THE CENTRAL-ASIAN VECTOR OF THE PAKISTANI FOREIGN ECONOMIC POLICY: PROBLEMS AND PERSPECTIVES

Cover Page

Abstract


The aim of this article is the analysis of the modern directions of the Pakistani external economic policy in 1990-2000s - its ties with the Central Asian countries. While selecting the research topics the author proceeded from the idea that the problem of the Pakistani cooperation with Central Asian countries has not been comprehensively studied for the last two decades. The research required to attract and summarize a large amount of statistical data that has been drawn from many sources including official-sites of Pakistan and Central Asian countries. The author also used Russian and Pakistani scientific journals and monographs. The article highlights economic cooperation between Pakistan and Central Asian countries: there are statistical data on the index of intensity of mutual Pakistani-Central Asian trade, some information both on investment cooperation between parties and on Pakistani “soft power” in the region. A comprehensive analysis of the Pakistani-Central Asian economic cooperation allows to make several conclusions. Despite some growth in the volume of mutual trade in recent years, its dynamics and nature remain below potential. An important obstacle to the expansion of cooperation in addition to the economic problems in Pakistan and the lack of the common border between it and Central Asia as well as the unstable situation in Afghanistan through which the trade is carried out, are the geopolitical aspirations of the parties. The geopolitical interests of the Central Asian states towards the US, the EU, Japan and Russia reduce the possibility of expanding cooperation between Pakistan and countries of the region. On the other hand the new Great Game unfolding in the region and the participation in it a number of developing states (first of all China, Turkey and Iran) each of which uses an impressive arsenal of funds to consolidate its intensions - from providing humanitarian aid to financing various infrastructure projects, significantly reduces Pakistan’s chances of expanding its presence in the region. The article presents statistical data characterizing the present state of the Pakistan - Central Asia mutual trade at the present time.


ВВЕДЕНИЕ Экономические отношения Пакистана со странами Центральной Азии насчитывают чуть более четверти века, однако центральноазиатскому вектору уделяется особое значение при формировании современной внешнеэкономической политики. Среди основных целей, преследуемых Пакистаном в Центральной Азии, следует отметить, прежде всего, расширение своего политического и экономического влияния в регионе, попытку сокращения присутствия Индии в центральноазиатских странах, развитие через свою территорию транзитного коридора для товаров из/в государства Центральной Азии. Кроме того, Исламская Республика также планировала создать обширную зону добрососедства и сотрудничества в рамках исламского блока и стать его лидером [Ahmed 2002: 36]. В свою очередь, укрепление связей с Исламской Республикой также является одним из приоритетных направлений региональной политики центральноазиатских республик: Пакистан рассматривается ими как важный партнер в обеспечении безопасности в Азиатском регионе, обладающий масштабными людскими ресурсами и увеличивающимся промышленным и военным потенциалом. Страны региона также привлекает и возможность использования транспортных коммуникаций на пакистанской территории, в том числе морского порта Гвадар, для транзитной торговли. Примечательно, что территория, прилегающая к порту Гвадар, прежде принадлежавшая Оману, была выкуплена Пакистаном в 1958 г.1, однако до конца XX в. оставалась одной из наименее развитых в провинции Белуджистан. Между тем стратегическое положение этой территории у выхода из Персидского залива, через который проходит порядка 40% мировой торговли нефтью, предопределило ее ускоренное развитие. Порт Гвадар, построенный китайскими компаниями в 2007 г., вполне способен предоставить Пакистану возможность диверсифицировать