides-join-push-to-raise-marriage-age. [Accessed June 8th, 2018].
  • Bratus', S.N., Orlovskij, P.E. (ed.) (1971) Kommentarij k Kodeksu o brake i sem'e RSFSR [Commentary to the marriage and family Code of the RSFSR]. Moscow, Yuridicheskaya literature, pp. 248. (in Russian).
  • Dolgova, S.V. (2008) K voprosu o soderzhanii ponyatiya «otstavanie v psihicheskom razvitii, ne svyazannoe s psihicheskim rasstrojstvom» [On the issue of defining psychological retardness which is not determined by mental disorder]. Bulletin of Baltic Federal University. I. Kant. (9), pp. 79-84. (in Russian).
  • Duyunov, V.K., Kuznecov, A.P., Kruglikov, L.L. (ed.) (2005) Kommentarij k Ugolovnomu kodeksu Rossijskoj Federacii: Postatejnyj [Commentary to the Criminal Code of the Russian Federation]. Moscow, Volters Kluver, pp. 368. (in Russian).
  • Grebenkov, A.A., Baybarin, A.A. (2013) Problemy kvalifikacii nenasil'stvennyh seksual'nyh posyagatel'stv na lic v vozraste do 12 let [Problems of qualification of nonviolent sexual assault on person under the age of 12 years]. Reviews of the Southwest State University: History and law. (4), pp. 54-61. (in Russian).
  • Krasheninnikov, P.V. (ed.) Gongalo, B. M., Miheeva, L. YU., Ruzakova, O. A. (2008) Semejnoe pravo: Uchebnik [Family law: Textbook]. Moscow. Statut publt, pp. 43. (in Russian).
  • Marrying too young end child marriage (2012) Published by the United Nations Population Fund. UNFPA. New York. (in English).
  • Millerova, E.A. (2015) O nekotoryh problemah kvalifikacii razvratnyh dejstvij, sopryazhennyh s izgotovleniem i rasprostraneniem pornograficheskih materialov [On certain problems of classification of sexual abuse related to production and distribution of pornographic materials]. Criminal law, (2), pp. 36-39. (in Russian).
  • Ostrovskaya, Yu.A. (2017) Problemnye voprosy primeneniya statej 134 i 135 Ugolovnogo kodeksa Rossijskoj Federacii i vozmozhnye puti ih resheniya [Problematic issues of application of Article 134 of Criminal Code of Russian Federation and possible solutions]. Bulletin of the Udmurt University. Economics and law. (4), pp. 128-132. (in Russian).
  • Pantyuhina, I.V. (2011) Ponyatie prestuplenij protiv polovoj svobody i polovoj neprikosnovennosti lichnosti [The concept of crimes against sexual freedom and sexual immunity]. Legal science. (1), pp. 52-54. (in Russian).
  • Pantyuhina, I.V. (2016) Analiz special'nogo osvobozhdeniya ot nakazaniya za sovershenie prestupleniya, predusmotrennogo ch.1 st.134 UK RF [Analysis of a special exemption from punishment for the commission of a crime under Article 134 of the Criminal Code of the Russian Federation]. Legal science. (1), pp. 101-110. (in Russian).
  • Pudovochkin, Y.E. (2010) Problemy ponimaniya i kvalifikacii prestuplenij protiv polovoj neprikosnovennosti nesovershennoletnih: novoe v ugolovnom zakonodatel'stve [Problems of understanding and qualification of crimes against sexual inviolability of minors: new in criminal legislation]. Russian justice. (4), pp. 64-76. (in Russian).
  • Robertson St. Age of Consent Laws. Children and Youth in History, Item №230 Available at: URL: http://chnm.gmu.edu/cyh/items/show/230 [Accessed June 20th, 2018]
  • Ruzakova, O.A., Ruzakov, A.B. (2018) K voprosu o nepriznanii v Rossijskoj Federacii odnopolyh brakov, zaregistrirovannyh za rubezhom [On Non-Recognition of Same-Sex Marriage Registered Abroad by the Russian Federation]. Family and Housing Law. (2), pp. 22-25. (in Russian).
  • Shershen’, T.V. (2010) Princip ravenstva suprugov: genezis i nekotorye problemy ego realizacii v sovremennom semejnom prave Rossii [The principle of equality of spouses: Genesis and some problems of its implementation in the modern family law of Russia]. Russian justice. (7), pp. 28-31. (in Russian).
  • Shershenevich, G. F. (1995) Uchebnik russkogo grazhdanskogo prava (po izdaniyu 1907 g.) [The textbook of Russian civil law (under the edition of 1907)]. Moscow. Firma «SPARK», pp. 41. (in Russian).
  • Shiyan, V.I. (2014) Bespomoshchnoe sostoyanie poterpevshego kak ob"ektivnyj priznak v prestupleniyah protiv lichnosti, sovershaemyh s primeneniem nasiliya [The helpless state of a victim as an objective element of violent crimes against a person]. Criminal law. (5), pp. 103-105. (in Russian)
  • Skripchenko, N. Yu. (2015) Postanovlenie Plenuma Verhovnogo Suda RF ot 4 dekabrya 2014 g. № 16 «O sudebnoj praktike po delam o prestupleniyah protiv polovoj neprikosnovennosti i polovoj svobody lichnosti» [Plenum of the Superior Court of the Russian Federation did not say in its ruling no. 16 dated 4th of December 2014, "On court practice for cases of crimes against sex immunity and personal sexual freedom"]. Criminal law. (5), pp. 103-105. (in Russian)
  • Standley, K. (2006) Family Law. 5th ed. New York: Palgrave Macmillan. (in English).
  • Tallon F. (1992) The new legal marriage age: 21 years. Imbonezamuryango. (25): 24-5. Available at: URL: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/12319662 [Accessed June 18th, 2018] (in English).
  • Tarhov V. A. (2007) Rossijskoe semejnoe pravo: uchebnoe posobie [Russian family law study guide]. 2nd ed. Moscow. Jurist publ, pp. 60. (in Russian).
  • Wodon, Quentin T.; Male, Chata; Nayihouba, Kolobadia Ada; Onagoruwa, Adenike Opeoluwa; Savadogo, Aboudrahyme; Yedan, Ali; Edmeades, Jeff; Kes, Aslihan; John, Neetu; Murithi, Lydia; Steinhaus, Mara; Petroni, Suzanne (2017) Economic impacts of child marriage: global synthesis report. Washington, DC: The World Bank and International Center for Research on Women. Available at: URL: http://documents.worldbank.org/curated/en/530891498511398503/pdf/116829-WP-P151842-PUBLIC-EICM-Global-Conference-Edition-June-27.pdf [Accessed June 18th, 2018] (in English).
  • Yakushev, P. A. (2017) Minimal'nyj vozrast vstupleniya v brak: tradicionnoe i pravovoe regulirovanie [Minimum Marriage Age: Traditional and Legal Regulation]. Family and Housing Law. (4), pp. 33-36. (in Russian).

Views

Abstract - 111

PDF (Russian) - 201

PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2018 Barysheva K.A., Matveeva M.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.