CONSTITUTIONAL PROBLEMS OF IMPLEMENTATION OF CULTURAL POLICY IN THE REPUBLIC OF CRIMEA AND SEVASTOPOL

Cover Page

Abstract


The article considers the problem of implementing cultural policy in the new constituent entities of the Russian Federation - Republic of Crimea and Sevastopol. Russia historically formed as a state, uniting on its territory of the representatives of different peoples, cultures and faiths, held in some mod-ern countries, the policy of multiculturalism, actualizes the issue of combating xenophobia, national and religious intolerance in society, the preservation and development of cultural identity of different peo-ples. The construction of culture in the rank of national priority aims to give new impetus to the devel-opment of the cultural foundations of Russian constitutional system, to guarantee the unity of the cul-tural and legal space, the state and territorial integrity. Having considered the constitutional-legal bases of the state cultural policy at the Federal level and at the level of the new subjects of the Federation, the author reveals the problems of legal regula-tion, defines the main directions of improvement of legislation in this area. The author comes to the conclusion that some modernization need of the constituent acts of the Repub-lic of Crimea and Sevastopol in respect of fixation in a separate article of the right of peoples living on the ter-ritory of the Republic to preserve their national identity through the development of national-cultural autono-mies, national-cultural centers and associations, as well as provisions on the promotion of the regional author-ities the activities of those public associations that are inconsistent with Russian law. Further development require conceptual foundations of national policy in the new subjects of the Federation aimed at creating conditions for satisfaction of ethnopolitical, ethnosocial and ethnocultural needs residing in the Republic Nations and ethnic communities. Continuing controversies in the field of linguistic relations, is due, in particular, the failure of the Federation to recognize the right of the subjects to change the graphic basis of the alphabet may be im-paired by constitutional, legal, and financial guarantees regime of equality of status to all the languages of peoples and ethnic groups living on the territory of the Russian Federation. At the end of the article formulates proposals aimed at improving the existing Federal legislation and normative legal acts of the Republic of Crimea, Sevastopol and the Russian Federation in the field of cultural policy.


I. ВВЕДЕНИЕ Современное международное право рассматривает культуру как источник прогресса отдельных государств и человечества в целом, основу всестороннего развития личности. Проблемы мультикультурализма привлекала и привлекает внимание ученых (Polenina, 2005; Kochesokov, 2008; Sazonnikova, 2012; Petukhova, 2013). Появление концепции мультикультурализма во многом было вызвано нарастанием процессов неконтролируемой миграции и возникающими на этом фоне проблемами культурной адаптации мигрантов, взаимодействия различных традиций, обычаев и культур. Противодействие ксенофобии, расовой и религиозной нетерпимости в обществе, сохранение и развитие культурной идентичности становится приоритетным направлением культурной политики многих современных демократических государств. В Декларации принципов международного культурного сотрудничества (Париж, 1966 г.) подчеркивается ценность каждой культуры и важность сохранения последних, отмечается, что многообразие культур, их взаимное влияние делает их частью общего достояния человечества 1 . В условиях нарастающего конфликта ценностей, некоего мирового «цивилизационного разлома», России как государству, исторически сложившемуся как единому целому, территории проживания различных народов, культур и конфессий в ХХI в. принадлежит особая роль. В основу создания российской государственности были положены многовековые культурные традиции разных народов, исторический опыт многонационального и многоконфессионального общения. Географическое положение России, обусловившее объединение западных и восточных ценностей, способствовало созданию новой цивилизации, где объединяющая роль принадлежит русской культуре, русскому языку. Сохранение национально-культурного самосознания и самобытности народов России, трансляция новым поколениям базовых нравственных и этических ценностей, их воспроизводство выступают залогом гармоничного развития национально-культурных и религиозных отношений, полноценного духовного развития общества. В 2014 г. мы стали свидетелями исторического события, значение последствия которого в полной мере сможем оценить лишь в отдаленной перспективе - воссоединения Крыма с Россией. По словам Президента Российской Федерации В.В. Путина, историческое воссоединение Крыма и Севастополя с Россией имеет для российского народа особое значение, поскольку в Крыму «находится духовный исток формирования многоликой, но монолитной, русской нации и централизованного Российского государства» 2 . Вопросы вхождения Республики Крым и г. Севастополя в состав Российской Федерации вызвали большой интерес со стороны ученых и многочисленные научные дискуссии. К этой проблематике обращались в своих работах В.Д. Зорькин 3 , В. Толстых (Tolstykh, 2014), Г.М. Вельяминов (Vel'yaminov, 2014), В.А. Кряжков (Kryazhkov, 2014), В.А. Томсинов (Tomsinov, 2015), В.