торговые пути в Западную Азию, Африку и Европу [Галищева 2015]. Актуальность исследования определяется двумя обстоятельствами. Прежде всего, в настоящее время уже вполне очевидно, что Пакистан стал еще одним, хотя и не столь крупным, как остальные, игроком в развернувшейся в последнее время в Центральной Азии новой «Большой игре». В этой связи для России, необходимо выявить и правильно оценить его позиции и возможные перспективы укрепления его присутствия в регионе. Кроме того, для России всестороннее развитие отношений с Пакистаном является важным с учетом веса этой страны в Южной Азии и исламском мире в целом. Со своей стороны Пакистан также считает перспективным дальнейшее расширение двусторонних торгово-экономических связей с Россией. Так, например, в январе 2012 г. Конференция пакистанских посланников рекомендовала расширение связей с Москвой, «чтобы снизить зависимость от США»2. А в феврале 2012 г. министр иностранных дел Пакистана Нина Раббани Хан нанесла визит в Москву, начав переговоры о расширении военно-технического, инвестиционного и энергетического сотрудничества и т.д.3 Переломным в отношениях России и Пакистана стал 2014 г.: в ответ на санкции против России из-за Крыма и политику двойных стандартов США, направленную против Пакистана в Южной Азии, в российско-пакистанских отношениях наметилось оживление. Таким образом, всесторонний анализ внешнеэкономических связей Пакистана с его центральноазиатскими партнерами может помочь России в разработке комплексной программы экономического сотрудничества, формировании новых мер в интенсификации экономического сотрудничества как с Пакистаном, так и со странами Центральной Азии с учетом современных реалий. Важнейшим фундаментом исследования стали работы как пакистанских экономистов (М.С. Роя, Ш. Ирума, А. Захида), так и российских востоковедов, прежде всего, Н. Замараевой и Р. Мукимджановой. Между тем их работы посвящены, как правило, анализу общих вопросов двустороннего взаимодействия Пакистана со странами Центральной Азии. Хотя эти работы и дают серьезную почву для размышлений, однако они не исследуют детально роль «мягкой силы» Пакистана в регионе и проблемы инвестиционного сотрудничества и взаимной торговли между Пакистаном и странами Центральной Азии. Таким образом, при выборе темы и основных направлений исследования, определении его цели, задач и структуры автор исходила из того, что определенные аспекты пакистано-центральноазиатского финансового и торгового взаимодействия в период 2000-х гг. в российской экономической литературе комплексно, с привлечением математического аппарата, практически не освещались. Объектом исследования является система экономического сотрудничества между Пакистаном и странами Центральной Азии. Предметом исследования - основные проблемы и перспективы взаимной торговли и сотрудничества в финансовой сфере. Цель работы - анализ современных тенденций в пакистано-центральноазиатском экономическом сотрудничестве. Исходя из этого, определяются следующие основные задачи: выделение этапов экономического сотрудничества; выявление текущих проблем и их причин; формулирование возможных перспектив пакистано-центральноазиатских экономических связей. ТОРГОВЛЯ ПАКИСТАНА СО СТРАНАМИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В 2000-Е ГГ. Центральная Азия попала в сферу геоэкономических интересов Пакистана с момента обретения южными республиками СССР своего государственного суверенитета. Заинтересованность Пакистана в установлении и развитии устойчивых экономических связей со странами региона была обусловлена главным обра- зом следующими причинами. Прежде всего, Исламская Республика нуждалась в диверсификации источников жидкого топлива и поставках электроэнергии, дефицит которой и в настоящее время является одной из основных причин низких темпов экономического роста страны (в среднем 5,8% в 2000-2008 гг. и 3,0% - 2009-2014 гг.) [Галищева 2015: 42]. Кроме того, для Пакистана также остро стояла задача диверсификации географической структуры экспорта страны, которая и поныне характеризуется значительной концентрацией [Zaidi 2014: 169]: на пять ведущих партнеров традиционно приходится свыше 35-40% объема экспорта4. По подсчетам пакистанских экспертов на старте налаживания контактов с новыми партнерами Пакистан мог бы экспортировать в Центральную Азию медикаменты, одежду, спортивную обувь и другие потребительские товары, а также продовольствие на сумму до 4 млрд дол. США ежегодно [Roy 2006: 815]. Между тем в ходе первого этапа сотрудничества, в 1990-е гг., взаимная торговля Пакистана со странами региона в существенной мере сдерживалась целым рядом обстоятельств, в том числе недостаточным развитием коммуникаций на территории Центральной Азии, ориентированностью сети дорог преимущественно на Россию, нехваткой квалифицированных управленческих кадров, валюты, несовершенством развития банковской системы. Ситуация также усугублялась тем, что ни одна из республик региона не имеет общей границы с Пакистаном, а ситуация в Афганистане, через который осуществлялась торговля, была крайне нестабильной. Однако Исламская Республика предпринимала всевозможные попытки активизации торговых связей, например, предоставляя странам Центральной Азии возобновляемые коммерческие кредиты для закупки пакистанских товаров (так, в 1993 г. Киргизия получила кредит в размере 10 млн дол. США для ввоза оборудования по выпуску медикаментов), предлагая осуществлять торговлю на условиях клиринга (в рамках пакистано-казахской торговли его лимит был определен в 100 млн дол. США) или обещая в счет будущих поставок электроэнергии экспортировать своим партнерам потребительские товары (например, Таджикистану - на сумму 500 млн дол. США) [Мукимджанова 2005: 92, 95, 98]. В целом ежегодный объем товарооборота между Пакистаном и центральноазиатскими республиками в 1990-е гг. не превышал 30 млн дол. США. При этом доля региона в пакистанском экспорте традиционно составляла около 0,5%, а в импорте - 0,7%5. В 2000-е гг. проблема поиска новых рынков сбыта продукции для Пакистана еще сильнее обострилась, что было вызвано окончанием действия в 2004 г. Международного соглашения по поливолоконным материалам [Zaidi 2004, 46], а также периодически возникающими ограничениями на пакистанский экспорт в странах Западной Европы и существенным сокращением спроса на пакистанские товары в богатых монархиях Персидского залива [Галищева 2009: 340-343]. В 2006-2016 гг., несмотря на неравномерную динамику, объемы товарооборота между Пакистаном и странами Центральной Азии увеличились примерно в два раза и по результатам 2016 г. достигли 87,4 млн дол. США (табл. 1). Между тем для Пакистана регион так и не стал крупным торговым партнером: в настоящее время на него приходится лишь около 0,13% пакистанского внешнеторгового оборота (около 0,2% - в экспорте и 0,1% - в импорте)6. Таблица 1 / Table 1 Торговля Пакистана со странами Центральной Азии в 2006-2016 гг., млн дол. США / Trade of Pakistan with the countries of Central Asia in 2006-2016, mln, dollars US Показатель / Index 2006 2008 2010 2012 2014 2016 Экспорт / Export 12,875 11,001 12,094 13,405 25,940 37,470 Импорт / Import 33,463 101,340 92,326 22,104 20,871 49,965 Оборот / Turnover 46,338 112,341 104,42 35,509 46,811 87,435 Сальдо / Trade Balance -20,588 -90,339 -80,232 -8,699 5,069 -12,495 Источник / Source: Составлено автором на основе данных World Integrated Trade Solution. Trade Summary for Pakistan 2016. URL: https://wits.worldbank.org/countrysnapshot/en/PAK (accessed: 07.11.2017). В «тройку» крупнейших торговых партнеров Пакистана из числа стран Центральной Азии традиционно входят Казахстан (около 0,1% общего объема пакистанского товарооборота), Туркменистан (0,1%) и Таджикистан (0,03%). При этом только с Киргизией (и в отдельные годы с Узбекистаном и Казахстаном) у Пакистана баланс торговли в последнее десятилетие стабильно сводится с положительным сальдо (табл. 2, 3). Таблица 2 / Table 2 Торговля Пакистана со странами Центральной Азии в 2016 г., млн дол. США / Trade of Pakistan with the countries of Central Asia in 2016, mln, dollars US Показатель / Index Туркменистан / Turkmenistan Казахстан / Kazakhstan Таджикистан / Tajikistan Узбекистан / Uzbekistan