Т. Кабышев (Kabyshev & Zametina, 2016), И.А. Старостина, С.И. Яковлев (Starostina & Yakovlev, 2015) и многие другие. Культура в современном цивилизованном обществе выступает одним из важнейших ресурсов социально-экономического развития, определяет духовный потенциал развития гражданского общества и правового государства. Возведение культуры в ранг приоритетов общества и государства призвано придать новый импульс развитию основ российского конституционного строя, создать гарантии единства культурного и правового пространства, государственной и территориальной целостности. Принятие в состав Российской Федерации новых субъектов - это не только осознаваемая в масштабах государства потребность в их политической, правовой, социально-экономической адаптации, но и необходимость их культурной интеграции, включения населения Республики Крым и города Севастополь в единую политико-территориальную, многонациональную и многоконфессиональную общность - российский народ. Проблемы сохранения культурного наследия в эпоху глобализации особенно актуальны. Как член ООН и других международных организаций, полноценный участник международного общения Российская Федерация выступает субъектом ответственности перед международным сообществом за сохранение уникальных традиций, культур и языков всех народов, которые проживают на ее территории. В условиях глобализации это не только юридическая, но и «цивилизационная» ответственность перед человечеством. По мнению М. Пиотровского, от культуры во многом зависит обеспечение интеллектуальной безопасности страны, «культура - и в этом ее основная важность и для экономики, и для социума - создает потребность отвечать на потребности, которые еще не проявились» 4 . II. ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОЙ РЕГЛАМЕНТАЦИИ КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В НОВЫХ СУБЪЕКТАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Действующая Конституция РФ 1993 г. в ст. 44 закрепляет право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям. Данные конституционные положения, а также светский характер государства, признание идеологического и политического многообразия, свобода образования, средств массовой информации, научной, художественной, иной творческой деятельности образуют духовные, культурные и информационные основы конституционного строя РФ. Как отмечает Т.Я. Хабриева, главное в духовной жизни общества - отношения между людьми, отношения людей и их объединений с государством и обществом, между государством и обществом по поводу культурных и духовных благ (Khabrieva, 2008:21). Можно согласиться с выводом С.В. Полениной о том, что угрозы всем национальным и многонациональным государствам Европы эпохи постмодернизма, начавшейся в конце 1960-х гг., связаны с эрозией их «культурного фундамента» (культурного кода), на котором выстраиваются национальные идентичности» (Polenina, 2016:155). Культурные права каждой личности гарантированы международными документами, в частности Всеобщей декларацией прав человека 1948 г. (ст. 26, 27), Пактом ООН об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. (ст. 15). В этих универсальных международных договорах закрепляется право каждого человека на участие в культурной жизни, а также пользование результатами научного прогресса, устанавливаются гарантии защиты моральных и материальных интересов, возникающих в связи с любыми научными, литературными или художественными трудами 5 . На территории Крыма проживают представители более 120 национальностей, из них полтора миллиона русских, 350 тысяч украинцев, преимущественно считающих русский язык своим родным языком, около 290-300 тысяч крымских татар, поэтому, как отметил глава Республики Крым С. Аксенов, только единство всех народов обеспечит процветание полуострова, а путь консервации изолированных друг от друга национальных субкультур непродуктивен, необходимо объединяющее культурно-цивилизационное начало 6 . Крымская культура характеризуется огромным археологическим, архитектурным и историческими наследием и не менее значительным потенциалом развития. В последние десятилетия в Крыму наблюдалось отсутствие необходимого финансирования, направленного на поддержку и развитие памятников археологии, истории и культуры, не хватало квалифицированных кадров в этой сфере, не уделялось должного внимания отрасли культуры в целом, охране культурного наследия и архивного дела, что поставило под угрозу исчезновения многие объекты культурного и исторического наследия. Решению этих проблем призваны способствовать принятые на федеральном и региональном уровне документы. В сфере культурной политики на федеральном уровне приняты и действуют следующие документы: Основы законодательства Российской Федерации о культуре от 9 октября 1992 г. № 3612-1 (ред. от 28 ноября 2015 г.), Федеральный закон от 25 июня 2002 г. № 73-ФЗ (ред. от 7 марта 2017 г.) «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», Указ Президента Российской Федерации от 24 декабря 2014 г. № 808 «Об утверждении Основ государственной культурной политики», Указ Президента Российской Федерации от 1 июля 1996 года № 1010 (ред. от 7 июня 2013 г. ) «О мерах по усилению государственной поддержки культуры и искусства в Российской Федерации», Указ Президента Российской Федерации от 28 июля 2012 г. № 1062 «О мерах государственной поддержки муниципальных учреждений культуры, находящихся на территориях сельских поселений, и их работников» и др 7 . Утверждение Основ государственной культурной политики можно считать новым этапом развития культурной политики российского общества. Основы законодательства Российской Федерации о культуре были приняты еще до действующей Конституции РФ 1993 г. Утвержденный Указом документ призван актуализировать государственное регулирование в этой сфере. По мнению Р.Г. Абдулатипова, принятие основ государственной культурной политики - это подтверждение «осознания властью, обществом, что нам, россиянам, в новых исторических условиях вновь во многом предстоит обрести качественно новый уровень своей культурной идентичности, личного достоинства и достоинства совместной жизни как гражданам единого государства», «ибо главное противоречие современной России - это противоречие не между национальностями и религиями, а между культурой и невежеством» 8 . Действительно, в начале 90-х гг. и в дальнейшем перед Российским государством стояли более острые задачи - обеспечение государственной и территориальной целостности, преодоление социально-экономического кризиса. В таких условиях вопросы культуры отходили на «второй план». Но многовековой опыт существования нашего государства подтвердил тот факт, что ослабление культурнонравственного потенциала народа неизбежно влечет за собой локальные межнациональные, межконфессиональные, социальные конфликты, подрывает единство государства, ослабляет гражданское общество. К сожалению, в Основах государственной культурной политики не нашел отражения факт необходимости поддержки крымской культуры. Это не было специально обозначено в разделе VI «Задачи государственной культурной политики». Хотя, на наш взгляд, необходимо особое внимание со стороны Российского государства к этой сфере общественных отношений и дополнительные меры поддержки языков и литературы народов, проживающих на территориях новых субъектов. В соответствии с Конвенцией об охране всемирного культурного и природного наследия (Париж, 1972 г.) Российской Федерацией были приняты меры, направленные на сохранение и популяризацию культурного наследия, расположенного на территории Республики Крым 9 . Федеральный закон от 12 февраля 2015 г. № 9-ФЗ «Об особенностях правового регулирования отношений в области культуры и туризма в связи с принятием в Российскую Федерацию Республики Крым и образованием в составе Российской Федерации новых субъектов - Республики Крым и города федерального значения Севастополя» 10 предусматривает, что объекты культурного наследия, расположенные на этих территориях, подлежат государственной охране в соответствии с законодательством Российской Федерации об объектах культурного наследия со дня образования в составе Российской Федерации указанных субъектов Российской Федерации. В течение одного года со дня вступления в силу Федерального закона объекты культурного наследия могли быть отнесены актом Правительства Российской Федерации по представлению федерального органа исполнительной власти, уполномоченного Правительством Российской Федерации в области сохранения, использования, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия, к объектам культурного наследия федерального значения, включенным в реестр, с последующей регистрацией данных объектов в реестре в соответствии с Федеральным законом от 25 июня 2002 г. № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» 11 . В отношении объектов культурного наследия, находящихся на территории Республики Крым, был использован правовой режим их признания и автоматического включения в объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов Российской Федерации. Так, например, документы Архивного фонда Республики Крым, а также архивные документы постоянного срока хранения, находящиеся в архивах, расположенных на территории города федерального значения Севастополя, считались включенными в состав Архивного фонда Российской Федерации без проведения экспертизы ценности документов. Музейные предметы и музейные коллекции, сведения о которых были внесены в основную учетную документацию государственных музеев, находящихся на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя, считались включенными в состав государственной части Музейного фонда Российской Федерации с последующим внесением сведений о них в Государственный каталог Музейного фонда Российской Федерации и подлежат учету, комплектованию, хранению и использованию по нормам, установленным для учета, комплектования, хранения и использования музейных предметов и музейных коллекций государственной части Музейного фонда Российской Федерации, статус которой определен Федеральным законом от 26 мая 1996 г. № 54-ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» 12 . Но поскольку этот вопрос не был объектом специального международного соглашения между Россией и Украиной, на практике возник ряд коллизий. Так, например, в феврале 2014 г. в музей Алларда Пирсона в г. Амстердаме была вывезена на выставку коллекция золота «Крым: золото и секреты Черного моря», общая стоимость которой составляет более миллиона евро. После завершения выставки часть экспонатов было возвращена на Украину, другая часть была задержана властями Голландии. Не смотря на то, что четыре крымских музея пытались оспорить задержание коллекции, окружной суд Амстердама принял решение об отказе возвращать в Крым коллекцию скифского золота, вывезенного на выставку до вхождения полуострова в состав России 13 . Последствия непризнания мировым сообществом