Киргизия / Kyrgyzstan Экспорт / Export 4,002 24,529 4,371 3,376 1,192 Импорт / Import 24,956 2,702 18,965 3,224 0,119 Оборот / Turnover 28,958 27,231 23,336 6,600 1,311 Сальдо / Trade Balance -20,954 21,827 -14,594 0,152 1,073 Источник / Source: Составлено автором на основе данных World Integrated Trade Solution. Trade Summary for Pakistan 2016. URL: https://wits.worldbank.org/countrysnapshot/en/PAK (accessed: 07.11.2017). Примечательно, что пакистанский экспорт в страны региона является более диверсифицированным, чем импорт. Основными статьями пакистанского экспорта в страны Центральной Азии являются сельскохозяйственная продукция, медикаменты, предметы одежды и трикотажные изделия, изделия из кожи, игрушки, парфюмерия, хозяйственные товары и проч. Среди основных статей пакистанского импорта - хлопок-волокно и шелк-сырец, изделия из шелка, станки и другое оборудование для предприятий легкой промышленности, руды черных, цветных и благородных металлов и др. Торговля Пакистана с Казахстаном, Туркменистаном и Таджикистаном в 2006-2016 гг., млн дол. США / Trade of Pakistan with Kazakhstan, Turkmenistan and Tajikistan in 2006-2016, mln, dollars US Страна / Country Экспорт / Export Импорт / Import Оборот / Turnover Сальдо / Trade Balance 2006 г. Казахстан / Kazakhstan 8,517 2,50 11,067 5,967 Туркменистан / Turkmenistan 0,763 8,770 9,533 -8,007 Таджикистан / Tajikistan 0,472 3,507 3,979 -3,035 2008 г. Казахстан / Kazakhstan 6,061 44,528 50,589 -38,467 Туркменистан / Turkmenistan 0,630 25,190 26,820 -24,560 Таджикистан / Tajikistan 0,274 11,346 11,620 -11,343 2010 г. Казахстан / Kazakhstan 5,921 34,971 40,892 -29,05 Туркменистан / Turkmenistan 1,506 31,882 33,388 -30,376 Таджикистан / Tajikistan 0,689 6,184 6,191 -5,495 2012 г. Казахстан / Kazakhstan 4,210 13,204 17,414 -8,994 Туркменистан / Turkmenistan 1,327 7,974 9,301 -6,647 Таджикистан / Tajikistan 3,104 0,234 3,338 2,870 2014 г. Казахстан / Kazakhstan 6,528 4,206 10,734 2,322 Туркменистан / Turkmenistan 6,953 15,780 22,733 -8,827 Таджикистан / Tajikistan 9,126 0,052 9,178 9,074 2016 г. Казахстан / Kazakhstan 24,529 2,702 27,231 21,827 Туркменистан / Turkmenistan 4,002 24,956 28,958 -20,954 Таджикистан / Tajikistan 4,371 18,965 23,336 -14,594 Источник / Source: Составлено автором на основе данных World Integrated Trade Solution. Trade Summary for Pakistan 2016. URL: https://wits.worldbank.org/countrysnapshot/en/PAK (accessed: 07.11.2017). Рассчитанный автором индекс интенсивности торговли между Пакистаном и странами Центральной Азии в 2006-2014 гг. (для Казахстана и Киргизии - в 2006-2016 гг.) в целом показывает положительную динамику (табл. 4). Особенно ускоренными темпами он рос в пакистано-таджикской, пакистано-казахской и пакистано-туркменской торговле, увеличившись в 8, 2,8 и 2,3 раза соответственно. Это обусловлено тем, что в 2014-2016 гг. произошло усиление центральноазиатского вектора пакистанской внешнеэкономической политики, что было вызвано главным образом сложной политической ситуацией, в которой оказался Пакистан в последние годы: в ответ на политику двойных стандартов США, направленную против Пакистана, охлаждение по отношению к нему Евросоюза из-за отмены Исламабадом моратория на смертную казнь, резкое сокращение инвестиций и помощи со стороны Саудовской Аравии из-за отказа направить войска воевать на стороне Королевства против повстанцев Хуситов в Йемене Пакистан был вынужден искать новые рынки сбыта. Индекс интенсивности торговли Пакистана со странами Центральной Азии в 2006-2016 гг. / The index of intensity of trade of Pakistan with the countries of Central Asia in 2006-2016 Годы / Years Таджикистан / Tajikistan Казахстан / Kazakhstan Туркменистан / Turkmenistan Узбекистан / Uzbekistan Киргизия / Kyrgyzstan 2006 0,192 0,252 0,214 0,334 0,420 2008 0,065 0,123 0,087 0,212 0,282 2010 0,182 0,173 0,185 0,221 0,271 2012 0,229 0,070 0,098 0,242 0,106 2014 1,590 0,118 0,505 0,126 0,181 2016 - 0,695 - - 0,221 Источник / Source: Рассчитано автором по данным World Integrated Trade Solution. Trade Summary for Pakistan 2016. URL: https://wits.worldbank.org/countrysnapshot/en/PAK (accessed: 07.11.2017). Анализируя торговое сотрудничество Пакистана со странами Центральной Азии, следует отметить, что, несмотря на некоторый рост объемов взаимной торговли в последние годы, ее динамика и характер по-прежнему остаются ниже потенциально возможных. И хотя среди основных препятствий этого обычно называют недостаточную информированность сторон о взаимных возможностях, бюрократические проволочки, территориальную удаленность, серьезные экономические проблемы в Пакистане и странах региона и даже языковой барьер, главные из них все-таки зачастую остаются «за кадром» [Галищева 2015: 42-43]. Важным препятствием на пути расширения сотрудничества являются геополитические устремления сторон. Геополитические интересы государств Центральной Азии в направлении США, стран ЕС, Японии и России снижают возможность расширения сотрудничества между Пакистаном и странами региона. В свою очередь развернувшаяся в регионе новая «Большая игра» и подключение к ней целого ряда развивающихся государств (прежде всего Китая, Турции и Ирана), каждое из которых для закрепления своих позиций использует внушительный арсенал средств - от предоставления гуманитарной помощи до финансирования различных инфраструктурных проектов, в существенной мере снижает шансы Пакистана на значительное увеличение объемов взаимной внешней торговли. Так, Индия, например, в настоящее время активно реализует здесь различные проекты в соответствии с Программой «Соединяя Центральную Азию» (Connect Central Asia Policy), запущенную в июне 2012 г. [Singh, Kaur 2014: 103-106]. ИНВЕСТИЦИОННОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ПАКИСТАНА С ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИЕЙ В настоящее время крупных инвестиционных проектов с пакистанским участием в странах Центральной Азии пока нет. Среди же средних проектов можно выделить строительство с участием пакистанского капитала текстильных фабрик и других предприятий легкой промышленности (в том числе кожевенных заводов) в Узбекистане, предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции в Казахстане и др. В 1990-е гг. пакистанские компании принимали участие в реорганизации банковской системы Туркменистана в соответствии с международными стандартами, предусматривающей среди прочего стажировку туркменских банкиров в Пакистане, а также проявили интерес к участию в тендерах на проведение строительства ЛЭП в Киргизии, Рогунской ГЭС на р. Вахш в Таджикистане, трубопровода в Туркмении, автодорог в Таджикистане. В настоящее время пакистанские предприниматели активно инвестируют в такие сферы центральноазиатских экономик, как туризм, гостиничный и ресторанный бизнес, розничная торговля. Постепенно развивается деловое сотрудничество в банковской сфере. В Узбекистане, Казахстане и Туркменистане действуют отделения государственного коммерческого банка The National Bank of Pakistan. Кроме того, в регионе с участием Пакистана и центральноазиатских государств развиваются различные инфраструктурные проекты, главными из которых являются CASA-1000 и ТАПИ. В мае 2016 г. в Душанбе произошел официальный запуск строительства по проекту CASA-1000 (Central Asia - South Asia Electricity Transmission and Trade Program). Официально строительство должно завершиться к 2020 г. Проект CASA-1000 предусматривает соединение энергосистемы республик Центральной Азии с государствами Южной Азии и организацию поставок электроэнергии из Таджикистана и Киргизии через Афганистан в Пакистан. Строительство линии энергопередачи позволит в летний период экспортировать избыточную электроэнергию из Таджикистана и Киргизии в Афганистан и Пакистан. Также ожидается, что этот проект будет способствовать разработке механизмов торговли электроэнергией и созданию так называемого Регионального электроэнергетического рынка стран Центральной и Южной Азии. В соответствии с ранее достигнутыми договоренностями 1000 МВт электроэнергии должен был получать Пакистан, 300 МВт - Афганистан. Однако в 2016 г. Афганистан объявил о своем отказе импортировать 300 МВт электроэнергии в рамках проекта. В этой связи все 1300 МВт электроэнергии, которую предполагается передавать из Центральной Азии в Южную Азию, будут поступать в Пакистан. Для реализации CASA-1000 планируется построить ЛЭП 500 кВт от подстанции «Датка» до Худжента (477 км); конвертерную подстанцию пропускной способностью 1300 МВт в Сангтуде; высоковольтную ЛЭП постоянного тока протяженностью 750 км от Сангтуды до Кабула и Новшера (Пакистан); конвертерную подстанцию пропускной способностью 300 МВт в Кабуле и конвертерную подстанцию пропускной способностью 1300 МВт в Новшере [Mishra 2017]. Для реализации этого проекта, по предварительным расчетам, стороны должны были осуществить внушительные инвестиции: Афганистан - 354 млн дол. США, Таджикистан - 314 млн, Киргизия - 233 млн и Пакистан - 209 млн7. В силу ограниченности денежных ресурсов самостоятельно изыскать такие средства странам оказалось не под силу, и в финансировании проекта в настоящее время участвуют группа Всемирного банка, Европейский банк реконструкции и развития, Исламский банк развития и др. Между тем в настоящее время в силу малоперспективности этого проекта с экономической точки зрения возможность его реализации ставится многими экспертами под сомнение. Это объясняется, прежде всего, тем, что в зимний период из-за падения уровня воды в водохранилищах на Нурекской ГЭС в Таджикистане и Токтогульской ГЭС в Киргизии существенно падает выработка электроэнергии, и ее не хватает не только для регулярных поставок на экспорт, но даже и для обеспечения собственных потребительских нужд в самих республиках. В фазу реализации вошел и проект строительства газопровода ТАПИ, предусматривающий организацию поставок газа из Туркменистана через Афганистан в Пакистан и далее - в Индию. Предполагаемая стоимость строящегося газопровода проектной мощностью 33 млрд кубометров газа в год - 10 млрд дол. США. Общая его протяженность составит 1814 км, из которых по территории Туркменистана от месторождения Галкыныш пройдет 200 км, Афганистана - 735 км, Пакистана - 826 км8. Предполагается, что в Афганистане он пройдет вдоль шоссе Кандагар - Герат на западе страны, а затем через Кветту и Мултан в Пакистане. Конечный пункт газопровода - индийский город Фазилка на индийско-пакистанской границе. Вдоль газопровода будет построено шесть компрессорных станций [Чичкин 2017]. В декабре 2015 г. в туркменском городе Мары прошла церемония закладки первого камня строительства газопровода, а в феврале 2018 г. был завершен участок ТАПИ протяженностью 215 км на территории Туркменистана. Между тем, несмотря на то что в реализации этого проекта заинтересованы все стороны, в том числе и Туркменистан, который стремится к дальнейшему росту и диверсификации своих газопоставок, дальнейшее сооружение газопровода весьма туманно, что, прежде всего, обусловлено нестабильной политической обстановкой в Афганистане. «МЯГКАЯ СИЛА» ПАКИСТАНА В РЕГИОНЕ ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ Уже в 1990-е гг. Пакистан предпринял ряд попыток укрепить свои экономические связи со странами Центральной Азии, в том числе и благодаря выделению финансовой помощи. Ее начало было положено сразу же после обретения независимости центральноазиатскими государства. Первый кредит в объеме 30 млн дол. США государства получили уже в 1992 г. [Irum 2011: 221]. Предоставляя помощь странам региона, Пакистан надеялся обеспечить рынки сбыта своих товаров. Кроме того, центральноазиатские государства стратегически важны для Пакистана, так как среди прочего обладают богатой ресурсной базой. Пакистан стремится закрепить свое присутствие в Центральной Азии также путем оказания технического содействия развитию стран региона. Так, например, в 1992/93 ф.