факта вхождения Крыма и Севастополя в состав Российской Федерации негативно сказываются на статусе некоторых памятников. Например, Древний город Херсонес Таврический и его хора, расположенные на территории Крыма, рассматриваются российскими властями как объект всемирного наследия на территории РФ 14 . Однако ЮНЕСКО считает его объектом всемирного наследия на Украине. Не исключено, что подобные проблемы могут возникнуть и у античной крымской Атлантиды 15 . Согласно ч. 3 ст. 11 Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия «внесение ценностей в Список всемирного наследия не может быть произведено без согласия заинтересованного государства-участника. Включение ценности, расположенной на территории, суверенитет или юрисдикция которой оспаривается несколькими государствами, никоим образом не отражается на правах спорящих сторон». Это означает, что отнесение объекта к культурным ценностям не должно создавать предубеждения относительно прав спорящих сторон на спорную территорию. Обязанность по сохранению этих ценностей возлагается ст. 4 и 5 Конвенции на государства-участники т.е., стороны, считающие своей территорию, на которой находится объект, являющийся культурной ценностью, обладают обязанностями по их сохранению, если они являются участниками этой Конвенции и без указания на это в ч. 3 ст. 11. Объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) в Республике Крым и городе Севастополе являются неотъемлемой частью национального богатства и достоянием не только жителей соответствующих субъектов, но и народов Российской Федерации в целом, частью всемирного культурного наследия. III. НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И ВОРОСЫ ТОЛЕРАНТНОСТИ В КРЫМУ Республика Крым представляет собой национально-территориальное государственное образование. Российское государство, исторически сложившееся как многонациональный союз, никогда не ставило своей целью достижения гражданского единства и согласия за счет нивелирования этнических и религиозных различий. Современная российская национальная политика основана на принципах толерантности, равенства всех, независимо от национальной и религиозной принадлежности, свободной национальной самоидентификации, всестороннего развития национального самосознания, языка и культуры. В преамбуле и ст. 2 Конституции Республики Крым от 11 апреля 2014 г. подчеркивается многонациональный состав населения, многообразие и самобытность национальных культур, исторически сложившихся на территории республики, обеспечения их равноправного развития и взаимообогащения. Согласно ч. 5 ст. 6 Конституции органы государственной власти Республики Крым учитывают исторические, религиозные, национально-культурные и иные особенности Республики Крым. К числу полномочий Совета Министров Республики Крым (п. 4 ст. 83) относится осуществление мер «по обеспечению государственных гарантий равенства прав, свобод и законных интересов человека и гражданина независимо от расы, национальности, языка, отношения к религии и других обстоятельств; предотвращению ограничения прав и дискриминации по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности; сохранению и развитию этнокультурного многообразия народов Российской Федерации, проживающих на территории Республики Крым, их языков и культур; защите прав национальных меньшинств; социальной и культурной адаптации мигрантов; профилактике межнациональных (межэтнических) конфликтов и обеспечению межнационального и межконфессионального согласия» 16 . Помимо объективной необходимости учета различных этнических интересов народов Крыма на включение данных положений в текст Конституции мог повлиять тот факт, что в ее разработке принимали участие представители крымских татар 17 . Учитывая многонациональный характер населения Республики Крым и наличие нерешенных межнациональных проблем, считаем целесообразным закрепление в Конституции этого субъекта Российской Федерации, в рамках отдельной статьи, права народов на сохранение своей национальной самобытности путем развития национально-культурных автономий, национальнокультурных центров и ассоциаций, а также положения о поощрении со стороны региональных властей деятельности этих общественных объединений, не противоречащей российскому законодательству. После согласования позиций всех заинтересованных этносов и конфессий, проживающих на территории Республики Крым и г. Севастополя, были выработаны программные документы в области этнокультурного развития народов: в Крыму - Государственная программа Республики Крым по укреплению единства российской нации и этнокультурному развитию народов России «Республика Крым - территория межнационального согласия» на 2015-2017 гг., в Севастополе - Государственная программа «Укрепление межнационального единства на 2015-2020 годы». Позитивный момент заключается в том, что в названных документах вполне реалистично сформулированы риски реализации программ (или ключевые сдерживающие факторы), среди которых: нестабильность социально- политической обстановки в восточной части Украины, территориальные диспропорции в уровне и качестве жизни населения и т.д. В этих документах также закреплены целевые индикаторы и показатели эффективности реализации программ, в числе которых, например, строительство объектов жилищного, коммунального и социального назначения для представителей армянского, болгарского, греческого, крымско-татарского и немецкого народов в Республике Крым, подвергшихся незаконной депортации, укрепление материально-технической базы учреждений культуры, самодеятельных творческих коллективов, этнокультурных центров; доля граждан, положительно оценивающих состояние межнациональных отношений, в общем количестве граждан города федерального значения Севастополя; уровень толерантного отношения к представителям другой национальности и др. Указанные индикаторы призваны обеспечить возможность проведения мониторинга реализации программы, должны препятствовать недофинансированию программы, формальному подходу к ее реализации. Использование на данном этапе комплексного целевого, программного подхода к регулированию национальных отношений в Крыму вполне оправданно, поскольку позволяет мобилизовать экономические, организационные, финансовые и иные ресурсы. Однако, на наш взгляд, предпочтительнее регулирование этой сферы отношений путем принятия Концепции региональной национальной политики, которая рассчитана на длительный период, содержит анализ этнополитической ситуации в регионе, принципы и приоритеты национального развития, отражает существующие проблемы в этой сфере, решает вопросы создания условий для удовлетворения этнополитических, этносоциальных и этнокультурных потребностей проживающих в республике народов и этнических общностей. Таким образом, оптимальной моделью правовой регламентации отношений в национальной сфере может стать принятие двух документов: рассчитанной на длительное действие Концепции государственной национальной политики в субъекте РФ и плана мероприятий по реализации государственной национальной политики. IV. ОБЪЕКТЫ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ И КУЛЬТУРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В РЕСУБЛИКЕ КРЫМ Концепция межэтнической толерантности в многонациональном государстве предполагает принятие мер, направленных на сохранение и развитие культур и традиций народов, проживающих на определенной территории. Постановлением Совета министров Республики Крым от 9 февраля 2015 г. № 32 (в ред. от 19 января 2016 г.) была утверждена Государственная программа Республики Крым «Развитие культуры и сохранения объектов культурного наследия Республики Крым» на 2015-2017 гг. Программное регулирование представляет собой один из способов публичного управления общественными процессами. Оно носит, как правило, комплексный, долгосрочный характер, предусматривает возможность координации и контроля действий со стороны государственных органов и структур. Именно в рамках государственной программы можно сконцентрировать совокупность организационных, материальных и финансовых ресурсов с целью наиболее эффективной ее реализации, а также обеспечения четкого прогнозируемого развития. Основными задачами Государственной программы выступают: создание условий для сохранения культурного наследия и развития культурного потенциала Республики Крым; удовлетворение культурных и информационных потребностей всех слоев населения; сохранение и развитие информационного потенциала архивных документов как части историко-культурного наследия и информационных ресурсов Республики Крым. Для их решения предусмотрено три подпрограммы: «Развитие культуры Республики Крым»; «Сохранение объектов культурного наследия Республики Крым»; «Обеспечение деятельности по комплектованию, учету, хранению и использованию архивных документов, находящихся в государственной собственности Республики Крым». Программа предусматривает мероприятия по сохранению объектов культурного наследия, развитию библиотечного, музейного, архивного дел, поддержке и развитию исполнительских искусств (в том числе театрального, циркового, музыкального), кинематографии, современного изобразительного искусства, сохранению нематериального культурного наследия народов Крыма и развитию традиционной народной культуры, укреплению межрегиональных и международных связей в сфере культуры. Общий объем финансирования мероприятий в 2015-2017 гг. составляет 6 649 573,87 тыс. рублей. В финансировании мероприятий принимают совместное участие Российская Федерация и Республика Крым. К сожалению, программа пока не предусматривает привлечения средств частных инвесторов, благотворительных организаций и культурных объединений, их участия в софинансировании ремонтных и реставрационных работ. Не исключено, что по мере развития среднего и крупного предпринимательства в субъекте, стабилизации экономического положения отдельные предприниматели выразят желание содействовать реставрации объектов исторического и культурного наследия Республики. Одной из задач государственной культурной политики является поддержка общественных инициатив в сфере выявления, сохранения и популяризации культурного наследия народов Российской Федерации. В контексте принятых программ особый интерес представляет вопрос об осуществлении общественного мониторинга в сфере контроля качества услуг в области культуры. Заслуживает поддержки высказанная на Культурном форуме регионов России «Гражданская солидарность в реализации государственной культурной политики: взаимодействие власти, бизнеса, общества», который проводился 25 сентября 2015 г. в Москве, идея создания Национальной гильдии общественного контроля в сфере культуры, в которую войдут представители Общественных палат всех субъектов Российской Федерации 18 . В дальнейшей разработке нуждается вопрос о делегировании государством части полномочий по управлению сферой культуры общественным институтам, а также роли Общественных