г. правительство Пакистана запустило Программу специальной тех- нической помощи (The Special Technical Assistance Programme - STAP), в рамках которой осуществляется Ежегодное финансирование обучения в Пакистане специалистов из Центральной Азии. В целом ряде вузов Пакистана ведется преподавание по программам различной продолжительности по английскому языку, банковскому делу, страхованию, информационным технологиям, ведению малого и среднего бизнеса и дипломатии [Roy 2006: 804]. Пакистанская политика предоставления помощи странам Центральной Азии, очевидно, преследует цель не только закрепления своих экономических позиций в этом регионе, но и в определенном смысле распространения на него своего геополитического влияния. *** Первый этап развития отношений Пакистана со странами Центральной Азии оказался весьма непростым для обеих сторон: он пришелся на сложный период запуска широкомасштабных либеральных реформ в пакистанской экономике и начала процесса перехода от командно-административной модели хозяйствования к рыночной экономике в центральноазиатских республиках [Галищева 2015: 43]. Тем не менее, партнеры смогли преодолеть сложности и заложить основы для будущего сотрудничества. Пакистан сделал все необходимое для того, чтобы правильно позиционировать себя в Центрально-Азиатском регионе, грамотно реализовав свои преимущества. Можно констатировать, что в непростых условиях предпринимательский сектор Пакистана все-таки смог найти свою нишу. Однако слабость транспортной инфраструктуры на территории Центральной Азии и отсутствие общей границы по-прежнему являются сдерживающим фактором в развитии экономических связей между Пакистаном и странами региона. Между тем реализуемый в настоящее время на территории Исламской Республики проект Китайско-пакистанский экономический коридор (КПЭК)9 должен поспособствовать преодолению удаленности торговых партнеров и установлению между ними транспортного сообщения. Кроме того, КПЭК, несомненно, поможет укрепить позиции Пакистана в регионе, превратив его в крупнейший транспортнологистический центр, через который не имеющие выхода к морю государства Центральной Азии смогут осуществлять транзит своих товаров [Галищева 2015]. Благодаря транспортным коридорам 5 и 6 Пакистан будет соединен с Центральной Азией, подключив китайский Кашгар и Бишкек, с городами Ош в Киргизии, а также Муграб в Таджикистане с Карасу. В свою очередь дорожное сообщение Читрал - Ишкашим свяжет Пакистан, Афганистан и Таджикистан через Ваханский коридор. Кроме того, в ближайших планах партнеров также открытие меж- дународного торгового коридора, который соединит туркменский порт Туркменбаши с пакистанским - Гвадар10. Подписанное в марте 1995 г. четырехстороннее Соглашение о транзитных перевозках между Пакистаном, Китаем, Киргизией и Казахстаном является еще одним важным инструментом для продвижения экономических отношений между странами [Замараева 2015]. Дорожное сообщение между Алматы и Карачи через Каракорумское шоссе (Алматы - Бишкек - Кашгар - Каракорум - Исламабад - Карачи) существенно активизировалось после окончания реконструкции порта Гвадар. Кроме того, стороны достигли договоренности о запуске автомобильного сообщения, что должно не только способствовать дальнейшему росту объемов взаимной торговли, но и стать важным инструментом в стимулировании контактов между гражданами четырех стран. По оценке специалистов, в результате создания инфраструктурных проектов объем региональной торговли может возрасти на 160% [Zahid 2011: 107]. Торговля услугами, в случае с которой инфраструктурный фактор не играет решающую роль, все же остается на достаточно низком уровне, однако все указывает на то, что у нее, тем не менее, есть колоссальный потенциал. Очевидно, что в ближайшие годы неизбежно должна вырасти доля энергоносителей. Есть все основания предполагать, что энергетическое сотрудничество между Пакистаном и странами региона станет ключевой сферой их экономического взаимодействия. В условиях нестабильности мировых рынков энергоносителей для Пакистана крайне важно диверсифицировать географическую структуру своего импорта энергоресурсов, что он пытается сделать за счет интенсификации энергетического партнерства со странами Центральной Азии. Таким образом, хотя в настоящее время Пакистан не в состоянии соперничать на равных с Китаем, Индией и даже Турцией и Ираном за влияние в Центральной Азии, тем не менее, сотрудничество со странами региона стало одним из приоритетных направлений современной внешнеэкономической политики Пакистана.