палат и советов в регионах. Культурная среда представляет собой сложную и многоуровневую систему, поэтому в Крыму и Севастополе приняты специальные законы в этой сфере - Закон Республики Крым от 11 сентября 2014 г. № 68-ЗРК (в ред. от 25.06.2015) «Об объектах культурного наследия в Республике Крым» 19 и Закон города Севастополя от 25 ноября 2015 г. № 206-ЗС «Об объектах культурного наследия города Севастополя» 20 . В 2014-2015 гг. органами власти новых субъектов был принят целый ряд актов организационного характера, направленных на сохранение культурного наследия 21 . В Крыму и Севастополе идет процесс восстановления памятников. В Симферополе планируется восстановление композиции, которая включает скульптуры Екатерины II, а также Суворова, Потемкина и посла России в Турции Булгакова 22 . В 2016 г. в Керчи началось восстановление знаменитой Большой Митридатской лестницы 23 . В целях духовного возрождения России и формирования единого культурного пространства органы государственной власти осуществляют деятельность в области развития культурно-национальной самобытности каждой личности, культурных институтов и структур. Необходимыми направлениями этой деятельности выступают обеспечение модернизации материально-технической базы учреждений культуры, проведение ремонтов клубов, культурных центров и других объектов, организация и поддержка официальных сайтов учреждений культуры. Самостоятельными направлениями культурной деятельности выступают музейная, театральная деятельность, поддержка и развитие кинематографии 24 . Организация музейной деятельности на федеральном уровне регулируется соответствующим законом и подзаконными актами 25 . В новых субъектах Федерации еще в 2014-2015 гг. были приняты неотложные меры по закреплению объектов собственности, имущества за музеями. Дальнейшая адаптация в правовом и культурном пространстве России, в частности, потребует страхования музейных предметов в Крыму и Севастополе на основе российского законодательства в случае их выдачи во временное пользование как на территории Российской Федерации, так и за ее пределами. В будущем представляется целесообразным принятие в Республике Крым и городе Севастополе региональных законов о музеях или о музейном фонде и музеях (подобные акты приняты в Республиках Башкортостан, Дагестан, Бурятия, Московской области и др.). В них следует отразить такие вопросы, как состав музейного фонда новых субъектов, процедура включения музейных предметов и коллекций в состав музейного фонда, виды музеев, действующих на территории Республики Крым и города Севастополя, обеспечение доступности музейного фонда и др. Что касается театров и театральной деятельности, несмотря на существующие проекты и многочисленные обсуждения, на федеральном уровне закон так и не был принят 26 , хотя подобный модельный закон в 2001 г. был утвержден на 18 пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государствучастников СНГ 27 . Законы о театрах и театральной деятельности есть в Томской, Архангельской областях, Республике Башкортостан. 31 мая 2016 г. Госсовет Татарстана одобрил в третьем чтении законопроект «О театрах и театральном деле в Республике Татарстан» 28 . В законопроекте говорится о создании реестра театров. В зависимости от формы собственности они могут быть государственными, муниципальными и частными. Государственные театры Республики Татарстан создаются в форме учреждений и могут осуществлять приносящую доходы деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению цели развития театрального искусства. Законопроект предусматривает также возможность аттестации профессиональных творческих работников, во время которой оценивается их творческий уровень, что нельзя оценить однозначно. Представляется, что накопленный национально-государственными образованиями опыт может быть использован и в новых субъектах Федерации. Упорядочение театральной деятельности на основе федерального и регионального законодательства в целом будет способствовать вовлечению населения Республики Крым и города Севастополя в процесс освоения творческого, культурного, театрального наследия, в том числе с учетом этнонациональных традиций, особенностей региона и местных сообществ, поддержанию единого культурного пространства России. Очевидно, что в Республике Крым и городе Севастополе могут возникнуть определенные сложности, связанные с реализацией полномочий органов местного самоуправления в области культуры (ст. 40 Основ законодательства Российской Федерации о культуре), поскольку происходит выстраивание местного самоуправления на основе российского законодательства, решаются насущные социально-экономические вопросы организации жизни населения на муниципальном уровне. В связи с этим представляется необходимым внесение изменений в Указ Президента РФ от 28 июля 2012 г. № 1062 «О мерах государственной поддержки муниципальных учреждений культуры, находящихся на территориях сельских поселений, и их работников» 29 и создание дополнительных гарантий государственной поддержки муниципальных учреждений культуры на территориях новых субъектов Федерации. V. ЯЗЫКОВАЯ ПОЛИТИКА В КРЫМУ Объектами государственной культурной политики выступают как русский язык, так и языки народов, проживающих на территории Республики Крым, развитие межкультурных коммуникаций, международное культурное сотрудничество. Согласно ст. 10 Конституции Республики Крым государственными языками Республики Крым являются русский, украинский и