Natalia Valer’vna Galistcheva

Moscow State Institute of International Relations (MGIMO-University)

Author for correspondence.
Email: galistcheva@yandex.ru

Doctor of Economics, Associate Professor, the Head of the Department of the World Economy of Moscow State Institute of International Relations (MGIMO-University)

  • Ahmed, M. (2002). South Asia. Crisis of Development. The Case of Bangladesh. Dhaka: The University Press Limited.
  • Galistcheva, N.V. (2015). Prospects for a South Asian Economy. Mezhdunarodnye protsessy, 13(3(42)), 40—67. (In Russ.).
  • Galistcheva, N.V. (2009). The Economy of the South Asian Countries (India, Pakistan, Bangladesh, Shri Lanka, Maldives, Bhutan. Moscow: MGIMO-University. (In Russ.).
  • Galistcheva, N.V. (2015). The Economic cooperation between Pakistan and China. The World and National Economy, 4 (35). URL: http://www.mirec.ru/upload/pdf/2015-02/galistcheva-theeconomic-ties-between-india-and-pakistan.pdf (accessed: 12.02.2018). (In Russ.).
  • Zamaraeva, N. (2015). Pakistan and the Central Asia: the new stage but the same aims. URL: https://ru.journal-neo.org/2015/07/17/pakistan-i-tsentral-naya-aziya-novy-j-e-tap-prezhnie-tseli/ (accessed: 12.01.2018). (In Russ.).
  • Mukimdjanova, R. (2005). Countries of Central Asia: the Asian Vector of the External Policy. Moscow: Nauchnaia kniga. (In Russ.).
  • Chichkin, A. (2017). The gas-pipeline TAPI: the US-China energy front in the Central Asia. URL: http://vpoanalytics.com/2017/07/06/gazoprovod-tapi-energeticheskij-front-ssha-protiv-kitayav-tsentralnoj-azii/ (accessed: 12.02.2018). (In Russ.).
  • Irum, Sh. (2011). Importance of Pakistan — Central Asia Relations: Opportunities and Constraints. International Journal of Humanities and Social Science, 1(14), 218—225.
  • Mishra, A. (2017). Tajikistan: Pakistan’s Gateway to Central Asia. The Diplomat, 7th August. URL: https://thediplomat.com/2017/08/tajikistan-pakistans-gateway-to-central-asia/ (accessed: 12.02.2018).
  • Roy, M.S. (2006). Pakistan’s Strategies in Central Asia. Strategic Analysis, 30 (4), 798—825.
  • Singh, S. & Kaur, A. (2014). Connect Central Asia Policy’s Factor in India’s Soft Power Initiatives in CARs: Problems and Perspectives. International Journal of Advanced Research in Management and Social Sciences, 12 (3), 94—114. URL: http://www.garph.co.uk/IJARMSS/Dec2014/8.pdf (accessed: 04.06.2018).
  • Zahid, A. (2011). Development of Infrastructural Linkages between Pakistan and Central Asia. South Asian Studies, 26 (1), 103—115.
  • Zaidi, Akbar S. (2004). Pakistan’s Economic and Social Development. New Delhi: Rupa.Co.
  • Zaidi, Akbar S. (2014). Issues in Pakistan’s Economy. Karachi: Oxford University Press.

Views

Abstract - 68

PDF (Russian) - 33


Copyright (c) 2018 Galistcheva N.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.