крымско-татарский языки. Русский язык играет колоссальную роль в деле межкультурного обмена народов, проживающих на территории Республики Крым, способствовал консолидации и сохранению «культурного кода» русского населения в период пребывания Крыма в составе Украины. Не только использование языка в деятельности органов государственной власти, учреждений культуры, но и организация гуманитарных проектов, направленных на развитие русской культуры, укрепление позиций Русского мира и русского языка, развитие международного сотрудничества в гуманитарной сфере, расширяют сферу его использования. Так, например, с 2015 г. в Крыму проходит Международный фестиваль «ВЕЛИКОЕ РУССКОЕ СЛОВО». В рамках Фестиваля проводятся концертные, художественные и образовательные программы, общественно-политические форумы, научные конференции, творческие встречи, литературные и церковнопедагогические чтения, в которых принимают участие деятели культуры, науки, образования, представители общественно-политических организаций и государственных органов, православного духовенства. Договором между Российской Федерацией и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов от 18 марта 2014 г. 30 закреплены определенные гарантии языковых прав крымских татар. Согласно ст. 3 Договора Российская Федерация гарантирует всем народам, проживающим на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя, право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития. Язык крымских татар относится к тюркской языковой семье, основан на латинской графике 31 . Позиция Российского государства по этому вопросу была изложена в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2004 г. по делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 10 Закона Республики Татарстан «О языках народов Республики Татарстан», части второй статьи 9 Закона Республики Татарстан «О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Республике Татарстан», пункта 2 статьи 6 Закона Республики Татарстан «Об образовании» и пункта 6 статьи 3 Закона Российской Федерации «О языках народов Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина С.И. Хапугина и запросами Государственного Совета Республики Татарстан и Верховного Суда Республики Татарстан 32 . В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации отмечалось, что статус государственных языков республик в составе Российского государства непосредственно связан со статусом государственного языка России, правами и свободами ее граждан в сфере образования и культуры и не может быть предметом исключительного ведения субъектов Российской Федерации. Установив единую графическую основу алфавитов государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик, федеральный законодатель прежде всего констатировал и легитимировал исторически сложившиеся в Российской Федерации реалии - существование и развитие языков народов России, получивших статус государственного языка, на графической основе кириллицы. Для того, чтобы обеспечить государственное единство и гармонизацию сферы языковых отношений, необходимы определенные усилия со стороны органов государственной власти на федеральном и региональном уровнях, комплекс мероприятий по созданию условий сохранения и развития языков народов, проживающих на соответствующих территориях. Право на пользование родным языком - важнейшее конституционное право, относящееся к категории прав и свобод человека и гражданина. Его реализация способствует всестороннему развитию личности, ее социальной и культурной адаптации, включенности в общенациональный и общегосударственный социум. Сохраняющиеся противоречия в области языковых отношений, обусловленные, в частности, отказом Федерации признавать право субъектов на смену графической основы алфавита, могут быть нивелированы конституционно-правовыми и организационно-финансовыми гарантиями режима равенства статусов всех языков народов и этнических групп, проживающих на территории Российской Федерации. Решению этих и других проблем может способствовать принятие государственной программы, направленной на сохранение и развитие языков, народов, проживающих на территории Республики Крым. Историки и политологи Крыма разделяют мнение жителей Республики о том, что события, происходящие в период вхождения Крыма в состав России, должны войти в учебники истории, и будущее поколение имеет право знать и гордиться таким феноменом, как «Крымская весна». Это событие оказало огромное влияние на развитие самосознания не только крымского общества, но и всего многонационального народа Российской Федерации. Указанные обстоятельства послужили основанием введения в программу образования предмета «Крымоведение». С 2015-2016 учебного года в учреждениях образования Республики Крым с пятого по девятый класс вводится изучение учебного курса «Крымоведение», утвержденного коллегией Министерства образования, науки и молодежи Республики Крым от 22 апреля 2015 г. № 2/7. Это не только краеведческая дисциплина, которая предполагает комплексное изучение взаимосвязей природных и социальных явлений родного края, но и учебный курс, ориентированный на формирование идей патриотизма, гражданственности и толерантности как важнейших приоритетных направлений воспитания школьников. Непризнание Крыма частью Российской Федерации со стороны международного сообщества приводит к объективным сложностям в области поддержки и рас

Tamara V Zametina

Saratov State Academy of Law

Author for correspondence.
Email: zametina_saratov@mail.ru
1, Volskaya st., Saratov 410056, Russia

Zametina Tamara V. - Doctor of Legal Science, Professor, Department of Constitutional and International Law, Saratov State Academy of Law.

  • Kabyshev, V. T., Zametina T. V. (2016) Rossiya-Krym- Sevastopol': konstitutsionno-pravovoe issledovanie [Russia-Crimea-Sevastopol: the Constitutional Legal Research]. Moscow, Izdatel'skii dom “Gorodets”. (in Russian)
  • Khabrieva, T. Y. (2008) Teoriya sovremennogo osnovnogo zakona i rossiiskaya Konstitut-siya [The Theory of Modern Basic Law and the Russian Constitution]. Zhurnal rossiiskogo prava [Journal of Russian Law]. (12), 15–23. (in Russian)
  • Kochesokov, Z. Kh. (2008) Problema mul'tikul'turalizma v globaliziruyushchemsya mire [The Problem of Multiculturalism in a Globalizing world. Obshchestvo i pravo [Society and law]. (3), 282–286. (in Russian)
  • Kryazhkov, V. A. (2014) Krymskii pretsedent: konstitutsionno-pravovoe osmyslenie [The Crimean Precedent: Its Constitutional and Legal Comprehension]. Sravnitel'noe konstitutsionnoe obozrenie [Comparative Сonstitutional Review]. (5(102)), 82–96. (in Russian)
  • Petukhova, T. N. (2013) Mezhetnicheskaya tolerantnost' v Rossii: teoretiko-pravovoe issle-dovanie [Interethnic Tolerance in Russia: Theoretical and Legal Research]. Abstract of Disserta-tion of Сandidate of Legal Science. Chelyabinsk. Russian Academy of Public Administration un-der the President of the Russian Federation. (in Russian)
  • Polenina, C. V. (2005) Mul'tikul'turalizm i prava cheloveka v usloviyakh globalizatsii [Mul-ticulturalism and Human Rights in the Condition of Globalization]. Gosudarstvo i pravo [State and Law]. (5), 66–77. (in Russian)
  • Polenina, S. V. (2016) Vzaimosvyaz' pravovoi politiki i kul'tury i ee otrazhenie v zakono-datel'stve [The Interrelation of Legal Policy and Culture its Reflection in Legislation]. Moscow, Izdatel'skii Dom “Gorodets”. (in Russian)
  • Sazonnikova, E. V. (2012) Nauka konstitutsionnogo prava Rossii i kontsept «kul'tura»: vo-prosy teorii i praktiki [The Science of the Constitutional Law of Russia and the Concept of «cul-ture»: The Issues of Theory and Practice]. Abstract of Dissertation of Doctor of Legal Science. Moscow. The Russian State University of Trade and Economics. (in Russian)
  • Starostina, I. A., Yakovlev, S. I. (2015) Konstitutsionno-pravovoi status Respubliki Krym i goroda Sevastopolya v kontekste zakonomernostei i otklonenii [Constitutional and Legal Status of the Republic of Crimea and the City of Sevastopol in the Context of Regularities and Deviations]. In: Avak'yan, S. A. (ed.) Konstitutsionnaya teoriya i praktika publichnoi vlasti: zakonomernosti i otkloneniya: cbornik materialov Mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii, 21–23 aprelya 2015 [The Constitutional Theory and Practice of Public Authorities: Patterns and Deviation : The Collection of Materials of the International Scientific Conference, 21–23 April 2015]. Moscow, Yustitsin-form. pp. 72–75. (in Russian)
  • Tolstykh, V. L. (2014) Pravo na samoopredelenie kak yuridicheskoe osnovanie vossoedi-neniya Kryma s Rossiei [The Right to Self-Determination as Basis for the Reunification of the Crimea with Russia]. Sravnitel'noe konstitutsionnoe obozrenie [Comparative Сonstitutional Re-view]. (5(102)), 73–81. (in Russian)
  • Tomsinov, V. A. (2015) «Krymskoe pravo», ili Yuridicheskie osnovaniya vossoedineniya Kryma s Rossiei [«The Crimean Law «, or the Legal Grounds for the Reunification of the Crimea with Russia]. Moscow, IKD Zertsalo-M. (in Russian)
  • Vel'yaminov, G. M. (2014) Vossoedinenie Kryma s Rossiei: pravovoi rakurs [The reunifica-tion of the Crimea with Russia: a legal perspective]. Gosudarstvo i pravo [State and Law]. (9), 12–18. (in Russian)

Views

Abstract - 976

PDF (Russian) - 334

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2017 Zametina T.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.